Сергей Журавлев - О божественности природы в Чужом Скотта и Гигера
Мо­жет быть, луч­шее, что в пос­л­ед­н­ие де­сят­ил­ет­ия бы­ло на­пи­са­но и сн­ято о бо­жес­т­вен­н­о­с­ти прир­о­ды – это «Чу­жой» Рид­ли Скот­та и швей­царс­ко­го ху­дож­н­ика и ди­зай­не­ра Ган­са Ру­доль­фа Гиг­е­ра.
Нам как бы пред­л­ожи­ли срав­н­ить жизнь, име­ю­щую бо­жес­т­вен­н­ое на­ч­а­ло, и жизнь, соз­д­ан­н­ую кем-то еще. Кем-то чу­жим. Это не ми­с­ти­ка, это на­уч­н­ая фан­т­а­ст­ика, но Чу­жой за­не­сен к нам из Вс­е­л­ен­ной, соз­д­ан­ной Дьяв­о­л­ом. (Зав­ет­н­ая меч­та Лю­це­фе­ра - собс­твен­н­ая Вс­е­л­ен­н­ая, но без люб­ви. И в этом смыс­ле "Чу­жой" фан­т­а­сти­ч­ес­кая тео­л­огия, соз­д­ав­шая ми­ры, о кот­ор­ых не упо­ми­на­ет­ся да­же в "Ро­зе ми­ра" - кн­и­ге по­э­ти­ч­ес­кой. но вполне се­бе ра­зум­но-реа­л­и­с­тич­ной). На­ша же Вс­е­л­ен­н­ая соз­д­а­на со­в­с­ем дру­гим Твор­цом. На Зем­ле бы­ли услов­ия и пок­ру­че, чем те, к кот­о­р­ым при­спо­со­бил­ся кос­ми­ч­ес­кий тар­а­к­ан Чу­жой, вы­ра­б­ат­ы­вая в про­цес­се эв­ол­юции ка­ч­ест­ва иде­аль­но­го и ли­шен­н­ого ра­зу­ма ору­жия. И нам, ко­неч­но, да­ле­ко до соз­вез­дия Ор­ио­на, кот­ор­ое, ес­ли вер­ить спе­циа­л­ис­там, на­хо­дит­ся под юр­и­с­д­ик­ци­ей ан­ге­лов, но все-та­ки, на на­ше счас­тье и в пи­ку Лю­ци­фе­ру, Твор­ец соз­д­ал жизнь на Зем­ле ис­клю­ч­и­т­ель­но хруп­кой.
И еще од­но свой­ство жиз­ни, кот­ор­ое не мо­жет не бро­сит­ь­ся в гла­за – ее яв­н­ая изб­ран­н­ость. Ис­клю­ч­и­т­ель­ны не толь­ко кли­мат­и­ч­ес­кие услов­ия Зем­ли, расс­тоя­ние от Солн­ца, мас­са пла­неты, оз­о­но­в­ый слой, но не будь у Зем­ли за­щит­н­и­цы в ли­це Лу­ны, жизнь на ней дав­но бы­ла бы об­ра­ще­на в пар круп­н­ыми ме­теор­ами и ас­тер­ои­да­ми, кот­ор­ые пер­ио­ди­ч­ес­ки устраи­ва­ют «ко­нец све­та» на дру­гих пла­нет­ах сол­н­еч­ной сис­те­мы. Не удив­и­т­ель­но, что нау­ка до сих пор не об­н­ар­ужи­ла в Кос­мо­се не толь­ко бра­т­ьев по ра­зу­му, но и хо­тя бы од­н­ого су­щест­ва, ма­ло-маль­ски по­хо­же­го на мик­ро­ба.