Козырев А.В. - Книга любви
Песнь пес­ней
* * *
я хо­чу вой­ти в те­бя
как вой­ско по­бе­ди­те­ля вхо­дит в ра­зо­рен­ный го­род
я хо­чу сой­ти по те­бе с ума
неж­но бе­реж­но и тре­пет­но как ре­бе­нок схо­дит бо­си­ком в мо­ре
по об­жи­га­ю­ще го­ря­че­му пес­ку
я хо­чу чтобы бед­ра твои ме­та­лись как зо­ло­тые ры­бы на се­реб­ря­ном крюч­ке
не умея со­рвать­ся
я хо­чу чтобы гру­ди твои пе­ре­пол­ня­лись солн­цем до кра­ев
как ви­но­град ран­ней осе­нью
я хо­чу тро­гать млеч­ный путь тво­е­го те­ла тон­ки­ми и про­зрач­ны­ми те­ле­ско­па­ми чув­ству­ю­щих паль­цев
и чув­ство­вать
как звез­ды ки­пят в тво­ем те­ле от зноя па­ля­ще­го
я хо­чу чтобы ру­ки и гу­бы мои в тем­но­те ста­ли толь­ко неяс­ны­ми сле­да­ми
при­кос­но­ве­ний тво­их
я хо­чу
чтобы ты про­стер­лась на небо­сво­де мо­ей по­сте­ли
про­стран­ством оде­тая
как вре­мя об­на­жен­ная
и мрак аро­мат­ный овла­де­вал то­бой
и сны пря­та­лись под чут­ки­ми ве­ка­ми
и пуль­сы твои ме­та­лись как ба­боч­ки в мо­ей гор­сти
и ты рас­цве­та­ла
в мо­их греш­ных ру­ках
как мед­лен­ное чув­ствен­ное пла­мя жиз­ни
веч­ной жиз­ни
жиз­ни мо­ей
* * *
это еще свер­шит­ся
рас­свет омо­ет те­бя пар­ным мо­ло­ком лу­чей
за­ря ого­лит те­бя
как нетер­пе­ли­вую зем­лю
и гру­ди твои ост­рые от же­ла­ния по­ра­нят мои паль­цы
и солн­це станет нена­сыт­ным об­на­жен­ным муж­чи­ной
и об­даст те­бя неуто­ли­мым жа­ром
на ло­же бес­ко­неч­но­го сна
про­стер­шу­ю­ся
и чер­ной тра­вой по­кро­ет
и при­дет
и сно­ва ис­чезнет
и я возь­му те­бя
как зем­ля бе­рет кор­ни де­ре­вьев
как во­да от­ра­жа­ет утрен­нюю за­рю
и ко­гда на гу­бах у вет­ров пе­ре­лет­ных
за­мрет твой крик
в сво­ем те­ле ко­то­ро­му нет пре­де­ла
я по­чув­ствую хо­лод­ную ярость при­боя
* * *
Лю­бовь от­кры­ва­ет­ся как кни­га тво­их ла­до­ней
где каж­дая стра­ни­ца му­чи­тель­но чи­ста
и по ба­зар­ным пло­ща­дям ли­стов
идет об­на­жен­ное чув­ство
и гла­за твои свер­ка­ют сквозь бе­лиз­ну па­мя­ти
гла­за твои что ку­па­лись в солн­це
ко­гда я со­рвал с те­бя пла­тье упав­шей тьмы
гла­за твои в ко­то­рых вос­хо­дит вре­мя люб­ви
за­крой их
не го­во­ри о том что злит тиг­ра в тво­ем па­ху
где к ле­сам пред­веч­ной ти­ши­ны при­во­дят бед­ра
и на­ши те­ла зо­ло­ты­ми ко­ло­сья­ми ав­гу­ста го­рят пе­ре­пле­тясь
на по­ле жат­вы
вы­плав­ляя мозг из жи­во­го зо­ло­та
в ми­ре где дождь со­че­та­ет­ся бра­ком
с по­лем
люб­ви мо­ей
сбрось же эти тес­ные одеж­ды сна
и при­ди ко мне в мою укром­ную тем­но­ту
где я уви­жу как твои алч­ные во­ло­сы ли­жут мои пле­чи
и неисто­вое пла­мя тво­е­го те­ла све­тит­ся сквозь спу­тан­ные кос­мы по­хо­ти
ко­то­рые я за­ки­ды­ваю в небо
и крас­ная пти­ца вы­ры­ва­ет­ся из них и ме­чет­ся в еди­ном те­ле на­шем
раз­ры­вая нас и уда­ряя кры­лья­ми в серд­ца
и я бу­ду ис­кать слад­кий страх в лож­бин­ке меж­ду тво­и­ми гру­дя­ми
и со­рву на­ко­нец тем­ную упав­шую ночь
с тво­е­го во­жде­ле­ю­ще­го
ло­на
лю­бовь моя
лю­бовь
лю­бовь
лю­бовь
от­кры­ва­ю­ща­я­ся
кни­гой тво­их ла­до­ней
* * *
я на­кло­нил­ся
к тво­им гу­бам
и по­чув­ство­вал -
кос­нул­ся неба
* * *
ты не от­кли­ка­лась на мои сло­ва но звезд­ная пыль свер­ка­ла
в тво­их гла­зах
в ко­то­рых чи­та­лось ко­раб­ле­кру­ше­нье и кро­вью по­ли­тая ночь
и в те­ле тво­ем бро­ди­ло солн­це как бро­дит креп­кое ви­но
а я на­крыл те­бя зяб­ки­ми при­кос­но­ве­ни­я­ми мра­ка
и гла­за­ми но­чи ви­дел как зер­но уро­нен­ное мной в гла­за твои
да­ет всхо­ды в тво­ей гру­ди
и мир от­сту­пал за кон­ту­ры при­плюс­ну­тых гор
и небо со­дро­га­ясь низ­вер­га­лось в чер­ное озе­ро в ни­зине те­ла тво­е­го
и гла­за мои мед­лен­но опус­ка­лись на дно
остав­ляя зре­ние чут­ким паль­цам и те­лу
ка­сав­ше­му­ся му­чи­тель­но на­пря­жен­ной ис­ти­ны
раз­рож­да­ю­щей­ся спе­лым как плод ав­гу­ста кри­ком
го­то­вым упасть на зем­лю те­ла мо­е­го
и я со­рвал твою лю­бовь зе­ле­ной с тре­пе­щу­щей тон­кой вет­ви
там
где ты шеп­та­ла пол­ную ужа­сов тай­ну в ис­по­ве­дальне серд­ца
под кри­ки алой пти­цы бью­щей­ся в те­бе
и ночь бы­ла пол­на
пол­на
му­чи­тель­но пол­на
как ча­ша при­ча­стия
люб­ви на­шей веч­ной
сол­неч­ной как звез­ды
об­жи­га­ю­щей как мрак
тес­ной как вре­мя
и про­стор­ной как крик
осво­бож­де­ния!