Яков Шафран - Льется жизни стих
БИБЛИОТЕКА ЖУРНАЛА «ПРИОКСКИЕ ЗОРИ»
Яков Ша­фран
Льет­ся жиз­ни стих
По­э­ти­че­ский сбор­ник
Ту­ла
2014
ББК
Яков Ша­фран. Льет­ся жиз­ни стих: сти­хо­тво­ре­ния / Сост. Я. Н. Ша­фран; пре­дисл. Г.Г. Ми­рош­ни­чен­ко.— Ту­ла: Изд-во «Па­пи­рус», 2014.— 108 с. (Биб­лио­те­ка жур­на­ла «При­ок­ские зо­ри»).
ISBN
Сти­хо­тво­ре­ния Яко­ва Ша­фра­на, пред­став­лен­ные в сбор­ни­ке, на­пи­са­ны в 2009 — 2013 гг. В них зву­чит лю­бовь к зем­ле, к Бра­гин­щине, где ро­дил­ся ав­тор, к Рос­сии, Москве, род­ной Ту­ле, где он рос, учил­ся и ра­бо­тал. Это сти­хи о люб­ви, дет­стве и войне, сти­хи, в ко­то­рых под­ни­ма­ет­ся те­ма граж­дан­ствен­но­сти, сти­хи о пре­одо­ле­нии внут­рен­них труд­но­стей и внеш­них об­сто­я­тельств, о ду­хов­ном пу­ти спа­се­ния. Нерав­но­ду­шен ав­тор к те­мам вой­ны и дет­ства. Но, о чем бы он ни пи­сал, все от­кры­ва­ет ду­шу по­эта, пол­ную люб­ви, вер­но­сти и стрем­ле­ния по­мочь лю­дям.
ISBN
© Ша­фран Яков На­у­мо­вич,
ав­тор, 2014
© Ша­фран Яков На­у­мо­вич,
ори­ги­нал-ма­кет, оформ­ле­ние,
2014
© Жур­нал «При­ок­ские зо­ри»,
2014
© Из­да­тель­ство «Па­пи­рус»,
2014
● ДУХОВНАЯ ЛИРИКА СЕРДЦА
Но­вая кни­га Яко­ва Ша­фра­на — труд его серд­ца и ду­ши. Она, как и дру­гие его кни­ги, от­ра­жа­ет на­пол­нен­ный боль­шим ду­хов­ным смыс­лом жиз­нен­ный путь че­ло­ве­ка, ко­то­рый пред­ста­ет пе­ред на­ми на­сто­я­щим ма­сте­ром сло­ва.
От про­сто­го со­вет­ско­го ин­же­не­ра он до­шел до зре­ло­го по­эта и про­за­и­ка, от­вет­ствен­но­го сек­ре­та­ря ред­кол­ле­гии боль­шо­го ли­те­ра­тур­но-ху­до­же­ствен­но­го и пуб­ли­ци­сти­че­ско­го жур­на­ла «При­ок­ские зо­ри» и глав­но­го ре­дак­то­ра и со­ста­ви­те­ля аль­ма­на­ха «Ков­чег».
Яков Ша­фран по­ка­зы­ва­ет при­мер пре­дан­но­сти на­шей ли­те­ра­ту­ре и пи­са­тель­ско­му твор­че­ству. Бла­го­да­ря сво­им раз­но­сто­рон­ним ин­те­ре­сам и жиз­нен­ным об­сто­я­тель­ствам он пред­ста­ет пе­ред на­ми тон­ким ху­дож­ни­ком сло­ва и зре­лым ма­сте­ром сти­ха. Как про­фес­сио­наль­ный пси­хо­лог он глу­бо­ко вхо­дит во внут­рен­нюю жизнь сво­их ге­ро­ев, по­ка­зы­ва­ет их с раз­ных сто­рон в их кол­ли­зи­ях и пе­ре­жи­ва­ни­ях. Его про­из­ве­де­ния на­пол­не­ны вы­со­ким смыс­лом жиз­ни — слу­же­ни­ем лю­дям, что се­го­дня неча­сто встре­ча­ет­ся.
Ли­те­ра­тур­ные спо­соб­но­сти поз­во­ля­ют ему ри­со­вать жизнь ши­ро­ки­ми маз­ка­ми ху­до­же­ствен­но­го сло­ва:
…По­люш­ко по­ле, кра­са ве­ко­веч­ная,
Где же твое ко­лы­ха­нье пше­ниц,
Где же та пес­ня ве­се­лая встреч­ная,
Ве­тер что пел с ва­силь­ко­вых стра­ниц.
По­люш­ко по­ле, ты ди­ки­ми тра­ва­ми
Все за­рос­ло, а их пес­ня не та.
Все за­рос­ло ты ку­ста­ми-дуб­ра­ва­ми.
Дол­го ви­сит над то­бой пу­сто­та…
С ка­ких вы­сот оцен­ки сле­до­ва­ло бы рас­смат­ри­вать твор­че­ство Яко­ва Ша­фра­на? Ду­ма­ет­ся, что, преж­де все-го, с по­зи­ции вы­со­ко чув­стви­тель­ной ду­ши, ко­то­рая бо­лит за чи­сто­ту от­но­ше­ний лю­дей, как рав­ных меж­ду со­бой. Вы­со­кая от­вет­ствен­ность пе­ред Бо­гом, стра­ной, на­ро­дом и при­ро­дой — лейт­мо­тив все­го твор­че­ства по­эта.
Он не про­сто по­ни­ма­ет, его со­весть стра­да­ет от то­го, что лю­ди раз­об­ще­ны. А это, на его взгляд, — про­ти­во­есте­ствен­но.
…Раз­роз­не­ны ве­хи и да­ты.
И всяк тянет пес­ню свою.
Как бой­ни граж­дан­ской сол­да­ты,
Сло­ва на­ши ре­жут и бьют.
Сте­на­нья, вос­тор­ги … и свод­ки —
Обы­ден­ность близ­ких нам мест.
Средь звезд­ных гла­му­ров и вод­ки
Туск­не­ет за­об­лач­ный крест…
Ду­хов­ной свя­ты­ней для по­эта яв­ля­ет­ся Гос­подь. О Нем стро­ки по­эта:
Я опу­стил­ся на ко­ле­ни пред ико­ной.
Гля­дит в гла­за Неру­ко­твор­ный Спас.
«Гос­подь, не дай нам стать из­го­ев зо­ной,
Спа­си и со­хра­ни от зла всех нас!»
Зов ду­хов­ной вы­со­ты за­став­ля­ет ав­то­ра, несмот­ря на по­стиг­шую нас ка­та­стро­фу, ве­рить в по­ло­жи­тель­ный ис­ход на­ше­го раз­ви­тия:
Я ве­рую, а зна­чит ве­рю,
Од­на­жды каж­дую по­те­рю
Нам вос­ста­но­вит жизнь с лих­вой.
Лишь не под­дать­ся б во­ле злой!
По­лям пу­стым на сме­ну ни­вы
Под вет­ром за­по­ют иг­ри­вы.
И воз­ро­дят­ся ото сна
За­во­ды, как и вся стра­на.
Вся по­э­ти­ка Яко­ва Ша­фра­на — это вы­со­ко ди­на­мич­ное раз­ви­тие со­бы­тий, пси­хо­ло­ги­че­ски тон­ко вы­ве­рен­ные пе­ре­жи­ва­ния его ге­роя в бур­ном те­че­нии жиз­нен­ных об­сто­я­тельств, ду­шев­ная ло­ги­ка и жи­во­пис­ность ли­ри­че­ских от­ступ­ле­ний. Ши­ро­та охва­та ре­аль­но­сти жиз­ни для та­лан­та Яко­ва Ша­фра­на озна­ча­ет пре­об­ра­зо­ва­ние мно­гих пе­ре­жи­ва­ний, стра­да­ний, по­терь в свет­лый путь вос­хож­де­ния к спа­си­тель­ной для ду­ши две­ри в Бо­жие цар­ство.
И неваж­но, из ка­ко­го раз­де­ла кни­ги его сти­хи. Все рав­но дет­ство, край, где он ро­дил­ся, вос­по­ми­на­ния бур­ных и ми-
лых со­бы­тий чу­дес­ным об­ра­зом пре­об­ра­зу­ют­ся в чув­ства, об­ра­зы, в крас­ки по­э­ти­че­ско­го язы­ка. Ду­хов­ная ли­ри­ка серд­ца — вот об­щий под­за­го­ло­вок для на­сто­я­щей кни­ги.
Яков Ша­фран — член Со­ю­за пи­са­те­лей и пе­ре­вод­чи­ков при Мос­ков­ской го­род­ской ор­га­ни­за­ции Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии, ла­у­ре­ат Все­рос­сий­ской ли­те­ра­тур­ной пре­мии «Лев­ша» им. Н.С. Лес­ко­ва (2013 г.), ла­у­ре­ат Ли­те­ра­тур­но­го кон­кур­са-2012 на со­ис­ка­ние Меж­ду­на­род­ной ли­те­ра­тур­ной пре­мии «Туль­ский са­мо­вар» Аль­ма­на­ха «Ту­ла ли­те­ра­тур­ная», по­бе­ди­тель про­за­и­че­ской но­ми­на­ции Туль­ско­го ли­те­ра­тур­но­го кон­кур­са «Я вновь от­кры­ваю Тол­сто­го» (2013 г.), име­ет Бла­го­дар­ность Туль­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии и Бла­го­дар­ность Управ­ле­ния куль­ту­ры ЮАО г. Моск­вы в Год па­мя­ти ве­ли­ко­го рус­ско­го пи­са­те­ля Л. Н. Тол­сто­го. Участ­ник мно­гих ли­те­ра­тур­ных встреч и один из ор­га­ни­за­то­ров ли­те­ра­тур­ных клу­бов «Ков­чег» и «Род­ник» в г. Ту­ле.
Неко­то­рые его сти­хи лег­ли в ос­но­ву пе­сен­но­го твор­че­ства ком­по­зи­то­ров. Он яв­ля­ет­ся чле­ном Со­ю­за пе­сен­ни­ков Рос­сии, име­ет свои ли­те­ра­тур­ные стра­ни­цы на несколь­ких сай­тах в Ин­тер­не­те:
http://stihi.ru/avtor/byans3 http://www.chitalnya.ru/users/byans/
http:// www.proza.ru/avtor/byans http://www.stihi.ru/avtor/byans1
http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=8328&materials_page=1 http://parnasse.ru/users/byans
Ген­на­дий Мир (Ми­рош­ни­чен­ко)
член Со­ю­за Рос­сий­ских пи­са­те­лей,
член Со­ю­за пе­сен­ни­ков Рос­сии.
● СТИХОТВОРЕНИЯ
ГДЕ ТЫ?
К 10-ле­тию ги­бе­ли
в огне по­жа­ра Оль­ги Подъ­ем­щи­ко­вой
Ты бы­ла изю­мин­кой, цвет­ком,
Неба бес­пре­дель­но­го яв­ле­ньем…
Без­дна, ночь, огонь, ис­чез­но­ве­нье,
Крик во тьму на ху­то­ре пу­стом.
Ты бы­ла кув­шин­кой на пру­ду,
Зяб­ну­щей в ноч­ной ок­тябрь­ской сты­ни…
Утро, свет, си­я­нье, но… от­ныне
Я кув­шин­ку эту не най­ду.
Ты жи­ла в неве­де­нье по­терь
Пти­цею ве­се­лой и от­важ­ной.
Небо, небо, у зем­ли сер­мяж­ной
Пти­цы пев­чей нет та­кой те­перь.
Где ты, где ты, пев­чая, сей­час?
А у нас зи­ма по­след­ней про­бы
Все ме­тет, ме­тет свои су­гро­бы,
Пря­ча ме­сто, где ко­стер по­гас…
ВНЕ ВРЕМЕНИ
Свет­лой па­мя­ти Оль­ги Подъ­ем­щи­ко­вой
Мне так хо­те­лось бы вер­нуть,—
Я по но­чам в меч­тах ле­лею
И так тос­кую, и жа­лею,—
Прой­ти непрой­ден­ный наш путь.
Вот ули­ца — ты так близ­ка
И го­во­ришь о чем-то важ­ном.
А в до­ми­ке од­но­этаж­ном —
До­чур­ка-ин­ва­лид. По­ка…
Мне так хо­те­лось бы… Но нет
Те­бя уж ря­дом и не бу­дет,
И кто ме­ня те­перь осу­дит
За нескла­ди́ну дав­них лет.
Но по­че­му-то тянет вновь
Тот дом, где я ни ра­зу не был.
А чет­верть ве­ка — день у неба
И душ вне вре­ме­ни лю­бовь.
ДВЕ ЖЕНЩИНЫ
Две жен­щи­ны сто­я­ли у ико­ны,
Две в тем­ном и с плат­ком на го­ло­ве.
Од­на кла­ла обиль­ные по­кло­ны,
Дру­гая лишь кре­сти­лась в сто­роне.
Од­на ико­ну ло­бы­за­ла ча­сто,
Дру­гая лишь смот­ре­ла на нее.
Од­на мо­ли­лась быст­ро и бес­страст­но,
Дру­гая — серд­це от­во­рив свое.
Две жен­щи­ны сто­я­ли у ико­ны...
И Бо­жий Лик с нее гля­дел на них.
Се­рьез­но на од­ну и непре­клон­но,
А для дру­гой сми­ре­нен был и тих.
ЛИШЬ ДОБРОТОЮ
Я неспеш­но иду через смех,
Осве­щая свой путь улыб­кой.
Оби­жать, и оби­деть­ся — грех.
За­бы­ваю, и де­ла­юсь зыб­ким.
Я неспеш­но иду через лед.
Та­ют, та­ют на серд­це сне­жин­ки.
Обосо­бишь­ся — пре­рван по­лет,
Рас­тво­ришь­ся — по вет­ру пес­чин­ки.
Я неспеш­но иду через мрак.
Сло­во, чув­ство, мо­лит­ва со мною.
Ска­жут: «Гос­по­ди, что за ду­рак?—
За­щи­ща­ет­ся лишь доб­ро­тою!»
***
Воз­лег­ла зи­ма на зем­лю —
Бе­лым сне­гом пе­нью­ар,—
Сде­лав соб­ствен­ной по­сте­лью
Кры­шу, дверь и тро­туар.
Рас­пах­ну­ла шелк свой бе­лый
И по­кры­ла ро­щу им.
— При­хо­ди, Мо­ро­зец сме­лый,
Чтоб лю­бить­ся нам, дво­им!
Но Мо­роз, на­вер­но, "в проб­ке"
На до­ро­ге, на пу­ти...
И раз­дал­ся ти­хий, роб­кий
Вздох из де­ви­чьей гру­ди.
Пе­нью­ар опал и сник весь.
И, за­рыв ли­цо в по­стель,
Пла­чет ти­хо, не про­ти­вясь.
И зве­нит, зве­нит ка­пель.
***
Об­на­жен­ной же­ной пред су­пру­гом,
Слов­но в первую брач­ную ночь,
Пе­ред пер­вы­ми сне­гом и вью­гой
Ждать зем­ле уже боль­ше нев­мочь.
Снег и вью­га, да ве­тер-прой­до­ха
Раз­гу­ля­лись дав­но по ле­сам,
За­кру­ти­ли бе­рез­ки и до­хи
Рас­пах­ну­ли со­сен­кам на срам.
Мо­сто­вая ж в по­сте­ли хо­лод­ной,
Без пу­хо­вых со­всем оде­ял,
Смот­рит в ок­на со­ба­кой го­лод­ной,
Кто б со­греть ее, мерз­лую, взял.
Мы си­дим в сте­нах на­шей до­ми­ны,
Элек­три­че­ством гре­ясь в но­чи,
И чи­та­ем сти­хи про ка­ми­ны,
Как ме­тель за­вы­ва­ла в пе­чи,
Как пу­ши­стою бе­лою сказ­кой,
Вол­шеб­ством нам яв­ля­лась зи­ма,
Как мо­роз се­реб­ри­стою крас­кой,
На окне ри­со­вал пись­ме­на.
***
На­ко­нец наш мо­ро­зец-по­стрел
Раз­бро­сал по зем­ле зер­ка­ла.
Но­чью он за до­ждя­ми по­спел,
По­ка вью­га еще не ме­ла.
И ле­жат по­сколь­зуш­ки ра­зинь
И за­ба­вы для звон­ких де­тей,
И гля­дят­ся в них солн­це и синь,
А но­ча­ми ог­ни фо­на­рей.
***
Вес­на по­то­ро­пи­лась — ран­ним рей­сом,
На вся­кий слу­чай, чтоб не опоз­дать,
Со­шла на зем­лю за бли­жай­шим ле­сом
И при­нес­ла с со­бою бла­го­дать:
Зо­ву­щую про­хла­ду си­них да­лей,
И лас­ку пер­вых утрен­них лу­чей,
И зов зем­ли,— о чем ску­ча­ли
Мы дол­гой че­ре­дою зим­них дней.
Ду­ша об­нять стре­мит­ся спо­за­ран­ку
Во­ро­буш­ки кра­пи­вы мо­ло­дой,
И жел­тую мать-ма­че­хи по­лян­ку,
И юный оду­ван­чик озор­ной.
И хо­чет вме­сте с пти­чьей пес­ней
Петь о люб­ви к весне, зем­ле, тра­ве.
Ду­ша жи­ва, ду­ша вос­креснет
На­зло мо­роз­цам, бе­лой пе­лене,
На­зло хо­лод­но-вет­рен­ной мол­ве
О яко­бы вер­нув­шей­ся зи­ме.
***
Гиб­кая мо­ло­душ­ка, неброс­ка,
Кро­ну оку­ная в го­лу­бень,
В зе­ле­ни вос­крес­шая бе­рез­ка
Ра­ду­ет про­хо­жих це­лый день.
На вет­ру по­ло­щут­ся одеж­ды,
И шел­ка­ми тон­ки­ми бле­стят,
Слов­но во­пло­ще­ние на­деж­ды,
Слов­но воз­рож­де­нья стяг.
СОН
Все тем­нее лес и гу­ще,
Все из­ви­ли­стей тро­па.
Вол­чий вой за мной все пу­ще.
Вид­но, я со­всем про­пал.
Я нале­во, я на­пра­во —
Лес сто­ит сплош­ной сте­ной.
Ведь со­всем не трус, но, пра­во,
Стал уже я сам не свой.
В чем пред ле­сом я по­ви­нен?
Или ле­са не лю­бил?
Со­хра­нял в жа­ру и в сты­ни,—
Чтобы он ме­ня сгу­бил?
Но не зря бы­ла ра­бо­та.
Ви­жу: свет, опуш­ка, дом.
Сма­ло­душ­ни­чал, а вот как
Лес по­мог мне — в гор­ле ком.
И, спа­сен­ный, пе­ред ле­сом
Я, при­сты­жен­ный, сто­ял.
Лес гля­дел же с ин­те­ре­сом,
Слов­но все он по­ни­мал.
***
Люб­лю вок­зал, пер­ро­на за­пах —
Раз­лу­ки за­пах, за­пах встреч,—
За­снуть на пол­ке в дре­мы ла­пах
Под мер­ную со­ста­ва речь…
Но где вок­зал и где мой по­езд?
Дав­но осед­лый в жиз­ни я.
Лишь пе­ред сном чи­таю по­весть,
Ли­стая дни ка­лен­да­ря.
Ли­стаю я с кон­ца к на­ча­лу
Под рав­но­мер­ный серд­ца стук.
В ней по­езд мед­лен­но к вок­за­лу
Под­хо­дит, за­вер­шая круг…
Нет, я возь­му дру­гую по­весть,
Где вновь ог­ни пой­дут мель­кать
И по­лу­стан­ки бу­дут по­езд
Мой веч­но по стране встре­чать.
А за­хо­чу — сой­ду под ве­чер,
По шпа­лам по­сре­ди вет­ров,—
И не ищи судь­ба-дис­пет­чер —
Прой­дусь до пер­вых пе­ту­хов
По­слу­шать, как по­ют на сты­ках
Ко­ле­са: "…быть, за­быть, не быть…";
И на вок­зал, уж как при­вык я,
"Же­лез­кой" пах­ну­щим при­быть.
***
Ажур­ный мост ве­дет над ти­хой реч­кой
Свой тон­кий ска­зоч­ный мо­тив.
И сквозь ту­ман да­ле­кой зыб­кой свеч­кой
Фо­нарь бе­ле­ет, с но́чи за­го­стив.
А плющ об­вил у бе­ре­га ре­шет­ку
И тянет вверх свои рост­ки.
Тро­пин­ка вьет­ся меж­ду трав нечет­ко
И скольз­кая по­верх­ность у дос­ки.
Ажур­ный мост. Прой­ти над ти­хой реч­кой
Сквозь утрен­ний гу­стой ту­ман.
Прой­ти к бе­ле­ю­щей да­ле­кой свеч­ке —
И вновь про­стить на­деж­ду за об­ман.
СТАРАЯ ТУЛА
Ста­рая Ту­ла, ду­ша так ис­ка­ла
Об­раз твой ми­лый в да­ле­ком краю:
Дом на Гар­мон­ной и цер­ковь, бы­ва­ло,
Вот, как сей­час, пе­ред ни­ми стою.
Ста­рая Ту­ла, как дол­го мне гре­ла
Ду­шу сре­ди на­до­ед­ли­вых дней.
Улоч­ка ти­хая, солн­це уж се­ло.
Пес­ня негром­кая и со­ло­вей.
Ста­рая Ту­ла, к те­бе воз­вра­тил­ся.
Но­вой ты ста­ла — ку­да ни взгля­ну.
Толь­ко за но­вым мой го­род не скрыл­ся —
Ста­рую Ту­лу я ви­жу од­ну.
Дом с ме­зо­ни­ном, резь­ба по окон­цам,
Цер­ковь средь лип, го­лу­бят­ня и пруд…
Ста­рая Ту­ла — ду­ши мо­ей солн­це,
И не за­тмит те­бя зод­че­ства зуд.
НОСТАЛЬГИЯ
В по­то­ке оду­ван­чи­ко­вых грез,
В че­ре­му­хо­вых вол­нах за­бы­тья
Рас­кры­тый па­рус через ле­то нес
Из дет­ства мой ко­раб­лик бы­тия.
А ми­мо про­плы­ва­ли ост­ро­ва
Зе­ле­ной све­же­ско­шен­ной тра­вы,
И пе­ли пес­ню веч­но­го род­ства
Им об­ла­ка зе­ле­ные лист­вы.
И так хо­те­лось бро­сить якорь тут,
Упасть, об­няв дур­ман­ный ост­ро­вок,
За­быть­ся от за­бот, со­мне­ний, смут
И на­пи­тать­ся си­луш­кою впрок.
Нель­зя… Не при­ня­то… И не ве­лит
Куль­тур­ных пра­вил и за­ко­нов свод.
И мой ко­раб­лик так же путь вер­шит,
Идет, но все же за­мед­ляя ход…
В по­то­ке оду­ван­чи­ко­вых грез,
В че­ре­му­хо­вых вол­нах за­бы­тья,
Мой па­рус дет­ства все несет ме­ня
По сто­роне-сто­рон­ке, где я рос.
***
Край мой ми­лый, край хо­ро­ший —
Дет­ства неза­бвен­ный край.
Ста­рый до­мик, в зем­лю врос­ший,
Сад и ро­ща — про­сто рай.
Ле­том — сад, де­ре­вья, кры­ши,
На­ша дет­ская вой­на.
Ма­мин зов: "До­мой!" — не слы­шим,
За­иг­ра­лись до­позд­на.
И еще лю­би­ли очень
Ста­рых во­и­нов рас­сказ:
Ле­том — ла­воч­ка до но­чи,
А зи­мой — у лам­пы час.
Не сми­ря­ет­ся со­зна­нье
С тем, что их на све­те нет.
Так све­жи вос­по­ми­на­нья,
Хоть про­мча­лось столь­ко лет.
Край мой ми­лый, край хо­ро­ший —
Дет­ства неза­бвен­ный край.
Ста­рый до­мик, в зем­лю врос­ший…
Толь­ко в па­мя­ти тот рай.
***
Я ро­дил­ся в по­лес­ской де­ревне,
Ко­гда осень успе­ла раз­дать
Зо­ло­тое убран­ство де­ре­вьев
И по­след­них цве­тов бла­го­дать.
По­то­му в де­ре­вен­ском пей­за­же
Ран­ней осе­ни кра­соч­ный лес,
Сель­ский дом — все на серд­це мне ля­жет
Ти­хой ра­до­стью, све­том тех мест.
Я вез­де узнаю́ те при­ме­ты,
Узнаю дет­ства ми­ло­го мир.
Через зи­мы, и вес­ны, и ле­та
Све­тят мне эти лу­чи­ки све­та,
От­ра­жа­ясь в ме­ло­ди­ях лир.
Эти лу­чи­ки Бе­лой Рос­сии
По до­ро­гам Рос­сии боль­шой
За­щи­ща­ют от бо­ли и сты­ни,
Что по­рой на­кры­ва­ет вол­ной.
Мне они как на­ча­ло спа­се­нья
От уны­нья и небы­тия.
Они — две­ри к весне, к вос­кре­се­нью,
Они — кор­ни, ос­но­ва моя!
***
Про­сы­па­ет­ся го­род, и я вме­сте с ним
Про­сы­па­юсь, то­го не же­лая.
За ок­ном — толь­ко грязь,
се­рый снег,
се­рый сплин.
Где вче­раш­няя даль го­лу­бая?
Но по­ра… И, по­креп­че за­жав в ку­ла­ке,—
Их на во­лю ле­теть не пус­кая,—
По­ско­рее та­щу свои сны на­лег­ке
Я под струи хо­лод­но­го рая.
Душ смы­ва­ет остат­ки, их уно­сит ре­ка
И, в под­зем­ное мо­ре вли­вая,
Там хра­нит все до сро­ка, на­сту­пит по­ка
Очи­ще­нья по­ра зо­ло­тая.
И уже этот день не на­столь­ко и сер,
И не да­вит, как преж­де, по­го­да.
Вот и го­лубь сле­тел, на кар­низ до­ма сел
Пти­цей ве­щей небес­но­го ро­да.
Про­сы­па­ет­ся го­род, иду я к нему.
Он теп­ле­ет от доб­ро­го взгля­да.
И ди­вят­ся про­хо­жие — Что? По­че­му?—
На­сту­па­ет вес­на без­огляд­но.
***
Кру­пи­цы солн­ца осень по­да­ри­ла
И раз­бро­са­ла их окрест.
Над даль­ней ро­щей цер­ковь вос­па­ри­ла,
И зо­ло­том плы­вет по ту­чам крест.
В пред­две­рии зи­мы, нето­роп­ли­во,
О чем-то по­лю го­во­рит
Ре­ка, и пес­ня груст­но и тоск­ли­во
Со ста­ей пти­чьей вдаль ле­тит.
Но вот про­бил­ся яр­кий луч сквозь ту­чи
И за­бли­ста­ло все во­круг:
Тра­ва и куст, и клен, и дуб мо­гу­чий,
И реч­ка, и по­ля, и даль­ний луг.
Вот пти­цы, что еще со­всем недав­но
Свою тос­ку тя­ну­ли вдаль,
Враз за­мол­ча­ли и вер­ну­лись, плав­но
Кру­жась и по­за­быв пе­чаль.
И в ти­шине, вна­ча­ле ти­хий-ти­хий,
Раз­дал­ся ко­ло­ко­ла звон.
Раз­рос­ся вширь... И от­зву­чал... И солн­ца бли­ки
По­гас­ли. И осен­ний сон —
Зо­ло­то-се­рый сон, дву­ли­кий,
Вновь зем­лю за­хва­тил в по­лон.
***
Мне сни­лось ле­то: бе­лый бе­рег Вол­ги,
И ты на мед­лен­ной волне
Плы­вешь в за­кат июль­ский дол­гий,
Как буд­то в зо­ло­том вине.
И вре­мя не спе­ши­ло, слов­но веч­ность,
За­стыв на фо­то­сним­ке сна.
На­по­ми­на­ла про бес­печ­ность
Толь­ко ли­сточ­ка жел­тиз­на.
Проснул­ся я — во­круг уж по­бе­ле­ло,
Ок­но мое в узор­ном се­реб­ре.
Лишь толь­ко жел­тый луч несме­ло
На­по­ми­нал о той по­ре.
И фо­то­сни­мок — бе­лый бе­рег, Вол­га,
И ты на мед­лен­ной волне
Плы­вешь раз­ме­рен­но и дол­го
В за­кат, как в зо­ло­том вине.
***
Утро штриху­ет стек­ло мел­ким осен­ним до­ждем,
Ти­хо скре­бет­ся в ок­но жел­тым по­жух­лым
ли­стом.
Го­лым вет­вям уж не скрыть бли­ки на­стыр­ных
ре­клам —
Их элек­трон­ная прыть бьет по гла­зам и моз­гам.
Ме­чут­ся те­ни лю­дей, пла­ва­ют шляп­ки зон­тов
В мо­ре до­ждя и ог­ней, и вез­де­су­щих ав­то.
Я на бал­коне стою, створ­ки ок­на рас­пах­нул.
Осень, на­пи­ток твой пью и, тя­же­лея, то­ну.
***
Уж хо­лод­но. Стек­лян­ной гла­дью вод
И ине­ем на жух­лом раз­но­тра­вье
Нам осень быст­рая свер­ши­ла при­во­рот.
В мо­роз­но бе­лое но­ябрь пра­вит.
То­ро­пит­ся, со­всем до­жди за­был.
Вет­ра оста­лись там, где пас­мур­ные да­ли.
У нас же яс­ная и сол­неч­ная быль,
И да­же ли­сти­ки не все с де­рев упа­ли.
Ку­да то­ро­пишь­ся, но­ябрь, огля­нись?
Оставь мо­ро­зец тут и сол­неч­ные бли­ки.
На ред­ком зо­ло­те де­рев, гля­дя­щих ввысь,
Как от­ра­жен­ные нам ан­гель­ские ли­ки.
***
Ве­чер пас­мур­ный и мгли­стый,
Мел­кий-мел­кий дождь,
Сквозь лист­ву — фо­нарь ис­кри­стый,
Би­се­ри­нок дрожь.
Под но­га­ми сы­ро, гряз­но —
Лу­жи и листва.
Нет ша­та­ю­щих­ся празд­но —
Толь­ко по де­лам.
Дождь о зонт сту­чит ис­прав­но,
На­ве­вая грусть.
На­ме­ча­ет путь свой плав­но
Осень, ну, и пусть...
Я же ви­жу сквозь нена­стье,
Что вес­на идет.
По­спе­шу к ней на при­ча­стье,
Осе­ни — бой­кот!
***
Зи­ма ухо­дит и уно­сит празд­ник
Ис­кря­щих­ся улыб­чи­вых сне­гов.
А с ней мо­роз — ху­дож­ник и про­каз­ник,
Ло­вив­ший на стек­ле остат­ки снов.
Зи­ма ухо­дит и уно­сит зву­ки
Зве­ня­щих льди­нок и со­су­лек-струн.
В озяб­ших вет­ках на мо­тив раз­лу­ки
Уж ве­тер мар­тов­ский по­ет, ба­юн.
Вот вслед зи­ме на каб­лу­ках вы­со­ких,
В рас­пах­ну­том паль­то и на­лег­ке,
Ша­гая через та­лые по­то­ки,
Вес­на с цвет­ком мельк­ну­ла мне в окне.
Но не успел при­льнуть к стек­лу, как звон­ко
Процо­ка­ла и скры­лась за уг­лом…
И сно­ва кор­кой ле­дя­ною тон­ко
Ок­но по­дер­ну­лось. Мой ста­рый дом,
На­вер­ное, весне со­всем не ве­рит,
А с ней и ле­ту, ми­лый ста­ри­на.
На­вер­но, он счи­та­ет за по­те­ри
Мгно­ве­нья буй­ства кра­сок у ок­на.
И лишь зи­ма ему успо­ко­е­нье
Несет сво­их ис­кря­щих­ся сне­гов.
Как веч­ный празд­ник, как спа­се­нье
От всех ве­сен­них нена­деж­ных снов.
***
Зи­ма ухо­дит, горь­ки­ми сле­за­ми
Су­гро­бы пла­чут, и те­кут ру­чьи.
Еще недав­но по­хва­ля­лась льда­ми,
Зва­ла мор­жей ку­пать­ся в по­лы­ньи.
Зи­ма ухо­дит, се­ро, си­рот­ли­во
Де­ре­вья по­тем­нев­шие сто­ят.
Еще недав­но в ска­зоч­ное ди­во
Нас парк тя­нул весь в инее до пят.
Зи­ма ухо­дит, бе­лые одеж­ды
По­ра сда­вать ей в стир­ку и ре­монт.
Еще не ско­ро за­ис­крит, как преж­де,
Убор ли­лей­ный пол­ный по­зо­лот.
Но вот на сме­ну ей вес­на-де­ви­ца,
Со­всем ди­тя, в ней нет еще кра­сы.
Но по-вол­шеб­но­му свет­ле­ют ли­ца
При ви­де тон­кой зо­ло­той ко­сы.
Она еще дев­чуш­ка и иг­ри­ва —
Ру­чьи сме­ня­ет быст­ро кор­кой льда.
То по-осен­не­му она дожд­ли­ва,
То утром, вдруг, уда­рит в хо­ло­да.
Но еже­днев­но на­бу­ха­ют поч­ки,
Все на­ли­ва­ясь со­ком-мо­ло­ком.
Од­на­жды в ночь про­клю­нут­ся ли­сточ­ки,
И вый­дет в день вес­на-кра­са с цвет­ком.
***
Еще недав­но — гре­зы на рас­све­те,
И впе­ре­ди, ка­за­лось, длин­ный день,
И солн­це обе­ща­ю­ще нам све­тит,
И так за­га­доч­на и ма­нит тень.
Но как-то вре­мя вдруг стре­ми­тель­но по­мча­лось,
И, хоть в ду­ше еще во всей кра­се вос­ход,
В наш дом за­кра­лась нерв­ность и уста­лость,
И снит­ся по­че­му-то лишь уход.
Так юность пер­вым тре­пет­ным сви­да­ньем
То­мит­ся в неге бу­ду­щих по­бед.
Но жизнь,— как миг,— и рас­тво­рил­ся след.
О, утро, ты бо­га­то ожи­да­ньем,
А день, по­рою, так быст­ро­те­кущ,
Как дождь "цы­ган­ский" из про­зрач­ных туч.
***
Вот он ру­беж, где на­мед­ни —
Взры­вы и ог­нен­ный шквал.
Но, что мой бой по­след­ний,
Толь­ко Гос­подь и знал.
Мне бы на ис­по­ведь — гре­шен,
Мне б по­ка­я­нья ка­нон,
Но здесь ле­жу без­уте­шен —
Вы­стре­лом в спи­ну сра­жен.
В бит­ве все мо­жет стать­ся —
Бой, он на то и бой.
Шли мы с вра­га­ми драть­ся —
Толь­ко не меж­ду со­бой.
Шли мы за дом, за Рос­сию,
Бить­ся за свет­лую высь.
Толь­ко учил Мес­сия:
С бра­том до­преждь при­ми­рись.