Алексей Иванов-Крымской - Мы приходим в этот мир радоваться тому, какие мы е
Всем, по­мер­шим на пу­ти к сво­е­му, по кру­гу, из ко­то­ро­го не вы­рвать­ся
И, зна­чит, остав­ших­ся сво­и­ми, несмот­ря ни на ка­кие бе­ды, же­ла­ния и во­об­ра­же­ния (что по-ино­му оно))
И толь­ко в Аме­ри­ке есть сво­бо­да. На­сто­я­щая де­мо­кра­тия с сво­бо­дой вы­бо­ра, че­го ты хо­чешь. И жизнь по се­бе, по вы­бо­ру.
Да, бан­ди­тизм, кор­руп­ция и по­ми­ра­ния с го­ло­ду. Но каж­до­му по нему, по его вы­бо­ру с рож­де­ния, по пра­вам с по­яв­ле­ния и по до­стат­кам в жиз­ни. По вы­бо­ру и пу­ти и до­сти­же­ни­ям по нему.
И так вез­де. И в им­пе­рии зла, злей­шей из всех вре­мён са­мой, так бы­ло.
Каж­до­му да­ёт­ся что, и он идёт, ис­поль­зуя, и не мо­жет вы­ско­чить из да­ден­но­го, а кто мо­жет – сла­ва.
И ни­кто не мо­жет, по­то­му что не дол­жен, не на­сла­ждать­ся да­ден­ным. Име­ю­щим­ся как жизнь. По­то­му что это – бо­лезнь.
И нель­зя не по­ни­мать, что да­ден­ное есть од­но и дру­го­го не бу­дет, и что да­ден­ное те­бе – это и есть ты. А осталь­ное всё иное, и, как бы ни бы­ло хо­ро­шо, со сто­ро­ны, те­бе не да­но, и на­до се­бя лю­бить и со­бой жить, по­ни­мая, что толь­ко это и есть имен­но твоё род­ное. А всё осталь­ное – за­гля­ды­вать­ся на чу­жой ро­ток.
Всё, что те­бе пред­пи­са­но на ро­ду, с чем ты по­явил­ся на свет и до че­го до­ду­мал­ся и до­ста­рал­ся, се­бя за­став­ляя (па­хать, быть мо­жет, сверх сил), это ,и толь­ко оно, и есть твоё.
И за­гля­ды­ва­ясь на чу­жое без мыс­ли по­иметь, а толь­ко по­кри­ти­ко­вать и воз­жаж­дать, и при­звать к отъ­ё­му, но не де­я­тель­но сам, а толь­ко под­ло по­дви­гая и тол­кая дру­гих, это и есть про­тив жиз­ни и сча­стья на зем­ле, про­тив добра и дан­но­го. Ан­ти­че­ло­веч­но и вы­ше.
А удо­вле­тво­рять­ся сво­им, а нет, то до­сти­гать, это че­ло­веч­ное. И в тех стра­нах и об­щи­нах, где это да­но – че­ло­веч­но.
А да­но вез­де. Ибо, ес­ли ты ро­дил­ся в то­та­ли­тар­ном, хоть са­мом, но не жи­вёшь, как на­до, а толь­ко ску­лишь – это и есть твоё. А ес­ли ты устро­ил­ся – ты мо­ло­дец.
А ес­ли ты сквозь все пре­по­ны, бе­ды, стра­да­ния, желчь про­шёл, остав­шись сво­им, да ещё доб­рым и с лю­бо­вью к лю­дям, де­тям и со­ба­кам, то ты и есть та­кой и это твоё.
Каж­до­му своё. И нече­го жа­лить­ся, что у те­бя не как у дру­гих и, тем бо­лее, не как у во­об­ра­жа­е­мо­го (ча­ще – со­вер­шен­но бес­поч­вен­но и невоз­мож­но).
И мы при­хо­дим в этот мир ра­до­вать­ся то­му, ка­кие мы есть.