Елизавета Воскова - Пробуждение
Я мяг­ко кос­ну­лась ки­сточ­кой хол­ста. Что ри­со­вать? В по­след­нее вре­мя у ме­ня со­всем нет идей. За ок­ном шёл дождь, се­рые ту­чи за­во­лок­ли небо, и ка­за­лось, что солн­це уже ни­ко­гда не вы­глянет из-за это­го плот­но­го щи­та. На фоне это­го свин­цо­во­го неба па­ри­ли и па­да­ли вниз чёр­ные пти­цы. Всё это на­го­ня­ло толь­ко тос­ку и уны­ние.
Раз­ве мож­но тво­рить, ко­гда во­круг так мно­го несча­стья? Все эти раз­ру­ше­ния, ка­та­стро­фы, смер­ти, ано­ма­лии, вой­ны, убий­ства. И ни­кто не объ­яс­нил че­ло­ве­ку, что это нечест­но и непра­виль­но уби­вать сво­их. Мы не зве­ри и зве­ря­ми не бы­ли, но зве­ря­ми ста­но­вим­ся.
Та­кие тя­жё­лые мыс­ли при­ве­ли ме­ня в сад, рас­по­ло­жен­ный за го­ро­дом. Хо­лод­ный ве­тер сры­вал с де­ре­вьев по­след­ние зо­ло­тые ли­стья. Осень… Ско­ро на­сту­пит зи­ма, бе­лая зи­ма, слов­но пе­ре­рож­де­ние, а за­тем и вес­на – по­ра люб­ви и бес­ко­неч­но­го сча­стья.
Я под­ни­маю го­ло­ву к небу, на­блю­даю за пе­ре­хо­дом от­тен­ков се­ро­го. Так стран­но, что через несколь­ко лет по­сле тра­ге­дии я сно­ва стою здесь, под эти­ми де­ре­вья­ми, гля­дя на это свин­цо­вое небо…
«Ру­ки, дро­жат, бе­рут ки­сточ­ку. Мое те­ло вы­да­ёт ме­ня, моё неимо­вер­ное вол­не­ние. Хо­чет­ся за­крыть гла­за, со­счи­тать до де­ся­ти, от­крыть их и убе­дить­ся, что в сту­дии ни­ко­го нет, что это толь­ко ми­раж, что я про­сто сно­ва при­ду­ма­ла се­бе сказ­ку, в ко­то­рой те­перь бу­ду жить. Кисть сколь­зит по па­лит­ре.
-Что Вы хо­ти­те, чтобы я на­ри­со­ва­ла? - ин­те­ре­су­юсь я у че­ло­ве­ка, ко­то­рый те­перь бу­дет мо­им учи­те­лем.
-То, что чув­ству­ешь, - го­во­рит он, от­во­ра­чи­ва­ясь к ок­ну. Небо та­кое се­рое, на ули­це дождь, неуже­ли этот пей­заж мо­жет быть хоть чем-то при­ме­ча­те­лен?
Он слов­но по­чув­ство­вал мой взгляд.
-Те­бе что-то не по­нят­но, Эн­джи?
-Нет, ми­стер Ноуэль, всё пре­дель­но яс­но.
-Ми­стер? Чув­ствую се­бя та­ким ста­рым, ко­гда кто-то об­ра­ща­ет­ся ко мне так. Мо­жет, ты бу­дешь звать ме­ня Билл?
Я по­дёр­ну­ла пле­ча­ми, что го­во­ри­ло о силь­ных пе­ре­жи­ва­ни­ях, чем о ре­флек­сах. Опу­стив кисть на па­лит­ру, я вздох­ну­ла и про­из­нес­ла:
-Как ска­же­те, Билл.
-Хо­ро­шо, - улыб­нул­ся он, кос­нув­шись мо­ей ру­ки.
-На­ри­суй мне всё-та­ки то, что ты сей­час чув­ству­ешь…»
Ко­гда я впер­вые по­ня­ла, что влюб­ле­на в это­го ху­дож­ни­ка? Ко­гда он в пер­вый раз по­смот­рел на ме­ня или ко­гда за­го­во­рил? Сей­час те вре­ме­на, слов­но в ту­мане, по­то­му что его уже нет в жи­вых…
Я дол­го не мог­ла за­снуть, во­ро­ча­лась то в од­ну сто­ро­ну, то в дру­гую, стя­ги­вая с се­бя оде­я­ло. Слов­но кто-то от­ча­ян­но не хо­тел, чтобы я спа­ла се­го­дня, но во­пре­ки ожи­да­ни­ям это­го неве­до­мо­го су­ще­ства, я про­ва­ли­лась в глу­бо­кий сон. И в этом сне я по­те­ря­ла нить ре­аль­но­сти.
Я сто­я­ла в по­ле, сре­ди ту­ма­на. Вы­тя­ни ру­ку - и она про­па­дет с тво­их глаз. Ти­ши­на да­ви­ла на уши, за­став­ляя су­до­рож­но ог­ля­ды­вать­ся, чтобы нена­ро­ком не про­пу­стить мет­кий удар недоб­ро­же­ла­те­ля. Во вся­ком слу­чае, мне ка­за­лось, что кто-то дол­жен вы­прыг­нуть из это­го ту­ма­на.
-Чув­ству­ешь это, Эн­джи? - услы­ша­ла я мяг­кий шё­пот сза­ди. Обер­ну­лась, ни­ко­го нет. Лишь что-то за­ше­ле­сте­ло вда­ли.
-Мир – это ил­лю­зия. Те­бе не обя­за­тель­но ви­деть ме­ня, толь­ко чув­ствуй.
Лёг­кий тол­чок в пле­чо на­пу­гал ме­ня до по­лу­смер­ти. Из ту­ма­на спра­ва от ме­ня на­чал по­яв­лять­ся си­лу­эт че­ло­ве­ка. Ста­но­вясь все чёт­че, он яв­лял со­бой до бо­ли зна­ко­мую фигу­ру.
-Ну, здрав­ствуй, мой ан­гел.
Ту­ман про­па­да­ет, и я па­даю в тём­ную глу­би­ну.
Ком­на­ту за­пол­ня­ет неров­ный свет све­чей. Он си­дит на­про­тив, вни­ма­тель­но на­блю­дая за тем, как я пью ко­фе. Так хо­чет­ся по­ве­рить, что это ре­аль­ность. Но во­пре­ки ожи­да­ни­ям, я за­даю во­прос по-дру­го­му.
-Я ведь сплю, неуже­ли во снах всё мо­жет быть та­ким ре­а­ли­стич­ным?
Он сме­ёт­ся, гля­дя мне пря­мо в гла­за.
-Ес­ли толь­ко кто-то со­зда­ёт та­кой сон для те­бя.
-Ты? - я не удив­ля­юсь лег­ко­му кив­ку, ко­то­рый под­ра­зу­ме­ва­ет утвер­ди­тель­ный от­вет. В кон­це кон­цов, я ожи­да­ла ко­гда-ни­будь уви­деть это­го че­ло­ве­ка во сне. Он нетер­пе­ли­во по­сту­ки­ва­ет ко­стяш­ка­ми паль­цев по сто­лу.
-Я хо­чу по­ка­зать те­бе од­но ме­сто, но нам нуж­но то­ро­пить­ся, ночь уже близ­ка к за­вер­ше­нию.
С эти­ми сло­ва­ми он хва­та­ет ме­ня за ру­ку, и мы ле­тим сквозь вре­мя и про­стран­ство, во­круг звезд и неиз­вест­ных ми­ров, чтобы по­пасть в ста­рый парк раз­вле­че­ний.
Чу­гун­ные во­ро­та по­скри­пы­ва­ют под ды­ха­ни­ем вет­ра. Все ка­ру­се­ли уже дав­но вы­шли из строя, по­кры­тые ржав­чи­ной и мхом, они уже не при­вле­кут по­се­ти­те­лей.
-Что это? - спра­ши­ваю я, осмат­ри­вая ко­ле­со обо­зре­ния.
-Это мой парк, ко­то­рый я со­здал в сво­ей го­ло­ве. Та­ким он был до те­бя, се­рым и мрач­ным, - с эти­ми сло­ва­ми он опу­стил ка­кой-то ры­чаг. В тот же мо­мент все ка­ру­се­ли оза­ри­лись яр­ким све­том, ко­то­рый на до­лю се­кун­ды осле­пил ме­ня. Ко­гда я от­кры­ла гла­за, всё ра­бо­та­ло, све­ти­лось. Во­круг иг­ра­ла му­зы­ка, ве­тер раз­но­сил пря­ный аро­мат гор­чи­цы из те­ле­жек с хот-до­га­ми.
-Та­ким мой мир стал по­сле то­го, как ты во­шла в мою жизнь, - ше­по­том за­кон­чил он.
-Бе­жим тан­це­вать, Билл! Мы с то­бой ни­ко­гда ведь не тан­це­ва­ли.
Тут же за­иг­рал вальс, и мы за­кру­жи­лись в быст­ром рит­ме. Раз, два, три, раз, два, три…
Я за­во­ро­же­но смот­ре­ла на си­я­ю­щие ат­трак­ци­о­ны, пред­став­ляя, как я по­ка­та­юсь на каж­дом из них, ка­кой чу­дес­ный вид от­кры­ва­ет­ся с ко­ле­са обо­зре­ния, сколь­ко ра­до­сти мог при­не­сти этот парк лю­дям…
В кон­це ас­фаль­ти­ро­ван­ной до­ро­ги, что ве­ла в ма­лень­кий са­дик, он оста­но­вил ме­ня.
-Ночь кон­ча­ет­ся, Эн­джи, и те­бе по­ра ре­шить, оста­нешь­ся ли ты здесь со мной и рас­кра­сишь мой парк или уй­дешь на­все­гда ту­да, где ме­ня не бу­дет?
Я удив­лён­но по­смот­ре­ла на него. Мои гла­за за­сти­лал ту­ман слёз.
-Зна­чит, это всё толь­ко сон?
-Да, но в этом сне я на­сто­я­щий.
Я сто­я­ла, ко­леб­лясь, не зная, что вы­брать. Све­жий ве­тер при­нёс с со­бой за­пах рас­све­та.
-Идём со мной, Эн­джи! Идём в мой мир!
Слё­зы по­ка­ти­лись по мо­им ще­кам.
-Я хо­чу жить, - про­шеп­та­ла я, пе­рей­дя на крик, - Хо­чу жить, хо­чу жить, хо­чу жить!
С эти­ми сло­ва­ми я креп­ко при­жа­лась к нему, пла­ча на­взрыд.
-Уй­ди ты со мной, уй­ди из ми­ра те­ней, вер­нись!
-Мне неку­да воз­вра­щать­ся, - лишь про­из­нёс он, по­це­ло­вав ме­ня в ма­куш­ку, - Про­щай, мой ан­гел, я бу­ду мо­лить­ся за те­бя.
Его си­лу­эт рас­тво­рял­ся в ту­мане, и я чув­ство­ва­ла, что па­даю…
Я оч­ну­лась от яр­ко­го све­та, что про­ни­кал в ок­но боль­нич­ной па­ла­ты. Вско­чив, я не сра­зу осо­зна­ла, где на­хо­жусь. Па­ла­та бы­ла в го­лу­бом цве­те, до­ста­точ­но мяг­ком, не хо­лод­ном, как это обыч­но бы­ва­ет в боль­ни­цах. К мо­им ве­нам был про­ве­ден ка­те­тер, под­клю­чён­ный к ка­пель­ни­це, а ря­дом пи­щал ап­па­рат, на ко­то­ром был по­ка­зан мой пульс.
-Оч­ну­лась! - крик­нул кто-то со­всем ря­дом. Я по­вер­ну­лась и ока­за­лась в объ­я­ти­ях сест­ры, при­хо­да ко­то­рой я да­же не за­ме­ти­ла.
Как вы­яс­ни­лось поз­же, я про­ве­ла в ко­ме око­ло трех ме­ся­цев, что рав­ня­лось од­но­му ма­лень­ко­му сну в ми­ре Бил­ла. На ули­це пах­ло вес­ной, све­ти­ло солн­це, пе­ли пти­цы. Гля­дя на го­лу­бое небо, я ча­сто вспо­ми­на­ла тот сон, ко­то­рый чуть не за­брал ме­ня из это­го ми­ра. Ес­ли бы я при­ня­ла при­гла­ше­ние Бил­ла, то сей­час бы­ла бы в мрач­ном пар­ке, из ко­то­ро­го жизнь ушла мно­го лет на­зад. Но я просну­лась, и те­перь я жи­ву. Жи­ву и ра­ду­юсь каж­до­му дню. По­рой, я слов­но ощу­щаю чьё-то при­сут­ствие. Те­перь я знаю, кто он: тот, что незрим для мо­е­го ми­ра, но кто сле­дит за этим ми­ром. Я знаю, от­ку­да я чер­паю вдох­но­ве­ние для но­вых кар­тин, я знаю, кто обе­ре­га­ет ме­ня. Спа­си­бо ему за то, что дал воз­мож­ность вы­би­рать. За то, что я жи­ву.