Виктор Пинчук - Дельфин
Обыч­но я при­х­ожу на вок­з­ал за две-три ми­ну­ты до от­прав­л­е­ния пое­з­да. Бы­ли ис­клю­ч­е­ния. Как-то раз за­прыг­и­вал в на­б­ир­ав­ший скор­ость сос­тав уже на хо­ду, уце­пив­шись за по­руч­ни. Слу­ча­лось и ху­же: од­н­аж­ды, ув­и­дев пос­л­ед­н­ий ва­гон, дог­нал пое­зд на так­си в Джанк­ое.
В тот день я при­шел, как вс­ег­да, за чет­ы­ре ми­ну­ты до ук­а­зан­н­ого в бил­е­те вре­ме­ни. Но от­прав­л­е­ние за­д­ер­жи­ва­лось по неи­з­в­ест­н­ым при­ч­и­нам. Под­н­яв уве­си­с­тую сум­ку, от­прав­ил­ся в зал ожи­да­ния. Ког­да-то, в пер­ес­тро­еч­н­ые вре­ме­на вок­з­аль­ные за­лы ожи­да­ния бы­ли до­пол­н­е­ны ви­део­са­ло­н­ами, что да­ва­ло воз­мож­н­ость пас­с­ажир­ам при­ят­но про­в­е­с­ти вре­мя, а пред­при­ни­ма­те­л­ям – не ме­нее при­ят­н­ую при­б­ыль. Но вре­мя не сто­ит на ме­с­те: бы­лое нов­шес­т­во прие­лось, превр­ат­ив­шись в ат­а­в­изм.
При­сев в даль­нем уг­лу, меж­ду дву­мя сель­ски­ми жен­щи­на­ми с уз­л­ами гор­одс­ких го­с­тин­цев, я стал нев­оль­ным сви­де­тел­ем сцен­ки под наз­ва­ни­ем «Вок­з­аль­ная жизнь».
Стар­уш­ка-ни­щен­ка стоя­ла у вхо­да в зал и, по­ну­ро опу­ст­ив го­л­ову, про­си­ла ми­л­о­с­ты­ню. Вре­ме­на все­об­ще­го рав­енст­ва дав­но ста­ли ис­тор­ией: ни­щие и бом­жи на вок­з­а­л­ах уже ник­ого не удив­л­яют, став неот­ъемл­емой ча­стью на­шей жиз­ни. Воз­мож­но, я не за­мет­ил бы ее, но вы­нуж­д­ен­н­ое пол­ут­ора­ч­а­сов­ое без­де­лье за­став­и­ло. Я при­нял­ся счит­ать доб­ро­хот­ов. Каль­ку­лят­ор не по­н­а­д­о­бил­ся: за пол­ч­а­са лишь один пас­с­ажир бро­сил по­жи­лой жен­щине как­ую-то ме­лочь. Ос­таль­ные су­ет­ли­во про­хо­ди­ли ми­мо, спе­ша на пое­зд или с пое­з­да. «Вот ес­ли бы она пе­ла част­уш­ки в элект­рич­к­ах…» – от без­де­лья разыг­рал­ась фант­а­зия.
Со­глас­но ле­ген­де, од­н­аж­ды в од­н­ом из крымс­ких гор­о­дов, дель­фин спас че­лов­ека, от­гов­ор­ив его пок­упать че­бур­ек у мест­н­ых тор­гов­цев. Но в Сим­фер­опо­ле нет дель­фи­нов…. На­прот­ив ме­ня, ви­ди­мо ожи­дая тот же, за­д­ер­жи­ва­ю­щий­ся пое­зд, си­дел хо­л­е­ный муж­ч­и­на, да­ле­ко не бед­н­яц­кой нар­уж­н­о­с­ти. Ре­шив скор­от­ать вре­мя, он пос­т­упил ина­че, чем авт­ор на­пи­сан­н­ого: ку­пил два пир­ож­ка с тра­д­ици­он­ной для на­ших вок­з­а­лов на­ч­ин­кой «Мурк­и­ны ос­тан­ки». От­к­у­сив пер­вый, толс­тяк по­мор­щил­ся и на­прав­ил­ся к урне, не ис­пы­ты­вая судь­бу. Од­н­ако, на пу­ти к оной, за­мет­ил не­с­част­н­ую ба­б­у­сю и с са­мо­дов­оль­ным ви­дом, чув­ствуя се­бя гер­оем дня, су­нул пир­ож­ки ей в ру­ки. Стар­уш­ка взя­ла по­дая­ние, пе­рек­ре­с­тив­шись с пок­ло­ном, и что-то ска­за­ла бла­го­де­те­лю, од­н­ако слов я не расс­лы­шал: да­ле­ко.
Взъер­ошен­н­ый пар­е­нек лет двад­ца­ти с не­бо­льшим про­мыш­лял на вок­з­а­ле слу­чай­ны­ми за­р­а­б­от­к­ами. Ви­ди­мо, жил здесь же: я вс­тре­чал его и рань­ше. Зат­ор­мо­жен­н­ость дви­же­ний и взгляд «в ник­у­да», мог­ли быть приз­на­к­ами и прис­т­ра­стия к нарк­от­и­к­ам, и бес­с­он­н­ых но­чей. Дис­пет­ч­ер объ­яви­ла на­ч­а­ло по­с­ад­ки. Ос­тав­ший­ся го­л­од­н­ым до­се­ле дре­мав­ший толс­тяк под­х­ват­ил че­мо­дан­ч­ик и по­спе­шил к под­з­ем­н­ому пер­е­хо­ду. «Нав­ер­н­ое, тор­опит­ся нав­ерс­тать упу­щен­н­ое в ва­гоне-рес­т­ор­ане», – по­ду­мал я. За­суе­т­и­л­ись и ос­таль­ные пас­с­ажи­ры. Лишь мои со­сед­ки с уз­л­ами про­дол­жа­ли дре­мать: элект­рич­ку жд­ут. Со­брал­ся и я на перр­он. Но тут мой взор при­влек­ло нечто, за­став­ив­шее за­д­умать­ся.
Си­дя в ва­гоне, я смот­рел на мель­кав­шие за ок­н­ом дер­е­в­ья, зда­ния и вспо­ми­нал ув­и­ден­н­ое.
Вок­з­аль­ный «нарк­ом­ан», про­хо­дя ми­мо стар­уш­ки, взг­ля­нул на нее ни­ч­его не вы­ра­жав­ши­ми гла­за­ми и побр­ел даль­ше. Но прой­дя па­ру ша­гов, он пов­ер­н­ул на­зад. По­дой­дя к ни­щен­ке, вы­греб из кар­ма­нов все скуд­н­ое со­дер­жи­мое – ме­лочь и нес­коль­ко смят­ых ку­пюр – и вы­сы­пал ей. Ста­р­ая жен­щи­на от нео­ж­и­дан­н­о­с­ти от­ор­опе­ла. Пар­е­нек же на­прав­ил­ся дал­ее с тем же от­с­ут­ству­ю­щим взг­ля­дом.