Трямка - Только моя
Дро­жа­щей ру­кой Та­ня про­ве­ла по спу­тан­ным во­ло­сам, за­стре­вая паль­ца­ми в кол­ту­нах, мор­щась, ко­гда ко­жи кос­ну­лись мок­рые от по­та пря­ди. Ожог не пе­ре­ста­вал жечь, на­ли­вая всю но­гу ва­той, да еще и гру­бая ма­те­рия дра­ко­но­боль­но­го ко­стю­ма, ка­са­ясь чув­стви­тель­ной ра­ны, при­чи­ня­ла рез­кую боль.
- А ты ни­ко­гда не сда­ешь­ся, - ух­мы­ля­ясь, за­ме­тил Глеб, под­ни­мая трость для оче­ред­ной ата­ки.
На гу­бах де­вуш­ки за­иг­ра­ла хит­рая улыб­ка.
- А ты все не пе­ре­ста­ешь на­де­ять­ся, что я уступ­лю, - па­ри­ро­ва­ла она, вы­став­ляя ру­ку с перст­нем впе­ред.
Да, неуяз­ви­мо­сти он не га­ран­ти­ру­ет, но хо­тя бы до­стой­ный от­пор со­вер­шит.
Юно­ша по­жал пле­ча­ми и вы­бро­сил в ее сто­ро­ну две го­лу­бые ис­кры. Грот­тер от­ско­чи­ла в сто­ро­ну, пре­до­став­ляя се­бе про­стор для бо­лее се­рьез­но­го ма­нёв­ра, и, ук­ло­нив­шись от од­ной ис­кры, за­ши­пе­ла от бо­ли, ко­гда некро­ма­гия впи­та­лась в ее пле­чо. Ко­жа при­об­ре­ла зе­ле­но­ва­то-го­лу­бой от­те­нок и на­ча­ла стре­ми­тель­но на­гре­вать­ся. За­сто­нав, пре­зи­рая се­бя за сла­бость, дра­кон­бо­лист­ка за­пу­сти­ла в Бей­бар­со­ва Ис­крис Фрон­тис, чер­ты­ха­ясь, сто­и­ло толь­ко по­нять, что ста­ло дво­ить­ся в гла­зах. Свет­лое за­кли­на­ние про­ле­те­ло в несколь­ких мет­рах от некро­ма­га. От яро­сти, вы­зван­ной гром­ким хо­хо­том Гле­ба, в вис­ках на­чал су­до­рож­но бить­ся пульс.
При­сев пе­ред упав­шей де­вуш­кой на кор­точ­ки, он под­нял ее под­бо­ро­док, стал­ки­вая взг­ля­ды. Ве­се­лый ого­нек в гла­зах встре­тил хо­лод­ную нена­висть. Улыб­нув­шись, юно­ша украл с ее губ быст­рый по­це­луй, слиз­нув со сво­их губ кровь.
- Не сдашь­ся, - все так же утвер­ждая, про­из­нес Бей­бар­сов, на­кло­няя го­ло­ву на­бок.
Ли­цо его при­ня­ло, ка­за­лось, со­всем са­дист­ское вы­ра­же­ние.
Та­ня сплю­ну­ла и под­ня­лась, слег­ка по­ша­ты­ва­ясь и при­дер­жи­ва­ясь за боль­ное пле­чо. Под­ни­мая го­ло­ву, чтобы за­гля­нуть пря­мо в наг­лую ро­жу некро­ма­га, она ткну­ла паль­цем в его грудь.
- Про­дол­жай со­мне­вать­ся во мне и оста­нешь­ся со­всем один. При­дет­ся дру­гую жерт­ву на ве­че­рок ис­кать, - каж­дое сло­во под­твер­жда­лось тыч­ком сло­ман­но­го но­го­точ­ка.
Раз­мяв шею, она вста­ла в стой­ку, го­то­вая в лю­бой мо­мент про­из­не­сти ка­кое-ни­будь не слиш­ком свет­лень­кое за­кли­на­ние.
- На­чи­най! - бро­си­ла Грот­тер, но юно­шу это со­всем не ин­те­ре­со­ва­ло.
Рас­смат­ри­вая де­вуш­ку с ног до го­ло­вы, он раз­мыш­лял. При этом та­кое вы­ра­же­ние, на­вер­ня­ка, бы­ва­ет у на­силь­ни­ка пе­ред но­вым пре­ступ­ле­ни­ем. Не об­де­лив вни­ма­ни­ем ни по­рван­ную и пе­ре­пач­кан­ную одеж­ду, ни ед­ва дер­жа­щих ног, Бей­бар­сов ух­мыль­нул­ся.
- Ты ни­ко­гда не смо­жешь при­кос­нуть­ся ко мне, ес­ли про­иг­ра­ешь, - на­пом­ни­ла ему Та­ня, все еще на­пря­жен­но вы­жи­да­ю­щая от­вет­ных дей­ствий.
Глеб цок­нул язы­ком. Через се­кун­ду трость в его ру­ках ед­ва за­мет­но сде­ла­ла по­лу­обо­рот, и Та­ня, пре­дан­ная сво­им те­лом, при­жа­лась к юно­ше, при­об­няв его за шею. Ярость вспых­ну­ла на ее ли­це.
- Ты мо­жешь иг­рать в эти иг­ры, толь­ко по­ка я те­бе поз­во­ляю, - го­ря­чее ды­ха­ние обо­жгло ее обо­дран­ные ще­ки.
Ожо­ги, несрав­ни­мые с по­стра­дав­ши­ми пле­чом и бед­ром, опа­ли­ли. Ру­мя­нец, со­пер­ни­чая с же­ла­ни­ем по­ка­зать язык, за­лил ли­цо де­вуш­ки.
- Знай свое ме­сто, ма­лыш­ка.
Грот­тер фырк­ну­ла, бо­рясь с непод­чи­ня­ю­щи­ми­ся ко­неч­но­стя­ми. По­ще­чи­на, за­мет­но остав­ля­ю­щая на физио­но­мии гад­ко­го некро­ма­га крас­не­ю­щий от­тиск ла­до­ни, за­мель­ка­ла пе­ред гла­за­ми, вы­да­вив из ры­жей улыб­ку.
Юно­ша по­нял ее не так и впил­ся в мяг­кие гу­бы по­це­лу­ем, уни­что­жа­ю­щим, ис­пе­пе­ля­ю­щим.
- От­пу­сти ме­ня, Топ­чи­мыш­кин, - за­про­те­сто­ва­ла дра­кон­бо­лит­ска, не в си­лах от­стра­нить­ся са­мо­сто­я­тель­но, - Пу­сти!
Так же быст­ро, как и ока­зав­шись в объ­я­ти­ях, де­вуш­ка уже сто­я­ла в несколь­ких мет­рах от Бей­бар­со­ва, сжав­ше­го ку­ла­ки от на­пря­же­ния.
- Что же ты от­ка­зы­ва­ешь­ся от на­шей иг­ры? - на­смеш­ли­во под­дел ее гор­дость маг Смер­ти.
Ох, не за­де­вай гор­дость Грот­тер. Са­мо­му до­ро­же.
Из ее гор­ла вы­рвал­ся сме­шок. Вме­сто от­ве­та она по­сла­ла в наг­ле­ца трой­ной Ис­крис. Некро­маг с си­лой впе­ча­тал­ся в зем­лю, сколь­зя сво­ей вы­со­ко­по­став­лен­ной пя­той точ­кой.
- Хо­чешь сво­е­го ва­лен­ка? - дву­смыс­лен­но по­ин­те­ре­со­вал­ся Бей­бар­сов, стря­хи­вая с по­рван­ной ру­баш­ки пыль, - Не тер­пит­ся схва­тить его в объ­я­тия и за­це­ло­вать до бес­чув­ствия, да?
Де­вуш­ка из­да­ла бо­е­вой клич и рва­ну­ла на вра­га уже с ку­ла­ка­ми. Да как он сме­ет сей­час го­во­рить о Вань­ке? Ее ку­лак был пе­ре­хва­чен на пол­пу­ти к некро­ма­ги­че­ско­му шно­би­лю и от­ве­дён в сто­ро­ну.
- Так знай, что боль­ше с ни­ка­ким ве­те­ри­на­риш­кой ми­ло­вать­ся ты не бу­дешь, - при­ка­зал Глеб, при­тя­нув де­вуш­ку к се­бе, за­жав ее ру­ки меж­ду их те­ла­ми, слов­но в тис­ках.
- И кто ме­ня оста­но­вит? Ты? - под­твер­жда­ю­щий ки­вок, - Ха! Да по­шел ты, Строй­ди­но­за­ри..
Некро­маг за­ткнул ее рот сво­им, при­жи­мая все силь­нее и силь­нее, и не вы­пус­кал, по­ка у Та­ни не за­кру­жи­лась го­ло­ва от нехват­ки воз­ду­ха.
- Я рас­тор­гаю на­шу сдел­ку. Те­бя с Ва­лял­ки­ным не от­пу­щу, - злоб­но обо­рвал ее по­пыт­ку воз­ра­зить, - Да­же ес­ли ты вы­иг­ра­ешь. Ты - моя. Толь­ко моя. Убью лю­бо­го на сво­ём пу­ти.
Та­ня по­пы­та­лась уку­сить его, на­де­ясь, что шок за­ста­вит Гле­ба раз­жать объ­я­тия, но тот лишь немно­го от­кло­нил­ся.
- Вот сно­ва ты мной ко­ман­ду­ешь! Хва­тит ре­шать все за ме­ня! Нена­ви­жу! - кри­ча­ла она, преж­де чем лег­кий по­це­луй в ви­сок не за­ста­вил ее об­мяк­нуть.
Лег­ко схва­тив де­вуш­ку на ру­ки, маг Смер­ти улыб­нул­ся. Ни­ка­кая некро­ма­гия не спа­сет его, ко­гда Грот­ти проснет­ся.