Евгений Киринчук - В Корее 1904 год
Гла­ва пер­вая.
1.
ВЫ­С­О­ЧАЙШИЙ МА­НИФЕСТ
БОЖИЕЮ ПОСПЕШЕСТ­ВУЮЩЕЮ МИ­Л­О­С­ТИЮ,
МЫ, НИК­ОЛ­АЙ ВТ­ОР­ЫЙ,
ИМПЕР­АТ­ОР И СА­МО­ДЕРЖЕЦ
ВС­ЕР­О­СИЙКИЙ,
Мос­ков­с­кий, Ки­евс­кий,... ... и про­чая, и про­чая, и про­чая.
Объ­яв­л­яем вс­ем На­шим вер­н­ым под­д­ан­н­ым:
В за­б­от­ах о со­х­ра­не­нии дор­ого­го серд­цу На­ше­му ми­ра, На­ми бы­ли при­л­оже­ны все уси­л­ия для уп­ро­че­ния спо­кой­ствия на Даль­нем Во­с­то­ке. В сих мир­ол­ю­би­вых це­л­ях Мы изъ­яви­ли сог­ла­сие на пред­л­ожен­н­ый Японс­ким Прав­и­т­ель­ством пер­ес­мотр су­щес­тво­в­ав­ших меж­ду обеи­ми Им­пер­ия­ми со­гла­ше­ний по Кор­ей­ским де­л­ам. Воз­б­уж­д­ен­н­ые по се­му предм­ету пер­егов­о­ры не бы­ли од­н­ако прив­е­де­ны к ок­он­ч­а­нию, и Япо­ния, не выж­д­ав да­же пол­у­че­ния пос­л­ед­н­их от­в­ет­н­ых пред­л­оже­ний Прав­и­т­ельст­ва На­ше­го, из­в­е­с­ти­ла о прек­ра­ще­нии пер­егов­ор­ов и раз­ры­ве дип­лом­ат­и­ч­ес­ких сн­оше­ний с Рос­с­иею.
Не пре­ду­ве­до­мив о том, что пер­ер­ыв та­к­о­в­ых сн­оше­ний зн­аме­ну­ет со­бою от­к­ры­тие во­ен­н­ых дей­ствий, Японс­кое Прав­и­т­ель­ство от­д­а­ло прик­аз сво­им ми­но­нос­цам вн­е­зап­но ат­а­к­о­в­ать На­шу эс­кад­ру, сто­яв­шую на вн­еш­н­ем рей­де кре­по­с­ти Порт-Арт­у­ра.
По пол­у­че­нии о сем до­не­се­ния На­мест­н­ика На­ше­го на Даль­нем Во­с­то­ке, Мы тот­ч­ас же пов­е­л­е­ли воо­ру­жен­ною си­лою от­в­е­т­ить на вы­зов Япо­нии. Объ­яв­ляя о та­к­ов­ом ре­ше­нии На­шем, Мы с непо­к­оле­би­мою ве­рою в по­мощь Вс­е­выш­н­яго и в твер­д­ом упо­в­а­нии на еди­но­душ­н­ую гот­ов­н­ость вс­ех вер­н­ых На­ших под­д­ан­н­ых вс­тать вме­с­те с На­ми на за­щи­ту От­е­чест­ва, при­зы­ва­ем бла­гос­лов­е­ние Бо­жие на добл­ест­н­ыя На­ши войс­ка ар­мии и фло­та.
Дан в Санкт-Пе­тер­б­ур­ге в двад­цать седь­мый день ян­в­аря в ле­то от Рож­д­ест­ва Хри­с­т­о­ва ты­ся­ча де­вять­сот чет­верт­ое, Царс­тво­в­а­ния же На­ше­го в де­сят­ое.
На под­л­ин­н­ом Собс­твен­ною Его Им­пер­а­т­орс­ка­го Ве­ли­ч­ест­ва ру­кою под­пи­са­но:
"НИК­ОЛ­АЙ".
За Ма­ни­фе­с­том Им­пер­ат­о­ра пос­л­е­до­в­ал прик­аз о мо­би­л­и­за­ции ка­за­ч­ьих ча­с­тей и под­ра­з­де­л­е­ний вт­орой очер­е­ди вс­ех ка­за­ч­ьих войск стра­ны, терр­ит­ор­ии кот­ор­ых вхо­ди­ли в сос­тав Приа­мурс­ко­го и Си­б­ир­с­ко­го во­ен­н­ых ок­ру­гов. И уже 28 ян­в­аря в Амурс­ком, За­б­ай­каль­ском и Ус­с­ур­ий­ском ка­за­ч­ьих войс­ках на­ч­ал­ась мас­с­о­в­ая мо­би­л­и­за­ция ка­за­к­ов. В пер­вых чис­лах фев­ра­ля она бы­ла объ­яв­л­е­на в Си­б­ир­с­ком и Ор­ен­б­ургс­ком ка­за­ч­ьих войс­ках. Мо­би­л­и­за­ция ка­за­к­ов в ук­а­зан­н­ых войс­ках прош­ла очень быст­ро и ор­га­ни­з­о­в­ан­но.
27 ян­в­аря 1904 го­да выш­ло прав­и­т­ель­ствен­н­ое пос­т­а­нов­л­е­ние, со­глас­но кот­ор­ому все фи­нан­с­о­в­ые рас­х­о­ды по фор­мир­о­в­а­нию льгот­н­ых и за­пас­н­ых ка­за­ч­ьих ча­с­тей Си­б­ир­с­ко­го и За­б­ай­каль­ско­го ка­за­ч­ьих войск «... в слу­чае их мо­би­л­и­за­ции в этом го­ду, вс­лед­ствие на­ших ос­лож­н­е­ний с Япо­ни­ей от­н­е­с­ти пол­н­о­стью на каз­ну» . В нем так­же со­дер­жа­лось по­л­оже­ние о выпла­те еди­нов­ре­мен­н­ого го­су­дарс­твен­н­ого по­со­бия вс­ем ка­за­к­ам Си­б­ир­с­ко­го, За­б­ай­каль­ско­го, Амурс­ко­го и Ус­с­ур­ий­ско­го ка­за­ч­ьих войск, приз­ван­н­ых в ар­мию в сос­та­ве льгот­н­ых ча­с­тей вт­орой и тре­т­ьей очер­е­ди и за­пас­н­ых ча­с­тей. Дру­гое пос­т­а­нов­л­е­ние прав­и­т­ельст­ва от 31 ян­в­аря ут­оч­н­я­ло, что еди­нов­ре­мен­н­ые де­неж­н­ые по­со­бия по­ла­га­л­ись так­же и ка­за­к­ам наз­ван­н­ых войск, при­зы­вае­мым в сос­тав по­пол­н­е­ния перв­оо­чер­ед­н­ых ка­за­ч­ьих ча­с­тей .
Си­б­ир­с­кое ка­за­ч­ье вой­ско на­прав­и­ло на фронт ок­о­ло 8 ты­сяч ка­за­к­ов в сос­та­ве де­вя­ти ка­за­ч­ьих пол­к­ов. Трет­ий от­д­ел вы­став­ил на фрон­та русс­ко-японс­кой вой­ны два пол­ка 6-й и 9-й. 29-го мая по рас­пор­яже­нию о сфор­мир­о­в­а­нии кон­н­ого от­р­я­да из 1-го Нер­ч­инс­ко­го пол­ка, 6-го и 9-го пол­к­ов Си­б­ир­с­ко­го ка­за­ч­ье­го войс­ка, толь­ко что при­б­ыв­ших из Рос­с­ии в г. Ни­к­ольск (пол­ки бы­ли чет­ырех­с­о­т­ен­н­ые, про­чие их сот­ни вош­ли в сос­тав Ман­ьчжурс­кой ар­мии) и нештат­ной кон­но-гор­ной бат­ар­еи; от­р­яд был наз­ван Приа­мурс­кой свод­ной ка­за­ч­ьей бри­га­дой; вре­мен­но ком­ан­д­ир­ом ее был на­зн­а­ч­ен пол­к­ов­н­ик Пав­л­ов. Бри­га­да назна­ч­ал­ась для по­хо­да в Кор­ею, с це­лью вы­яс­н­ить си­лы и ме­с­та на­хож­д­е­ния прот­ив­н­ика в сев­ер­ной ча­сти ее.
Тем вре­ме­нем япон­цы про­дол­жа­ли на­р­ащи­вать чис­лен­н­ость сво­их войск в Сев­ер­ной Кор­ее. Лет­ом 1904 го­да был соз­д­ан русс­кий Кор­ей­ский от­р­яд под ком­ан­д­о­в­а­ни­ем ге­нер­ал-майо­ра А.Д. Ани­си­мо­ва из трех ка­за­ч­ьих пол­к­ов – од­н­ого За­б­ай­каль­ско­го и двух Си­б­ир­с­ких при 20 ору­ди­ях. Кор­ей­ско­му от­р­я­ду став­ил­ась за­да­ча не до­пу­ст­ить япон­цев к ре­ке Тю­мень-Ула и лишь в край­нем слу­чае от­с­ту­пать на свою терр­ит­ор­ию к при­гра­нич­н­ому се­лу Но­в­ок­иевс­ко­му. Ос­н­ов­н­ые си­лы от­р­я­да за­ня­ли обор­о­ну по ли­нии Хер­иен – Пу­рьенг – Му­сан – Ог­ны про­т­яжен­н­о­стью в 60 ки­ло­мет­ров. Впер­е­ди этой ли­нии пос­т­оян­но дей­ство­в­а­ли доз­ор­н­ые ка­за­ч­ьи разъ­ез­ды, кот­ор­ые наб­лю­да­ли за прот­ив­н­ик­ом. При этом ка­за­ки не упус­ка­ли слу­чая вс­ту­пать в стыч­ки с япон­ца­ми.
В те­че­ние ле­та и на­ч­а­ла осе­ни 1904 го­да на кор­ей­ской терр­ит­ор­ии ве­лись ожес­т­о­чен­н­ые бои меж­ду русс­ки­ми и япон­ца­ми. Перв­она­ч­аль­но столк­н­ов­е­ния огра­ни­ч­и­ва­л­ись стыч­к­ами кон­н­ых ка­за­ч­ьих со­т­ен с японс­ки­ми аван­гард­н­ыми от­р­я­да­ми пе­хо­ты. При этом ка­за­ки ве­ли бой спе­шен­н­ыми, стар­а­тель­но обер­егая сво­их ко­ней от вра­жес­к­ого ог­ня. За­тем, по ме­ре про­дв­иже­ния непр­ия­те­ля к сев­е­ру от по­бе­р­ежья, на­ч­а­л­ись бои за гор­н­ые пер­е­ва­лы. Япон­цы круп­н­ыми си­л­ами ат­а­к­о­в­ы­ва­ли русс­кий Кор­ей­ский от­р­яд у дер­ев­ень Ча­хан и Ша-хо­ри.
2.
4 ав­гу­ста 1904 го­да, пер­е­вал Пок­сан­б­онг по до­ро­ге к кор­ей­ской дер­евне Ча­хан, в бое­в­ом пор­яд­ке про­дв­ига­л­ись русс­кий от­р­яд. От­р­яд сос­то­ял из двух рот 7-го Вос­точ­но-Си­б­ир­с­ко­го стрел­к­ов­ого пол­ка, 3-й сот­ни Нер­ч­инс­ко­го ка­за­ч­ье­го пол­ка и 3-й сот­ни 9-го Си­б­ир­с­ко­го ка­за­ч­ье­го пол­ка под ком­ан­дой пол­к­ов­н­ика Пав­л­о­ва для разв­ед­ки пер­е­ва­ла Пок­сан­б­онг.
В пер­е­дов­ом разъ­ез­де от­р­я­да был вз­в­од си­б­ир­с­ких ка­за­к­ов. Мед­л­ен­но про­дв­ига­ясь по до­ро­ге ка­за­ки вни­ма­тель­но осматр­и­ва­ли мест­н­ость и дер­жа­ли кар­а­б­и­ны на из­гот­ов­ку. В те­че­нии ме­ся­ца ка­за­ки 9-го Си­б­ир­с­ко­го ка­за­ч­ье­го пол­ка пров­е­ли в пос­т­оян­н­ых стыч­к­ах и бо­ях с япон­ца­ми и хор­ошо зн­а­ли всю ко­в­ар­н­ость дей­ствий японс­ких сол­д­ат. Ком­ан­д­о­в­ал вз­в­о­дом сот­н­ик Бер­д­ин из си­б­ир­с­ких ка­за­к­ов. С Бер­д­и­ным на­п­ро­сил­ся в разъ­езд подъе­с­аул Сос­н­ов­с­кий кот­ор­ый до вой­ны слу­жил в гу­сар­ах. Сот­н­ик на­пря­жён­но си­дел в сед­ле дер­жа рев­оль­вер на­гот­ове, по ме­ре на­д­об­н­о­с­ти от­д­а­вал при­глуш­ён­н­ым го­л­о­сом ком­ан­ды ка­за­к­ам вз­в­о­да.
- Да расс­лаб­т­есь сот­н­ик, япо­нец сам нас бо­ит­ся, - Сос­н­ов­с­кий бес­печ­но крут­ил­ся в сед­ле и пы­тал­ся вы­ве­с­ти Бер­д­и­на на раз­гов­ор.
- Вы подъе­с­аул ког­да в дей­ству­ю­щею ар­мию при­б­ы­ли? - спро­сил сот­н­ик.
- Ме­сяц как я в дей­ству­ю­щей ар­мии, - от­в­е­т­ил подъе­с­аул, с удар­е­ни­ем на сло­ве дей­ству­ю­щей.- До это­го го­нял хунх­у­з­ов в Ман­ьчжур­ии.
- Сос­н­ов­с­ий, япон­цы это вам не хунх­у­зы. Японс­кий сол­д­ат не усту­па­ет русс­ко­му в храб­ро­с­ти, а по хит­ро­с­ти пре­вос­х­о­дит нам­н­ого. Вы подъе­с­аул слы­ша­ли что ни­б­удь о са­му­р­аях?
- Сказ­ки сот­н­ик! Я ви­дел плен­н­ых япон­цев и эти ма­л­ень­кие лю­ди не прои­зв­е­ли на ме­ня впе­чат­л­е­ние ве­лик­их вои­нов-са­мур­аев! Эти расс­ка­зы хор­оши для дам в го­с­ти­ных.
- Подъе­с­аул гов­ор­и­те ти­ше, - обор­вал Сос­н­ов­с­к­ого Бер­д­ин, - Мы всё же в бое­в­ом до­з­о­ре! Или вам на­пом­н­ить устав?
Сос­н­ов­с­кий хо­т­ел бы­ло что то от­в­е­т­ить, но на дор­огу из за­р­ос­л­ей жи­мо­л­о­с­ти вые­хал ур­яд­н­ик Аст­ра­хан­цев и на­прав­ил­ся к офи­цер­ам.
- Ва­ше бла­гор­о­дие, мы на тро­пе вс­трет­и­ли кор­ей­ца. Он гов­ор­ит в их дер­евне япон­цы!
- Да­вай сю­да кор­ей­ца, ур­яд­н­ик.
Ка­за­ки вы­ве­ли из ку­ст­ов прят­ав­ше­го­ся там кор­ей­ца. Мест­н­ое на­се­л­е­ние ок­а­зав­шись в ок­к­упа­ции японс­ки­ми войс­ка­ми, очень по­мо­га­ло русс­ким и ка­за­ки от­н­о­си­л­ись к ним с по­ни­ма­ни­ем и дов­ер­ием. Кор­еец по­до­шёл низ­ко кла­ня­ясь русс­ким офи­цер­ам.
- Ка­пит­а­на, даль­ше хо­дить опас­но, японс­кий сол­д­ат в дер­евне.
- Ты мил­ей­ший из ка­кой дер­ев­ни? - спро­сил сот­н­ик.
- Моя не из дер­ев­ни, моя из от­р­я­да Ким Ин­су.
Ким Ин­су был под­пол­к­ов­н­ик­ом кор­ей­ской ар­мии, он не под­д­ер­жал Им­пер­ат­о­ра Кор­еи за­к­лю­ч­ив­ше­го с япон­ца­ми со­гла­ше­ние о взаи­мо­дей­ствии и воз­глав­ил один из от­р­я­дов кор­ей­ско­го со­прот­ив­л­е­ния. В под­ч­и­не­нии у Ким Ин­су бы­ло ок­о­ло трёх ты­сяч бой­цов кот­ор­ые не толь­ко ве­ли парт­и­занс­кие дей­ствия прот­ив японс­ких войск, но и пер­е­да­ва­ли важ­н­ые све­де­ния о пер­е­дви­же­нии япон­цев русс­ким.
- Спа­си­бо, друг!- от­в­е­т­ил сот­н­ик. - Сколь­ко там япон­цев?
- В дер­евне Ча­хан две ро­та пе­хо­та и эс­кад­р­он драг­у­на, в Хау­донг пять ро­та, два эс­кад­р­о­на и пуш­ки. Ты ка­пит­а­на моя от­пус­кай, моя к сво­им на­до боль­на быст­ра!
- Бла­го­да­рю за служ­бу! Ур­яд­н­ик от­пу­сти кор­ей­ца. Вз­в­од спе­шит­ь­ся, перв­ому от­д­е­л­е­нию за­нять по­зи­цию с пра­ва у дор­оги на соп­ке, вт­ор­ому и тре­т­ье­му рас­с­ре­дот­о­чит­ь­ся вд­оль дор­оги и пе­рек­рыть дви­же­ние. Лит­ви­нов и Тур­н­аев, да­вай­те в от­р­яд пре­ду­п­ре­ди­те о япон­цах. Пер­е­да­д­и­те что, я со вз­в­о­дом бу­ду жд­ать их здесь.
- Слу­ша­юсь гос­по­дин сот­н­ик! - Лит­ви­нов и Тур­н­аев га­ло­пом пом­ча­л­ись на­зад к от­р­я­ду.
Ка­за­ки вз­в­о­да спе­ши­л­ись и за­ня­ли ук­а­зан­н­ые по­зи­ции. Ко­не­в­о­ды от­в­е­ли ко­ней по­даль­ше от дор­оги и спрят­а­ли их в не­бо­льшой оси­но­вой ро­щи­це. Вы­брав вы­год­н­ые по­зи­ции ка­за­ки рас­с­ре­дот­о­чи­л­ись це­пью вд­оль обо­их стор­он дор­оги. Сот­н­ик с подъе­с­ау­лом рас­по­л­ожи­л­ись на соп­ке по пра­вой стор­оне дор­оги с де­сят­ью ка­за­к­ами.
- Ур­яд­н­ик Кор­ып­ов, ко мне! - поз­вал сот­н­ик.
Ур­яд­н­ик расс­тав­ив бой­цов, быст­ро под­н­ял­ся на мак­уш­ку соп­ки. Фё­дор Кор­ып­ов был ро­дом из по­сёл­ка Тигир­екс­к­ого ста­ни­цы Чар­ышс­кой. Сред­н­их лет, не­вы­с­ок­ого ро­с­та, су­хо­го те­лос­ло­же­ния сам по рож­д­е­нию гор­ец, по­ни­мал толк в за­са­де в гор­ах. Ешё слу­жа сроч­н­ую в 3-ем ка­за­ч­ьем пол­ку в Зай­сане, он не раз участ­во­в­ал в по­им­ке бар­ант­а­ч­ей при­шедш­их с кит­ай­ской стор­о­ны. За вре­мя служ­бы в Кор­ее пок­а­зал се­бя как ис­пол­н­и­т­ель­ный и тол­к­о­в­ый ун­т­ер-офи­цер и поль­зо­в­ал­ся ува­же­ни­ем у ка­за­к­ов сво­ей сот­ни.