Шигуре Тоу - Сборник эротики 1
Жи­га­ло
Как же ма­нит вол­шеб­ный мир про­даж­ной люб­ви. И ес­ли к жен­щи­нам тру­же­ни­цам са­мой древ­ней про­фес­сии мы уже все дав­но при­вык­ли, то муж­чи­на кур­ти­зан в но­вин­ку для мно­гих обы­ва­те­лей да­же мно­го­мил­ли­он­ных ме­га­по­ли­сов. И вот мо­ло­дым по­дру­гам за­хо­те­лось по­про­бо­вать на се­бе пре­ле­сти этой эк­зо­ти­ки для ис­ку­шен­ных. По­смот­рим, ку­да за­ве­дут их та­кие же­ла­ния.
Мы ча­сто со­би­ра­ем­ся с дев­чон­ка­ми в ка­фе. И об­суж­да­ем вся­кую ерун­ду, что при­дет к нам в го­ло­ву. Как-то раз мы об­суж­да­ли по­пу­ля­цию бе­лых вол­ков, а по­том рез­ко пе­ре­шли на пи­рож­ные, и тут же пе­ре­ско­чи­ли на по­ли­ти­ку, как на­ше­го го­су­дар­ства, так и Ев­ро­со­ю­за. Ну и, ко­неч­но же, не од­ни на­ши по­си­дел­ки не мо­гут обой­тись без чи­сто жен­ских тем, та­ких как «кос­ме­ти­ка», «одеж­да» и «му­жи­ки». Те­ма про­ти­во­по­лож­но­го по­ла всплы­ва­ла все­гда вне­зап­но и все­гда под раз­ной точ­кой зре­ния. Един­ствен­ное что мне нра­ви­лось, мы ни­ко­гда не об­суж­да­ли кон­крет­ных лич­но­стей, или сво­их пар­ней. Толь­ко кон­крет­ное при­сут­ствие та­ко­го фе­но­ме­на как «муж­чи­ны» на зем­ле.
И вот се­го­дня у ме­ня за­пла­ни­ро­ва­на оче­ред­ная встре­ча с дев­чон­ка­ми. Я вы­хо­жу из трам­вая и вды­хаю при­ят­ный лет­ний воз­дух. По­го­да то, что на­до, и я, цо­кая каб­луч­ка­ми, по­шла к ме­сту встре­чи, ог­ля­ды­вая ссу­ту­лив­ших­ся про­хо­жих сред­не­го воз­рас­та и, мо­ло­дежь что шум­ны­ми ком­па­ни­я­ми про­но­сят­ся ря­дом по толь­ко им из­вест­ным марш­ру­там.
Солн­це яр­ко осве­ща­ло ули­цу и я, улы­ба­ясь, быст­ро до­бра­лась до нуж­но­го мне ка­фе, в ко­то­ром уже си­де­ла часть мо­их по­дру­жек. Они тут же ме­ня по­при­вет­ство­ва­ли и как-то хит­ро улыб­нув­шись, по­хло­па­ли ру­кой по ди­ван­чи­ку, на ко­то­ром си­де­ли. Я быст­ро под­хва­ти­ла на­стро­е­ние и, за­ка­зав глис­се, по­смот­ре­ла на по­друг, во­про­си­тель­но кач­нув го­ло­вой. Те пе­ре­гля­ну­лись и на­ча­ли объ­яс­нять при­чи­ну их по­ве­де­ния.
Па­ру встреч на­зад мы об­суж­да­ли муж­чин-стрип­ти­зе­ров и жи­га­ло в част­но­сти. И вот Яноч­ке, де­воч­ке, ко­то­рая сму­ща­ет­ся при лю­бом на­ме­ке на ин­тим, при­шла в го­ло­ву за­ме­ча­тель­ная идея, снять но­мер в оте­ле на сут­ки и при­гла­сить жи­га­ло или стрип­ти­зе­ра. Все тут же со­гла­си­лись. Во-пер­вых, по­нра­ви­лась са­ма идея, во-вто­рых, это пред­ло­жи­ла Яна, и всем бы­ло ин­те­рес­но по­смот­реть, как да­ле­ко за­ве­дет ее та­кая лю­бо­зна­тель­ность.
Я на сто про­цен­тов под­дер­жи­ва­ла план по­друг. Мне и са­мой бы­ло очень ин­те­рес­но хоть раз в жиз­ни вос­поль­зо­вать­ся услу­га­ми муж­чин вы­брав­ших се­бе та­кую про­фес­сию. Хо­те­лось по­смот­реть на ухо­жен­но­го, кра­си­во­го, на­ка­чен­но­го муж­чи­ну.
Мои фан­та­зии унес­ли ме­ня так да­ле­ко, что по­дру­гам при­шлось вер­нуть ме­ня на греш­ную зем­лю по­дер­ги­ва­ни­ем за ру­кав коф­точ­ки. Я по­смот­ре­ла, на них скор­чив гри­ма­су а ля «уже и по­меч­тать нель­зя», и вер­ну­лась к об­суж­де­нию. А об­суж­да­ли мы, в ос­нов­ном ме­сто про­ве­де­ния «ме­ро­при­я­тия» и финан­со­вый во­прос.
Дев­чон­ки на­пе­ре­бой пред­ла­га­ли раз­лич­ные го­сти­ни­цы и хо­сто­сы. Но каж­дый ва­ри­ант чем-то, да не под­хо­дил, и при­хо­ди­лось его от­бра­сы­вать, рас­смат­ри­вая но­вый. И толь­ко спу­стя па­ру ча­сов мы при­шли к об­ще­му мне­нию. Да­же немно­го успо­ко­и­лись и пе­ре­дох­ну­ли. Од­на­ко спо­кой­ствие на­ше бы­ло не дол­гим. Прак­ти­че­ски од­нов­ре­мен­но всем в го­ло­ву при­шла од­на очень ин­те­рес­ная мысль, а от­ку­да мы бу­дем за­ка­зы­вать са­мо­го жи­га­ло. Лич­но я по­доб­ных но­ме­ров и ком­па­ний не зна­ла, да и дев­чон­ки то­же как-то ре­ти­ро­ва­лись и сму­ти­лись от по­доб­но­го во­про­са. Но тут сно­ва всех уди­ви­ла Яноч­ка, ко­то­рая мол­ча, по­ло­жи­ла на сто­лик не при­ме­ча­тель­ную с ви­ду ви­зит­ку. Мне по­счаст­ли­ви­лось взять ее в ру­ки пер­вой.
«Толь­ко для Вас! Толь­ко у нас са­мый кра­си­вые муж­чи­ны, спо­соб­ные удо­вле­тво­рить са­мый взыс­ка­тель­ный вкус».
И даль­ше но­мер те­ле­фо­на с адре­сом.
Я по­вер­те­ла кло­чок ме­ло­ван­но­го кар­то­на в ру­ке на пред­мет осталь­ной ин­фор­ма­ции, и от­да­ла дев­чон­кам, ко­то­рые и так ис­то­ми­лись в нетер­пе­нии. Они чуть ли не столк­ну­лись лба­ми пы­та­ясь про­чи­тать, эти несчаст­ные несколь­ко строк. Я улыб­ну­лась, на­блю­дая за по­доб­ным зре­ли­щем.
Так мы про­си­де­ли еще па­ру ча­сов, де­лясь на­деж­да­ми и, разо­шлись по до­мам, до­го­во­рив­шись о ве­чер­ней встре­че в оте­ле.
И вот про­шло че­ты­ре ча­са нер­во­треп­ки и пу­стых пе­ре­жи­ва­ний пе­ред встре­чей со звез­дою се­го­дняш­не­го со­бра­ния. Как я и ду­ма­ла, дев­чон­ки разо­де­лись, как мог­ли, да и рас­кра­си­лись то­же. Мне, ко­неч­но, ста­ло немно­го смеш­но, но так­же я по­чув­ство­ва­ла об­лег­че­ние. Бо­е­вая рас­крас­ка мо­их по­друг го­во­ри­ла о том, что вол­ну­юсь не толь­ко я.
И вот мы уже в за­ра­нее за­бро­ни­ро­ван­ном но­ме­ре, по­пи­ва­ем за­ка­зан­ное шам­пан­ское, за­ку­сы­вая его фрук­то­вой на­рез­кой. До­жи­да­ем­ся жи­га­ло. Раз­го­вор кле­ил­ся пло­хо, по­это­му все про­сто за­мол­ча­ли, вслу­ши­ва­ясь в ша­ги в ко­ри­до­ре.
На­ко­нец-то мы их до­жда­лись, руч­ка неза­пер­той две­ри про­вер­ну­лась, и в но­мер за­шел кра­си­вый, длин­но­во­ло­сый, муж­чи­на, в чер­ной ат­лас­ной ру­баш­ке, и та­ко­го же цве­та брю­ках, что так под­чер­ки­ва­ли его уз­кие бед­ра. Он про­шел­ся по нам взг­ля­дом, сво­их ка­рих очей и я не знаю как дев­чон­ки, но я за­бы­ла, как ды­шать.
Он при­сел на спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ное для него крес­ло и по­ло­жил но­гу на но­гу, рас­прав­ляя пле­чи, глу­бо­ко и шум­но взды­хая. Я, по-мо­е­му, толь­ко рот не рас­кры­ла. И тут мой взгляд слу­чай­но упал на Яну, ко­то­рая про­сто по­еда­ла на­ше­го го­стя гла­за­ми. Ай да скром­ни­ца.
За­вя­зал­ся диа­лог. Жи­га­ло, что пред­ста­вил­ся Ан­то­ном, успе­вал уха­жи­вать за все­ми на­ми, де­лая ком­пле­мен­ты, да­вая на­ме­ки. От каж­до­го его взг­ля­да в мою сто­ро­ну моя грудь взды­ма­лась ча­ще, а ру­ки на­чи­на­ли по­дра­ги­вать. В го­ло­ве кру­ти­лись раз­лич­ные мыс­ли пошло­го ха­рак­те­ра. Я пред­став­ля­ла, как этот муж­чи­на бе­рет ме­ня на ру­ки и от­но­сит на кро­вать, ак­ку­рат­но кла­дя на нее. Сам на­ви­са­ет свер­ху, и хищ­но ог­ля­ды­вая мое те­ло, впи­ва­ет­ся в уже ис­ку­сан­ные от вол­не­ния гу­бы страст­ным по­це­лу­ем. Как его ру­ки уве­рен­ны­ми, но мед­лен­ны­ми дви­же­ни­я­ми ого­ля­ют мое те­ло, ода­ряя вни­ма­ни­ем каж­дый мил­ли­метр уже тря­су­щей­ся от же­ла­ния раз­го­ря­чен­ной пло­ти. Как он рез­ко раз­ры­ва­ет по­це­луй и про­хо­дит лег­ки­ми уку­са­ми по мо­ей шее, тут же за­ли­зы­вая чуть по­крас­нев­шие ме­ста. Как я на­чи­наю тя­же­лее ды­шать, а его ру­ка по­гла­жи­ва­ет внут­рен­нюю сто­ро­ну мо­е­го бед­ра, про­хо­дя все ни­же и ни­же. Как я вы­ги­ба­юсь на­встре­чу его дви­же­ни­я­ми, под­тал­ки­вая ру­ку к уже мок­рень­кой кис­ке. Но он, ис­ку­шен­ный лас­ка­ми зверь, не спе­шит ис­пол­нить мое же­ла­ние. Толь­ко слег­ка ка­са­ясь неж­ной ко­жи. И вот я не вы­дер­жи­ваю и на­чи­наю сто­нать, из­ви­ва­ясь зме­ей, на­сла­жда­ясь каж­дым при­кос­но­ве­ни­ем к сво­ей ко­же. Он улы­ба­ет­ся и про­би­ра­ет­ся паль­чи­ком под тру­си­ки, тут же встав­ляя его в ме­ня. Я за­ку­сы­ваю ниж­нюю гу­бу, за­жму­ри­ва­ясь. До­во­дя мои ощу­ще­ния до пи­ка, он рас­сте­ги­ва­ет бляш­ку сво­е­го рем­ня, и через па­ру се­кунд я уже ви­жу до­воль­но на­пря­жен­ный боль­шой член. Ан­тон уст­ра­и­ва­ет­ся меж­ду мо­их ног и во­дит го­ря­чей го­лов­кой по ис­те­ка­ю­щей смаз­кой кис­ке, вни­ма­тель­но на­блю­дая за мо­ей ре­ак­ци­ей. И я не вы­дер­жав на­пря­же­ния, на­чи­наю дви­гать бед­ра­ми са­ма, на­са­жи­ва­ясь на столь же­лан­ный ор­ган. Он буд­то толь­ко это­го и ждал, тут же вго­няя его в ме­ня пол­но­стью. Да так, что я чуть не кон­чаю от ощу­ще­ний внут­ри.
Из бур­ной фан­та­зии ме­ня вы­вел звон­кий смех од­ной из по­друг на га­лант­ную тон­кую шут­ку Ан­то­на. Я по­ня­ла, что мое те­ло хо­чет это­го муж­чи­ну. Не про­сто хо­чет, жаж­дет, как за­блу­див­ший­ся в пу­стыне пут­ник жаж­дет хоть кап­ли во­ды. Жар­ко. Мое воз­буж­де­ние не укры­лось от взо­ра жи­га­ло. Он улыб­нул­ся и про­дол­жил об­ще­ние, те­перь уже ино­гда по­гля­ды­вая на ча­сы.
Я зли­лась, силь­но зли­лась. И толь­ко ко­гда он сно­ва об­ра­тил на ме­ня свой взгляд, пошло ог­ля­ды­вая строй­ное те­ло, я об­лиз­ну­лась, да­вая по­нять мои на­ме­ре­ния в от­но­ше­нии него. Он при­под­нял бровь, как бы спра­ши­вая «смо­гу ли я это се­бе поз­во­лить». Я крот­ко кив­ну­ла, по­ни­мая, что по те­лу по­шли му­раш­ки. И как толь­ко его вре­мя вы­шло, и он, встав с крес­ла, по­ки­нул ком­на­ту, я не за­ду­мы­ва­ясь, по­шла за ним. Он ждал око­ло но­ме­ра и тут же об­хва­тил мое те­ло, сво­и­ми силь­ны­ми ру­ка­ми при­жи­мая к се­бе. Я шум­но вы­дох­ну­ла, и мы по­шли на пер­вый этаж к «ре­сеп­ше­ну» сни­мать дру­гой но­мер, в ко­то­ром я уве­рен­на, по­лу­чу все, че­го же­лаю и да­же чуть боль­ше.
Он – Мо­дель
Мы ча­сто слы­шим сло­во шоу биз­нес. Нас ча­сто при­вле­ка­ет жизнь бо­га­тых и зна­ме­ни­тых. Мы за­ви­ду­ем их по­пу­ляр­но­сти, их раз­во­ро­там в глян­це­вых жур­на­лах. Но мы ви­дим толь­ко по­верх­ность, вер­хуш­ку айс­бер­га. Ни­кто из нас и не за­ду­мы­ва­ет­ся, чем так на­зы­ва­е­мым «звез­дам» при­хо­дит­ся жерт­во­вать и чем при­хо­дит­ся по­сту­пать­ся, чтобы бли­стать для нас каж­дый раз все яр­че и яр­че.
Вот оно по­ко­ле­ние же­но­по­доб­ных пар­ней. Мне бы­ло все­го шесть лет, ко­гда моя ма­ма при­ве­ла ме­ня в этот биз­нес пол­ный хищ­ни­ков. Я бы­ла лю­бо­зна­тель­ным ре­бен­ком и во­всю рас­смат­ри­ва­ла сво­их со­пер­ни­ков за ме­сто под солн­цем. И то­гда мой взгляд оста­но­вил­ся на очень ми­лом маль­чи­ке, мо­ем ро­вес­ни­ке. Он, как и я при­шел на ка­стинг со сво­ей ма­мой. У него уже на тот мо­мент бы­ла очень яр­кая и при­вле­ка­тель­ная внеш­ность, но, су­дя по все­му, он ее стес­нял­ся по­то­му, как по­сто­ян­но смот­рел в пол и ино­гда крас­нел. Я дол­го за ним на­блю­да­ла, и от­че­го-то рас­сме­яв­шись, спро­си­ла у ма­мы раз­ре­ше­ния по­го­во­рить с ним. Ма­ма очень уди­ви­лась, но все-та­ки да­ла доб­ро на мой пре­крас­ный ду­шев­ный по­рыв.
Так я по­зна­ко­ми­лась с очень скром­ным и кра­си­вым маль­чи­ком Же­ней. То­гда я и не ду­ма­ла, что ис­то­рия на­ше­го с ним зна­ком­ства про­длит­ся бо­лее два­дца­ти лет. Не ска­зать, что мы с ним ста­ли дру­зья­ми, про­сто я слиш­ком мно­го знаю о его жиз­ни.
На сов­мест­ных за­ня­ти­ях я, бу­дучи очень об­щи­тель­ной, по­сто­ян­но пы­та­лась его рас­тор­мо­шить, вы­ве­сти его на раз­го­вор. Но он от­ве­чал мне толь­ко од­но­слож­ны­ми фра­за­ми и толь­ко из­ред­ка улы­бал­ся, за­то как. Дни, в ко­то­рые он улы­бал­ся, мож­но бы­ло сме­ло на­зы­вать празд­ни­ка­ми.
В та­ком тем­пе про­шло чуть боль­ше ше­сти лет. Шко­ла, агент­ство, дом. И вот по­сле оче­ред­но­го сме­шан­но­го по­ка­за, я очень устав­шая и до­воль­ная про­де­лан­ной соб­ствен­ной ра­бо­той, по­шла, ис­кать Же­ню. Мы с ним ча­сто празд­но­ва­ли окон­ча­ние оче­ред­но­го по­ка­за. Од­на­ко в «при­ме­роч­ной» не ока­за­лось, ни од­но­го зна­ко­мо­го ли­ца. Я по­шла по ко­ри­до­рам к вы­хо­ду, по­ду­мав, что Же­ня очень устал и уже ушел до­мой. Но мои уве­рен­ные ша­ги пре­рвал сдав­лен­ный стон, до­но­сив­ший­ся из-за две­ри без ка­ких ли­бо опо­зна­ва­тель­ных зна­ков. Я при­сло­ни­ла к бе­лой, гру­бо по­кра­шен­ной де­ре­вяш­ке, уш­ком и тут же за­ли­лась крас­кой. Бла­го­да­ря мо­дель­но­му биз­несу, что та­кое секс и от­ку­да бе­рут­ся де­ти, мне объ­яс­нять бы­ло не нуж­но. Но я ни­ко­гда ра­нее не слы­ша­ла, и тем бо­лее не ви­де­ла са­мо­го про­цес­са.
За две­рью сно­ва раз­дал­ся про­тяж­ный стон. И я узна­ла го­лос Же­ни. У ме­ня округ­ли­лись гла­за и я за­та­ив ды­ха­ние, про­дол­жи­ла слеж­ку. Он не кри­чал, по­мо­ги­те, на­обо­рот, его сто­ны бы­ли уве­рен­ны­ми и вы­ра­жа­ли удо­воль­ствие. Мне ка­за­лось, что я слы­шу да­же его ды­ха­ние. От все­го это­го мое ли­цо силь­но по­крас­не­ло, и да­же уши за­го­ре­лись, а серд­це на­ча­ло от­бы­вать бе­ше­ный ритм в гру­ди. Еще не офор­мив­ши­е­ся нож­ки немно­го по­дра­ги­ва­ли, а руч­ки на­ча­ли мять си­нюю юбоч­ку. Хо­те­лось узнать боль­ше, уви­деть все сво­и­ми гла­за­ми, но страх быть пой­ман­ной за по­доб­ным за­ня­ти­ем, ока­зал­ся силь­нее лю­бо­пыт­ства и я про­сто ушла.
Толь­ко сей­час я по­ни­маю, что то­гда пер­вый раз ис­пы­та­ла на­сто­я­щее воз­буж­де­ние. То­гда я впер­вые са­ма услы­ша­ла что-то за­прет­ное, да еще и свя­зан­ное с мо­им зна­ко­мым. Эта ис­то­рия еще очень дол­гое вре­мя бу­до­ра­жи­ла мое во­об­ра­же­ние, по­это­му пер­вые па­ру недель не мог­ла нор­маль­но об­щать­ся с Же­ней, ко­то­рый ка­зал­ся мне уже со­всем дру­гим че­ло­ве­ком, про­сто мне­ние о че­ло­ве­ке, немно­го по­ме­ня­лось. Его об­раз пред­стал для ме­ня с дру­гой сто­ро­ны, от­крыл но­вую грань.
Как по за­ко­ну под­ло­сти я все ча­ще ста­но­ви­лась неча­ян­ной сви­де­тель­ни­цей Же­нен­ных лю­бов­ных по­хож­де­ний. И каж­дый раз мне не хва­та­ло ду­ху про­сто при­от­крыть дверь. И каж­дый раз я про­сто ухо­ди­ла, воз­буж­ден­ная и обо­злен­ная на Же­ню, на его лю­бов­ни­ков и на се­бя в том чис­ле. Каж­дый раз, за­кры­вая гла­за пе­ред бла­жен­ным сном, я вспо­ми­на­ла сто­ны сво­е­го кол­ле­ги. Вспо­ми­на­ла и пред­став­ля­ла се­бя на ме­сте то его, то его лю­бов­ни­ков. Бу­дучи на тот мо­мент еще дев­ствен­ни­цей, я не мог­ла се­бе поз­во­лить ак­тив­ную сти­му­ля­цию, по­это­му про­сто тро­га­ла се­бя, каж­дый раз ру­га­ясь из-за то­го, что тру­си­ки ста­но­ви­лись мок­ры­ми и лип­ки­ми.
Вре­мя про­ле­та­ло, неза­мет­но неся за со­бой сме­ну лет про­сто с бе­ше­ной ско­ро­стью. И вот нам уже по сем­на­дцать лет. Но­вый год и нас с Же­ней при­гла­си­ли на кор­по­ра­тив­ную ве­че­рин­ку в агент­стве. Пьян­ка на­ме­ча­лась гло­баль­ная, это был хо­ро­ший год, бы­ло что вспом­нить, по­это­му я без раз­ду­мий со­гла­си­лась. А вот Же­ня на­чал от­пи­рать­ся, и ис­кать глу­пые как мне по­ка­за­лось по­во­ды для от­ка­за.
Тот мо­мент я пом­ню как сей­час. К ху­день­ко­му Жене по­до­шел один из на­ших ме­не­дже­ров и, гру­бо схва­тив его за от­но­си­тель­но тон­кую ру­ку, на­кло­нил­ся к его уш­ку. Что кон­крет­но ме­не­джер про­шеп­тал Жене, я не знаю, но тот как-то сра­зу втя­нул го­ло­ву в пле­чи и, за­ку­сив ниж­нюю гу­бу гу­сто крас­нея, утвер­ди­тель­но кив­нул. Я то­гда по­ду­ма­ла, о том, что точ­но уви­жу что-то при­ме­ча­тель­ное на этом ве­че­ре.
Агент­ство не по­ску­пи­лось и сня­ло для гу­лян­ки хо­ро­ший клуб, за­ка­за­ло хо­ро­шую шоу про­грам­му. На­ро­ду бы­ло мно­го, и все мы рас­сре­до­то­чи­лись по несколь­ким за­лам за сто­ли­ка­ми, ожи­дая боя ку­ран­тов, ко­то­рые и не со­би­ра­лись слу­шать. Я си­де­ла за од­ним сто­ли­ком с дру­ги­ми де­вуш­ка­ми мо­е­го воз­рас­та и, по­тя­ги­вая кок­тейль, ста­ра­лась не вы­пус­кать Же­ню из сво­е­го по­ля зре­ния. Раз­го­во­ры мо­их сверст­ниц ме­ня ин­те­ре­со­ва­ли не силь­но, по­это­му я боль­ше при­слу­ши­ва­лась к му­зы­ке, что до­воль­но гром­ко зву­ча­ла на весь зал из огром­ных, на мой взгляд, ди­на­ми­ков.
Все ве­се­ли­лись, тан­це­ва­ли, пи­ли, об­ща­лись, а я до дро­жи в но­гах все че­го-то жда­ла. И су­дя по все­му, до­жда­лась. К сто­ли­ку, за ко­то­рым си­дел Же­ня, по­до­шли наш ме­не­джер и несколь­ко муж­чин пре­зен­та­бель­но­го ви­да, су­дя по все­му но­вые кли­ен­ты. Они тут же при­со­еди­ни­лись к шум­ной ком­па­нии, то­го сто­ли­ка, вк­ли­ни­ва­ясь в бе­се­ду, ча­сто по­гля­ды­вая на Же­ню, а точ­нее на его шею, ру­ки, фигу­ру. Мне не по­нра­вил­ся этот взгляд, буд­то сви­нью на ба­за­ре вы­би­ра­ли.
Ве­чер дви­гал­ся к сво­е­му апо­гею, и я за­ме­ти­ла, как мои кол­ле­ги ста­ли по­гля­ды­вать на объ­ек­тов сво­их мок­рых снов уже да­ле­ко не трез­вы­ми от­кро­вен­ны­ми взг­ля­да­ми. И но­вые зна­ко­мые Же­ни не бы­ли ис­клю­че­ни­ем. Они что-то ска­за­ли ме­не­дже­ру и, тот в свою оче­редь кив­нул Жене. Юно­ша на­пряг­ся, и с недо­воль­ным ви­дом встал из-за сто­ла, двое но­вых зна­ко­мых за ним. Так как Же­ня не про­щал­ся с людь­ми, я пред­по­ло­жи­ла, что тро­и­ца на­пра­вит­ся в при­ват­ную зо­ну, так на­зы­ва­е­мо­го «чил-аута», и не ошиб­лась. От­ста­вив вы­со­кий бо­кал с кок­тей­лем в сто­ро­ну, я на­пра­ви­лась за ни­ми, ста­ра­ясь не при­вле­кать к се­бе вни­ма­ния. Несмот­ря на гром­кую му­зы­ку, я слы­ша­ла каж­дый удар сво­е­го серд­ца, а мыс­ли ро­ем кру­жи­лись в го­ло­ве, при­во­дя до­во­ды, как в поль­зу мо­е­го су­ма­сшед­ше­го по­ступ­ка, так и про­тив него. Но но­гам бы­ло все рав­но на, то, что тво­ри­лось в го­ло­ве, они уве­рен­но нес­ли ме­ня к ме­сту бу­ду­щей вак­ха­на­лии. И вот я на ме­сте. По­лу­мрак и ку­ча за­на­ве­сок поз­во­ли­ли мне за­нять удоб­ную по­зи­цию для на­блю­де­ния.
Двое муж­чин об­сту­пи­ли Же­ню и на­ча­ли мед­лен­но его раз­де­вать. Я сглот­ну­ла и за­дер­жа­ла ды­ха­ние. Их ру­ки на­ча­ли лас­кать его ого­лен­ный торс, про­хо­дя по каж­до­му сан­ти­мет­ру блед­ной ко­жи. От мо­е­го взг­ля­да не укры­лось, как Же­ня стал ды­шать ча­ще, немно­го вздра­ги­вая, от яко­бы неж­ных при­кос­но­ве­ний. Он за­про­ки­нул го­ло­ву, поз­во­ляя тво­рить со сво­им те­лом все, что взбре­дет в го­ло­ву к тем из­вра­щен­цам. Я ча­ще за­ды­ша­ла, и за­ку­си­ла ниж­нюю гу­бу, не в си­лах ото­рвать­ся от зре­ли­ща. А тем вре­ме­нем муж­чи­ны уже пол­но­стью раз­де­ли Же­ню и за­ста­ви­ли его про­гнуть­ся в спине. Один сто­ял у го­ло­вы Же­ни, дру­гой под­дер­жи­вал ру­кой его бед­ра и по­гла­жи­вал яго­ди­цы. Же­ня немно­го при­под­нял взгляд на муж­чи­ну пе­ред ним и, до­ждав­шись утвер­ди­тель­но­го кив­ка, и щелк­нул бляш­кой его рем­ня. Зуб­ка­ми он взял­ся за со­бач­ку ши­рин­ки и опу­стил ее вниз. Еще па­ру дви­же­ний и изящ­ные паль­чи­ки Же­ни об­хва­ти­ли, уже осво­бож­ден­ный от пле­на бок­се­ров, член муж­чи­ны, сде­лав па­ру по­сту­па­тель­ных дви­же­ний. Он по­це­ло­вал его го­лов­ку, а за­тем про­шел­ся кон­чи­ком языч­ка по всей длине ор­га­на. Еще се­кун­ду и, он чуть силь­нее при­от­крыв ро­тик, во­брал в се­бя весь член муж­чи­ны, рас­слаб­ляя гор­ло. По­ме­ще­ние тут же на­пол­ни­лось хлю­па­ю­щи­ми зву­ка­ми и сдав­лен­ны­ми сто­на­ми. Муж­чи­на на­чал дви­гать бед­ра­ми, про­ни­кая в ро­тик Же­ни глуб­же, и по­гла­дил его по го­ло­ве, уби­рая непо­слуш­ные пряд­ки его во­лос за уш­ко. Тут Же­ня вздрог­нул, и я пе­ре­ме­сти­ла взгляд на дру­го­го участ­ни­ка «трой­нич­ка». Тот об­ли­зал два сво­их паль­ца и на­чал про­со­вы­вать их в ды­роч­ку юно­ши, раз­ра­ба­ты­вая про­ход. Но­ги Же­ни на­ча­ли дро­жать, и он дви­гал бед­ра­ми поз­во­ляя про­ник­нуть в него глуб­же. Муж­чи­на рык­нул и, вы­нув паль­цы, при­ста­вил свой член к от­вер­стию Же­ни, на­чал мед­лен­но вхо­дить. Юно­ша всхлип­нул, и глу­бо­ко вздох­нул, но минет, не пре­кра­тил. На­обо­рот, его дви­же­ния ста­ли бо­лее агрес­сив­ны­ми, и рва­ны­ми. Муж­чи­на, что уже пол­но­стью во­шел в Же­ню на па­ру се­кунд за­дер­жав­шись, на­чал рва­ные, но мед­лен­ные, как бы неуве­рен­ные, толч­ки, под­дер­жи­вая бед­ра юно­ши ру­ка­ми. Да­лее и во­все пе­ре­ме­стив од­ну ру­ку на уже по­ряд­ком на­бух­ший член юно­ши, на­чал его лас­кать, от че­го Же­ня свел ко­ле­ни.
По ком­на­те про­шел­ся по­лу­крик-по­лу­рык и то­му муж­чине, что де­ла­ли, минет, кон­чил пря­мо в ро­тик Же­ни, от­сту­пая от него, по­пут­но вы­тас­ки­вая ор­ган. Юно­ша од­ним глот­ком про­гло­тил се­мя и об­лиз­нул­ся, под­ни­мая взгляд на до­воль­но за­ку­рив­ше­го муж­чи­ну. Дру­гой по­нял, что те­перь мож­но спо­кой­но по­ме­нять по­зу, тут же вос­поль­зо­вал­ся этим. По­ва­лив по­дат­ли­вое те­ло юно­ши на по­душ­ки, пе­ре­вер­нув его к се­бе ли­цом и, за­ки­нув его но­ги се­бе на пле­чи, стал агрес­сив­нее дви­гать бед­ра­ми, не сдер­жи­вая сто­нов. Муж­чи­на сде­лал еще па­ру толч­ков и, вый­дя, кон­чил Жене на жи­во­тик. Они ска­за­ли юно­ше что-то на счет ра­бо­ты и, одев­шись, ушли, оста­вив его вы­рав­ни­вать ды­ха­ние в оди­но­че­стве.
Я бо­я­лась по­ше­ве­лить­ся, и сто­я­ла, пы­та­ясь унять дрожь в но­гах. Ме­ня под­таш­ни­ва­ло. Я смот­ре­ла мно­же­ство пор­но, но вжи­вую ощу­ти­ла со­вер­шен­но дру­гие ощу­ще­ния. Же­ня вы­тер­ся и, сплю­нув на пол, на­дел ниж­нее бе­лье и мод­ные джин­сы.
- Да лад­но, вы­хо­ди уже. – Про­из­нес он, а у ме­ня за­мер­ло серд­це. И взве­сив все за и про­тив, я вы­шла из-за штор, опу­стив го­ло­ву, буд­то на­шко­див­ший ко­те­нок. – По­нра­ви­лось пред­став­ле­ние? – От его слов мне за­хо­те­лось пла­кать. В них бы­ла не столь­ко зло­ба, сколь­ко уста­лость. По­ка­за­лось, что та­кие си­ту­а­ции дав­но во­шли в при­выч­ный рас­по­ря­док его дня.
- Про­сти. – Толь­ко и смог­ла я из се­бя вы­да­вить, те­ре­бя шну­рок ма­лень­кой су­моч­ки, что дер­жа­ла в ру­ках.
- Не парь­ся, это все­го лишь ра­бо­та. – Он на­ки­нул ру­баш­ку и, по­пра­вив во­ло­сы, ушел, а я рух­ну­ла на пол. Мои ру­ки дро­жа­ли, а из глаз все-та­ки по­ли­лись сле­зы. Я за­кри­ча­ла в го­лос, пы­та­ясь вы­плес­нуть стресс. Го­ло­ва аб­со­лют­но очи­сти­лась от мыс­лей, пре­до­став­ляя все ме­сто неза­пла­ни­ро­ван­ной ис­те­ри­ке.
Мно­го во­ды утек­ло с то­го вре­ме­ни, но тот но­вый год я не за­бу­ду ни­ко­гда. До сих пор пом­ню все по­дроб­но­сти дей­ства. Я уже дав­но оста­ви­ла мо­дель­ный биз­нес, и на­шла свое при­зва­ние в ре­кла­ме. А вот Же­ня, ло­жась под нуж­ных лю­дей, до­бил­ся при­зна­ния. Его це­ни­ли. Им вос­хи­ща­лись. Его до сих пор ве­ли­ко­леп­ное те­ло и ли­цо по­сто­ян­но пест­ре­ло на об­лож­ках глян­це­вых жур­на­лов, бан­не­ров и те­ле­пе­ре­да­чах о мо­де. С то­го слу­чая мы прак­ти­че­ски не об­ща­лись. И толь­ко ко­гда ме­ня при­гла­си­ли со­ста­вить кон­цепт идею для но­во­го брен­да, я узна­ла, что Же­ня яв­ля­ет­ся ли­цом их про­дук­ции. Не ска­зать, что я бы­ла ра­да встре­че, я про­сто ста­ра­лась о ней не ду­мать. А вот Же­ня взял две бу­тыл­ки «го­ря­чи­тель­но­го», и при­шел ве­че­ром в го­сти, об­ра­до­вав­шись, что я все-та­ки не по­ме­ня­ла адрес. Мы дол­го си­де­ли на кухне, вспо­ми­ная и об­суж­дая все, что ко­гда-то бы­ло, все, что мог­ло быть, и все что ра­но или позд­но все-та­ки слу­чит­ся. Он улыб­нул­ся и, я улыб­ну­лась в от­вет, по­ни­мая, что этот че­ло­век го­раз­до чест­нее ме­ня как в ра­бо­те, так и в жиз­ни.
Обыч­ная жизнь
Дет­ские меч­ты ра­но или позд­но усту­па­ют ме­сто бы­то­вым про­бле­мам, у лю­бо­го че­ло­ве­ка в го­ло­ве. И обы­ден­ные дей­ствия ра­но или позд­но вста­ют по­пе­рек гор­ла, пе­ре­кры­вая кис­ло­род сво­е­му хо­зя­и­ну. И тут толь­ко два вы­хо­да, ли­бо сми­рить­ся с сущ­но­стью сво­е­го бы­тия, ли­бо най­ти се­бе но­вое раз­вле­че­ние. Так что впе­ред, все кто устал от бы­та, на­встре­чу при­клю­че­ни­ям.
Все у ме­ня в жиз­ни на­ла­ди­лось. Все свер­ши­лось. Ес­ли се­мья, дом, де­ти, муж хо­ро­ший. Ра­бо­та, дей­стви­тель­но лю­би­мая. Кол­ле­ги ува­жа­ют. Ни в чем не нуж­да­юсь. Гар­мо­ния.
Все на­столь­ко хо­ро­шо, что да­же немно­го под­таш­ни­ва­ет от та­ко­го оби­лия хо­ро­ших мо­мен­тов. Как ска­зал ка­кой-то фило­соф, че­ло­век по­зна­ет мир через стра­да­ния и боль, так он раз­ви­ва­ет­ся. Ес­ли ве­рить это­му вы­ска­зы­ва­нию, это я оста­но­ви­лась в сво­ем раз­ви­тии, ста­ла де­гра­ди­ро­вать. И ме­ня это раз­дра­жа­ет.
Всю жизнь я стре­ми­лась к са­мо­по­зна­нию, хо­те­ла ре­а­ли­зо­вать свои ам­би­ции, раз­ви­вать­ся как лич­ность, как че­ло­век. Пусть это про­зву­чит глу­по, я все­гда бо­я­лась стать обыч­ным че­ло­ве­ком, се­рой мас­сой. Той са­мой жен­щи­ной, что об­суж­да­ет с по­дру­га­ми це­ны на рын­ке, удоб­ную и не до­ро­гую одеж­ду, хва­ста­ет­ся тем, что ее муж с ру­ка­ми, да и в по­сте­ли не плох, об­суж­даю дру­гие, ме­нее бла­го­по­луч­ные це­ли. И вот имен­но та­кой я и ста­ла. Ста­ла тем, кто бо­ит­ся сво­ей жиз­ни, сво­ей бла­го­по­луч­ной, счаст­ли­вой жиз­ни. На­вер­ное, я про­сто с жи­ру бе­шусь.
Но я са­ма сде­ла­ла се­бя та­кую жизнь. Она до­ста­лась мне не так лег­ко. За эту се­мью я бо­ро­лась, тер­пе­ла нуж­ды, да­же шла по го­ло­вам. И я пре­крас­но по­ни­ма­ла, к че­му это при­ве­дет, вот толь­ко я не ду­ма­ла, что это так быст­ро мне на­до­ест. И те­перь как лю­бой пред­при­им­чи­вый че­ло­век, до­бив­шись же­лан­ной це­ли, я ищу се­бе но­вую го­ру, для по­ко­ре­ния. Вот толь­ко по­ка что ме­ня ждет на вер­шине сле­ду­ю­щей го­ры, я не знаю. Да­же не до­га­ды­ва­юсь, но плыть по те­че­нию мне очень на­до­е­ло.
И вот сей­час, вы­ку­ри­вая утрен­нюю си­га­ре­ту, за чаш­кой аро­мат­но­го чая, я на­блю­даю, как мои до­мо­чад­цы со­би­ра­ют­ся на ра­бо­ту и в шко­лу. Го­во­рят мне «доб­рое утро», зав­тра­ка­ют. Я по­мо­гаю му­жу пра­виль­но и кра­си­во по­вя­зать гал­стук. И через час слы­шу щел­чок за­кры­ва­ю­щей­ся на ключ две­ри.
Я пе­чаль­но смот­рю на еще не мы­тую по­су­ду и за­ку­ри­ваю сле­ду­ю­щую си­га­ре­ту, за­пи­вая вкус та­ба­ка во рту уже остыв­шим, но все еще вкус­ным ча­ем. Грязь на та­рел­ках мо­жет и по­до­ждать, а вот мое ли­ри­че­ское на­стро­е­ние, ско­рее все­го, нет.
У ме­ня се­го­дня вы­ход­ной, но я аб­со­лют­но не знаю чем за­нять­ся. Мож­но про­ва­лять­ся весь день пе­ред те­ле­ви­зо­ром, или про­ве­сти вре­мя за кни­гой, мож­но за­лезть в сеть и по­об­щать­ся с кем ни­будь. Но и это все мне на­до­е­ло.
И вот я вы­пус­каю край­нюю бе­лую струй­ку ды­ма до­ку­рен­ной мною си­га­ре­ты, и ту­шу ее в мед­ной, ста­рой, сав­де­пов­ских вре­мен, пе­пель­ни­це. И опять бро­саю взгляд на по­су­ду. Как го­во­рить­ся гла­за бо­ят­ся, а ру­ки де­ла­ют. Вот ру­ки все и сде­ла­ли. Быст­ро и ак­ку­рат­но. И сно­ва де­лать нече­го.
Пой­ду, по­гу­ляю.
Со­бра­лась быст­ро, я во­об­ще умею быст­ро се­бя в по­ря­док при­во­дить. И вот по­ки­нув квар­ти­ру, я от­пра­ви­лась в парк. Вес­на все цве­тет, и я тут же уви­де­ла мно­же­ство ал­лер­ги­ков, с рас­тер­ты­ми крас­ны­ми но­са­ми. Вес­на.
В пар­ке мно­гие ска­мей­ки бы­ли за­ня­ты мо­ло­ды­ми па­роч­ка­ми, ко­то­рые стес­ня­лись друг дру­га, и ок­ру­жа­ю­щих. Де­вуш­ки по­сто­ян­но ер­за­ют на ска­мей­ках, пы­та­ясь сесть как кра­си­во, так и удоб­но, чтобы не бы­ло вид­но об­вис­ший за зи­му жи­во­тик. Пар­ни, рас­прав­ля­ют пле­чи, чтобы ка­зать­ся бо­лее му­же­ствен­но и взрос­лее.
Пом­ню се­бя в этом воз­расте, и знаю, что все эти сму­ще­ния при­твор­ны. И что у каж­до­го пер­со­на­жа этих па­ро­чек в го­ло­ве од­но и то же. Секс. Гор­мо­ны иг­ра­ют, так ска­зать. Вот толь­ко этот мо­лод­няк еще не по­ни­ма­ет, что их же­ла­ния вполне нор­маль­ны, адек­ват­ны и очень при­ят­ны. Секс во­об­ще при­ят­ная вещь, осо­бен­но ес­ли оба парт­не­ра уме­ют до­став­лять как се­бе, так и дру­го­му удо­воль­ствие.
Вот од­на из па­ро­чек вста­ла со ска­мей­ки и, взяв­шись за ру­ки, по­шла в сто­ро­ну од­но­го из квар­та­лов на­ше­го спо­кой­но­го рай­о­на. Я про­во­ди­ла их взг­ля­дом, и на­ча­ла на­блю­дать за дру­ги­ми ма­ло­лет­ка­ми.
Па­рень на­кло­нил­ся к уш­ку де­вуш­ки и что-то ей про­шеп­тал, от че­го она силь­но сму­ти­лась и роб­ко кив­ну­ла в знак со­гла­сия. Он дву­мя паль­чи­ка­ми взял ее за под­бо­ро­док и ак­ку­рат­но на­крыл ее гу­бы сво­и­ми, на­чи­ная неж­ный по­це­луй. Я улыб­ну­лась этой кар­тине, и по­смот­ре­ла на па­ру на дру­гой ска­мей­ке. Те ока­за­лись по сме­лее, и уже во­всю це­ло­ва­лись, об­ни­мая друг дру­га, хо­тя ско­рее ла­пая, и очень не уме­ло.
Тут у ме­ня из су­моч­ки за­иг­ра­ла при­ят­ная ме­ло­дия. Я до­ста­ла те­ле­фон и по­смот­ре­ла на экран, муж зво­нит.
- Да до­ро­гой.
- А у ме­ня день со­кра­щен­ный, я ско­ро бу­ду до­ма.
- Это хо­ро­шо, бу­ду те­бя ждать.
На этом раз­го­вор был окон­чен, и я сно­ва убра­ла те­ле­фон в су­моч­ку. Вста­ла со ска­мей­ки и по­шла к до­му. Мне нра­вит­ся ло­ги­ка мо­е­го му­жа. Он все­гда мне зво­нит, как вы­хо­дит с ра­бо­ты. То­ли про­сто пре­ду­пре­жда­ет о сво­ем ско­ром воз­вра­ще­нии в ло­но се­мьи, то­ли про­сто бо­ит­ся за­стать, ка­ко­го ни­будь муж­чи­ну в на­шей по­сте­ли и пре­ду­пре­жда­ет, чтобы тот успел со­брать­ся и смыть­ся. Я ни­ко­гда не под­ни­ма­ла эту те­му при му­же, а то вдруг и, прав­да, мне при­спи­чит ему из­ме­нить, а тут та­кой по­да­рок судь­бы в ви­де «пре­ду­пре­жде­ния».
Я по­сме­я­лась сво­им мыс­лям, уже от­кры­вая клю­чом дверь квар­ти­ры. Ме­ня встре­ти­ло мир­ное ти­ка­нье на­стен­ных ча­сов. Я про­шла в го­сти­ную и при­се­ла на вель­ве­то­вый ди­ван­чик, на ко­то­ром ле­жа­ло ку­чу по­ду­ше­чек, ко­то­рые лю­би­ла шить моя млад­шая дочь. И услы­ша­ла, как за­мок сно­ва от­кры­ва­ет­ся и в квар­ти­ру вхо­дит муж. Од­на­ко по­ми­мо его ша­гов, бы­ли и чу­жие, в квар­ти­ру за­шли еще двое. Я уди­ви­лась, и по­шла к две­ри по­смот­реть на вне­зап­ных для ме­ня го­стей.
На ков­ри­ке ра­зу­ва­лись, ве­се­ло сме­ясь, трое. Мой муж, Ана­то­лий, муж­чи­на сред­них лет и до­воль­но мо­ло­жа­вая жен­щи­на. Я по­здо­ро­ва­лась с ком­па­ни­ей и во­про­си­тель­но по­смот­ре­ла на му­жа. Тот пред­ло­жил прой­ти ре­бя­там на кух­ню, а сам по­до­шел ко мне.
- Пом­нишь, я го­во­рил о мо­их зна­ко­мых свин­ге­рах? – Да та­кой раз­го­вор был, ко­гда я дву­смыс­лен­но на­мек­ну­ла му­жу, что мне хо­чет­ся раз­но­об­ра­зия. Что мне хо­чет по­про­бо­вать че­го-то но­вень­ко­го. Од­на­ко я не ду­ма­ла, что мой муж так опе­ра­тив­но при­мет ме­ры, да еще та­кие.
Так что в мо­ей го­ло­ве тут же вы­стро­и­лась до­воль­но за­бав­ная ло­ги­че­ская це­поч­ка, от ко­то­рой я немно­го сму­ти­лась но, все же улыб­нув­шись, одоб­ри­тель­но по­хло­па­ла му­жа по пле­чу. Тот как то нерв­но за­сме­ял­ся, оце­ни­вая мою ре­ак­цию, но ни­че­го не спро­сив, то­же по­шел на кух­ню. Я от­пра­ви­лась сле­дом за ним, мир­но улы­ба­ясь го­стям. Те чув­ство­ва­ли се­бя сво­бод­но, не стес­ня­ясь, раз­гля­ды­ва­ли наш гар­ни­тур.
Муж пред­ста­вил ме­ня на­шим го­стям и те на­ча­ли с ин­те­ре­сом ог­ля­де­ли мою фигу­ру, воз­мож­но при­ки­ды­вая мои воз­мож­но­сти. За­вя­зал­ся раз­го­вор, и я за­ме­ти­ла, что ни­кто из них не мо­жет на­ко­нец-то пе­ре­ве­сти раз­го­вор о на­сущ­ном. Так ска­зать, о це­ли их при­бы­тия в на­шу с лю­би­мым квар­ти­ру.
- Ну что ре­бят­ки, пой­дем в спа­лен­ку, или пря­мо тут нач­нем. – На­бра­лась я наг­ло­сти и, бро­сив необ­хо­ди­мую фра­зу, на­блю­да­ла за ре­ак­ци­ей со­брав­ших­ся. Гость, ко­е­го зва­ли Вик­то­ром, ото­звал­ся пер­вый и при­нял мое пред­ло­же­ние о спальне, вста­вая с та­бу­ре­та. За та­кую сме­лость я по­до­шла к нему и, об­хва­тив его шею сво­и­ми ру­ка­ми, при­встав на но­соч­ки, страст­но впи­лась ему в гу­бы. Тот об­хва­тил мою та­лию и при­жал ме­ня к се­бе.
От Вик­то­ра ис­хо­дил со­блаз­ни­тель­ный аро­мат. Его те­ло пах­ло так при­ят­но, что у ме­ня немно­го за­кру­жи­лась го­ло­ва. Его язык при­ят­но, наг­ло лас­кал мой, а ру­ки на­ча­ли опус­кать­ся с мо­ей та­лии на яго­ди­цы, чуть сжи­мая их, через плот­ную дж­ин­су.
Я разо­рва­ла по­це­луй, про­во­дя кон­чи­ком языч­ка по ниж­ней гу­бе Вик­то­ра и, бро­си­ла взгляд на оша­ра­шен­но­го му­жа, а за­тем и на по­ку­сы­ва­ю­щую гу­бы вто­рую го­стью, Ни­ну.
- Ре­бя­та, в чем де­ло? – На этот раз Вик­тор пре­рвал ти­ши­ну.
Ни­на по­жа­ла пле­ча­ми и доб­ро, улыб­нув­шись, по­до­шла к мо­е­му му­жу и се­ла на его ко­ле­ни, на­чи­ная по­гла­жи­вать его грудь сво­ей ма­лень­кой ла­до­шкой, а гу­ба­ми про­хо­дить по его креп­кой шее. От че­го То­лик на­пряг­ся, но за­тем его гу­бы рас­тя­ну­лись в улыб­ке до­воль­но­го сы­то­го ко­та, и он на­чал вли­вать­ся в про­цесс.
Вик­тор немно­го по­на­блю­дал за этим, и сно­ва об­ра­тил мое вни­ма­ние, на се­бя, немно­го боль­но при­ку­сив ко­жу мо­ей тон­кой шеи. Он при­под­нял ме­ня и за­ста­вил об­хва­тить его бед­ра но­га­ми, тут же уса­жи­вая ме­ня на стол. Да­лее его ру­ки ста­ли рас­сте­ги­вать пу­го­ви­цы на мо­ей ли­ло­вой блуз­ке, ого­ляя пле­чи. Я за­ры­лась сво­и­ми паль­чи­ка­ми в его во­ло­сы, и немно­го мас­си­руя го­ло­ву, плав­но пе­ре­шла на за­ты­лок, а за­тем и на пле­чи, вцеп­ля­ясь в них ко­гот­ка­ми.
Я ис­ко­са по­гля­ды­ва­ла на Ни­ну и Ана­то­лия, что уже ак­тив­но впи­ва­лись в гу­бы друг дру­га, лас­кая свои те­ла, при­кос­но­ве­ни­я­ми кон­чи­ков паль­цев, по­пут­но осво­бож­да­ясь от одеж­ды.
Вик­тор уже пол­но­стью снял с ме­ня блуз­ку и сжал сво­и­ми ру­ка­ми мою грудь, на­чи­ная ее мять, и вы­тас­ки­вать из кру­жев­но­го бе­же­во­го лиф­чи­ка, чуть при­спус­кая его, сни­мать, ви­ди­мо, по­ка не то­ро­пил­ся. От его ласк по мо­ей ко­же про­хо­ди­ли вол­ны жа­ра и дро­жи. Я за­ме­ти­ла, что мое ды­ха­ние немно­го сби­лось, а в ни­зу жи­во­та ста­ло жар­ко.
Ме­ня за­во­ди­ла не столь­ко лас­ки, сколь­ко са­ма си­ту­а­ция. Я на кухне с незна­ко­мым мне прак­ти­че­ски муж­чи­ной за­ни­ма­юсь пе­тин­гом. При этом за на­ми на­блю­да­ет мой муж, ко­то­ро­му уже та­кая же незна­ком­ка уже де­ла­ет минет.
Тут Вик­тор рас­стег­нул мои джин­сы и про­брал­ся ру­кой под ниж­нее бе­лье, за­де­вая паль­чи­ком кли­тор, а за­тем и во­все оста­но­вив­шись на нем на­чал мас­си­ро­вать. Я сжа­ла гу­бы и бук­валь­но на­ча­ла раз­ры­вать ру­баш­ку Вик­то­ра, ца­ра­пая его сво­и­ми ко­гот­ка­ми. Но­ги на­ча­ли силь­но тря­стись, а бед­ра непро­из­воль­но дви­гать­ся на­встре­чу паль­чи­ка­ми, ко­то­рые ме­ня лас­ка­ли.
Вик­тор хищ­но улыб­нул­ся мо­ей ре­ак­ции и при­хва­тил гу­ба­ми моч­ку мо­е­го уш­ка, а паль­ца­ми стал на­дав­ли­вать на вла­га­ли­ще, немно­го вхо­дя внутрь, за­став­ляя ме­ня за­ры­чать.
Ана­то­лий уже кон­чил от уме­лых, су­дя по все­му, ласк Ни­ны и ему по­ка­за­лось ма­ло, так что он по­ва­лил ее на ка­фель­ный и пол, и сно­ва воз­бу­див­шись, уже вхо­дил в нее. От че­го Ни­на вы­гну­ла спи­ну, и под­ста­ви­ла под его гу­бы свою шею.
Я от­толк­ну­ла от се­бя Вик­то­ра и, встав со сто­ла, стя­ну­ла с се­бя джин­сы вме­сте с ниж­ним бе­льем. Он улыб­нул­ся и сам рас­стег­нул свои брю­ки, немно­го при­спу­стив их, ока­за­лось, что он не но­сит ниж­не­го бе­лья и мо­е­му взг­ля­ду пред­стал его уже со­ча­щий­ся смаз­кой член. Вик­тор сно­ва схва­тил­ся за мои яго­ди­цы, при­под­няв мое те­ло и по­сте­пен­но на­чал на­са­жи­вать на свой член свер­ху. Я уже ста­ла по­ра­жать­ся си­лой Вик­то­ра, что под­ни­мал ме­ня слов­но пу­шин­ку.
С мо­их ис­ку­сан­ных губ со­рвал­ся про­тяж­ный стон на­сла­жде­ния, что, по­хо­же, воз­бу­ди­ло мо­е­го неожи­дан­но­го лю­бов­ни­ка силь­нее. И он, вой­дя в ме­ня на пол­ную, стал немно­го при­под­ни­мать мои бед­ра, на­чи­ная дви­же­ния по его ор­га­ну. Я уже не скры­ва­ла сто­нов и, при­жав­шись бли­же к его го­ря­че­му на­ка­чен­но­му те­лу, ощу­ти­мо уку­си­ла за шею. Он рык­нул и пол­но­стью на­са­дил ме­ня на се­бя, про­ни­кая глуб­же, гру­бее. Я по­чув­ство­ва­ла, как те­ло по­кры­ло ис­па­ри­ной.
Кух­ня на­пол­ни­лась сто­на­ми двух жен­щин и ры­ча­ни­ем двух муж­чин. Пах­ло сек­сом, по­хо­тью. Я пол­но­стью от­да­лась во власть про­цес­са, кон­цен­три­ру­ясь на ощу­ще­ни­ях внут­ри ме­ня. На том, как в ме­ня рез­ко вхо­ди­ли, до­ста­вая все глуб­же и глуб­же. Те­ло све­ло су­до­ро­гой, и я по­ня­ла, что кон­чи­ла, со­про­во­див это по­лу­сто­ном-по­лу­кри­ком. Вик­тор вы­шел из ме­ня и, ак­ку­рат­но по­ста­вив на но­ги, стал до­во­дить се­бя до раз­ряд­ки ру­кой. Я то­же взя­лась за его член и ста­ла агрес­сив­но во­дить по нему ру­кой. И вот он обиль­но кон­чил, за­про­ки­нув го­ло­ву, ис­пач­кав как свою, так и мою ру­ку го­ря­чей, вяз­кой жид­ко­стью.
Мой муж, вме­сте Ни­ной то­же уже кон­чи­ли, но То­лик ре­шил кон­чить ей на жи­во­тик, что ис­пол­нил с до­воль­ной улыб­кой.
Я улыб­ну­лась сво­им мыс­лям и про­во­ди­ла го­стей в ван­ную, раз­дав чи­стые по­ло­тен­ца. Вер­ну­лась на кух­ню, и за­ку­ри­ла, до­воль­но смот­ря на му­жа. Он го­лый си­дел на та­бу­рет­ке и от­ды­хал, вос­ста­нав­ли­вая ды­ха­ние. А мне в го­ло­ву при­шла ин­те­рес­ная мысль. А мо­жет и не так пло­хо жить обыч­ной жиз­нью, вот с та­ки­ми вот сюр­при­за­ми от лю­би­мо­го че­ло­ве­ка.
Вер­ши­на
Аль­пи­низм до­воль­но опас­ный спорт, но все боль­ше лю­дей на­чи­на­ет им за­ни­мать, влюб­ля­ясь в го­ры, не ви­дя без них сво­ей жиз­ни. Каж­дый раз, по­ко­ряя все но­вые бо­лее опас­ные вер­ши­ны. Ну и ко­неч­но по­ко­ря­ют эти вер­ши­ны лю­ди, та­кие же лю­ди как мы с ва­ми. И, как и у всех лю­дей, у та­ких спортс­ме­нов про­ис­хо­дят раз­лич­ные ис­то­рии в жиз­ни, и уж тем бо­лее при вос­хож­де­нии.
Что вы зна­е­те о вос­хож­де­нии на го­ру? Что вы зна­е­те об удо­воль­ствие, о том экс­та­зе, ко­гда твои но­ги топ­чут вер­ши­ну оче­ред­но­го тво­е­го олим­па. И, ка­жет­ся, что еще се­кун­да и го­ры нач­нут те­бе ап­ло­ди­ро­вать. Те­бе по­ко­ри­те­лю при­ро­ды, че­ло­ве­ку спо­соб­но­му ее при­ру­чить. Че­ло­ве­ку спо­соб­но­му взо­брать­ся на­столь­ко вы­со­ко и уже не упасть при этом.
Я на­чал за­ни­мать­ся аль­пи­низ­мом до­воль­но дав­но, но этот опас­ный спорт ни­ко­гда не пе­ре­станет бу­до­ра­жить мне кровь. Я жаж­ду но­вых вер­шин, но­вых по­бед. И ко­неч­но у ме­ня есть еди­но­мыш­лен­ни­ки, ко­то­рые и вве­ли ме­ня в этот спорт.
Се­го­дня мы ре­ши­ли взо­брать­ся на неболь­шую го­ру, и про­ве­сти ночь на вер­шине, чтобы утром встре­тить рас­свет на вы­со­те, оче­ред­ной раз се­бя по­ра­до­вать.
Вос­хож­де­ние ока­за­лось не слож­ным, но по­ра­до­ва­ло сво­и­ми неожи­дан­но­стя­ми. Ре­бя­та бы­ли ве­се­лы и пол­ны сил, так что бе­се­да шла лег­ко и непри­нуж­ден­но. Об­суж­да­ли воз­мож­ные бу­ду­щие вос­хож­де­ния, но­вую эки­пи­ров­ку ка­кой-то фир­мы, что про­из­во­дит спорт­то­ва­ры. И несо­мнен­ной те­мой на­ше­го раз­го­во­ра ста­ла но­вень­кая, что недав­но по­чув­ство­ва­ла лю­бовь к го­рам. Ми­лень­кая ма­лень­кая де­вуш­ка Оля, что се­го­дня пер­вый раз вос­хо­дит на го­ру. Так что мы ду­ма­ем от­празд­но­вать ее вто­рой «день рож­де­ние» на пер­вой для нее вер­шине.
Оля бес­страш­но, с эн­ту­зи­аз­мом по­вто­ря­ло за на­ми дви­же­ния, пре­одо­ле­вая вы­сту­пы. Что ра­до­ва­ло и ме­ня и мо­их то­ва­ри­щей. И к кон­цу дня мы на­ко­нец-то до­бра­лись до ме­ста. Нас встре­тил ве­ли­ко­леп­ный за­кат, при­ят­ный про­хлад­ный ве­тер, кра­со­та. Ды­ша­лось немно­го тя­же­ло, но в то­же вре­мя лег­ко. Тем, кто ни ра­зу не был на вер­шине не по­нять это­го. Не вдох­нуть, не по­чув­ство­вать. Это непе­ре­да­ва­е­мые ощу­ще­ния.
Мы по­ста­ви­ли па­лат­ки, укре­пи­ли их, и уже по­зд­ра­вив Олю, что так ми­ло это­му сму­ти­лась, на­ча­ли го­то­вить­ся ко сну. Я за­лез в очень теп­лый спаль­ный ме­шок и уже со­брал­ся ту­шить элек­три­че­ский све­тиль­ник, как за­ме­тил свет­лую го­ло­ву, что за­лез­ла ко мне в па­лат­ку.
- Оля? – Я уди­вил­ся, при­под­няв бровь.
- Мне страш­но спать од­ной, пер­вый раз все-та­ки. – Она сму­ти­лась, и по­ту­пи­ла взгляд.
Я шум­но вздох­нул, но все-та­ки кив­нул, да­вая ей по­ло­жи­тель­ный от­вет на пред­ло­же­ние. Де­вуш­ка быст­ро за­лез­ла ко мне в па­лат­ку, а за­тем и в спаль­ный ме­шок, уст­ро­ив­шись под бо­ком, до­воль­но мур­лык­нув, что-то по­бур­ча­ла се­бе под нос. Я об­нял ее, при­жав к се­бе плот­нее, мо­ти­ви­ро­вав это тем, что так теп­лее. Она не ста­ла со­про­тив­лять­ся, на­обо­рот по­вер­ну­лась ко мне ли­цом и уткну­лась в мою грудь.
Я немно­го на­пряг­ся. Оля бы­ла очень сим­па­тич­ной и ми­лой де­вуш­кой, что вы­зы­ва­ло во мне как в муж­чине раз­ные ас­со­ци­а­ции, фан­та­зии и же­ла­ния. Да и на­строй Оли ме­ня немно­го сму­щал, но боль­ше ра­до­вал.
Она опять что-то про­мур­лы­ка­ла и про­бра­лась сво­ей ма­лень­кой руч­кой мне в шта­ны, немно­го сжав мой член, и про­ве­дя паль­чи­ка­ми по всей длине мо­е­го ор­га­на. Я сжал зу­бы и во­про­си­тель­но на нее по­смот­рел. Она за­дор­но улыб­ну­лась, не пря­ча уве­рен­но­го взг­ля­да и на­ча­ла дро­чить мне уве­рен­нее, по­сте­пен­но на­би­рая темп. Я сдав­лен­но про­сто­нал и, сжав свет­лые Оли на за­тыл­ке, при­бли­зил­ся к ее гу­бам, но она от­ка­за­лась от по­це­луя, по­ло­жив свой паль­чик мне на гу­бы. Я об­ли­зал его, во­про­си­тель­но по­смот­рев ей в гла­за. Она, про­сто мол­ча, от­ри­ца­тель­но по­мо­та­ла го­ло­вой, и чуть силь­нее сжа­ла го­лов­ку мо­е­го воз­буж­ден­но­го ор­га­на.
Черт как же хо­ро­шо, про­сто до без­об­ра­зия при­ят­но. Так что еще па­ру уве­рен­ных по­сту­па­тель­ных дви­же­ний руч­ки Оль­ги, и я кон­чил, рас­сла­бив­шись всем те­лом и вспо­тев. Она со­бра­ла всю спер­му в ла­до­шку и, вы­та­щив ее из шта­нов, на­ча­ла эро­тич­но об­ли­зы­вать. Я сглот­нул, вни­ма­тель­но на­блю­дая за дей­ством. Она толь­ко по­сме­я­лась и, за­кон­чив, чмок­ну­ла мой кон­чик но­са, про­шеп­тав, что как толь­ко спу­стим­ся с го­ры, едем к ней. Она по­ка­жет мне небо в ал­ма­зах.
Да, «день рож­де­ние» у нее, а по­да­рок по­хо­же по­лу­чу я.
Бу­ты­лоч­ка
Жи­ли ли вы ко­гда ни­будь в об­ще­жи­тии? При­хо­ди­лось ли вам де­лить свое ме­сто про­жи­ва­ния с со­вер­шен­но незна­ко­мы­ми людь­ми? Об­ще­жи­тие мо­жет стать для вас адом на зем­ле, а мо­жет стать са­мы­ми ве­се­лы­ми го­да­ми ва­шей мо­ло­до­сти. Го­да­ми при­клю­че­ний, за­бав­ных ис­то­рий. За ко­то­рые по­на­ча­лу стыд­но, но по­том при­ят­но вспо­ми­нать и де­лить­ся с уже но­вым кру­гом об­ще­ния.
Ес­ли ты сту­дент, то про­сто обя­зан жить в об­ще­жи­тии. Про­сто обя­зан ютить­ся в ком­на­те еще с тре­мя та­ки­ми же едо­ка­ми гра­ни­та как ты. Ко­то­рые по­сто­ян­но во­ро­ча­ют­ся во сне, а то и во­все не спя, бор­мо­чут но­чи, на­про­лет, шту­ди­руя учеб­ник пе­ред оче­ред­ным эк­за­ме­ном, где обя­за­тель­но пре­по­да­ва­тель не спра­вед­ли­ва. А это дис­ци­пли­на во­об­ще не долж­на быть на их кур­се.
Так же в об­ще­жи­тии мно­го яр­ких ве­се­лых пер­со­на­жей, по край­ней ме­ре, они мнят се­бя та­ко­вы­ми. Эти ре­бя­та из клу­ба «ве­се­лых и на­ход­чи­вых» мо­гут во­рвать­ся в ва­шу ком­на­ту и на­чать нести оче­ред­ной яко­бы смеш­ной бред. При­чем сме­ют­ся над сво­и­ми шут­ка­ми, толь­ко они са­ми, ну и дев­чон­ки, ко­то­рым эти пар­ни нра­вят­ся. А те на­сла­жда­ют­ся за­дор­ным сме­хом их мо­ло­дых по­друг, и их са­мо­мне­ние взле­та­ет до небы­ва­лых вер­шин.
И все­гда са­мым ве­се­лым пер­со­на­жем об­ще­жи­тия яв­ля­ет­ся вах­тер­ша. Все­гда по­жи­лая, все­гда, что-то жу­ю­щая и смот­ря­щая на те­бя, буд­то ты враг го­су­дар­ства, го­то­вый со­вер­шить ре­во­лю­цию в лю­бой мо­мент. А пе­ре­во­ро­ты она, су­дя, по ее ви­ду, очень не лю­бит. Вот и уст­ра­и­ва­ет до­прос с при­стра­сти­ем каж­до­му про­хо­дя­ще­му.
И ко­неч­но от­дель­но­го вни­ма­ния до­стой­на об­щая кух­ня. Где де­вуш­ки по­сто­ян­но что-то го­то­вят, а пар­ни по­ка ни­ко­го нет, ша­рят по хо­ло­диль­ни­ку в на­деж­де пе­ре­ку­сить. Осо­бо сим­па­тич­ные пар­ни наг­ло под­хо­дят к де­вуш­кам и про­сят их уго­стить, чем ни­будь вкус­нень­ким. Обыч­но они по­сле это­го вы­хо­дят с кух­ни с но­ме­ром ком­на­ты в уме, ко­то­рая при­гла­си­ла их на ужин, пы­та­ясь уга­дать этаж.
Ну и есте­ствен­но не од­но об­ще­жи­тие, ка­кое бы оно не бы­ло, не мо­жет обой­тись без эро­ти­че­ских при­клю­че­ний сре­ди сво­их жиль­цов. Оно и по­нят­но, все мо­ло­дые, кровь ки­пит, а мно­гие толь­ко-толь­ко вы­рва­лись из под ро­ди­тель­ской опе­ки. И с го­ря­щи­ми гла­за­ми за­гля­ды­ва­ясь на про­ти­во­по­лож­ный пол, пред­вку­ша­ют от че­ты­рех до ше­сти лет при­клю­че­ний, ско­рее все­го не в сво­ей по­сте­ли.
Ко­гда-то и я бы­ла не ис­клю­че­ни­ем в этой иг­ре «со­вра­ти по­нра­вив­ше­го­ся». Но сей­час я пре­вра­ти­лась в че­ло­ве­ка с за­щи­той ди­пло­ма на но­су. Да-да, бур­ча­ще­го но­чи на про­лет. Я не ис­пы­ты­ва­ла стра­ха или вол­не­ния. Всю ин­фор­ма­цию ис­ка­ла са­ма, об­ра­ба­ты­ва­ла са­ма. Ко­ро­че ди­плом де­лал­ся толь­ко мной, и я мо­гу встать но­чью и про­ци­ти­ро­вать лю­бую строч­ку из сво­ей ра­бо­ты. За это бы­ла гор­да со­бой, и да­же по спис­ку вы­рва­лась за­щи­щать­ся пер­вой.
И вот ко­гда мы с де­вуш­ка­ми уже го­то­ви­лись ко сну, а я по­вто­ря­ла текст за­щи­ты, к нам в ком­на­ту во­рвал­ся оче­ред­ной КВНщик, да­же не со­из­во­лив по­сту­чать­ся. Он ог­ля­дел нас и его гу­бы рас­тя­ну­лись в улыб­ке. Он «по­шу­тил» на те­му что спать еще не вре­мя, что оно еще дет­ское, и по­звал всю на­шу ком­на­ту к ним, для сов­мест­но­го так ска­зать вре­мя пре­про­вож­де­ния. А точ­нее для раз­бав­ле­ния ком­па­нии, и ве­се­лой иг­ры, под го­ря­чи­тель­ные на­пит­ки с хо­ро­шей за­кус­кой, ко­то­рую они уже ор­га­ни­зо­ва­ли. Ко­ро­че все, что от нас тре­бо­ва­лось, это на­це­пить не ха­лат, а пла­тьи­це или ми­ни юбоч­ку, и от­пра­вить­ся к ним, на ноч­ное ран­де­ву.
Мы с дев­чон­ка­ми пе­ре­гля­ну­лись, и я утвер­ди­тель­но кив­ну­ла вле­тев­ше­му в на­шу ком­на­ту пар­ню. Он на­звал но­мер ком­на­ты и уда­лил­ся, да­вая нам воз­мож­ность со­брать­ся, ну и ко­неч­но не обо­шлось без шут­ки про то, что жен­щи­ны все­гда дол­го со­би­ра­ют­ся, и что они ждут нас хо­тя бы под утро.
Мы со­бра­лись, я не ста­ла кра­сить­ся, а про­сто рас­пу­сти­ла коп­ну ру­сых во­лос, и оде­ла вме­сто ха­ла­та лет­ний са­ра­фан. Да и я не со­би­ра­лась оста­вать­ся там на­дол­го. Про­сто зная сво­их со­жи­тель­ниц, со­гла­си­лась на «про­гул­ку», как са­мая стар­шая. Уж очень им хо­те­лось от­дох­нуть от уче­бы.
В об­щем, ес­ли мой бу­ду­ар был прост и неза­тей­лив, то дев­чон­ки ста­ра­лись на всю, на­но­ся на ли­цо бо­е­вую рас­крас­ку, для охо­ты на пар­ней. Осо­бен­но ста­ра­лась вто­ро­курс­ни­ца, ко­то­рая толь­ко по­чув­ство­ва­ла вкус сту­ден­че­ской жиз­ни и, разо­брав­шись за год, что к че­му, немно­го рас­пра­ви­ла пле­чи.
Ти­хо, на­сколь­ко это ко­неч­но воз­мож­но, мы по­шли по ко­ри­до­ру в на­прав­ле­нии нуж­ной ком­на­ты. И по­сту­чав по кра­ше­ной да­ле­ко не про­фес­сио­на­ла­ми две­ри, ста­ли ждать по­ка ее от­кро­ют. От­крыл нам тот са­мый па­рень, что ра­нее во­рвал­ся к нам. Улыб­ка с его ли­ца, по­хо­же, и не схо­ди­ла с ли­ца. Он же­стом при­гла­сил нас вой­ти в ком­на­ту, где яр­ко го­рел свет, и иг­ра­ла ти­хая му­зы­ка, гром­кую но­чью вк­лю­чать в об­ще­жи­тии опас­но. Да оно и к луч­ше­му, в лю­бом слу­чае иг­ра­ла ка­кая-то по­пса, ко­то­рую я на дух не пе­ре­но­шу.
Нас все тем же же­стом, все тот же па­рень, при­гла­сил при­сесть на вы­тер­тый, на­кры­тый тиг­ро­вым по­кры­ва­лом ди­ван­чик и сту­лья. И в цен­тре всей чест­ной ком­па­нии был ла­ки­ро­ван­ный стол, на ко­то­ром бы­ла и ку­роч­ка гриль и са­ла­ти­ки и на­ре­зоч­ки, как кол­бас­ные, так и сыр­ные. И все это бы­ло на пла­сти­ко­вой по­су­де, к ко­то­рым при­ла­га­лись пла­сти­ко­вые ста­кан­чи­ки и да­же рюм­ки. Раз есть рюм­ки, зна­чит, есть и вод­ка, на­де­юсь не па­ле­ная.
Ве­се­лья на­ча­лось. Пар­ни «га­лант­но» уха­жи­ва­ли за де­вуш­ка­ми, я вод­ку я пить от­ка­за­лась, так что мне на­ли­ли ви­на, и сле­ди­ли за тем, чтобы мой бо­кал не опу­стел. Бы­ло и, прав­да, очень при­ят­но, да и ве­се­ло. И тут пер­вая бу­тыл­ка кон­чи­лась, и ре­бя­та пред­ло­жи­ли по­иг­рать, ко­неч­но же, в бу­ты­лоч­ку, но не со­всем обыч­ную.
Пра­ви­ла со­сто­я­ли в том, что тот на ко­го по­ка­зы­ва­ет бу­ты­лоч­ка, дол­жен не про­сто по­це­ло­вать­ся с «кру­тя­щим», а вы­пол­нить лю­бое его же­ла­ние. Да­же мне ста­ло это ин­те­рес­но, и мы ста­ли иг­рать. Сна­ча­ла все бы­ло ти­хо и мир­но. Дев­чон­ки стес­ня­лись сво­их на­сто­я­щих же­ла­ний и го­во­ри­ли, за­га­ды­ва­ли, что ни­будь про­стое и неза­тей­ли­вое.
На­ко­нец, бу­ты­лоч­ку ста­ла кру­тить я, и она по­па­ла на вто­ро­курс­ни­цу. Я не ста­ла тя­нуть и ска­за­ла, чтобы та се­ла на ря­дом си­дя­ще­го с ней пар­ня свер­ху и страст­но его по­це­ло­ва­ла. Все тут же ста­ли ап­ло­ди­ро­вать, а дев­чон­ка, ни­чуть не сму­тив­шись, ста­ла вы­пол­нять мое же­ла­ние. Пар­ни на­пряг­лись, на­блю­дая за дей­ством. Да­лее все же­ла­ния нес­ли в се­бе эро­ти­че­ский под­текст. По­це­луи, со­при­кос­но­ве­ния тел, жар­кие сло­ва. Все это за­во­ди­ло. Ста­но­ви­лось по-хо­ро­ше­му жар­ко.
Я бро­си­ла взгляд на си­дя­ще­го ря­дом со мной КВНщика и не став до­жи­дать­ся при­ка­за бу­ты­лоч­ки при­тя­ну­ла его к се­бе. Он был толь­ко рад, и с го­тов­но­стью об­хва­тил мою та­лию, чуть при­жи­мая ме­ня к се­бе. Я уве­рен­но, про­ник­ла в его рот язы­ком, и ста­ла иг­рать с его, по­гла­жи­вая его пло­хо вы­бри­тое ли­цо, чуть при­жи­мая, не да­вая разо­рвать по­це­луй.
Я не знаю, сколь­ко он про­дол­жал­ся, но ко­гда мы на­ко­нец от­лип­ли друг от дру­га, ре­бя­та во­всю пя­ли­лись на нас. Я за­сме­я­лась, по­пы­тав­шись скрыть сму­ще­ние. А па­рень под­хва­тил ме­ня на ру­ки и, по­же­лав всем при­ят­но­го ве­че­ра, по­нес ме­ня в ван­ну. Там уже по­ста­вил на но­ги и, за­пе­рев дверь, тут же за­гнул ме­ня ра­ком, ото­дви­нул паль­чи­ком тру­си­ки и во­шел уже до­воль­но на­пря­жен­ным чле­ном. Я за­ку­си­ла гу­бу, сдер­жи­вая стон и на­ча­ла дви­гать бед­ра­ми ему на встре­чу, же­лая по­лу­чить ско­рую раз­ряд­ку. Дви­гал­ся он рез­ко, про­ни­кая на всю дли­ну, за­про­ки­ды­вая го­ло­ву. Я впи­ва­лась ру­ка­ми в края пах­ну­щей хлор­кой ван­ной и ста­ра­лась усто­ять на силь­но тря­су­щих­ся но­гах. За­жму­рив­шись, я скон­цен­три­ро­ва­лась на ощу­ще­ни­ях, на том так он по­гла­жи­вал мои яго­ди­цы, мял их сво­и­ми шер­ша­вы­ми ла­до­ня­ми, на­тя­ги­вая на свой член. При­го­ва­ри­вая, что вро­де «да», «хо­ро­шая де­воч­ка», «вот так». Мне за­хо­те­лось по­сме­ять­ся, но я се­бя сдер­жа­ла. По­ду­мав, что не сто­ит оби­жать пар­ниш­ку.
Секс был быст­рым и стан­дарт­ным для об­ще­жи­тия. Не ска­зать, что мне не по­нра­ви­лось, но я уве­рен­на, что через ме­сяц во­об­ще за­бу­ду об этом фак­те. Так что пар­ню, луч­ше сде­лать вы­во­ды о дей­ствен­но­сти сво­их ласк.
Да­ча
По­езд­ка на да­чу все­гда за­по­ми­на­ет­ся, ка­ки­ми ли­бо ис­то­ри­я­ми и при­клю­че­ни­я­ми. В та­ких по­езд­ках все­гда при­сут­ству­ет ка­кая-то ма­гия, что рас­кре­по­ща­ет лю­дей, сбли­жа­ет их. На да­че все­гда на­хо­дит­ся те­ма раз­го­во­ра, все­гда есть чем за­нять­ся, чем се­бя раз­ве­се­лить. А еще на да­че мож­но ве­ли­ко­леп­но ото­спать­ся, ес­ли вы, ко­неч­но, со­би­ра­е­тесь спать.
Со­бра­лись мы как то с ре­бя­та­ми на да­чу. Хо­тя это слиш­ком гром­ко ска­за­но. Ско­рее мы со­бра­лись на мой уча­сток с кир­пич­ным са­ра­ем два на че­ты­ре. По­сле про­шлой хо­зяй­ки там сто­я­ли огром­ные ка­стрюли с не са­мым при­ят­но пах­ну­щим со­дер­жи­мым. Но их мы лик­ви­ди­ро­ва­ли в про­шлый раз, вы­чи­стив при этом са­рай­чик. Ока­за­лось, что в нем да­же очень уют­но. Мы по­ло­жи­ли на бе­тон­ный пол, огром­ный мяг­кий ко­вер, по­ста­ви­ли эта­жер­ку, и вы­чи­сти­ли дву­спаль­ный раз­ло­жен­ный ди­ван, на ко­то­ром те­перь ле­жит по­кры­ва­ло и несколь­ко по­ду­шек.
С участ­ком то­же при­шлось пер­вый раз по­во­зить­ся, а в част­но­сти, по­во­зить­ся при­шлось с са­дом, ибо гни­ю­щих яб­лок и слив на зем­ле бы­ло не ме­рен­но. А так как это един­ствен­ное бо­лее-ме­нее ров­ное ме­сто на участ­ке, мы при­спо­со­би­ли его под па­лат­ки.
Но это бы­ло дав­но, сей­час мы идем по са­мо­му солн­це­пе­ку в го­ру гру­жен­ные огром­ным ко­ли­че­ством ал­ко­го­ля и еды. Пар­ни с рюк­за­ка­ми, па­ке­та­ми, сум­ка­ми, и толь­ко Мак­си­му по­вез­ло мень­ше всех, что по доб­рым на­ме­ре­ни­ям взял ту­ри­сти­че­ский рюк­зак. И так как он ока­зал­ся са­мым вме­сти­тель­ным в него упа­ко­ва­ли од­ну чет­вер­тую за­па­сов на­ше­го пи­ва. За что Мак­си­ма про­зва­ли пив­ным че­ло­веч­ком и боль­ше ни чем не на­гру­жа­ли, он и так шел на по­лу­со­гну­тых но­гах, но от­но­сил­ся к это­му с по­зи­тив, вся­че­ски шу­тя над сво­им по­ло­же­ни­ем.
По­ло­ви­на пу­ти бы­ла прой­де­на и, мы оста­но­ви­лись на пе­ре­кур. Ре­бя­та сбро­си­ли с се­бя тя­жесть в ви­де су­мок и, рас­пра­вив пле­чи, за­ку­ри­ли, смот­ря вдаль. Я при­се­ла пря­мо на зем­лю и то­же за­ку­ри­ла, толь­ко смот­ре­ла не вдаль, а ог­ля­ды­ва­ла их те­ла. Ду­хо­та сто­я­ла не ре­аль­ная, я и на­блю­да­ла как по их по­чти ого­лен­ным тре­ни­ро­ван­ным те­лам, сте­ка­ют ка­пель­ки по­та.
Блед­но-го­лу­бое, по­чти бе­лое небо дер­жа­ло на сво­ем по­лотне рас­ка­лен­ный бе­лый шар, что рас­щед­рив­шись, да­рил на­шей пла­не­те очень мно­го теп­ла. Как буд­то ви­дел, как зи­мой нам при­хо­ди­лось без него тяж­ко. И те­перь по доб­ро­те ду­шев­ной ре­шил от­дать нам все свое теп­ло, вы­су­ши­вая зем­лю и за­став­ляя на­шу ко­жу тем­неть от за­га­ра.
Я еще раз ог­ля­де­ла му­ча­ю­щих­ся от жа­ры пар­ней, и от­ме­ти­ла про се­бя, что на та­ких те­лах за­гар это очень да­же хо­ро­шо. И по окон­ча­нию пе­ре­ку­ра, сно­ва на­ча­лось вос­хож­де­ние, те­перь уже по бо­лее кру­то­му скло­ну. У ре­бят буд­то от­кры­лось втрое ды­ха­ние, и мы до­воль­но быст­ро под­ня­лись на го­ру. Тут же вздрог­ну­ли, а наш пив­ной че­ло­ве­чек во­об­ще упал, не спра­вив­шись с зем­ным при­тя­же­ни­ем. А де­ло за­клю­ча­лось в сле­ду­ю­щем, у са­мо­го на­ча­ла дач, кто-то ку­пил уча­сток и те­перь воз­во­дит там дом, а так как ме­сто глу­хое, то по пе­ри­мет­ру хо­зя­ин пу­стил лес­ку, что поз­во­ля­ла огром­но­му вол­ко­да­ву сво­бод­но пе­ре­ме­щать­ся по тер­ри­то­рии.
И вот гром­кий лай это­го мох­на­то­го мон­стра за­ста­вил нас ис­пу­гать­ся. Все, ко­неч­но, нерв­но по­сме­я­лись и да­же по­здо­ро­ва­лись с жи­вот­ным, но по­ста­ра­лись уй­ти от этой участ­ка по­даль­ше. Даль­ше до­ро­га бы­ла от­но­си­тель­но ров­ной, без подъ­ема, что за­мет­но об­лег­ча­ло на­ше про­дви­же­ние к це­ли. По­след­ний при­вал пе­ред фини­шем был уст­ро­ен на род­ни­ке. Я люб­лю это род­ник, в нем дей­стви­тель­но вкус­ная во­да. И что мне нра­ви­лось, его ни­ко­гда не за­гряз­ня­ли. Род­ник был уже в ле­су, и нас уют­ная при­ня­ла про­хла­да де­ре­вьев.
На­ко­нец-то за­вет­ная ка­лит­ка. Ра­ды бы­ли все. Мы все­гда чув­ство­ва­ли на этой да­че се­бя очень уют­но. Ски­нув сум­ки, по­няв, что мы на­ко­нец-то до­шли, все, немно­го, рас­сла­би­лись.
Нас бы­ло до­воль­но мно­го, по­это­му мы рас­ста­ви­ли па­лат­ки, все в до­ми­ке про­сто бы не по­ме­сти­лись. Неко­то­рые из ре­бят по­шли до­ла­мы­вать за­бор со­сед­ней да­чи, что бы­ла за­бро­ше­на, а нам нуж­ны бы­ли дро­ва для ко­ст­ра. Неко­то­рые, по­шли об­рат­но на род­ник за­па­сать­ся пи­тье­вой во­дой. А я, рас­ста­вив ве­щи по эта­жер­ке, при­ве­дя в по­ря­док сто­лик и ла­воч­ку, при­се­ла на нее. Немно­го по­вер­тев в ру­ках бу­ты­лоч­ку тем­но­го пи­ва, я от­кры­ла ее и сде­ла­ла вну­ши­тель­ный гло­ток. Ка­ким-то об­ра­зом со­хра­нив­шая про­хла­ду жид­кость, по­ли­лась по пи­ще­во­ду, остав­ляя во рту при­ят­ный чуть горь­ко­ва­тый при­вкус.
Ти­ши­на в при­выч­ным для го­род­ско­го жи­те­ля по­ни­ма­ния пре­крас­на, но ес­ли при­слу­шать­ся, то мож­но услы­шать, как ве­тер пе­ре­би­ра­ет ли­стья де­ре­вьев в са­ду. Как зву­чит во­да где-то да­ле­ко про­хо­дя по ка­меш­кам-по­ро­гам. Как жуч­ки пе­ре­би­ра­ют лап­ка­ми про­би­ра­ясь неве­до­мо ку­да. И все это со­зда­ет му­зы­ку, что лас­ка­ет мой слух.
По­дул лас­ко­вый теп­лый ве­те­рок, что про­шел­ся по мо­ей шее, во­ло­сам, ли­цу. Я при­кры­ла гла­за, на­сла­жда­ясь при­кос­но­ве­ни­я­ми для ме­ня чуть ли не жи­во­го ве­тер­ка. Я сме­юсь са­ма над со­бой. Еще с да­ле­ко­го дет­ства я при­вык­ла раз­го­ва­ри­вать с яв­ле­ни­я­ми при­ро­ды. Каж­дый из них для ме­ня яв­ля­ет­ся чем-то вро­де бо­же­ства.
Тут мою ду­шев­ную идил­лию на­ру­шил смех мо­их дру­зей, что воз­вра­ща­лись с кус­ка­ми за­бо­ра. Они за­шли на уча­сток и на­ча­ли хва­стать тем, ка­кие у них слу­чи­лись за­бав­ные ис­то­рии, как ве­се­ло они ло­ма­ли за­бор. А все-та­ки непло­хо быть од­ной ми­лой де­вуш­кой сре­ди та­ко­го ко­ли­че­ства ми­лых мо­ло­дых лю­дей, ко­то­рые яв­ля­ют­ся мо­им хо­ро­ши­ми зна­ко­мы­ми, а неко­то­рые да­же дру­зья­ми. И са­мое глав­ное сре­ди всей этой тол­пы есть че­ло­век, что мне очень нра­вит­ся, Ни­ко­лай. В нем нет ни­че­го вы­да­ю­ще­го­ся, про­сто он мне нра­вит­ся. Од­на­ко да­же сей­час я по­ни­маю, что как толь­ко с ним пе­ре­сплю, весь мой ин­те­рес к че­ло­ве­ку про­па­дет. Имен­но по­это­му мы еще не пе­ре­спа­ли. Мне еще немно­го хо­чет­ся по­те­шить это чув­ство в гру­ди.
Ре­бя­та осво­бо­ди­ли ме­ня от всех обя­зан­но­стей, по­это­му я про­сто си­де­ла и смот­ре­ла, как пар­ни мель­те­ши­ли по участ­ку, раз­во­дя ко­стер, жа­ря шаш­лык, на­ре­зая са­ла­ты, на­кры­ва­ли на стол. И вот ко­гда мы уже все со­бра­лись за сто­лом и во­всю на­ча­ли по­гло­щать за­па­сы, при­не­сен­ные с со­бой, по­шел дождь. Мы то под на­ве­сом и лад­но. Гу­лян­ка про­дол­жи­лась, по­ка мы не по­ня­ли, что па­лат­ки, ско­рее все­го на­сквозь все про­мок­ли. Хо­тя дождь уже пре­кра­тил­ся. По­ре­шив на том, что все уже слу­чи­лось и, те­перь вол­но­вать­ся смыс­ла ни­кто не ви­дит, гу­ля­ние про­дол­жи­лось, по­ка окон­ча­тель­но по­те­ряв­шие ко­ор­ди­на­цию и дик­цию лю­ди не по­пле­лись в до­мик. По­ка мы не оста­лись втро­ем. Я, Ни­ко­лай, что так мне нра­вил­ся, и Сер­гей, один из немно­гих, ко­го я счи­таю дру­гом.
Чи­сто из ин­те­ре­са мы за­гля­ну­ли в на­шу кре­пость и уви­де­ли, как ре­бя­та ле­жат шта­бе­ля­ми, что на кро­ва­ти, что на по­лу и мир­но по­са­пы­ва­ют. Эта кар­ти­на ме­ня как ми­ни­мум уми­ли­ла. Я пред­ло­жи­ла ре­бя­там все-та­ки про­ве­рить па­лат­ки, на воз­мож­ность про­ве­сти ночь там. Как и бы­ло пред­по­ло­же­но, все они про­мок­ли, хо­ро­шо, что все ве­щи бы­ли в до­ми­ке. И так вы­би­рать меж­ду мок­рым и мок­рым не име­ет смыс­ла, мы вы­бра­ли па­лат­ку по вме­сти­тель­нее. От­кры­ли ее, вы­мо­ли в ней но­ги, вы­ли­ли во­ду и все-та­ки за­лез­ли в этот ку­сок непо­нят­но че­го. По­на­ча­лу бы­ло сы­ро и непри­ят­но, но так как мы раз­го­ва­ри­ва­ли, па­лат­ка вы­сох­ла ми­нут за пят­на­дцать от на­ше­го пе­ре­га­ра. Те­перь в ней бы­ло теп­ло, и мы раз­лег­лись по удоб­нее. Я ле­жа­ла меж­ду Сер­ге­ем и Ни­ко­ла­ем. И как-то по­ня­ла, что оба пар­ня об­ня­ли ме­ня за та­лию. Это несколь­ко сму­ти­ло ме­ня, но ко­гда они встре­ти­лись ру­ка­ми, то мне оста­ва­лось толь­ко по­сме­ять­ся, над этой си­ту­а­ци­ей.
По­вис­ло нелов­кое мол­ча­ние, ко­то­рое я на­ру­ши­ла пер­вой, уж не знаю, на­вер­ное, ал­ко­голь сме­ло­сти до­ба­вил.
- Ре­бят, а да­вай­те по­иг­ра­ем? – Ска­за­ла я ти­хо, но в аб­со­лют­ной ти­шине эта фра­за про­зву­ча­ла до­воль­но гром­ко.
- Во что? – Тон Сер­гея по­ка­зал­ся мне слиш­ком невин­ным и да­же пра­виль­ным, так что я да­же немно­го за­сму­ща­лась сво­их на­ме­ре­нии.
- Иг­рать хо­чешь? – А вот Ни­ко­лай, по­хо­же, по­нял, к че­му я кло­ню, и я твер­до ре­ши­ла раз­вить свою мысль. Мо­жет, на­ша сим­па­тия вза­им­на.
Ко­ля не стал до­жи­дать­ся осо­бо при­гла­ше­ния, а про­сто на­вис на­до мной свер­ху и на­крыл мои гу­бы сво­и­ми. Не це­ре­мо­нясь, раз­во­дя ру­ка­ми мои но­ги и уст­ра­и­ва­ясь меж­ду ни­ми, трясь об ме­ня сво­им уже воз­буж­ден­ным ор­ган­ном через ткань шор­тов, что так непри­ят­но шур­шит.
Сер­гей, на­ко­нец-то по­нял, что на­чи­на­ет ря­дом с ним тво­рить­ся, под­ско­чил с на­гре­то­го ме­ста. Разо­рвав до­воль­но неуме­лый по­це­луй с Ни­ко­ла­ем, я по­смот­ре­ла на Сер­гея и немно­го рас­сме­яв­шись, по­ма­ни­ла паль­чи­ком, пред­ла­гая при­со­еди­нить­ся. Тот сра­зу за­мял­ся, стес­ня­ясь си­ту­а­ции. Я не знаю, по­че­му скри­ви­ла ли­цо, и вы­полз­ла из-под Ни­ко­лая. Взя­лась ру­ка­ми за груд­ки фут­бол­ки Сер­гея и по­ва­ли­ла его на пол, тут же са­дясь свер­ху, и немно­го по­ер­зав бед­ра­ми, пошло об­лиз­ну­лась, смот­ря на рас­те­рян­но­го по­до мной маль­чи­ка, ко­то­рый, кста­ти, стар­ше ме­ня на несколь­ко лет. Я за­дра­ла фут­бол­ку Сер­гея и про­шлась ко­гот­ка­ми по его гру­ди и прес­су, что взды­ма­лись от тя­же­ло­го воз­буж­ден­но­го ды­ха­ния.
Ви­ди­мо Ни­ко­лай по­чув­ство­вал се­бя об­де­лен­ным вни­ма­ни­ем, по­это­му по­до­брал­ся ко мне, и по­мог осво­бо­дить­ся от син­те­ти­че­ской коф­точ­ки, а за­тем и от лиф­чи­ка. Я хмык­ну­ла, срав­нив его уме­ния раз­де­вать жен­щи­ну с ре­ак­ци­ей са­мо­го стар­ше­го сам­ца в этой па­лат­ке, что сей­час сму­тив­шись, ле­жит по­до мной.
Ко­ля на­чал мять мою уже ого­лен­ную грудь ру­ка­ми, и как то, из­вер­нув­шись да­же смог до­тра­ги­вать­ся кон­чи­ком язы­ка, до од­но­го из мо­их сос­ков. Я не знаю, воз­мож­но, ал­ко­голь тор­мо­зил мою чув­стви­тель­ность, но мне за­хо­те­лось боль­ше. За­хо­те­лось все­го и сра­зу.
Я слез­ла с Сер­гея и од­ним рыв­ком стя­ну­ла с него шор­ты, вме­сте с ниж­ним бе­льем. И вот те­перь я рас­сме­я­лась в го­лос, ко­гда Сер­гей ойк­нул и за­крыл ли­цо ру­ка­ми. Я по­чув­ство­ва­ла се­бя на­силь­ни­ком, но ух­мыль­нув­шись вер­ну­лась на свое ме­сто, на его бед­ра, пред­ва­ри­тель­но сняв с се­бя ко­ро­тень­кие джин­со­вые шор­ти­ки, са­ма на­са­ди­лась на воз­буж­ден­ный и пуль­си­ру­ю­щий член Сер­гея. Тут же на­брав быст­рый темп, я под­ни­ма­лась и опус­ка­лась, при­ни­мая его в се­бя на всю дли­ну, немно­го ви­ляя бед­ра­ми.
Я об­ра­ти­ла свой взор на Ни­ко­лая, ко­то­рый уже ого­лил­ся и ши­ро­ко рас­ста­вив но­ги, дро­чил се­бе на­блю­дая за бес­плат­ным бли­ста­тель­ным шоу, в мо­ем ис­пол­не­нии. Я хищ­но ог­ля­де­ла его и ста­ла ска­кать на бед­рах Сер­гея еще ярост­нее, при­бли­жая его к при­ят­ной раз­ряд­ке. На­до же Сер­гей на­чал по­мо­гать мне бед­ра­ми, при­под­ни­мая их на­встре­чу мне, до­став­ляя нам обо­им еще боль­ше удо­воль­ствия.
Сер­гей из­дал про­тяж­ный стон и кон­чил. Я успе­ла во­вре­мя с него слезть. И его спер­ма брыз­ну­ла ему на жи­вот. Ме­ня это по­за­ба­ви­ло, и я ла­до­шкой рас­тер­ла ее, раз­ма­за­ла по его взды­ма­ю­ще­му­ся прес­су.
Те­перь я под­полз­ла к Ко­ле и на­ча­ла по­мо­гать его и без то­го устав­шей ру­ке сво­им языч­ком. От мо­их при­кос­но­ве­ний он тут же за­сто­нал и убрал ру­ку. Я тут же во­бра­ла его член се­бе в ро­тик, тут же сры­ва­ясь на бе­ше­ный ритм. Ак­тив­но дви­гая гу­ба­ми, по всей длине, ра­бо­тая языч­ком. И вот она дол­го­ждан­ная су­до­ро­га, и он кон­чил мне в ро­тик.
Я от­стра­ни­лась и про­гло­ти­ла его се­мя. Про­шлась боль­шим паль­цем ру­ки по сво­ей ниж­ней гу­бе эро­тич­но вы­ти­рая ее, дру­гой, за­че­са­ла ру­кой во­ло­сы и одев­шись вы­полз­ла из па­лат­ки. Вы­та­щи­ла из кар­ма­на и пач­ку си­га­рет, а точ­нее то, что от нее оста­лось и, вы­хва­тив зу­ба­ми си­га­ре­ту, за­жа­ла ее, при­ку­ри­вая от за­жи­гал­ки. Глу­бо­ко за­тя­ну­лась и, вы­пус­кая бе­лую струю ды­ма, тут же вды­хая но­вую пор­цию ды­ма, впе­ре­меш­ку со све­жим воз­ду­хом. Я про­шлась ми­мо па­ла­ток и при­се­ла на ска­мей­ку, что сто­ит под на­ве­сом. На во­сто­ке за­ни­мал­ся рас­свет, пе­ре­ли­ва­ясь теп­лы­ми алы­ми цве­та­ми. И оран­же­вый диск солн­ца мед­лен­но под­ни­мал­ся над го­ри­зон­том.
- Да… - За­тя­ну­лась я и, сбив уго­лек с быч­ка, вы­ки­ну­ла его. – Непло­хо по­иг­ра­ли…
Кайф
При­ни­мая се­бя та­ким, ка­кой ты есть, прак­ти­че­ски не воз­мож­но, но на­хо­дят­ся ин­ди­ви­ды, что ис­кренне хо­лят и ле­ле­ют свои недо­стат­ки, де­мон­стри­руя их дру­гим. Мо­жет это и не пло­хо, мо­жет так они на­хо­дят гар­мо­нию с са­мим со­бой и внеш­ним ми­ром. И ес­ли буд­да при­шел к сво­е­му про­свет­ле­нию через ме­ди­та­ции, то к неко­то­рым про­свет­ле­ние при­хо­дит через бо­лее неадек­ват­ные ве­щи.
Ча­сто лю­ди жа­лу­ют­ся на скуч­ную, не на­сы­щен­ную крас­ка­ми жизнь. На то, как им пло­хо каж­дый день вста­вать на ра­бо­ту. Как их бе­сят ок­ру­жа­ю­щие их лю­ди. И вот они при­хо­дят до­мой, по­сле дол­го­го, вы­мо­ра­жи­ва­ю­ще­го ра­бо­че­го дня, в так же вы­мо­ра­жи­ва­ю­щую их се­мью. И вот до­ма она жа­лу­ют­ся на ра­бо­ту, а на ра­бо­те, пе­ре­ти­ра­ют се­мей­ные про­бле­мы. Пря­мо-та­ки хож­де­ния по му­кам.
Лич­но я над та­ки­ми лич­но­стя­ми сме­юсь в го­лос. Эго­и­сты чи­стой во­ды. Ду­ма­ю­щие толь­ко о се­бе, при­кры­ва­ю­щи­е­ся нор­ма­ми об­ще­ствен­ной мо­ра­ли. Ведь ес­ли рас­су­дить, то дей­ствие че­ло­ве­ка име­ет эго­цен­трич­ную по­до­пле­ку. Да­же со­зда­вая се­мью, тра­тя на нее си­лы и день­ги, уст­ра­и­вая быт, за­бо­тясь о до­мо­чад­цах. Имен­но мы хо­тим при­хо­дить в этот уют, имен­но мы хо­тим от­да­чи за свои ста­ра­ния. Это ли не эго­изм в чи­стом ви­де. И ес­ли на­ши ста­ра­ния про­хо­дят зря, то на­сту­па­ет вре­мя пра­вед­но­го гне­ва, об­ру­ги­ва­ю­ще­го­ся на небла­го­дар­ных.
Это бы­ло бы смеш­но, коль не бы­ло б так груст­но. Ведь все мы эго­и­сты при­кры­ва­ю­щи­е­ся сло­ва­ми мо­ра­ли и пра­ви­ла­ми, уста­нов­лен­ны­ми об­ще­ствен­ным мне­ни­ем о том, что хо­ро­шо, а что пло­хо. И ста­ра­ясь сле­до­вать этим нор­мам, мы ли­це­ме­рим и врем са­ми се­бе. От че­го злим­ся, сна­ча­ла на се­бя, а за­тем зло­ба пе­ре­пол­ня­ет нас, за­ки­пая внут­ри, и на­чи­на­ет вы­плес­ки­вать, ошпа­ри­вая всех во­круг.
То­ли де­ло при­нять се­бя та­ким, ка­кой ты есть, со все­ми сво­и­ми же­ла­ни­я­ми, по­ро­ка­ми. На­учить­ся не про­сто, с ни­ми жить и на­сла­ждать­ся, а при­нять их как долж­ное, по­нять, что в этом нет ни­че­го пло­хо­го. И пре­кра­тить врать хо­тя бы се­бе.
Эта ис­ти­на на­столь­ко про­ста, что мно­гие ее про­сто не ви­дят. Но мне аб­со­лют­но все рав­но. Я эту ис­ти­ну при­ня­ла и, жи­вя в свое удо­воль­ствие, на­учи­лась де­лать аб­со­лют­но бес­ко­рыст­ные ве­щи. Вот же па­ра­докс, при­няв се­бя как аб­со­лют­но­го эго­и­ста я на­учи­лась ра­до­вать­ся за дру­гих, за чу­жие до­сти­же­ния и ма­лень­кие по­бе­ды.
И вот од­на­жды, ко­гда я еще и не ду­ма­ла о вы­ше ска­зан­ном, но уже, ни в чем се­бе не от­ка­зы­ва­ла, мои при­клю­че­ния по­ве­ли по всем злач­ным ме­стам на­ше­го го­ро­да. На тот мо­мент у ме­ня был не пло­хой мо­ло­дой че­ло­век, с ко­то­рым я да­же стро­и­ла пла­ны на бу­ду­щее, и ко­то­рый при­вел ме­ня в ком­па­нию, что ока­за­лась при­то­ном. То­гда нам бы­ло по во­сем­на­дцать, плюс ми­нус па­ру лет. И мы уби­ва­лись лег­ки­ми нар­ко­ти­ка­ми а ля, га­шиш, по­рох и син­те­ти­ка. То­гда все это ка­за­лось без­обид­ным и пра­виль­ным. Ведь мно­гие на­ту­раль­ные трав­ки го­раз­до без­опас­нее, чем те же са­мые ле­галь­ные си­га­ре­ты. Толь­ко сей­час я по­ни­маю, что ни­че­го хо­ро­ше­го нет как в од­них, так и в дру­гих.
Имен­но то­гда и слу­чи­лась эта ис­то­рия. Мы до­го­во­ри­лись о но­чев­ке у од­но­го из пар­ней на­шей ком­па­нии, ро­ди­те­ли ко­то­ро­го уеха­ли на да­чу и нам ни­кто бы ни смог по­ме­шать. По­ход в ма­га­зин, за огром­ным ко­ли­че­ством ал­ко­го­ля и вся­ко­го ро­да за­кус­ки, за­вер­шил­ся успе­хом. Мы со сме­хом та­щи­ли тя­же­лый па­ке­ты до на­ше­го «дру­га», ко­то­рый уже под­жи­дал нас, при­го­то­вив все необ­хо­ди­мое для ве­се­лья.
Я как един­ствен­ная де­вуш­ка в ком­па­нии, от­пра­ви­лась на кух­ню, а ре­бя­та от­кры­ли по бу­ты­лоч­ке пи­ва, ко­ро­тая вре­мя, ино­гда за­гля­ды­вая на кух­ню с во­про­сом «те­бе, чем ни будь по­мочь?». И я все­гда от­ри­ца­тель­но мо­та­ла го­ло­вой, по­сте­пен­но на­кры­вая на стол.
Про­шло око­ло по­лу­то­ра ча­сов, преж­де чем стол был окон­ча­тель­но на­крыт и все усе­лись во­круг него. То­гда хо­зя­ин квар­ти­ры до­стал ме­тал­ли­че­скую труб­ку и за­сы­пал в нее су­ше­ные ли­стья, И, под­не­ся га­зо­вую за­жи­гал­ку, на­чал рас­ку­ри­вать, глу­бо­ко за­тя­ги­ва­ясь и за­дер­жи­вая в се­бе слад­ко­ва­тый терп­кий дым. Труб­ка ста­ла пе­ре­да­вать­ся от од­но­го че­ло­ве­ка к дру­го­му, пе­ри­о­ди­че­ски в нее за­сы­па­ли но­вый за­пас трав­ки, ко­то­рый тут же под­па­ли­вал­ся ог­нем, уже при­лич­но на­грев­ший­ся за­жи­гал­ки.
Мне эта труб­ка бы­ла не нуж­на, по­то­му как я из зад­не­го кар­ма­на джинс до­ста­ла свою и, за­бив ее при­мер­но та­ким же со­дер­жи­мым, рас­ку­ри­ла при по­мо­щи за­жжен­ной спич­ки. Лег­кие тут же за­пол­ни­лись при­выч­ной тя­же­стью. И за­дер­жав ды­ха­ние до мак­си­му­ма, с кашлем вы­пу­сти­ла дым. По те­лу тут же про­шла уже очень зна­ко­мая лег­кость. И я от­кры­ла бу­ты­лоч­ку пи­ва, де­лая па­ру вну­ши­тель­ных глот­ков, и от­став­ляя ее в сто­ро­ну, де­лая но­вую при­лич­ную за­тяж­ку сно­ва рас­ку­ри­вая труб­ку.
В го­ло­ве ту­ман, и я ог­ля­де­ла ком­па­нию, ко­то­рая ста­ла хи­хи­кать и раз­ва­ли­вать­ся на ди­ване и крес­лах. Диа­лог был боль­ше по­хож на от­дель­ные ни­че­го не вы­ра­жа­ю­щие фра­зы. По край­ней ме­ре, со сто­ро­ны, а у каж­до­го, на­вер­ное, в го­ло­ве пред­став­ля­ет­ся со­вер­шен­но адек­ват­ная кар­ти­на, где каж­дый царь и бог это­го ми­ра, ну или как ми­ни­мум этой ком­на­ты.
Я по­тя­ну­лась и на­ча­ла упле­тать са­лат, на­сла­жда­ясь про­ис­хо­дя­щим, ну и ко­неч­но пи­вом. Люб­лю, ко­гда оно немно­го гор­чит, сма­чи­вая гор­ло, мед­лен­но про­те­ка­ет по пи­ще­во­ду, немно­го ох­ла­ждая его.
Эф­фект рас­ши­рен­но­го со­зна­ния, ве­ли­ко­леп­но.
Од­на­ко у трав­ки есть од­но по­боч­ное дей­ствие, под кай­фом очень хо­чет­ся, есть, и уст­ра­и­вать вся­ко­го ро­да раз­врат. Ели мы от пу­за, а вот раз­врат по­ка еще ни ра­зу не уст­ра­и­ва­ли. И на одур­ма­нен­ную го­ло­ву мне при­шла ге­ни­аль­ная идея.
- Ре­бя­та, а да­вай­те ор­гию? – Я смот­ре­ла на то, как ка­пель­ки вла­ги спол­за­ли по бу­тыл­ке вниз, оста­ва­ясь на бе­же­вой гла­ди сто­ла.
Пар­ни тут же за­мол­ча­ли и уст­ре­ми­ли свои оша­ра­шен­ные взг­ля­ды на ме­ня. Как то ре­ти­ро­вав­шись. Я по­вто­ри­ла свой во­прос, но уже бо­лее уве­рен­но, на что от­клик­нул­ся мой па­рень и еще двое ре­бят.
Слов­но во сне, я вста­ла с крес­ла и, на­пра­вив­шись в спаль­ню, по­ма­ни­ла со­гла­сив­ших­ся в спаль­ню ро­ди­те­лей дру­га, ведь для трех пар­ней и де­вуш­ки нуж­на боль­шая кро­вать уже про­ве­рен­ная вре­ме­нем.
Уже в спальне, и по­че­му-то по­лу­мра­ке, я ски­ну­ла с се­бя одеж­ду и тру­си­ки, оста­вив это доб­ро ле­жать на по­лу. Слов­но кош­ка я за­бра­лась на кро­вать и, от­ки­нув­шись на спи­ну, немно­го по­ер­за­ла, на­сла­жда­ясь ощу­ще­ни­я­ми бе­лых или бе­же­вых про­сты­ней. При­ят­но.
Ре­бя­та, сгла­ты­вая, сле­ди­ли за мо­и­ми дви­же­ни­я­ми, и на­ча­ли стас­ки­вать с се­бя одеж­ду.
- Ну же, - под­го­ня­ла я их, - вы же смо­же­те удо­вле­тво­рить ме­ня? – Го­во­ри­ла я, про­тя­ги­вая сло­ва, за­ма­ни­вая маль­чи­ков в ло­вуш­ку сво­их по­хот­ли­вых мыс­лей.
И от­ку­да, толь­ко взя­лась эта ма­не­ра по­ве­де­ния. От­ку­да взя­лись эти сто­ны, эти ощу­ще­ния. Ощу­ще­ния то­го как ре­бя­та вер­те­ли мо­им те­лом как иг­руш­кой, как про­ни­ка­ли в каж­дое от­вер­стие мо­е­го те­ла, за­пол­няя его го­ря­чим се­ме­нем. Гряз­но, пошло. Это про­сто сно­сит кры­шу. За­став­ля­ет при­ни­мать все, что да­ют мне пар­ни, от­да­ва­ясь про­цес­су, слов­но в бе­ше­ном тан­це. Ка­за­лось, что в ми­ре боль­ше ни­че­го не су­ще­ству­ет по­ми­мо этой кро­ва­ти и этих по­сто­ян­ных рит­мич­ных дви­же­ний. Ни­че­го кро­ме сто­нов, всхли­пов и ярост­ных ры­ков. Каж­дый из них по­бы­вал в мо­ей кис­ке, пач­кая ее сво­и­ми лю­бов­ны­ми со­ка­ми, а за­тем и го­ря­чей спер­мой. Я кри­ча­ла, тре­буя боль­ше, тре­буя про­дол­же­ния са­да­ми, за­став­ляя пар­ней дей­ство­вать гру­бее, ак­тив­нее.
Я пло­хо за­пом­ни­ла эту ночь. А точ­нее про­сто за­пом­ни­ла ощу­ще­ния. Но на утро все ре­бя­та пе­ре­до мной из­ви­ня­лись, пря­та­ли взгляд, чув­ствуя се­бя ви­но­ва­ты­ми в про­изо­шед­шем. А я зли­лась. Зли­лась имен­но за то, что они кон­цен­три­ро­ва­ли вни­ма­ние на эту ор­гию, ко­то­рую имен­но я и пред­ло­жи­ла. И ко­то­рая мне по­нра­ви­лась, ну по край­ней ме­ре те мо­мен­ты, ко­то­рые всплы­ва­ли в мо­ей па­мя­ти.
Про­шло че­ты­ре го­да. С то­го мо­мен­та я боль­ше не об­ща­лась с ре­бя­та­ми. За­то уст­ро­и­лась в те­атр, где на­шла мно­же­ство сво­их еди­но­мыш­лен­ни­ков, ко­то­рые не про­сто не стес­ня­лись сво­их пред­по­чте­ний, а ак­тив­но их афи­ши­ро­ва­ли. И те­перь толь­ко сре­ди них, или до­ма, я чув­ствую се­бя нор­маль­но. Толь­ко так я чув­ствую се­бя пол­но­цен­ным че­ло­ве­ком, до­стой­ным чле­ном сво­е­го соб­ствен­но­го ми­ра.
Ри­ту­ал
Кни­ги мо­гут по­гру­зить нас в мир бес­край­ней фан­та­зии ав­то­ров. Они за­став­ля­ют на­шу фан­та­зию по­гру­жать нас в раз­лич­ные ми­ры. Поз­во­ля­ют при­ме­рять на се­бя раз­лич­ные ро­ли. И все эти фан­та­зии вы­зы­ва­ют в нас раз­лич­ные же­ла­ния. За­став­ля­ют нас же­лать то­го, че­го нет. А нет ли? Ведь ес­ли дол­го ду­мать о чем-то, это мо­жет сбыть­ся, а мо­жет и при­снить­ся. А бу­дет ли это сном?
Как же я люб­лю чи­тать. Про­сто обо­жаю по­гру­жать­ся в мир чу­жих фан­та­зий. Ис­пы­ты­вать все что ис­пы­ты­ва­ет ге­рой, то­го или ино­го ро­ма­на. Вме­сте с ним, вме­сто него от­прав­лять­ся в пу­те­ше­ствие, пре­одо­ле­вать труд­но­сти, на­хо­дить вер­ных дру­зей. И до­сти­гая куль­ми­на­ции про­тя­ги­вать из­ра­нен­ную, устав­шую ру­ку к све­ту. Мне все­гда ка­за­лось, что я ощу­щаю этот свет, при­ни­маю его. За­вер­шая ис­то­рию счаст­ли­вым кон­цом.
И вот ис­то­рия окон­че­на, я за­кры­ваю кни­гу, мед­лен­но про­хо­дя ла­до­нью по ее ко­реш­ку и об­лож­ке, пе­чаль­но пе­ре­би­рая в па­мя­ти осо­бые или очень по­нра­вив­ши­е­ся мо­мен­ты.
И вот сей­час я про­де­лы­ваю эти ма­хи­на­ции с од­ной про­сто ве­ли­ко­леп­ной кни­гой, чьи стро­ки до сих пор бу­до­ра­жат мое во­об­ра­же­ние. С пе­чаль­ным вы­ра­же­ни­ем ли­ца став­лю ее на пол­ку, еще раз пе­ре­чи­ты­вая ко­ре­шок на ко­то­ром зо­ло­ти­сты­ми бук­ва­ми, ин­те­рес­ным, кра­си­вым шриф­том вдав­ле­но на­зва­ние.
Кни­га рас­ска­зы­ва­ла мне о со­зда­ни­ях но­чи и их ри­ту­а­лах, и глав­ное о том, что у них все по­лу­ча­лось. Как бы мне хо­те­лось по­бы­вать на на­сто­я­щем ша­ба­ше, на та­ком как опи­сы­ва­ет­ся в кни­ге. На та­ком где гу­ля­ет на­сто­я­щая нечи­стая си­ла, празд­ну­ет на­ступ­ле­ние за­вет­ной но­чи, толь­ко им из­вест­но­го празд­ни­ка.
Я при­кры­ла гла­за, при­жав сжа­тые в ку­лач­ки ла­до­ни, и пред­ста­ви­ла се­бя в ро­ли ведь­мы на та­ком ша­ба­ше. Пред­ста­ви­ла, как кру­жусь со все­ми во­круг ко­ст­ра, как раз­даю по­це­луи бе­сам, и как все ра­зом за­ти­ха­ют, а за­тем взры­ва­ют­ся ова­ци­я­ми, при­вет­ствуя кня­зя тьмы. Он об­во­дит всех со­брав­ших­ся власт­ным взг­ля­дом и оста­нав­ли­ва­ет его на мне. Ру­кой под­зы­ва­ет ме­ня к се­бе и ко­гда на­ши те­ла на­хо­дят­ся в опас­ной бли­зо­сти, при­жи­ма­ет ме­ня ру­ка­ми к се­бе, а я ис­пы­ты­ваю бла­го­го­вей­ный тре­пет, не в си­лах под­нять взгляд на сво­е­го гос­по­ди­на.
Тут я по­ма­ха­ла ла­до­нью у се­бя над го­ло­вой, пы­та­ясь, из­ба­вит­ся от на­ва­жде­ния. Слу­чай­но бро­сив взгляд на зер­ка­ло, и уви­дев свое от­ра­же­ние, тут же за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми. Оно бы­ло все крас­ное, как по­ми­дор. Я еще раз по­ра­зи­лась сво­ей бо­га­той фан­та­зии. Очень бо­га­той и раз­но­об­раз­ной.
Шум­но вы­дох­нув, и не силь­но, но ощу­ти­мо по­бив се­бя по ще­кам, я на­ча­ла го­то­вить­ся ко сну. По­дой­дя, к бал­ко­ну, я еще раз по­смот­ре­ла в ночь, теп­лый лет­ний ве­те­рок, осчаст­ли­вил ме­ня сво­им ду­но­ве­ни­ем, как бы же­лая при­ят­но­го сна.
Рас­сте­лив дву­спаль­ный ди­ван, я лег­ла на цве­та­стые про­сты­ни, укрыв­шись лег­ким оде­я­лом, и за­кры­ла гла­за, вы­го­няя из го­ло­вы не про­шен­ные мыс­ли, по­сте­пен­но про­ва­ли­ва­ясь в сон.
И тут я по­чув­ство­ва­ла бо­лее силь­ный ве­тер, что пах­нул мне в ли­цо, и хо­лод­ное как лед ка­са­ние о мое ли­цо. Я тут же рас­пах­ну­ла сон­ные гла­за, при­са­жи­ва­ясь на ди­ване. И хо­те­ла бы­ло за­кри­чать, но не смог­ла, го­лос про­пал. Пе­ре­до мной сто­я­ла тень, муж­ской си­лу­эт. Я не раз­гля­де­ла его ли­ца, но бы­ла уве­рен­на, он смот­рит на ме­ня. И имен­но его хо­лод­ное ка­са­ние раз­бу­ди­ло ме­ня, или я все еще сплю?
Тень про­тя­ну­ла мне ру­ку, пред­ла­гая под­нять­ся с кро­ва­ти. Я утвер­ди­тель­но кив­ну­ла, на его немой во­прос и вло­жи­ла свою ру­ку в его. Тут же мое те­ло ста­ло неве­ро­ят­но лег­ким, я бук­валь­но вос­па­ри­ла над по­верх­но­стью ди­ва­на, и успе­ла толь­ко па­ру раз морг­нуть, преж­де чем сно­ва по­чув­ство­ва­ла поч­ву под но­га­ми. Толь­ко на этот раз я сто­я­ла на сы­рой зем­ле, и уже не в ноч­ной ру­баш­ке, а в непо­нят­ном чер­ном пла­ще.
По­ка я ог­ля­ды­ва­ла се­бя, тень, что дер­жа­ла ме­ня за ру­ку, рас­тво­ри­лась, оста­вив на ла­до­ни про­хла­ду. Я под­ня­ла взгляд и за­мер­ла, не ве­ря в про­ис­хо­дя­щее. На огром­ной по­ляне, го­рел ко­стер, во­круг ко­то­ро­го уст­ра­и­ва­ли ди­кие пляс­ки раз­лич­ные лю­ди. Хо­тя нет, не лю­ди, это бы­ла са­мая на­ту­раль­ная нечисть. И во­дя­ные, и раз­лич­ные бе­сы, и до без­об­ра­зия кра­си­вые, по­лу­го­лые ведь­мы кру­жи­лись пе­ред ко­стром, де­мон­стри­руя свои пре­ле­сти.
Мне по­ка­за­лось, что я сей­час взо­рвусь от сча­стья, и по­бе­жа­ла ко­ст­ру, же­лая при­нять уча­стие в этой вак­ха­на­лии. Ме­ня тут же за­кру­жи­ли в хо­ро­во­де. Ото­всю­ду слы­шал­ся не трез­вый смех, и сто­ны. Кар­ти­ны раз­вра­та, пьян­ства и без­удерж­но­го ве­се­лья по­сто­ян­но мель­ка­ли пе­ред гла­за­ми. Я и са­ма успе­ла ис­про­бо­вать пья­ня­ще­го зе­лья, что при­да­ло мо­им мыс­лям лег­ко­сти.
И тут все за­мол­ча­ли, пря­мо как у ме­ня в меч­тах, на спе­ци­аль­но воз­ве­ден­ной воз­вы­шен­но­сти с ал­та­рем, по­явил­ся князь тьмы. Его бы­ло невоз­мож­но спу­тать с че­ло­ве­ком, но и че­ло­ве­ком его не на­зо­вешь. От это­го су­ще­ства невоз­мож­но от­ве­сти взгляд, я по­чув­ство­ва­ла, как серд­це за­би­лось быст­рее. И мой взгляд скольз­нул по осталь­ным при­тих­шим. Все они так же смот­ре­ли на сво­е­го по­ве­ли­те­ля и обо­жа­ни­ем и нескры­ва­е­мой лю­бо­вью в гла­зах.
По­ве­ли­тель обо­шел всех взг­ля­дом и оста­но­вил его на мне, тут же по­ма­нив ру­кой. Я буд­то на ват­ных но­гах, по­шла к ве­ли­ко­му. Все осталь­ные тут же рас­сту­пи­лись, осво­бож­дая мне до­ро­гу. Как толь­ко ме­ня кос­ну­лись ру­ки по­ве­ли­те­ля, из го­ло­вы тут же вы­ле­те­ли все мыс­ли. Для ме­ня су­ще­ство­ва­ла толь­ко эта се­кун­да, толь­ко это мгно­ве­ние.
Ру­ки по­ве­ли­те­ля, сбро­си­ли с ме­ня чер­ный плащ, и я пред­ста­ла пред ним аб­со­лют­но го­лая. Но я не сму­ти­лась, мне на­обо­рот хо­те­лось, чтобы он смот­рел, чтобы до­тра­ги­вал­ся до каж­до­го сан­ти­мет­ра мо­е­го те­ла. Ря­дом со мной сно­ва по­яви­лись те­ни, два си­лу­эта, что взя­ли ме­ня за ру­ки и пред­ло­жи­ли при­лечь на ка­мен­ный ал­тарь, что был влаж­ным от кро­ви, но и та­ким од­нов­ре­мен­но го­ря­чим. Убе­див­шись, что я при­лег­ла на ка­мень, те­ни ак­ку­рат­но раз­дви­ну­ли мне но­ги, за­став­ляя при­дви­нуть­ся бли­же к краю.
По­ве­ли­тель тут же встал меж­ду мо­их со­гну­тых в ко­ле­нях ног, и я по­чув­ство­ва­ла, как очень го­ря­чий член на­чи­на­ет вхо­дить в ме­ня. Он пуль­си­ро­вал, и ка­за­лось, с каж­дым ра­зом ста­но­вил­ся все боль­ше и боль­ше, за­пол­няя всю ме­ня, при­чи­няя лег­кую боль, ко­то­рая тут же пе­ре­рас­та­ла в удо­воль­ствие.
Я вы­гну­ла ду­гой спи­ну, сво­дя ло­пат­ки, и схва­ти­лась ру­ка­ми за кам­ни. А по­ве­ли­тель на­чал дви­гать­ся, вхо­дить на всю дли­ну, бук­валь­но раз­ры­вая ме­ня. Я пла­ви­лась от его жа­ра. Я кри­ча­ла от нече­ло­ве­че­ско­го на­сла­жде­ния, ко­гда он об­хва­тил сво­и­ми силь­ны­ми ру­ка­ми мои бед­ра, про­шел­ся по та­лии, остав­ляя крас­ные сле­ды.
Воз­дух пре­да­тель­ски вы­хо­дил из лег­ких слиш­ком рез­ко, вме­сте вскри­ка­ми удо­воль­ствия, за­став­ляя ме­ня бук­валь­но за­ды­хать­ся. Серд­це от­би­ва­ло про­сто бе­шен­ный ритм, прак­ти­че­ски вто­ря толч­кам вни­зу. Го­ря­чо, я пы­лаю. Вот-вот и сго­рю. И буд­то по­чув­ство­вав мою дрожь, по­ве­ли­тель оста­но­вил­ся и вы­шел из ме­ня, кон­чив мне на ча­сто взды­ма­ю­щий­ся жи­во­тик. Я бук­валь­но за­ры­да­ла от сча­стья, и лег­ко­сти, что раз­ли­лась по мо­е­му те­лу. С по­ля­ны по­слы­ша­лись бур­ные ап­ло­дис­мен­ты.
По­ве­ли­тель на­гнул­ся ко мне и об­дал мое уш­ко го­ря­чим ды­ха­ни­ем, про­ве­дя кон­чи­ком язы­ка по кай­ме мо­е­го уш­ка про­шеп­тав.
- Я от­ве­тил на твой зов, и твое те­ло ме­ня не разо­ча­ро­ва­ло. Так что вот те­бе по­да­рок. – О бо­же, что за го­лос, он про­би­ра­ет до са­мой глу­би­ны ду­ши. По­ве­ли­тель про­шел­ся сво­ей ла­до­нью по мо­е­му за­пя­стью, что в мгно­ве­ние ока­ти­ло хо­ло­дом.
Пе­ред мо­и­ми гла­за­ми все тут же за­кру­ти­лось, буд­то сей­час я упа­ду в об­мо­рок. Я за­жму­ри­лась, ожи­дая неиз­вест­но че­го и, тут же все за­кон­чи­лось. Я от­кры­ла гла­за и сно­ва под­ско­чи­ла, ока­зав­шись до­ма, на сво­ем род­ном ди­ване. Неуже­ли сон?
Я ог­ля­де­ла ком­на­ту, точ­но моя. Я ди­ко вспо­те­ла и, сте­рев вы­сту­пив­шие на лбу ка­пель­ки ру­кой, вста­ла с ди­ва­на и от­пра­ви­лась в ван­ную. Там от­пе­рев­шись ру­ка­ми на ра­ко­ви­ну, дол­го рас­смат­ри­ва­ла свое из­му­чен­ное ли­цо в зер­ка­ле. Од­но лег­кое дви­же­ние, и из кра­на по­тек­ла хо­лод­ная струя во­ды. Я умы­лась и сно­ва по­смот­ре­ла на свое от­ра­же­ние. Тут мой взгляд на за­пястье, то са­мое за­пястье, что ока­ти­ло хо­ло­дом в мо­ем сне. На нем кра­со­вал­ся ма­лень­кий чер­ный пе­ре­вер­ну­тый крест, об­ви­тый ло­зой.
Уж не знаю, сколь­ко я смот­ре­ла на этот кре­стик, но в го­ло­ве кру­ти­лись толь­ко од­ни сло­ва «Это был не сон!».
Са­дист­ка
Каж­дый за­ду­мы­ва­ет­ся о сво­их же­ла­ни­ях и фан­та­зи­ях, но ма­ло кто во­пло­ща­ет их в жизнь. Так и ме­чась меж­ду об­ще­ствен­ной мо­ра­лью и соб­ствен­ным хищ­ни­ком внут­ри, ко­то­рый пы­та­ет­ся вы­рвать­ся из клет­ки ва­шей гру­ди, вы так и не на­хо­ди­те со­гла­сие с со­бой, за­пи­рая се­бя в рам­ках. И мне про­тив­но смот­реть на вас. Про­тив­но на­блю­дать, как гибнет че­ло­век в этом брен­ном те­ле. От­дай­тесь се­бе, и вы не по­жа­ле­е­те.
Я ни­ко­гда осо­бо не пе­ре­жи­ва­ла по по­во­ду сво­ей про­фес­сии, и уж тем бо­лее по по­во­ду бу­ду­щей ра­бо­ты. Толь­ко ра­ди удо­вле­тво­ре­ния ам­би­ций сво­их ро­ди­те­лей я за­кон­чи­ла, пре­стиж­ный уни­вер­си­тет с да­ле­ко не худ­ши­ми ре­зуль­та­та­ми. И сняв квар­ти­ру, ста­ла жить в свое удо­воль­ствие. Мне про­сто нра­ви­лось жить для се­бя. Де­лать толь­ко то, что нуж­но мне. Ду­мать толь­ко о сво­ем бла­го­по­лу­чии. Так про­ще и при­ят­нее.
И вот как обыч­но я, ва­ля­лась на ди­ване, про­смат­ри­ва­ла элек­трон­ную по­чту и слу­ша­ла му­зы­ку, по со­ци­аль­ным се­тям. Как в «кон­так­те» мне при­шел за­прос на до­бав­ле­ние в дру­зья от пар­ня, ко­то­ро­го я ни­ко­гда еще не ви­де­ла. Из чи­сто­го лю­бо­пыт­ства я при­ня­ла за­яв­ку и тут же ему на­пи­са­ла «при­вет, а мы раз­ве зна­ко­мы?». Он тут же от­ве­тил, что нет, но очень хо­чет это­го. Не ви­дя к это­му, ка­ких ли­бо пре­пят­ствий я со­гла­си­лась на об­ще­ние, вни­ма­тель­но про­смот­рев его стра­ни­цу. Ока­за­лось, что жи­вет со мной в од­ном го­ро­де, да и фо­то бы­ли хо­ро­шие. Я ре­ши­ла, что ес­ли он не бу­дет ме­ня силь­но до­ста­вать, то я с ним да­же встре­чусь.
Так мы по­об­ща­лись пол ве­че­ра. Он ока­зал­ся очень при­ят­ный со­бе­сед­ни­ком. На каж­дый во­прос имел свое мне­ние, и вы­ска­зы­вал его, не смот­ря на то, бы­ло ли оно по­ло­жи­тель­ным или от­ри­ца­тель­ным. Где-то мог про­мол­чать, где-то про­сто по­сме­ять­ся, по край­ней ме­ре, мне так ка­за­лось. В об­щем, умел дер­жать такт.
На сле­ду­ю­щий день, мы сно­ва с ним спи­са­лись. И уже об­ща­лись как очень хо­ро­шие зна­ко­мые. И вот в та­ком тем­пе про­шла неде­ля. Мне уже са­мой за­хо­те­лось с ним уви­деть­ся. И я ак­ку­рат­но, яко­бы невзна­чай на­ча­ла спра­ши­вать его, а что он де­ла­ет на бу­ду­щих вы­ход­ных, лю­бит ли хо­дить в го­сти или по­се­щать ка­фе. Он ока­зал­ся до­воль­но не глу­пым и, вы­яс­нив, ку­да я ве­ду, про­сто спро­сил, ко­гда мне бу­дет удоб­но­го его при­нять, и что ему с со­бой взять, по­ми­мо цве­тов, ко­неч­но же. Не став тя­нуть со вре­ме­нем, мы до­го­во­ри­лись на зав­тра, на ве­чер. А тем вре­ме­нем у ме­ня в го­ло­ве во­рох мыс­лей. На­до убрать весь этот хлам на сто­ле, из ку­чи пу­стых па­чек си­га­рет, ку­чи ста­ка­нов из-под чая, па­ке­ти­ков ко­фе, неко­то­рые из них да­же пу­стые, и что боль­ше все­го ме­ня по­ра­зи­ло, за мо­ни­то­ром сто­ял па­ке­тик с су­ха­ря­ми, ко­то­рые я же са­ма ко­го то и де­ла­ла.
Ре­шив, что убе­русь я зав­тра, ибо за ночь, хлам на сто­ле бу­дет та­кой же что и до убор­ки, про­дол­жи­ла пе­ре­пи­сы­вать­ся со сво­им но­вый хо­ро­шим зна­ко­мым. И те­ма на­ше­го раз­го­во­ра по­че­му-то пе­ре­шла на те­му из­мен.
Я все­гда при­дер­жи­ва­лась та­ко­го мне­ния, что ес­ли сло­ва ска­за­ны, то они ска­за­ны не слу­чай­но. И долж­ны за­ста­вить че­ло­ве­ка о чем-то за­ду­мать­ся. И за­ду­мать­ся силь­но, ес­ли ко­неч­но че­ло­век не ду­рак и уме­ет под­ме­чать обо­ро­ты в об­ще­нии.
До­став из пач­ки тон­кую мен­то­ло­вую си­га­ре­ту из пач­ки, и за­жав ее меж губ, еще па­ру раз пе­ре­чи­та­ла на­шу пе­ре­пис­ку, по­ка еще не окон­чен­ную, на эту те­му.
«А те­перь во­прос на мил­ли­он дол­ла­ров. Рев­ни­ва ли ты?»
«Смот­ря за что рев­но­вать»
«До­пу­стим, за флирт»
«Флирт то­же бы­ва­ет раз­ным»
«Но ведь кни­гу не по об­лож­ке су­дят»
«Ко­неч­но не по об­лож­ке. Ведь чтобы по­нять кни­гу, нуж­но ее рас­крыть, вдох­нуть аро­мат ти­по­граф­ской крас­ки, прой­тись паль­ца­ми по бу­ма­ге, про­бе­жать гла­за­ми по строч­кам, про­честь каж­дую стра­ни­цу»
Вот по­сле это­го со­об­ще­ния он как-то за­вис и, не смот­ря на ночь, из­ви­нил­ся за наг­лость, но пред­ло­жил, встреть­ся се­го­дня. Ска­зал, что при­ве­зет рол­лы, шам­пан­ское и обе­ща­ет быть очень при­лич­ным, на­хо­дясь в мо­ей квар­ти­ре. Я сно­ва бро­си­ла взгляд на весь этот бес­по­ря­док на сто­ле и, взг­ля­нув на се­бя в зер­ка­ло, вы­да­ла вер­дикт «через, сколь­ко те­бя ждать?». Час, и он вы­шел из се­ти, так как адрес узнал за­ра­нее.
Я, глу­бо­ко вздох­нув, вспом­ни­ла, что у ме­ня в гу­бах все еще не под­ку­рен­ная си­га­ре­та. Все еще смот­ря на бук­вы на экране, немно­го по­кру­ти­ла в ру­ках, имен­ную за­жи­гал­ку, на­ко­нец-то при­ку­ри­вая. И че­го я жда­ла, что бук­вы сфор­ми­ру­ют­ся в дру­гие сло­ва, или мне от­ро­ет­ся их под­текст? Лад­но, будь что бу­дет.
Па­ру раз, пе­ре­тя­нув­шись и до­бив си­га­ре­ту ту­шу ее в чер­ной, ка­кие бы­ваю толь­ко в ка­фе, пе­пель­ни­це. Сно­ва ог­ля­ды­ваю бар­дак и, недо­воль­но скри­вив­шись, на­чи­наю убор­ку. Она по­лу­чи­лась до­воль­но за­бав­ной, я про­сто все пе­ре­та­щи­ла на ку­хон­ный стол, ре­шив, что про­сто не дам ему ту­да вой­ти. И как же мно­го сво­бод­но­го ме­ста ока­за­лось у ме­ня на сто­ле, мне да­же по­ка­за­лось что он боль­шой, и чем-то кра­сив. Но ста­ло как-то не уют­но. Успо­ко­ив се­бя тем, что это толь­ко для го­стя и как толь­ко он уедет, я на­ве­ду но­вый ха­ос для сво­е­го ком­фор­та.
Те­перь оста­лось при­ве­сти в по­ря­док се­бя. Вы­мыв и вы­су­шив во­ло­сы, я за­ду­ма­лась, а кра­сить­ся ли мне. Ре­шив, что нет, сно­ва уст­ро­и­лась за но­ут­бу­ком, све­рив вре­мя. Он дол­жен подъ­е­хать ми­нут через де­сять. И что мне де­лать эти де­сять ми­нут. Впер­вые мне в этой квар­ти­ре нече­го де­лать.
Но тут звук до­мо­фо­на, от ко­то­ро­го я под­ско­чи­ла на ме­сте, а по­том, со­рвав­шись, под­ня­ла труб­ку. Узнав кто это, на­жи­маю на кноп­ку, слы­ша, как пи­ли­ка­ет от­кры­ва­ю­ща­я­ся тя­же­лая дверь подъ­ез­да.
Мой но­вый зна­ко­мый, ко­то­ро­го, кста­ти, зо­вут Ко­стей, быст­ро под­нял­ся на пя­тый этаж, та­ща за со­бой два пол­ных па­ке­та со сне­дью и ал­ко­го­лем. Как же мне бы­ло смеш­но на­блю­дать, как в зу­бах он несет си­нюю ро­зу. И где он толь­ко ее на­шел.
Я про­пу­сти­ла его в квар­ти­ру и про­ве­ла в го­сти­ную, пред­ва­ри­тель­но вы­нув из-за рта бед­няж­ки ро­зу. Пред­ло­жи­ла при­сесть на ди­ван и ста­ла раз­би­рать па­ке­ты, вы­кла­ды­вая кон­тей­не­ры на ко­фей­ный сто­лик. Как и обе­щал, при­нес рол­лы, но очень уж мно­го. Из ал­ко­го­ля шам­пан­ское, вис­ки. И ко­ла, ско­рее все­го, сме­ши­вать вис­ки. Вот это­го я точ­но не по­ни­маю, сме­ши­вать бла­го­род­ный на­пи­ток с этой ши­пу­чей ере­сью.
Вы­гру­зив все на стол, и да­же кра­си­во рас­ста­вив, ну, на сколь­ко это, воз­мож­но, по­шла, до­ста­вать из сер­ван­та фу­же­ры, немно­го по­ду­ма­ла, и сра­зу же до­ста­ла бо­ка­лы для вис­ки. Вер­нув­шись к сто­ли­ку, се­ла ря­дом с Ко­стей, ко­то­рый уже от­крыл шам­пан­ское, и на­чал раз­ли­вать в под­став­лен­ные мной фу­же­ры.
Пер­вый тост, ко­неч­но же, за зна­ком­ство и дол­го­ждан­ную первую встре­чу в ре­а­ле. Ре­шив подлить мас­ла в огонь, я спро­си­ла, что его за­ста­ви­ло так неожи­дан­но пе­ре­не­сти встре­чу. Он, по­хо­же, ожи­дал это­го во­про­са, но так и не при­ду­мал, что на него от­ве­тить, по­это­му, про­сто ска­зал «за­хо­те­лось».
С по­пол­не­ни­ем в ор­га­низ­ме ал­ко­го­ля и япон­ской еды те­мы раз­го­во­ра ста­но­ви­лись все бо­лее пош­лы­ми. Он рас­ска­зал мне о се­бе, что про­бо­вал и с пар­ня­ми, но все, же пред­по­чи­та­ет де­ву­шек. И что-то в его от­ве­тах и рас­ска­зах о се­бе ме­ня на­сто­ро­жи­ло, по­ка­за­лось стран­ным. И ак­цен­ти­руя на этой тайне вни­ма­ние, за­да­ва­ла нуж­ные во­про­сы. Ко­стя да­же на­чал сму­щать­ся, что еще боль­ше раз­за­до­ри­ло мой ин­те­рес. И в ито­ге мой на­пор дал ре­зуль­тат.
Ко­стя по­ста­вил по­чти пу­стой фу­жер на сто­лик и, от­ло­жив па­лоч­ки, опу­стил го­ло­ву. Я за­та­и­ла ды­ха­ние, вы­дер­жи­вая дра­ма­ти­че­скую па­у­зу.
- Обе­ща­ешь, что не бу­дешь сме­ять­ся? – На­чал он роб­ко. Мне, ко­неч­но, ста­ло смеш­но от столь глу­пой фра­зы, но я про­мол­ча­ла, утвер­ди­тель­но кив­нув на его во­прос.
- Ко­ро­че я при­вык быть ра­бом. – Вот на этой фра­зе я чуть не по­да­ви­лась шам­пан­ским. И те­перь мне уже при­шлось от­ста­вить фу­жер на сто­лик, чуть звяк­нув им.
По­вис­ло мол­ча­ние. Не ска­зать, что я бы­ла шо­ки­ро­ва­на, в го­ло­ве про­сто про­нес­лось слиш­ком мно­го ин­те­рес­ных кар­тин. И тут в мо­ем моз­гу что-то пе­ре­клю­чи­лось. Я за­бро­си­ла но­гу на но­гу и, от­ку­по­рив бу­тыл­ку с вис­ки, об­ли­ла свою но­гу, свои паль­чи­ки. Кап­ли хо­ро­ше­го на­пит­ка от паль­чи­ков сте­ка­ли не ров­ны­ми до­рож­ка­ми по ступне, оги­ба­ли бе­лую пя­точ­ку, и кап­ля­ми от­прав­ля­лись на по­кры­тый узо­ра­ми ли­но­ле­ум.
- Сли­зы­вай. – Моя ин­то­на­ция, не да­ва­ла со­мне­ния в по­ве­ли­тель­но­сти это­го на­кло­не­ния. Он под­нял на ме­ня шо­ки­ро­ван­ный взгляд. – Об­ли­жи мою но­гу.
Он роб­ко кив­нул, встал с ди­ва­на, и обой­дя сто­лик, при­пал на од­но ко­ле­но, об­хва­ты­вая немно­го тря­су­щи­ми­ся паль­чи­ка­ми мою нож­ку. Я уда­ри­ла его этой же но­гой, вы­дер­нув ее из его хват­ки.
- Не так, на ко­ле­ни!
Он сно­ва кив­нул и, встав на чет­ве­рень­ки, на­гнул го­ло­ву и про­шел­ся кон­чи­ком языч­ка по мо­им паль­чи­кам. За­тем меж­ду ни­ми, ста­ра­тель­но об­ли­зы­вая но­гу.
Ска­зать, что я по­чув­ство­ва­ла воз­буж­де­ние от всей этой си­ту­а­ции, зна­чит, ни­че­го не ска­зать. Ощу­ще­ния гос­под­ства хо­тя бы над од­ним че­ло­ве­ком да­ва­ло мне не про­сто пре­вос­ход­ство, я по­чув­ство­ва­ла се­бя на­сто­я­щей хо­зяй­кой. Где-то на за­двор­ках про­мельк­ну­ла мысль, что я мо­гу во все это втя­нуть­ся.
- А те­перь с по­ла!
Он не под­нял на ме­ня взгляд, толь­ко по­слуш­но на­чал ис­пол­нять при­каз. По­хо­же, он то­же во­шел во вкус. Ин­те­рес­но, а «ра­бов» на­до хва­лить на ис­пол­нен­ные при­ка­зы? Про­блем­ка, я не знаю, так что не бу­ду. От это­го умо­за­клю­че­ния, мои гу­бы рас­тя­ну­лись в хищ­ной улыб­ке, а в гла­зах за­жег­ся не доб­рый ого­нек.
- Вы­пря­мись, и раз­день­ся, но так, чтобы мне по­нра­ви­лось. – Чет­ко про­из­нес­ла я каж­дое сло­во.
Ко­стя встал с чет­ве­ре­нек и стал стя­ги­вать с се­бя во­до­лаз­ку, немно­го за­ку­сив ниж­нюю гу­бу от сму­ще­ния. Я же оп­ро­ки­ну­лась на спин­ку ди­ва­на, на ко­то­ром си­де­ла, и чуть скло­нив го­ло­ву, на­блю­да­ла за про­ис­хо­дя­щем. А у него, по­хо­же, боль­шой опыт, он быст­ро вы­чис­лил, то, что со мной на­до быть по­кор­ным и роб­ким. Вы­чис­лил, что ме­ня это за­во­дит.
А тем вре­ме­нем, он уже сто­ял без джинс и, по­хо­же, ду­мал, сни­мать ли бе­лье.
- Раз­день­ся пол­но­стью. – Ко­стик за­лил­ся крас­кой и стя­нул с се­бя се­рые бок­се­ры. – Ум­ни­ца, а те­перь ло­жись на пол и раз­двинь нож­ки.
Бо­же как же он был гра­ци­о­зен, как дро­жа всем те­лом, раз­дви­нул нож­ки. Я под­ня­лась с ди­ва­на и, по­дой­дя к нему прак­ти­че­ски вплот­ную, до­тро­ну­лась недав­но вы­ли­зан­ной нож­кой, до его чле­на, немно­го мас­си­руя его. Он вжал­ся в пол и по­крас­нел еще силь­нее. Я на­блю­да­ла и ощу­ща­ла нож­кой, как его ор­ган на­чи­на­ет на­бу­хать, на­ли­вать­ся си­лой, от мо­их пусть неуме­лых, но власт­ных при­кос­но­ве­ний.
- А те­перь сядь и до­ве­ди се­бя до ор­газ­ма.
Гра­ци­оз­ной по­ход­кой я сно­ва вер­ну­лась на ди­ван, под­няв фу­жер с шам­пан­ским, осве­жи­ла пор­цию, и при­го­то­ви­лась на­блю­дать дей­ство.
Ко­стя при­встал и од­ной ру­кой упер­ся в пол, а дру­гой об­хва­тил свой уже воз­буж­ден­ный член, чуть сжав го­лов­ку, по­во­див по ней боль­шим паль­цем, раз­ма­зы­вая вы­сту­пив­шую смаз­ку. Его ла­донь чуть силь­нее об­хва­ти­ла плоть и сде­ла­ла па­ру по­сту­па­тель­ных дви­же­ний, про­хо­дя по всей длине. Я сглот­ну­ла. А он про­дол­жал, чуть уско­ряя темп, за­про­ки­ды­вая го­ло­ву. Из-за его раз­дви­ну­тых но­жек мне от­ры­вал­ся пре­крас­ный вид на его воз­буж­де­ние. На то, как он сры­ва­ет­ся на бе­ше­ный ритм, во­дя ла­до­шкой по чле­ну, как дро­жит его те­ло, как ко­жа по­кры­ва­ет­ся му­раш­ка­ми, от при­ят­ных ощу­ще­ний.
Я вста­ла с ди­ва­на, при­се­ла на ко­ле­ни ря­дом с ним, и убра­ла его ру­ку от чле­на. На ме­ня тут же уста­ви­лась удив­лен­ная па­ра го­лу­бых глаз. Я при­ло­жи­ла па­лец к его дро­жа­щим гу­бам и, об­хва­тив те­перь уже сво­ей ла­до­нью его член, про­дол­жи­ла по­сту­па­тель­ные дви­же­ния. Он по­це­ло­вал мой паль­чик, и про­тяж­но про­сто­нал. Я до­воль­но улыб­ну­лась и, на­ко­нец-то до­ве­дя его до раз­ряд­ки, на­ме­рен­но ис­пач­ка­ла се­бе ру­ку.
- Что на­до ска­зать хо­зяй­ке, а, Ко­стя?
- Спа­си­бо хо­зяй­ка.
- Ум­ни­ца, а те­перь сли­жи, это же твое. – Я вы­ста­ви­ла ему пе­ред ли­цом ис­пач­кан­ную ру­ку.
Он при­от­крыл свой ро­тик, уже вос­ста­но­вив ды­ха­ние, по­сле раз­ряд­ки и вы­ли­зал мне ла­донь, а за­тем уде­лил вни­ма­ние каж­до­му паль­чи­ку, ак­ку­рат­но об­хва­ты­вая каж­дый гу­ба­ми.
- Зна­ешь Ко­стя, пе­ре­ез­жай ко мне, я куп­лю для те­бя ка­кой хо­чешь ошей­ник.
Ко­стя сму­тил­ся, но утвер­ди­тель­но кив­нул.
Фе­сти­валь
Мо­ло­дежь все­гда го­раз­да на­хо­дить се­бе раз­лич­ные увле­че­ния, не ду­мая о том, как это от­ра­зит­ся на их бу­ду­щем, или как это смот­рит­ся со сто­ро­ны. В этом и оча­ро­ва­ние мо­ло­до­сти, про­бо­вать и де­лать все, что ду­ше угод­но. Од­на­ко мо­ло­дежь со вре­ме­нем ста­но­вит­ся стар­ше и их увле­че­ния несут в се­бе уже и сек­су­аль­ный под­текст, что на­кла­ды­ва­ет свой от­пе­ча­ток на пред­по­чте­ния в по­сте­ли.
В по­след­нее вре­мя увле­че­ние япон­ской куль­ту­рой сре­ди на­ше­го рус­ско­го на­ро­да ста­ло, мяг­ко го­во­ря, ма­ни­а­каль­ным. И силь­нее все­го это по­валь­ное увле­че­ние за­де­ло мо­ло­дежь. Ко­то­рая ста­ла со­би­рать клу­бы по ин­те­ре­сам, уст­ра­и­вать те­ма­ти­че­ские ве­че­рин­ки и фе­сти­ва­ли, где каж­дый мо­жет по­ка­зать, кто на что го­разд. И, на мой взгляд, это очень хо­ро­шо.
Я счи­таю, что та­кое увле­че­ние, луч­ше, чем вре­мя пре­про­вож­де­ние в подъ­ез­де, луз­гая се­меч­ки и по­пи­вая дав­но вы­дох­ше­е­ся пи­во из пла­сти­ко­вой двух­спо­ло­вин­ной лит­ро­вой ба­клаж­ки, на ко­то­рую со­би­ра­ли всей ком­па­ни­ей.
Так что пусть луч­ше де­ти со­би­ра­ют­ся, при­ду­мы­ва­ют сцен­ки, го­то­вясь к вы­ступ­ле­нию, за­учи­вая роль, пы­та­ясь иг­рать. Учить­ся шить, го­то­вя ко­стю­мы к вы­хо­ду на сце­ну. И это еще не все. Ме­ня ра­ду­ет, что де­ти при­об­ща­ют­ся к дру­гой куль­ту­ре, у мно­гих про­сы­па­ет­ся ин­те­рес к япон­ско­му язы­ку. Ко­ро­че, это еще несколь­ко плю­сов в об­щую ко­пил­ку.
И вот я яв­ля­юсь ве­те­ра­ном фрон­та этой куль­ту­ры. Все еще смот­рю ани­ме, все еще шью ко­стю­мы для вы­ступ­ле­ний, все еще по­се­щаю по­доб­ные ме­ро­при­я­тия. Да­же боль­ше, я их са­ма де­лаю. И поль­зу­юсь боль­шой по­пу­ляр­но­стью в по­сто­ян­но рас­ши­ря­ю­щем­ся кру­ге.
Мое по­гру­же­ние в мир япон­ской куль­ту­ры про­изо­шло до­воль­но дав­но. Я ко­гда то за­смат­ри­ва­лась муль­ти­ка­ми по рен-ТВ и ТнТ, ко­то­рые по­ка­зы­ва­ли всем из­вест­ный се­ри­ал «Сей­лор Мун». Да­лее мои ро­ди­те­ли при­об­ре­ли бо­лее совре­мен­ную ан­тен­ну и у нас стал ло­вить СТС, на ко­то­ром по­ка­зы­ва­ли «Ко­ро­ля Ша­ма­нов». Пом­ню, как бук­валь­но бе­жа­ла с уро­ков, чтобы успеть на оче­ред­ную се­рию, а ко­гда их бы­ло осо­бо мно­го, от­пра­ши­ва­лась. И вот ко­гда се­ри­ал за­кон­чил­ся, я но­ча­ми сма­ко­ва­ла по­след­нюю се­рию в уме, при­ду­мы­вая аль­тер­на­тив­ные кон­цов­ки, ко­то­рые от­ли­ча­лись еще боль­шим тра­гиз­мом, чем ори­ги­нал. И каж­дое утро я про­сы­па­лась с мыс­лью, что мне ма­ло, я хо­чу по­смот­реть еще что-то эпич­ное.
И то­гда я вспом­ни­ла, за что не лю­бят мо­е­го стар­ше­го дво­ю­род­но­го бра­та, за япон­ские муль­ти­ки. По­это­му по­сле шко­лы я за­еха­ла к нему в го­сти и, смот­ря на него огром­ны­ми от пред­вку­ше­ния гла­за­ми, спро­си­ла «Ва­ня, у те­бя есть япон­ские муль­ти­ки?». Он по­смот­рел на ме­ня гла­за­ми не мень­ше­го раз­ме­ра, чем мои и, кив­нув, про­тя­нул мне «бокс», со сло­ва­ми «вот те­бе се­ри­ал один, толь­ко вер­ни по­том».
Я кое-как его от­бла­го­да­ри­ла, и пу­лей вы­ле­тев из квар­ти­ры, по­бе­жа­ла до­мой, неся в ру­ках дра­го­цен­ный бокс, ко­то­ро­го мне хва­ти­ло все­го на чет­ве­ро су­ток. И те­перь я ста­ла до­воль­но частой и же­лан­ной го­стьей у мо­е­го бра­та в го­стях. Мы об­суж­да­ли с ним но­вые се­рии, ко­то­рые вме­сте же и смот­ре­ли, спо­ри­ли о том чье суж­де­ние вер­но, и стро­и­ли пред­по­ло­же­ния о даль­ней­шем раз­ви­тии сю­же­та се­ри­ла и судь­бе его ге­ро­ев.
Ко­ро­че очень ве­се­ло про­во­ди­ли вре­мя, ни о чем не за­бо­тясь. И тут как-то раз он ме­ня спро­сил, что не хо­чу ли я по­ехать с ним в центр, на еже­не­дель­ную встре­чу в те­ма­ти­че­ский клуб по ин­те­ре­сам. Я, ко­неч­но, со­гла­си­лась, и мы до­го­во­ри­лись, что я при­еду сна­ча­ла к нему, а по­том он ме­ня по­ве­зет зна­ко­мит­ся, со стар­шим по­ко­ле­ни­ем ма­те­рых «ани­меш­ни­ков»…
С тех пор про­шло уже боль­ше де­ся­ти лет. И те­перь я са­ма «ма­те­рый ани­меш­ник», ко­то­ро­го, бо­ят­ся и ува­жа­ют но­вич­ки, ста­ра­ют­ся под­ра­жать. И вот сей­час я стою в гри­мер­ке, огром­но­го и кра­си­во­го до­ма куль­ту­ры, на сцене ко­то­ро­го се­го­дня бу­дут вы­хо­дить как мо­ло­дые, про­бо­вать се­бя в ро­ли ак­те­ра или пев­ца, и бо­лее стар­шее по­ко­ле­ние, бу­дет да­вать ма­стер-класс.
В до­воль­но про­стор­ном за­ле, с ку­чей зер­кал пах­ло ла­ком и кос­ме­ти­кой и ра­бо­та­ло мно­же­ство фе­нов. Все пе­ре­оде­ва­лись, го­то­вясь к сво­им вы­ступ­ле­ни­ям. Бы­ло вид­но тех, кто вы­сту­пал в пер­вом бло­ке, они нерв­ни­ча­ли, и го­во­ри­ли боль­ше и гром­че всех. Я же, вы­сту­па­ла в тре­тьем бло­ке и по­это­му спо­кой­но пе­ре­оде­ва­лась, на­но­си­ла грим, оде­ва­ла за­ра­нее уло­жен­ный до­ма па­рик. И ко­гда бы­ла при пол­ном па­ра­де, скеп­ти­че­ски осмот­ре­ла в боль­шом зер­ка­ле на стене на­про­тив. Из ме­ня вы­шел очень ху­дой, ми­ло­вид­ный маль­чик и но­во­го ани­ме.
И тут мой взгляд при­влек до­воль­но яр­кий ко­стюм еще дон­но­го пер­со­на­жа из то­го же ани­ме, что и мой. Че­ло­век то­же сто­ял и уже ог­ля­ды­вал се­бя в зер­ка­ле. Я при­смот­ре­лась и узна­ла свою быв­шую де­вуш­ку. Сре­ди на­ше­го кру­га об­ще­ния те­ма нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции силь­но рас­про­стра­не­на, и счи­та­ет­ся нор­маль­ной. Она то­же узна­ла ме­ня и при­вет­ли­во улыб­ну­лась, на­прав­ля­ясь в мою сто­ро­ну. Не смот­ря на все то, что меж­ду на­ми про­изо­шло, мы оста­лись очень хо­ро­ши­ми дру­зья­ми, хо­тя я все еще хо­чу ее, по­сто­ян­но хо­чу. И со­всем не по­ни­маю, что тво­рит­ся у нее в го­ло­ве.
Вот она по­до­шла ко мне, и я сно­ва по­чув­ство­ва­ла се­бя ко­ро­тыш­кой, она вы­ше ме­ня на це­лую го­ло­ву. Ее взгляд скольз­нул по мо­е­му ко­стю­му и она, об­хва­тив ме­ня за та­лию, при­жи­мая к се­бе, страст­но по­це­ло­ва­ла. Мне ни­че­го дру­го­го не оста­ва­лось, кро­ме как, ши­ро­ко рас­пах­нув гла­за, упе­реть­ся в ее пле­чи ру­ка­ми.
- Ты че­го? – Все же разо­рвав по­це­луй, спро­си­ла я.
- Ни­че­го, про­сто за­хо­те­лось те­бя по­це­ло­вать. – Хмык­ну­ла она, все так же хищ­но ме­ня ог­ля­ды­вая.
И толь­ко в этот мо­мент, что все со­брав­ши­е­ся в гри­мер­ке смот­рят на нас. Ну пра­виль­но, мы пе­ре­оде­ты в двух сим­па­тич­ных пар­ней, да еще и в до­воль­но зна­ме­ни­тых ге­ро­ев ани­ме. От­ку­да-то из даль­не­го уг­ла я услы­ша­ла сло­во «яой­чик» и смех. Те­перь мы с мо­ей быв­шей бу­дем глав­ной те­мой раз­го­во­ров се­го­дняш­не­го фе­сти­ва­ля.
Моя быв­шая как то зло ог­ля­де­ла ауди­то­рию и, схва­тив ме­ня за ру­ку по­та­щи­ла в ко­ри­дор. Я еще удив­лен­нее и, несколь­ко раз спо­ткнув­шись, по­шла за ней. Как толь­ко мы ока­за­лись од­ни, она рез­ко при­жа­ла ме­ня к стене и, сно­ва при­пав к мо­им гу­бам, лов­ко про­ни­кая сво­им мяг­кий языч­ком в мой ро­тик. Я по­ста­ра­лась ее ото­дви­нуть, за что она пе­ре­хва­ти­ла мои ру­ки и, за­ве­дя их мне за го­ло­ву, при­жа­ла к стене сво­ей ру­кой. Дру­гой, об­хва­ти­ла мою та­лию, и при­жа­ла к се­бе. Тут из гри­мер­ки ста­ли вы­хо­дить лю­ди. Де­вуш­ка сно­ва рык­ну­ла и, сно­ва схва­тив за ру­ку, по­ве­ла в туа­лет, там уже бук­валь­но за­пих­ну­ла в ка­бин­ку, за­шла са­ма и за­кры­ла за со­бой.
Она слов­но оди­ча­ла и, на­вис­нув на до мной, тут же за­лез­ла мне в ло­си­ны сво­ей руч­кой. Я да­же вскрик­нуть не успе­ла, как она за­ткну­ла мне рот по­це­лу­ем. Ее про­вор­ные паль­чи­ки быст­ро про­шлись по мо­ей кис­ке и про­ник­ли внутрь. Я на­ча­ла вы­ры­вать зная что это за­во­дит ее еще боль­ше. Она улыб­ну­лась сквозь по­це­луй и про­ник­ла в ме­ня глуб­же, на­чи­ная дви­гать­ся. Мои но­ги ста­ли силь­но дро­жать, от­ка­зы­ва­ясь дер­жать те­ло в вер­ти­каль­ной по­ло­же­нии. Она за­ме­ти­ла это, и при­жа­ла ме­ня к се­бе силь­нее, про­дол­жая дви­гать паль­чи­ка­ми, зная все мои осо­бо чув­стви­тель­ные точ­ки, не стес­ня­ясь, про­хо­ди­ла по ним, и не раз. До­став­ляя мне удо­воль­ствие.
Тут я услы­ша­ла, что в туа­лет за­шли еще лю­ди, и по­ста­ра­лась за­глу­шить, и без то­го ти­хие сто­ны, что про­ры­ва­лись сквозь по­це­луй. Она спе­ци­аль­но разо­рва­ла по­це­луй и на­ча­ла дви­гать паль­чи­ка­ми силь­нее. Я что бы­ло си­лы сжа­ла гу­бы, ста­ра­ясь не про­ро­нить не зву­ка. Ее это не уст­ро­и­ло, и она за­лез­ла ру­кой под мою май­ку, до­брав­шись до гру­ди на­ча­ла сжи­мать мой со­сок, пе­ри­о­ди­че­ски его кру­ча, и немно­го от­тя­ги­вая. И я, не вы­дер­жав, немно­го всхлип­ну­ла, а за­тем и сдав­лен­но про­сто­на­ла.
Она за­улы­ба­лась и пре­кра­ти­ла лас­ки, вы­сво­бож­дая ме­ня из сво­ей хват­ки. Я опер­лась на од­ну из стен ка­бин­ки, вос­ста­нав­ли­вая ды­ха­ние и, во­про­си­тель­но по­смот­ре­ла на нее.
- И что это сей­час бы­ло? – Про­бор­мо­та­ла я гроз­но.
Она на­кло­ни­лась к мо­е­му уш­ку и про­шеп­та­ла.
- Да­же ес­ли мы с то­бой рас­ста­лись, это не зна­чит, что ты мо­жешь быть с кем-то. Мне это раз­дра­жа­ет. – От ее слов мое ли­цо за­ли­лось крас­кой, а по ко­же про­бе­жа­ла вол­на му­ра­шек. – Ты все еще моя, не за­бы­вай. – Она при­ку­си­ла моч­ку мо­е­го уш­ка, и ушла, при­крыв за со­бой ка­бин­ку.
Я вы­шла из ка­бин­ки, и по­шла к ра­ко­вине, за­гля­ды­вая в зер­ка­ло и рас­смат­ри­вая по­крас­нев­шее ли­цо. И что это блин долж­но зна­чить!
Хост-клуб
Наш жиз­нен­ный опыт это нечто та­кое, что нель­зя опи­сать сло­ва­ми. Нель­зя пе­ре­дать, мож­но по­де­лить­ся, вы­ска­зав­шись. Но че­ло­век все рав­но не смо­жет по­нять, не смо­жет пра­виль­но или так, же про­чув­ство­вать твои эмо­ции. По­это­му мы ин­ди­ви­ду­аль­ны. По­это­му у каж­до­го свой жиз­нен­ный путь. Но мне ка­жет­ся, в лю­бой си­ту­а­ции нуж­но все­гда оста­вать­ся че­ло­ве­ком. А че­ло­век опять же, по­ня­тие рас­тя­жи­мое.
Каж­дый адек­ват­но мыс­ля­щий че­ло­век хо­тя бы раз в неде­лю за­ду­мы­ва­ет­ся о том, что вез­де хо­ро­шо, где нас нет, осо­бен­но ес­ли у него пер­ма­нент­но при­клю­ча­ет­ся на­пряг с день­га­ми. А где у нас хо­ро­шо? Пра­виль­но, за хо­ро­шо раз­ре­кла­ми­ро­ван­ной гра­ни­цей. Толь­ко там кра­си­вые тан-ха­у­сы, ком­фор­та­бель­ные квар­ти­ры по до­ступ­ным це­нам, а глав­ное все­гда мож­но уст­ро­ить­ся на пре­стиж­ную ра­бо­ту. За гра­ни­цей же столь­ко кор­по­ра­ции, ко­то­рые ждут свет­лые умы, а в Рос­сии, что не ум, то све­точ зна­ний. Вот и рвут­ся, осо­бен­но мо­ло­дые, при­вле­чен­ные ро­ман­ти­кой лег­кой кра­си­вой жиз­ни.
Всем, ка­жет­ся, что они осо­бен­ные, что там их ждут с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми. Боль­шин­ство уве­рен­но, что лю­бую дверь мож­но рас­пах­нуть, толь­ко по­сту­чав­шись в нее. Вот толь­ко ма­ло кто зна­ет, что преж­де чем по­сту­чать­ся, необ­хо­ди­мо для на­ча­ла к ней про­толк­нуть­ся, про­бить­ся, вы­ру­бить эту са­мую дверь из де­ре­ва, а мо­жет и из цель­но­го кус­ка ска­лы, и толь­ко по­том дол­бить­ся в нее но­га­ми и ру­ка­ми. Толь­ко по­сле при­ез­да или пе­ре­ле­та, че­ло­век по­ни­ма­ет, что та­ких как он мил­ли­о­ны. И он обя­за­тель­но за­пом­нит, как его пер­вый раз толк­ну­ли в мет­ро, как все бу­дут ид­ти ми­мо, да­же не по­смот­рев в его сто­ро­ну. И то­гда он по­чув­ству­ет первую оби­ду, как так, он же осо­бен­ный. Смот­ри­те, вот он я, при­е­хал по­ко­рять не из­ве­дан­ные мне го­ри­зон­ты. И че­ло­ве­ку очень по­ве­зет, ес­ли ро­ман­ти­ка жиз­ни в да­ле­кой чу­жой стране про­па­дет быст­ро, и он най­дет в се­бе си­лы все-та­ки на­чать про­би­вать­ся к за­вет­ной две­ри, в на­деж­де, хоть ко­гда ни­будь в нее не про­сто по­сту­чать­ся, а вы­не­сти к чер­тям. И та­ким лю­дям уже все рав­но как на них по­смот­рят осталь­ные, они про­сто до­бьют­ся, че­го хо­тят. Но та­ких очень ма­ло. Мно­гие, про­гу­ляв при­ве­зен­ные с со­бой день­ги, по­смот­рев до­сто­при­ме­ча­тель­но­сти, ку­пив су­ве­ни­ры, от­прав­ля­ют­ся на­зад, под ро­ди­тель­ское кры­ло, яко­бы осо­знав, что до­ро­же их лю­би­мой ма­моч­ки нет ни­ко­го на све­те. А на де­ле про­сто ис­пу­гав­шись от­вет­ствен­но­сти за соб­ствен­ную жизнь, судь­бу. Ре­шив про­длить бла­жен­ные го­да, ко­гда за те­бя все ре­ша­ют, а сам ты толь­ко ру­га­ешь­ся с ни­ми по пу­стя­кам, из-за то­го что ты взрос­лый и ре­шил ку­рить, и ты бу­дешь это де­лать. Ты же взрос­лый и впра­ве ре­шать за се­бя сам. Вот так с гор­до под­ня­той го­ло­вой ты го­во­ришь дру­зьям, а сам каж­дый ве­чер при­хо­дишь к ужи­ну во­вре­мя.
Сколь­ко се­бя пом­ню, все­гда про­те­сто­вал про­тив чу­жой во­ли, во­ли сво­их ро­ди­те­лей. Про­те­сто­вал от­кры­то, не бо­ясь осуж­де­ния. Я ра­но уст­ро­ил­ся на первую ра­бо­ту, ра­но по­нял, что каж­дый рубль до­ста­ет­ся да­ле­ко не про­стым тру­дом. И мне все­гда хо­те­лось боль­ше­го, че­го я ра­но или позд­но до­би­вал­ся. Каж­дая по­став­лен­ная цель бы­ла для ме­ня толь­ко во­про­сом вре­ме­ни. Я шел по го­ло­вам аб­со­лют­но это­го, не стес­ня­ясь, да­же боль­ше, я со­бой гор­дил­ся. Гор­дил­ся тем, че­го до­стиг и неваж­но ка­ким пу­тем. А все­му при­чи­на, ма­ни­а­каль­ная страсть к день­га­ми. И я их не коп­лю, я про­сто люб­лю мно­го за­ра­ба­ты­вать, быть все­гда при день­гах, ни­ко­гда в них не нуж­дать­ся. Чтобы лю­бая ме­лочь бы­ла мне по кар­ма­ну, и я ни­ко­гда не за­ду­мы­вал­ся о вы­бо­ре ку­пить на эти день­ги, что ни­будь по­есть, или пой­ти раз­влечь­ся. Я люб­лю, чтобы мне на все хва­та­ло.
Од­на­ко ка­кой бы я не был охот­ни­ком за день­га­ми, за­гра­ни­ца при­вле­ка­ла и ме­ня, ма­ня сво­и­ми воз­мож­но­стя­ми, при­вле­ка­ла сво­ей эк­зо­ти­кой. И за­ма­ни­ла же за­ра­за, при­е­хал я в Япо­нию. Толь­ко в от­ли­чие от мно­гих, я еще, бу­дучи в Рос­сии, изу­чил их бир­жу тру­да и по­до­брал для се­бя под­хо­дя­щую ва­кан­сию, тут же свя­зав­шись с ра­бо­то­да­те­лем. Тот вы­слу­шал мои ус­ло­вия, мои по­же­ла­ния и утвер­ди­тель­но кив­нув, пред­ло­жил пе­рей­ти к транс­пор­ти­ров­ки мо­ей пер­со­ны в их края, а в част­но­сти с са­мый до­ро­гой ме­га­по­лис ми­ра, То­кио.
Транс­ферт мне оп­ла­ти­ла при­ни­ма­ю­щая ком­па­ния. Они же встре­ти­ли ме­ня в аэ­ро­пор­ту, они же со­про­во­ди­ли ме­ня до те­пе­реш­не­го мо­е­го жи­лья. Это ока­за­лось до­воль­но ми­лое, очень вы­со­кое зда­ние, об­ще­жи­тие, как у нас на­зы­ва­ют, ма­ло­се­мей­ка. Толь­ко очень чи­сто, уют­но и свет­ло. Пре­об­ла­да­ю­щий бе­лый цвет не ре­зал гла­за, он со­зда­вал ощу­ще­ние некой пра­виль­но­сти. Мне это очень по­нра­ви­лось, да­же боль­ше, я был в вос­тор­ге.
Мене пред­ло­жи­ли обу­стро­ить­ся, осве­до­ми­лись о мо­ем зна­ний язы­ка, и пре­ду­пре­ди­ли, что здесь я обя­зан про­жить пол го­да, а по­том по же­ла­нию мо­гу сни­мать квар­ти­ру. Дан­ное ус­ло­вие ме­ня ни­чуть не сму­ти­ло. И ко­гда со­про­вож­да­ю­щий ушел, удо­сто­ве­рив­шись, что все что нуж­но он ска­зал, я плюх­нул­ся на од­но­спаль­ную кро­вать, за­сме­яв­шись в го­лос. Я не бо­ял­ся, что ме­ня услы­шат, что осу­дят за по­ве­де­ние. Мне бы­ло так лег­ко в тот мо­мент, я уехал от все­го, что ме­ня бес­по­ко­и­ло, от все­го, что ка­за­лось мне про­бле­мой. Вот толь­ко то­гда я не учел од­ну вещь, чтобы на­чать но­вую жизнь, нуж­но и са­мо­му из­ме­нить­ся. А ме­нять­ся я не со­би­рал­ся, я есть я, и мой ха­рак­тер до сих пор пол­но­стью ме­ня уст­ра­и­ва­ет. И он пол­но­стью под­хо­дит для мо­ей но­вой про­фес­сии - хо­ста.
Так я стал дам­ским угод­ни­ком, так на­учил­ся ма­ни­пу­ли­ро­вать не толь­ко сла­бым по­лом, но и людь­ми. Бы­ло я тя­же­ло, бы­ло и очень труд­но, но я спра­вил­ся, я дав­но взял вож­жи ко­ней судь­бы в свои ру­ки, и моя ко­лес­ни­ца жиз­ни нес­лась на всех па­рах впе­ред, к за­вет­ным день­гам и рос­кош­ной жиз­ни.
Сей­час я ра­бо­таю хо­стом чуть бо­лее трех лет. У ме­ня своя квар­ти­ра, в од­ном из спаль­ных рай­о­нов То­кио. Я стал звез­дой не толь­ко сво­е­го клу­ба, но и при­об­рел сла­ву серд­це­е­да по всем злач­ным за­ко­ул­кам ме­га­по­ли­са. Я раз­вле­кал кли­ен­ток не толь­ко в клу­бе, я вы­ез­жал с ни­ми на свет­ские ра­уды или ве­че­рин­ки, а так же спал. И все эти с ви­ду не хит­рые, но на де­ле слож­ные ве­щи да­ва­ли мне бес­ко­неч­ный по­ток де­нег. Я тра­тил столь­ко сколь­ко нуж­но, осталь­ное от­кла­ды­вал, по­ни­мая, что моя внеш­ность не веч­на, и по­ра за­ду­мы­вать­ся о соб­ствен­ном де­ле. Я уве­рен, что ко­гда ни­будь от­крою соб­ствен­ные хост-клуб. Ко­гда ни­будь я дам та­ким же, как я уве­рен­ность в зав­траш­нем дне, дам им воз­мож­ность за­ра­ба­ты­вать на жизнь соб­ствен­ны­ми си­ла­ми, не стес­ня­ясь сво­ей про­фес­сии.
Эти мыс­ли мель­ка­ли у ме­ня в го­ло­ве, по­ка я сто­ял пе­ред зер­ка­лом, по­прав­ляя крас­ный гал­стук, что так гар­мо­ни­ро­вал с цве­том мо­их ка­рих глаз. Весь мой ко­стюм го­во­рил, что я до­ро­го стою, и точ­но про­да­юсь. В этом и смысл мо­ей ра­бо­ты. Я уже при­вык вы­гля­деть до­ро­же, чем лю­бая жен­щи­на и тра­тить на се­бя про­сто неме­ре­ное ко­ли­че­ство де­нег.
Раз­дал­ся те­ле­фон­ный зво­нок, на ра­бо­чий мо­биль­ный те­ле­фон. Зво­нит кли­ент­ка, ко­то­рую я дол­жен встре­тить на ма­шине. Во­об­ще за­бав­ная си­ту­а­ция, уж не знаю, сколь­ко эта де­вуш­ка ко­пи­ла на этот ве­чер, но за­ка­за­ла она про­сто ши­кар­ное шоу, толь­ко для то­го, чтобы по­хва­стать­ся пе­ред по­дру­га­ми. Мне все рав­но, я люб­лю та­кие аван­тю­ры.
Как и ожи­да­лось я за­брал ее с ра­бо­ты, на сво­ей той­о­те, пе­ред этим ку­пив рос­кош­ный бу­кет цве­тов. Де­вуш­ка бук­валь­но рас­цве­ла, хо­тя все это и по ее сце­на­рию, от се­бя я толь­ко до­ба­вил по­це­луй при встре­че и мы по­еха­ли в ре­сто­ран, где я, не от­лы­ни­вая от ра­бо­ты, раз­вле­кал кли­ент­ку рас­ска­за­ми и изыс­кан­ны­ми уха­жи­ва­ни­я­ми. Ве­чер бли­зил­ся к сво­ей куль­ми­на­ции, и мы от­пра­ви­лись в отель. И как толь­ко мы во­шли в за­ра­нее за­бро­ни­ро­ван­ный но­мер, я сде­лал взгляд бо­лее пош­лым и, по­дой­дя вплот­ную, со спи­ны, про­шел­ся гу­ба­ми по ее тон­кой шее. Он за­дро­жа­ла, ко­гда я лег­ки­ми ка­са­ни­я­ми ого­лил ее пле­чо, тут же по­крыв его бо­лее жар­ки­ми по­це­лу­я­ми.
- Про­сти, я сна­ча­ла в душ. – От­стра­ни­лась она от ме­ня.
Я ух­мыль­нул­ся и сно­ва при­бли­зил­ся к ней вплот­ную, об­вив ру­ка­ми ее та­лию, по­гла­жи­вая ла­до­ня­ми, плос­кий жи­во­тик я про­шеп­тал ей в са­мое уш­ко, тут же при­хва­тив его гу­ба­ми «толь­ко не дол­го». Она шум­но вздох­ну­ла и, вы­вер­нув­шись из мо­их объ­я­тий, убе­жа­ла в душ. Я, по­сме­яв­шись, при­сел на крес­ло и за­ку­рил, ожи­дая кли­ент­ку. Она не по­ка­за­лась мне ин­те­рес­ной, ска­жем так, зо­луш­ка что ре­ши­ла са­ма се­бе уст­ро­ить бал. А моя ра­бо­та сыг­рать в этом спек­так­ле роль ее прин­ца.
Де­вуш­ка и, прав­да, не за­ста­ви­ла се­бя дол­го ждать, вый­дя ко мне в боль­шом мах­ро­вом по­ло­тен­це на го­лое те­ло. Опе­рев­шись ру­ка­ми на под­ло­кот­ни­ки ко­жа­но­го крес­ла, я под­нял­ся с него, и од­ним же­стом ос­ла­бил узел на гал­сту­ке. Это мое дви­же­ние при­влек­ло вни­ма­ние де­вуш­ки. Я же на­блю­дал, как по ее шее спус­ка­ют­ся ка­пель­ки вла­ги.
Рез­ко по­дой­дя к кли­ент­ке, я об­нял ее и, при­под­няв над по­лом и по­ло­жил на кро­вать, сам на­вис­нув свер­ху, упи­ра­ясь лок­тем на кро­вать, ря­дом с ее го­ло­вой. Она ойк­ну­ла и вжа­ла го­ло­ву в пле­чи, бе­гая по мо­е­му ли­цу рас­те­рян­ным взг­ля­дом.
Хо­чет по­иг­рать. Мож­но и по­иг­рать. Я мед­лен­но при­бли­зил­ся к ее гу­бам сво­и­ми, и об­дав их жар­ким ды­ха­ни­ем, на­чал мед­лен­ный, чув­ствен­ный по­це­луй. Хруп­кое те­ло де­вуш­ки на­ча­ло немно­го по­дра­ги­вать, ко­гда я чуть уг­лу­бил по­це­луй, при­да­вая ему боль­ше стра­сти. Моя сво­бод­ная ру­ка скольз­ну­ла под ее по­ло­тен­це, паль­цы про­шлись по влаж­ной ко­же, очер­тив жи­во­тик, спу­сти­лась ни­же, при­бли­жа­ясь к чув­стви­тель­но­му ме­сту. Де­вуш­ка чуть сжа­лась. Я по­ло­жил ей ру­ку на бед­ро, немно­го по­гла­див по внут­рен­ней сто­роне, за­ста­вил ее раз­дви­нуть нож­ки, не раз­ры­вая по­це­луя. Я по­чув­ство­вал, как ее те­ло за­дро­жа­ло. Улыб­нув­шись в по­це­луе, я ввел в нее два паль­ца, на­дав­ли­вая на го­ря­чие мыш­цы внут­ри. Де­вуш­ка из­да­ла при­глу­шен­ный стон. Я от­стра­нил­ся от ее губ, и вни­ма­тель­но смот­ря, как она при­кры­ла ру­ка­ми об­на­жен­ную грудь, рас­стег­нул мол­нию сво­их брюк, при­спус­кая их. Она тя­же­ло и рва­но за­ды­ша­ла, ко­гда я на­чал вхо­дить в нее толч­ка­ми. И вдо­воль на­сла­див­шись узо­стью и жа­ром воз­буж­ден­ной де­вуш­ки, на­чал дви­гать­ся, по­сте­пен­но на­ра­щи­вая темп. Креп­ко сжав ру­ка­ми ее бер­да, я вдалб­ли­вал­ся в по­дат­ли­вую плоть, дви­гал бед­ра­ми по кру­гу, за­де­вая все чув­стви­тель­ные ме­ста внут­ри. Ком­на­та на­пол­ни­лась хлю­па­ю­щи­ми пош­лы­ми зву­ка­ми. Я до­воль­но улыб­нул­ся, а де­вуш­ка силь­но по­крас­нев, от­ве­ла взгляд, вы­пус­кая рас­пах­ну­тым ро­ти­ком лас­ка­ю­щие мой слух сто­ны. Я за­ку­сил гу­бу, про­дол­жая дви­же­ния не да­вая ней воз­мож­но­сти при­вык­нуть к ощу­ще­ни­ям или пе­ре­ве­сти ды­ха­ние. По мо­е­му вис­ку по­ка­ти­лась кап­ля по­та. Хо­ро­шо. Де­вуш­ка, не скры­вая сто­нов, схва­ти­лась ру­ка­ми за бе­лую про­сты­ню, сжи­мая ее в ма­лень­ких ку­лач­ках. Ее спи­на вы­гну­лась, и она немно­го при­под­няв­шись, за­про­ки­ну­ла го­ло­ву, пре­до­став­ляя мо­е­му взо­ру свою мо­лоч­но бе­лую грудь, что под­пры­ги­ва­ла в такт мо­им рез­ким толч­кам. Я при­бли­зил­ся к ее сто­я­ще­му сос­ку гу­ба­ми и по­це­ло­вал, немно­го от­стра­нил­ся и очер­тил кон­тур кон­чи­ком язы­ка, при­хва­тит плоть зу­ба­ми, не силь­но от­тя­ги­вая, что вы­зва­ло у де­вуш­ки но­вую пор­цию бо­лее про­тяж­ных сто­нов. Она на­ча­ла бор­мо­тать, что боль­ше не мо­жет, так что я вы­шел из нее и, об­хва­тив ру­кой соб­ствен­ный член, сам до­вел се­бя до раз­ряд­ки, кон­чив ей на плос­кий, ча­сто взды­ма­ю­щий­ся жи­во­тик. Еще раз, на­вис­нув над ней, я при­жал­ся к ее гу­бам сво­и­ми, а сам в уме про­кру­чи­вал ин­фор­ма­цию, что день­ги уже пе­ре­ве­де­ны на мой счет, и по­ра уже ухо­дить от этой яко­бы же­лан­ной мною де­вуш­ки.
Уже сев в свою ма­ши­ну я бро­сил взгляд на ок­на той са­мой ком­на­ты, в ко­то­рой недав­но ис­пы­тал ор­газм. Не то что бы я о чем-то в сво­ей жиз­ни жа­лею, нет. Про­сто тот ци­низм, что поз­во­ля­ет мне вы­жить в этом ме­га­по­ли­се, уже окон­ча­тель­но вы­тес­ня­ет из ме­ня все че­ло­ве­че­ское.
Я по­тряс го­ло­вой, вы­би­вая из нее удру­ча­ю­щие мыс­ли. Луч­ше при­е­хать до­мой ис­ку­пать­ся и лечь спать. Ведь утро ве­че­ра муд­ре­нее.