Комиссар Катар - Амарант всему голова или враг Петра Великого
«Это нам-де ка­кой царь, он-де не царь, взят с Кок­уя. А наш-де царь в немецк­ом го­су­дарс­тве.»
(Кос­тромс­кой по­ме­щик Ва­си­л­ий Ар­и­с­т­ов,по со­х­ра­нив­шим­ся про­ток­о­л­ам до­про­са)
Русь моя!
Зем­ля вер­н­ая и чис­тая, мать сы­но­в­ей и дев свет­л­оо­к­их, плы­вешь ты боль­шим кор­аб­л­ем навс­тре­чу Бо­гу свое­му, кот­ор­ого за От­ца и Дру­га по­чит­аешь. Гу­ля­ет ве­тер в сна­ст­ях и ве­се­л­ым Яр­и­л­ом, пол­н­ит­ся пар­ус твой. Щит­ами черв­л­е­ны­ми, луч­шей за­щи­той, бор­та твои оби­х­оже­ны и мер­но вз­ды­ма­ют­ся над ки­пя­щей во­дой огром­н­ые вес­ла, под­ни­мае­мые силь­ны­ми греб­ца­ми. Лет­ишь ты быст­рою мыс­лью, нев­и­дан­н­ым чу­дом, вся в брызг­ах со­л­е­но­го по­та и натр­ужен­н­ого хри­па ты­ся­чи ты­сяч ра­б­от­н­ых тво­их, вер­н­ая лишь корм­че­му, и пу­ти звезд­н­ому.
Нет та­кой пре­гра­ды и бед­ствия, чер­ез кот­ор­ые, ты, моя лю­б­уш­ка, не про­хо­ди­ла, ро­няя кро­в­а­вые сле­зы и ос­тав­ляя в бур­н­ых во­дах луч­ших из де­тей сво­их, твой путь же ве­дом не мн­огим, а лишь тем, кто в те­бя вер­ит!
Зем­ля обиль­ная, свет­л­ая по­буж­д­е­ния­ми и чувст­ва­ми, пол­н­ая тра­ва­ми и ро­са­ми, даль­ни­ми шля­ха­ми и доб­ры­ми нар­о­да­ми, яв­л­яешь­ся ты лю­ду свое­му об­ра­зом За­ступ­н­и­цы и Ве­ли­кой Ма­те­ри.
Вер­но, есть еще в ми­ре мн­ого зе­мель иных, кои та­мош­н­им нар­о­дам бл­из­ки и по­нят­ны, да толь­ко на­ша Рос­с­ия, дор­оже вс­его на све­те, русс­ко­му че­лов­еку. И все рав­но, ка­кой у нас цвет ко­жи или раз­рез глаз, ВС­ЕХ, кто счаст­л­ив был рож­д­ен­н­ым под тво­им лас­ко­в­ым не­бо­с­во­дом, всё русс­кий че­лов­е­чи­ще!!!
Это у дру­гих нар­о­дов меж коч­к­ами да уха­б­ами ко­ну­ры со­ба­ч­ьей не пос­т­ав­ишь! А у нас ширь и вы­с­ота, тру­дись толь­ко, рас­прос­тра­няй­ся в раз­н­ые стор­о­ны, да не за­си­жи­вай­ся в ме­с­те оном, да­бы зад мх­ом не пор­ос!
Зем­ля слав­н­ая, крепк­ая ве­рой и доб­ро­той обиль­ная, те­бе ли пе­ча­л­ит­ь­ся, на не­бе­са свои гля­дя? Лет­ишь ты в мо­л­оч­ной ки­пе­ни Чу­мацк­ого шля­ха, сре­ди звезд и неи­з­в­ест­н­о­с­ти, вру­чив Бо­гу свою ду­шу и упо­в­ая на него, как мо­лит­ву пов­т­оряя два сло­ва тай­ные, ино­зем­цу не по­нят­н­ые, сло­ва не пер­е­во­д­имые: «Ав­ось и Не­бось».
Хле­ба твои ко­л­о­си­с­тые, мо­з­о­ли­с­ты­ми ру­к­ами ухо­же­ны, тя­нут­ся в даль зо­л­от­ыми ко­са­ми и мор­ями раз­л­и­ван­н­ыми. Тут те­бе и рожь, и пше­ни­ца лас­ко­в­ая, тут те­бе яч­мень хмель­ной и ов­ес слад­ч­ай­ший. Кор­ми­ли они те­бя от ве­ка в век, тру­дом рат­ая вы­пе­с­то­в­ан­н­ые, рат­н­ика чест­н­ого сла­вой от­с­то­ян­н­ые, доб­ро­го мас­тер­ов­ого ру­к­ами ог­ла­жен­н­ые, свет­л­ыми оча­ми гроз­н­о­го кн­я­зя до­смот­ре­ны.
А сколь­ко по­за­б­ыто, по­заб­ро­ше­но из то­го, что зн­а­ли Ру­си­чи, да пот­ом­ки их ле­ни­вые разб­ро­са­ли, рас­тер­я­ли по бе­лу свет­уш­ку? А все ино­зем­цам прок­лят­ым спа­си­бо ска­зать нуж­но! Чит­а­тель вер­но ду­ма­ет, что зл­аки мною ска­зан­н­ые и бы­ли ос­н­овой пит­а­ния че­лов­ека русс­ко­го, мол ел он ку­ли­чи пше­нич­н­ые и кал­а­чи сдоб­н­ые, сит­н­ого хле­ба не жал­ея и яч­мен­н­ое пи­во по­пи­вая? Бы­ло ко­неч­но и так­ое, но хлеб Ру­си­ча был со­в­с­ем иным! Это во вре­ме­на вор­ов и та­тей Ром­а­но­в­ых зер­н­о­в­ые эти ста­ли глав­н­ыми, а до то­го, как немецк­ий род сел на прес­т­ол русс­кий, убив и осквер­н­ив ди­на­стию ро­мей­ских Цар­ей, прав­ив­ших Ру­сью, ХЛЕБ русс­ко­го че­лов­ека со­в­с­ем иным был. Что ты слы­шал о щи­р­ице Ру­сич?
Вот позв­оль друг мой в этой ми­ниа­т­ю­ре, по­гов­ор­ить с то­бой о ней, о Пет­ре Перв­ом и о том, что доб­ро­го сдел­ал он для Ру­си. Ска­зан­н­ое дал­ее, мо­жет не пон­рав­ит­ь­ся мн­огим, да толь­ко приш­ло вре­мя нар­о­ду русс­ко­му знать прав­ду о сво­ей ис­тор­ии, и по­нять, от че­го унич­то­жал царь-ре­фор­мат­ор лю­б­ую па­мять о ве­лик­ом го­су­дарс­тве, ле­жав­шем на 4 конт­и­нент­ах.
А нач­ну я свое по­в­е­с­тво­в­а­ние с то­го, что ес­ли взг­ля­нуть на при­жиз­н­ен­н­ую Пет­ру эн­цик­ло­пе­дию Брит­а­ни­ка, то мож­но ув­и­деть, что прав­ил царь не Рос­с­ией, а не­бо­льшой терр­ит­ор­ией про­с­тир­ав­шей­ся от гра­ниц сов­ре­мен­ной Бел­ар­у­си и Украи­ны, до приу­р­аль­ских сте­пей, от Мур­манс­ка до зе­мель Ве­лик­ого войс­ка Донс­ко­го. И звал­ась эта стра­на МОС­КОВ­ИЯ.
Де­ло в том, что при­шедш­ие во вре­ме­на Ве­ли­кой Сму­ты (в вас­с­аль­ной Ру­си Евр­опе-Лив­о­нии ее проз­в­а­ли Ре­фор­ма­ци­ей) нем­цы Ром­а­но­вы, не смог­ли удер­жать за­пад­н­ые вот­ч­и­ны Ру­си – лив­онс­кие зем­ли. Да и не стре­ми­л­ись осо­бо. Это бы­ла их рас­пла­та пер­ед папс­ким прес­т­о­л­ом, кот­ор­ый и ор­га­ни­з­о­в­ал сму­ту на Ру­си. Имен­но в ре­зуль­та­те войн Ре­фор­ма­ции (Сму­ты) в Лив­о­нии поя­ви­л­ись те го­су­дарст­ва, кот­ор­ые чит­а­тель ви­дит на кар­те. Быв­шие прав­и­т­е­ли пос­т­ав­л­ен­н­ые на кня­же­ние Русс­ким Цар­ем, бы­ли сме­ще­ны в лив­онс­ких зем­л­ях и мас­с­ово за­ме­не­ны на сво­их, «мест­н­ых». Ес­ли чит­а­тель взг­ля­нет на хро­но­л­огию, то ув­и­дит, что во вре­ме­на сму­ты пол­н­о­стью ме­ня­ют­ся ди­на­стии кор­ол­ей и гер­цо­гов Евр­опы, кот­ор­ые, по су­ти бы­ли са­мы­ми обыч­н­ыми вас­с­а­л­ами Ру­си и име­ли русс­кое прои­с­х­ож­д­е­ние.