Галина Садко - О коте Кузе, безденежных хозяевах, защитниках живо
На порт­а­ле Delfi бы­ла опуб­л­и­к­о­в­а­на стат­ья о ко­те Ку­зе, выз­вав­шая него­до­в­а­ние ком­мент­ат­ор­ов. В ней гов­ор­и­л­ось о хо­зяе­вах, кот­ор­ые каст­рир­о­в­а­ли ко­т­ен­ка вар­в­арс­ким спо­со­бом в дом­аш­н­их услов­иях. Как нар­од­н­ый жур­н­а­л­ист Delfi я ре­ши­ла под­роб­н­ее расс­ле­до­в­ать этот слу­чай и уз­н­а­ла под­роб­н­о­с­ти у по­дру­ги, сдав­шей не­с­част­н­ое жив­от­н­ое в при­ют.
Вот что она расс­ка­за­ла. Хо­зяе­ва, вполне при­л­ич­н­ые лю­ди, ник­ак­ие не са­д­и­с­ты и не изв­ер­ги, зав­е­ли ма­л­ень­ко­го бе­ло­го кот­ика для свое­го сы­на-подр­ост­ка. Наз­в­а­ли его Ку­зей.
А в мар­те уже под­р­ос­ший го­до­в­а­л­ый кот, по сво­ей ко­ша­ч­ьей прир­о­де, стал мет­ить свою терр­ит­ор­ию. Ве­щи, мягк­ая ме­бель, обувь сра­зу приш­ли в пол­н­ую негод­н­ость. Хо­зяе­ва, в кри­зис­н­ое вре­мя оба по­т­ер­яв­шие ра­б­оту и еле-еле сво­див­шие кон­цы с кон­ца­ми, не смог­ли вы­де­лить из свое­го скуд­н­ого бюд­же­та де­нег на стeри­л­и­за­цию ко­та.
По­мочь в этом во­про­се изъ­яви­ла жел­а­ние со­сед­ка, кот­о­р­ая, як­о­бы, уже про­в­о­ди­ла так­ие опер­ации со свои­ми пит­ом­ца­ми и увер­и­ла хо­зя­ев в пол­ной без­оп­ас­н­о­с­ти этой про­це­ду­ры. Из-за пол­н­ого от­с­ут­ствия де­неж­н­ых средств (опер­ация в кли­ни­ке сто­ит от 40 до 60 ев­ро) се­мья ре­ши­ла ей дов­ер­ит­ь­ся. Но пос­ле нек­в­а­л­ифи­цир­о­в­ан­н­ого вме­ша­тельст­ва на­ч­а­лось ос­лож­н­е­ние.
Хо­зяй­ка, силь­но пер­ежи­ва­ла, пы­тал­ась, как мог­ла, обл­ег­ч­ить му­че­ния свое­го лю­б­им­ца, пос­т­оян­но про­мы­ва­ла заг­но­ив­ший­ся уча­сток пер­ек­и­сью во­дор­о­да, да­ва­ла ко­ту лек­арст­ва. Но к ве­тер­и­на­ру, опять же, из-за не­х­ват­ки де­нег, не об­рат­ил­ась.
Ув­и­дев стра­д­а­ния ко­та и по­дру­ги, знак­ом­ая этой се­мьи ре­ши­ла от­вез­ти кот­ика в при­ют. Она по­ду­ма­ла: “Там же лю­б­ят жив­от­н­ых, там не от­к­ажут, по­мо­гут”. И она по­в­е­з­ла его в Тал­л­инн.
Пер­вая же фра­за, кот­орой ее там вс­трет­и­ли, бы­ла: “За­ч­ем вы его сю­да при­в­ез­ли? Мы не при­мем!”. С боль­шим тру­дом уда­лось угов­ор­ить ра­б­от­н­и­к­ов при­ю­та при­нять ко­та и от­прав­ить из­му­чен­н­ое жив­от­н­ое в ве­тер­и­нар­н­ую кли­ни­ку, где за­щит­н­ики жив­от­н­ых сра­зу выз­ва­ли по­ли­цию и на­пи­са­ли зая­в­л­е­ние. На хо­зя­ев зав­е­ли уго­л­ов­н­ое де­ло, мот­ив­ир­уя это тем, что ко­ту не бы­ло ок­а­за­но проф­ес­с­ио­н­аль­ное ле­че­ние. Те­перь им, без­р­а­б­от­н­ым, гро­зит су­деб­н­ое раз­б­ир­а­тель­ство и при­л­ич­н­ый де­неж­н­ый штраф, ес­ли еще и не ус­лов­н­ый срок.
По­дру­га же, сдел­ав­шая доб­рое де­ло, об­рат­ив­шись в при­ют, по­ня­ла, что пос­л­ов­и­ца “Бл­аги­ми на­мер­е­ния­ми вы­стл­ан путь в ад” прав­иль­на на все сто про­цент­ов. И те­перь преж­де чем по­мочь, она мн­ого раз по­ду­ма­ет, сто­ит ли спа­сать жив­от­н­ое, подс­тав­ляя че­лов­е­чес­кие судь­бы.
К сло­ву ска­зать, у той жен­щи­ны, так неу­дач­но пров­едш­ей опер­ацию, чет­ве­ро ма­л­ень­ких де­тей, и она их под­ни­ма­ет од­на без му­жа. Она то­же пер­ежи­ва­ет весь этот слу­чай и про­сит по­нять ее, что она не из­де­вал­ась над бед­н­ым кот­ом, не му­чи­ла жив­от­н­ое, не ли­ша­ла его жиз­ни, а из луч­ших по­буж­д­е­ний, по­ни­мая, что у се­мьи нет де­нег на проф­ес­с­ио­н­а­лов, пы­тал­ась по­мочь.
Но вот так пол­у­чи­л­ось очень тра­гич­но и с пос­л­ед­ствия­ми для вс­ех. Ей то­же был пре­по­дан боль­шой жиз­н­ен­н­ый ур­ок: не нуж­но брать­ся за де­ло, в кот­ор­ом ты ни­ч­его не смыс­лишь.
А кот­ику Ку­зе на ле­че­ние сер­д­о­боль­ные граж­д­ане — за что им огром­н­ое спа­си­бо — пер­ев­е­ли на счет при­ю­та ок­о­ло 2200 ев­ро. И он пос­ле успеш­ной опер­ации в кли­ни­ке увер­ен­но идет на попр­ав­ку.
И в за­к­лю­ч­е­ние хо­чет­ся ска­зать: это прек­рас­но, что у нас так за­щи­ща­ют жив­от­н­ых, но не на­до все же за­б­ы­вать и о лю­дях, кот­ор­ые пос­т­ав­л­е­ны в так­ие труд­н­ые жиз­н­ен­н­ые услов­ия и по­рой про­с­то не жив­ут, а вы­жи­ва­ют. А у нас жив­от­н­ых лю­б­ят гор­аз­до боль­ше. Вспом­н­им хо­тя бы ис­тор­ию о боль­ной дев­оч­ке и трав­мир­о­в­ан­ной со­ба­ке, на сче­та кот­ор­ых бы­ло по­жерт­во­в­а­но — ре­бен­ку 60 000 крон, жив­от­н­ому — 130 000.