Виленский Юрий - Берлин и Потсдам - путеводитель
Ес­ли по­пы­тать­ся срав­н­ить Бер­л­ин пер­вой по­л­ов­и­ны двад­цат­ого ве­ка с Бер­л­и­ном прии­мер­но то­го же пер­ио­да, но уже ве­ка двад­цать перв­ого, то мы столк­н­ем­ся с оп­ре­де­л­ен­ной про­бл­емой.
Пер­ед на­ми предс­та­нут два сов­ер­шен­но раз­н­ых гор­о­да.
Ну и что? - ска­же­те вы - в ми­ре есть ты­ся­чи гор­о­дов, по­ме­няв­ших свой им­идж и да­же за бол­ее ко­р­от­к­ое вре­мя.
Но Бер­л­ин - ме­с­то осо­бое. Он разв­и­ва­ет­ся по сво­им собс­твен­н­ым зак­о­н­ам.
Гор­од, ок­а­зав­ший силь­ней­шее влия­ние на ход мир­овой ис­тор­ии, за про­шедш­ее стол­ет­ие из­ме­нил­ся не толь­ко вн­ешне, фи­зи­ч­ес­ки, но и ду­хов­но.
Бер­л­ин - гор­од с нео­б­ыч­ной, в чем - то да­же тра­ги­ч­ес­кой судь­бой.
В те­че­нии двад­цат­ого ве­ка он пер­ежил нес­коль­ко ка­т­аст­роф, и от­н­юдь не прир­од­н­ых. Да­же од­ной из них бы­ло дос­тат­оч­но для то­го, что­бы из­ме­не­ния ста­ли нео­б­рат­имы­ми.
Пер­вая тра­ге­дия Бер­л­и­на прои­з­ош­ла сра­зу же пос­ле пор­аже­ния Гер­ма­нии в пер­вой Мир­овой войне.
Гор­од превр­ат­ил­ся в по­ле для по­лит­и­ч­ес­ких сра­же­ний.
Ком­му­ни­с­ты, со­ци­ал - де­мок­ра­ты, фа­ши­с­ты вос­поль­зо­в­а­л­ись тя­же­л­ым по­л­оже­ни­ем, в кот­ор­ом ок­а­зал­ась Гер­ма­ния пос­ле ее раз­гро­ма.
Пос­т­оян­н­ые де­монс­тра­ции, по­рой до­хо­дя­щие до са­мых наст­оя­щих улич­н­ых бо­ев, глу­бок­ий пос­л­ев­оен­н­ый эко­но­ми­ч­ес­кий кри­зис, вы­пла­та ре­пар­аций по­бе­ди­т­е­л­ям, мас­с­о­в­ая без­р­а­б­от­и­ца - все это превр­ат­и­ло сто­ли­цу Гер­ма­нии в боль­шую по­лит­и­ч­ес­кую свал­ку.
Лишь к кон­цу двад­цат­ых го­дов Бер­л­ин стал пос­те­пен­но возв­ра­щать свой преж­н­ий им­идж. Им­идж гор­о­да вы­с­окой куль­ту­ры и круп­н­ей­ше­го в Евр­опе учеб­н­ого цент­ра.
Прек­рас­н­ые му­зеи, теа­т­ры, уют­н­ые пив­н­ые, то есть все то, что счит­а­лось симв­о­л­ом гер­манс­кой сто­ли­цы, пос­те­пен­но ста­ло возр­ож­д­ать­ся.
Один из кра­сив­ей­ших гор­о­дов ми­ра на­ч­ал при­х­о­дить в се­бя. И, ка­за­лось, что прой­дет еще со­в­с­ем нем­н­ого вре­ме­ни и все то, чем гор­д­ил­ся Бер­л­ин, вер­н­ет­ся на свои ме­с­та.
Од­н­ако разр­уш­и­т­ель­ный по­лит­и­ч­ес­кий ма­хов­ик уже на­б­рал так­ую скор­ость, что ос­та­нов­ить его бы­ло нев­озмож­но.
Так сто­ли­ца Гер­ма­нии приб­л­ижал­ась к сво­ей вт­орой ка­т­аст­ро­фе, по­ка то­же по­лит­и­ч­ес­кой.
С при­х­о­дом к вла­сти в 1933 го­ду На­цио­н­ал - Со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кой парт­ии, Бер­л­ин пос­те­пен­но превр­аща­ет­ся в сто­ли­цу тот­а­л­ит­ар­н­ого ре­жи­ма и про­дол­жа­ет дви­же­ние к сво­ей уже не по­лит­и­ч­ес­кой, а фи­зи­ч­ес­кой ка­т­аст­ро­фе.
Гит­л­ер и его парт­ия по­бе­ди­ли на вполне де­мок­рат­и­ч­ес­ких вы­бор­ах.
Труд­но се­бе предс­тав­ить, что в стране с разв­итой, пусть да­же в сос­тоя­нии пос­л­ев­оен­н­ого кри­зи­са, эко­но­ми­кой, бо­гат­ыми тра­д­иция­ми, как куль­тур­н­ыми, так и по­лит­и­ч­ес­ки­ми и боль­ши­ми на­цио­н­а­л­и­с­ти­ч­ес­ки­ми и им­перс­к­ими ам­б­иция­ми, прак­т­и­ч­ес­ки неог­ра­ни­ч­ен­н­ую власть пол­у­чил че­лов­ек из "ни­з­ов", че­лов­ек, ро­див­ший­ся не на немец­кой зем­ле, что не по­ме­ша­ло ему впос­л­ед­ствии стать для нар­о­да чем - то поч­ти не­з­ем­н­ым.
Этот фе­но­мен до сих пор не пол­у­чил убе­ди­т­ель­но­го объ­яс­н­е­ния.
Боль­шая часть нем­цев соз­на­тель­но вы­бра­ла ли­де­ра, кот­ор­ый обе­щал ул­уч­шить жизнь про­с­тых лю­дей, ликв­и­дир­о­в­ать без­р­а­б­от­и­цу и восс­та­нов­ить бы­лое ве­ли­ч­ие Гер­манс­кой Им­пер­ии.
Вме­с­то ком­му­ни­с­ти­ч­ес­ких, со­ци­ал - де­мок­рат­и­ч­ес­ких и про­чих болт­у­нов, нем­цы пол­у­чи­ли парт­ию вла­сти с ли­дер­ом, дав­шим нар­о­ду про­с­тые и по­нят­н­ые перс­пек­ти­вы.
Без­р­а­б­от­и­ца ликв­и­дир­о­в­а­на, эко­но­ми­ка восс­та­нов­л­е­на, тем са­мым боль­шая часть пред­вы­бор­н­ых обо­ща­ний бы­ла вып­ол­н­е­на.
Но стра­на при этом пол­у­чи­ла и обор­от­н­ую "стор­о­ну ме­да­ли".
По ме­ре рас­шир­е­ния фа­шистс­ко­го влия­ния уси­л­и­ва­ет­ся вер­оят­н­ость пер­е­хо­да стра­ны к тот­а­л­ит­ар­н­ому ре­жи­му. Что вс­ко­ре и прои­з­ош­ло.
Но боль­шую часть немецк­ого нар­о­да так­ое по­л­оже­ние вполне устраи­ва­ло. Но­в­ые вож­ди зн­а­ли, как воз­дей­ство­в­ать на тол­пу.
Ве­лик­ол­еп­н­ые им­перс­к­ие пар­а­ды на­по­ми­на­ли нем­цам о их бо­га­той ис­тор­ии, о слав­н­ом прош­лом, о возр­ож­д­е­нии, нес­мот­ря на услов­ия ка­пит­у­ля­ции, ар­мии, о пос­т­оян­но возр­ос­та­ю­щей мо­щи Тре­т­ье­го Рей­ха.
Но да­же фа­шистс­кие це­р­е­мо­нии - во­ен­н­ые пар­а­ды, мн­огот­ы­сяч­н­ые мит­ин­ги, в кон­це кот­ор­ых огром­н­ая тол­па в еди­ном пор­ыве прив­етс­тво­в­а­ла свое­го ку­ми­ра, не мо­гут объ­яс­н­ить "Фе­но­мен Гит­л­е­ра".
Немецк­ий нар­од, не весь, но боль­шая его часть. слов­но ок­а­зал­ся зом­б­ир­о­в­ан­н­ым,
Что же ста­ло с Бер­л­и­ном во во вс­ей этой по­лит­и­ч­ес­кой ку­т­ерь­ме? За вре­мя прав­л­е­ния фа­ши­с­тов гер­манс­кая сто­ли­ца из тол­ер­ант­н­ого и воль­но­го превр­ат­ил­ась в сер­ый, мрач­н­ый гор­од, где все по­до­з­ре­ва­ют вс­ех, где пос­те­пен­но зак­ры­ва­ют­ся мн­ого­чис­лен­н­ые рес­т­ор­а­ны и ва­рье­те, Гор­од пу­ст­ых улиц, гор­од - при­зрак, гор­од непр­ер­ыв­ной "охо­ты на ведьм".
Нем­цы сдел­а­ли свой вы­бор, но слишк­ом позд­но об этом по­жа­л­е­ли.
Поч­ти все слы­ша­ли о тя­же­л­ых бо­ях за Бер­л­ин, о непр­ер­ыв­н­ых бом­б­еж­к­ах сто­ли­цы, да и дру­гих гор­о­дов Гер­ма­нии.
Но ис­тин­н­ый мас­штаб разр­уш­е­ний да­же труд­но бы­ло се­бе предс­тав­ить.
От дов­оен­н­ого Бер­л­и­на ос­та­л­ись толь­ко от­д­ель­ные фрагм­ен­ты, то­же ча­стич­но разр­уш­ен­н­ые.
На стар­ом ме­с­те пос­т­ро­ен но­в­ый гор­од, со­х­ра­нив­ший преж­н­ее наз­ва­ние.
В от­л­и­ч­ие от Др­ез­де­на, разр­уш­ен­н­ого до ос­н­о­в­а­ния за од­ну ночь, бом­б­ар­ир­ов­ки гер­манс­кой сто­ли­цы про­дол­жа­л­ись в те­че­нии дл­и­т­ель­но­го вре­ме­ни и граж­д­анс­ко­го на­се­л­е­ния в гор­о­де ос­та­лось нем­н­ого.
Но это бы­ла не пос­л­ед­няя тра­ге­дия мн­огос­тра­д­аль­но­го гор­о­да.
Сто­ли­ца, рас­по­л­ожен­н­ая в вос­точ­ной ча­сти стра­ны, при раз­де­ле Гер­ма­нии ок­а­зал­ась на терр­ит­ор­ии Сов­етс­кой ок­к­упа­ци­он­ной зо­ны.
Сам же Бер­л­ин был по­де­л­ен на чет­ы­ре сект­о­ра. Выс­шим ор­га­ном управ­л­е­ния гор­о­дом ста­ла Со­юз­н­ая ко­мен­д­ат­у­ра, ку­да вхо­ди­ли предс­тав­и­т­е­ли стран - по­бе­ди­т­ель­ниц.
Чер­ез нес­коль­ко лет СССР пор­вал все до­гов­ор­ен­н­о­с­ти, уш­ел из со­юз­н­ого ор­га­на управ­л­е­ния, объ­явив Вос­точ­н­ый Бер­л­ин сто­ли­цей ГДР и зая­вив гла­вам трех за­пад­н­ых дер­жав, что они долж­ны пок­и­нуть За­пад­н­ый Бер­л­ин и превр­ат­ить его в де­ми­л­ит­ар­и­з­о­в­ан­н­ый гор­од.
Быв­шие со­юз­н­ики уль­ти­мат­ум от­к­ло­ни­ли.
Так в цент­ре про­сов­етс­ко­го го­су­дарст­ва - Гер­манс­кой Де­мок­рат­и­ч­ес­кой рес­п­уб­л­ики - ок­а­за­лось стран­н­ое об­ра­зо­в­а­ние - За­пад­н­ый Бер­л­ин, соз­д­ан­н­ый из ос­тав­ших­ся трех ок­к­упа­ци­он­н­ых зон.
Теор­ет­и­ч­ес­ки имея не­за­в­и­си­мый стат­ус, на прак­т­и­ке он был сос­тав­ной ча­стью ФРГ.
Поз­нав прел­е­с­ти, те­перь уже дру­го­го, сов­етс­ко­го, тот­а­л­ит­ар­н­ого строя, вос­точ­н­ые нем­цы, осо­бен­но те, кто был дал­ек от парт­ий­ной "кор­муш­ки", на­ч­а­ли мас­с­ово пе­ре­бир­ать­ся на За­пад, в ФРГ. Од­н­ако, к то­му вре­ме­ни, су­хо­пут­н­ая гра­ни­ца меж­ду дву­мя стра­на­ми уже бы­ла "на зам­ке". В пре­де­л­ах, по­ка еще ус­лов­но раз­де­л­ен­н­ого, Бер­л­и­на это бы­ло сдел­ать нам­н­ого про­ще.
Так­ого "Боль­шой Брат", то есть Сов­етс­кий Со­юз, боль­ше тер­петь не мог.
И за од­ну ночь вок­руг За­пад­н­ого Бер­л­и­на, "слов­но в сказ­ке, вы­рос­ла сте­на".
Се­год­ня ос­тат­ки это­го нео­б­ыч­н­ого соо­ру­же­ния при­в­ле­к­ают в Бер­л­ин мил­л­ио­ны тур­и­с­т­ов.
Но в тот­а­л­ит­ар­н­ое вре­мя это от­н­юдь не бы­ло ме­с­том атт­рак­ции. И сте­на выгл­я­де­ла со­в­с­ем ина­че, чем те де­сять ее фрагм­ент­ов, кот­ор­ые пок­а­зы­ва­ют тур­ис­т­ам.
Что же прои­з­ош­ло 13 ав­гу­ста 1961 го­да? И что успе­ли пос­т­ро­ить за од­ну ночь? Как­ие тай­ны скры­ва­ла Бер­л­инс­кая сте­на?
Об этом и мн­огом дру­гом в про­дол­же­нии.
Бер­л­инс­кая сте­на
Как ни стран­но это зву­чит се­год­ня, в раз­де­л­ен­н­ом Бер­л­ине гра­ни­ца меж­ду ок­к­упа­ци­он­н­ыми зо­н­ами в то вре­мя бы­ла весь­ма ус­лов­ной.
Мак­си­мум - пров­ер­ка до­к­умент­ов. Да и то не вс­ег­да.
По­это­му лю­бой жел­аю­щий из вос­точ­ной зо­ны до сер­е­ди­ны 1961 го­да мог сво­бод­но пер­ей­ти в за­пад­н­ую, про­гу­лять­ся по люд­н­ым буль­вар­ам, заг­ля­нуть в ожив­л­ен­н­ые рес­т­ор­а­ны, вдох­н­уть ап­пет­ит­н­ые ар­ом­аты, до­но­ся­щие­ся из рас­кры­тых дв­ер­ей ма­га­зи­нов.
Но де­нег не бы­ло да­же на круж­ку пи­ва, так как вос­точ­ног­ер­манс­кие мар­ки здесь не при­ни­ма­л­ись, а на­л­и­ч­ие у граж­д­а­ни­на ГДР за­пад­ног­ер­манс­кой или лю­бой дру­гой инос­тран­ной вал­юты счит­а­лось тя­жел­ей­шим прес­туп­ле­ни­ем и соо­т­в­етс­твен­но кар­а­лось.
Из кн­иги вос­по­ми­на­ний Н.С.Хру­ще­ва. "Что я дол­жен был дел­ать? Толь­ко в ию­ле 1961 го­да ГДР пок­и­ну­ли бол­ее 30 ты­сяч жи­т­ел­ей, при­ч­ем луч­ших и наи­б­ол­ее стар­а­тель­ных.
Нетруд­но бы­ло расс­чит­ать, что вос­точ­ног­ер­манс­кая эко­но­ми­ка по­т­ер­пит крах, ес­ли мы не пред­при­мем как­ие-ли­бо ме­ры прот­ив мас­с­ов­ого бегст­ва.
Су­щес­тво­в­а­ли лишь две воз­мож­н­о­с­ти - воз­душ­н­ый ба­рьер или сте­на.
Воз­душ­н­ый ба­рьер прив­ел бы к се­рьез­н­ому конф­лик­ту с Сое­ди­нен­н­ыми Штат­ами, не ис­клю­ч­е­но да­же - к войне. Ит­ак, ос­та­вал­ась сте­на".
На зак­ры­том за­се­да­нии По­лит­б­ю­ро Гер­манс­кой ком­парт­ии был на­зн­а­ч­ен день "X", ина­че гов­оря, день раз­де­л­е­ния гор­о­да, кот­о­р­ым и ста­ло 13 ав­гу­ста.
Весь про­цесс под­гот­ов­ки к это­му "мер­оприя­т­ию" про­хо­дил под конт­рол­ем "Шта­зи" и КГБ.
В ночь на вос­кре­се­нье 13 ав­гу­ста 1961 го­да в Вос­точ­н­ом Бер­л­ине бы­ла объ­яв­л­е­на трев­ога пер­вой сте­пе­ни.
Во­ен­н­ос­лу­жа­щие двух ар­мий - СССР и ГДР, по­ли­ция и ра­б­о­чие дру­жи­ны, соз­д­ан­н­ые ком­му­ни­с­ти­ч­ес­кой вла­стью, за­ня­ли ук­а­зан­н­ые по­зи­ции, где бы­ли зар­а­нее за­гот­ов­л­е­ны ма­тер­иа­лы и строи­т­ель­ная тех­н­ика.
Ра­б­оты про­дол­жа­л­ись лишь ночь, но уже к ут­ру трех­мил­л­ион­н­ый гор­од ок­а­зал­ся разр­уб­л­ен­н­ым на две ча­сти. Но не сте­ной, она поя­вил­ась поз­же.
Кол­ю­ч­ая пров­о­л­ока пер­егор­о­ди­ла 193 ули­цы, 8 трам­в­ай­ных пу­тей и 4 ли­нии мет­ро. В приб­л­ижен­н­ых к гра­ни­це мес­тах бы­ли за­вар­е­ны во­до­про­в­од­н­ые и га­зо­в­ые тру­бы, пер­ер­е­за­ны элект­ри­ч­ес­кие и тел­е­фон­н­ые ка­б­е­ли, за­ло­же­ны кир­пи­ч­ом ка­на­л­и­за­ци­он­н­ые тун­н­е­ли.
Наст­упи­ло ут­ро очер­ед­ной бер­л­инс­кой тра­ге­дии.
По обе стор­о­ны кол­ю­ч­ей пров­о­л­оки со­бра­л­ись огром­н­ые тол­пы.
Лю­ди бы­ли в за­ме­ша­тель­стве.
Шу­мев­шая до ут­ра свад­ь­ба на­прав­ил­ась до­гу­ли­вать ее к ро­ди­т­е­л­ям не­в­е­с­ты - и бы­ла ос­та­нов­л­е­на воо­ру­жен­н­ыми по­гра­нич­н­и­к­ами в нес­коль­ких ша­гах от до­ма.
В неле­пом по­л­оже­нии ок­а­зал­ся нек­ий Пе­тер Зел­ле - к нему, в за­пад­н­ую часть гор­о­да, от­к­а­за­л­ись пу­ст­ить зак­он­н­ую су­пру­гу. Пос­ле мн­огих бе­зус­пеш­н­ых по­пы­ток вос­с­ое­ди­нить се­мью офи­ци­аль­ным пу­тем он ре­шил­ся на от­ч­аян­н­ый шаг - разыс­кал в ФРГ жен­щи­ну, как две кап­ли во­ды по­хо­жую на его же­ну, и попр­о­бо­в­ал вос­поль­зо­в­ать­ся ее пас­порт­ом.
Как от­ме­ча­ла пе­чать ГДР, бд­и­т­ель­ные по­гра­нич­н­ики пре­сек­ли эту "зл­о­с­част­н­ую про­в­ок­ацию".
Боль­ше вс­его по­в­е­з­ло тем, кто жил в дом­ах, чер­ез кот­ор­ые про­хо­ди­ла гра­ни­ца меж­ду сект­ор­ами.
В пер­вые ча­сы, ког­да лю­ди ста­ли по­ни­мать, что прои­з­ош­ло, они прыг­а­ли из ок­он, а за­пад­н­ые бер­л­ин­цы рас­тя­ги­ва­ли пал­ат­ки и одея­ла и под­х­ват­ы­ва­ли прыг­ав­ших. Тог­да по­гра­нич­н­ики ста­ли вр­ы­вать­ся в кварт­и­ры и за­мур­о­в­ы­вать "крим­и­наль­ные" ок­на.
Нек­от­ор­ые по­пыт­ки прор­вать­ся сквозь сте­ну зав­ер­ша­л­ись удач­но. Сот­ни, ес­ли не ты­ся­чи лю­дей пы­та­л­ись ее прео­дол­еть.
Но со вре­ме­нем лю­ди при­вы­ка­ют ко вс­ему. Прош­ли го­ды и эта свое­о­браз­н­ая гра­ни­ца уже ка­зал­ась не­зы­бл­емой твер­д­ы­ней.
"Сте­на" в том ви­де, в как­ом я ее пом­ню, уже бы­ла не про­с­то за­б­ор­ом.
Во мн­огих, осо­бен­но от­к­ры­тых мес­тах, стен бы­ло две.
До­ма, раз­де­л­ен­н­ые по­по­л­ам, бы­ли сн­е­се­ны.
Со стор­о­ны Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на, пер­ед "сте­ной" про­с­тир­ал­ась дов­оль­но шир­ок­ая "стер­иль­ная зо­на", за­пол­н­ен­н­ая ря­да­ми кол­ю­ч­ей пров­о­л­оки и да­же про­тив­от­ан­к­о­в­ыми "ежа­ми", те­ми, еще с вой­ны.
Слож­н­ые сис­те­мы сле­же­ния бл­ок­ир­о­в­а­ли все под­х­о­ды. Чер­ез каж­д­ые сто - дв­е­с­ти мет­ров воз­вы­ша­л­ись смот­ро­в­ые баш­ни с ча­со­в­ыми, име­ю­щи­ми прик­аз стре­л­ять по лю­б­ому, приб­л­и­зив­ше­му­ся к "го­су­дарс­твен­ной гра­ни­це". И они не це­р­е­мо­ни­л­ись.
С 1961 и до объе­ди­не­ния Гер­ма­нии 1989 го­да, чер­ез сте­ну пе­ре­б­ра­л­ись еди­ни­цы. Сот­ни ос­та­л­ись с этой стор­о­ны.
Кто в тюрь­ме, а кто в зем­ле.
То, что пок­а­зы­ва­ют се­год­ня мн­ого­чис­лен­н­ым тур­ис­т­ам в рай­оне Рейхс­та­га и Бран­д­ен­б­ургс­ких вор­от - нес­коль­ко бет­он­н­ых бл­о­к­ов, раз­ри­со­в­ан­н­ых ярк­ими карт­ин­к­ами - лишь раз­вле­че­ние, очень да­лек­ое от прав­ды.
За 28 лет су­щес­тво­в­а­ния Бер­л­инс­кой сте­ны бол­ее 75 ты­сяч че­лов­ек бы­ли по­са­же­ны за ре­шет­ку в Вос­точ­ной Гер­ма­нии за по­пыт­ку убе­жать на За­пад.
В пер­иод меж­ду строи­т­ель­ством Бер­л­инс­кой сте­ны в 1961 го­ду и ее па­д­е­ни­ем в 1989, в сред­н­ем семь че­лов­ек в день осуж­д­а­л­ись в ГДР за по­пыт­ку по­бе­га. Сре­ди пе­ре­беж­ч­и­к­ов бы­ли ты­ся­чи вос­точ­ног­ер­манс­ких по­гра­нич­н­и­к­ов.
Ок­о­ло 2500 из них бла­го­пол­уч­но до­бра­л­ись до за­пад­ной стор­о­ны.
Од­н­ако зн­а­ч­и­т­ель­но боль­ше - 5500 по­гра­нич­н­и­к­ов - бы­ли пой­ма­ны и осуж­д­е­ны в сред­н­ем на пять лет за­к­лю­ч­е­ния. Пой­ман­н­ые граж­д­анс­кие ли­ца, как прав­и­ло, пол­у­ча­ли сро­ка от од­н­ого до двух лет.
В год строи­т­ельст­ва сте­ны вос­точ­ног­ер­манс­кая гос­без­оп­аст­н­ость "Шта­зи" на­прав­и­ла поч­ти все свои средст­ва - 50 ты­сяч сот­руд­н­и­к­ов - на то, что­бы пре­сечь по­пыт­ки пок­и­нуть ГДР.
Тех, ко­го счит­а­ли не­бла­го­н­а­д­еж­н­ыми, на­силь­но пер­е­се­л­я­ли из при­гра­нич­н­ых райо­нов.
Граж­д­ан ак­т­ив­но по­ощр­я­ли сле­дить за свои­ми дру­зья­ми, со­се­дя­ми и колл­ега­ми и до­но­сить при мал­ей­шем по­до­з­ре­нии на то, что они за­мыш­ля­ют по­бег".
Комм­му­ни­с­ти­ч­ес­кий ли­дер ГДР Эр­их Хо­нек­к­ер гов­ор­ил - "Сте­на про­с­то­ит еще 50 и 100 лет - по­ка не бу­д­ут уст­ра­не­ны при­ч­и­ны, обус­лов­ив­шие ее возв­е­де­ние".
Как рух­н­у­ла "Бер­л­инс­кая сте­на" и что из это­го пол­у­чи­л­ось?
В про­дол­же­нии.
По­че­му кит­ай­цы все вре­мя улы­ба­ют­ся?
Нес­мот­ря на мн­ого­чис­лен­н­ые исс­ле­до­в­а­ния, весь­ма се­рьез­н­ые и объ­ект­ив­н­ые, мне до сих пор так и непо­нят­ны при­ч­и­ны то­го, что прои­з­ош­ло в Бер­л­ине осе­нью 1989 го­да.
В 1989 го­ду в Вос­точ­ной Гер­ма­нии гот­ов­и­л­ись к важ­н­ому Ком­му­ни­с­ти­ч­ес­ко­му празд­н­ику - сор­ок­ал­ет­ию ГДР.
За нес­коль­ко дн­ей до офи­ци­аль­ной да­ты в Лейп­ци­ге нар­од­н­ая по­ли­ция раз­го­ня­ет де­монс­тра­цию. При­б­ыв­ше­го на празд­н­о­в­а­ние юб­ил­ея в Бер­л­ин Гор­б­а­ч­е­ва лю­ди вс­тре­ча­ют пла­к­ат­ами - "Гор­би, по­мо­ги нам!".
Сра­зу пос­ле это­го, по ук­а­за­нию Гор­б­а­ч­е­ва, шесть ты­сяч граж­д­ан ГДР, пол­у­чив­ших убе­жи­ще в по­со­льст­вах ФРГ в Пра­ге и Вар­ша­ве, спе­ци­аль­ным пое­з­дом вы­во­зят­ся в За­пад­н­ую Гер­ма­нию.
27 ок­т­яб­ря Гос­с­ов­ет ГДР объ­яв­л­яет ам­н­и­с­тию вс­ем осуж­д­ен­н­ым за по­пыт­ку бегст­ва на За­пад.
9 ноя­бря 1989 го­да по тел­е­в­из­о­ру за­ч­ит­ы­ва­ет­ся но­в­ый зак­он о пер­е­се­че­нии гра­ни­цы, со­дер­жа­щий нек­от­ор­ые пос­л­аб­л­е­ния.
Парт­сек­рет­арь Гюн­т­ер Ша­б­ов­с­ки на пресс-кон­фер­ен­ции, соб­ран­ной по это­му по­в­о­ду, вр­о­де бы ого­в­ар­и­ва­ет­ся - "От­н­ыне гра­ни­ца прак­т­и­ч­ес­ки от­к­ры­та".
Слух об этом мо­мент­аль­но про­нес­ся по вс­ему гор­о­ду. Всю сле­ду­ю­щую не­де­лю мир­ов­ое тел­ев­и­де­ние крут­и­ло од­ни и те же сю­же­ты: лю­ди ле­зут чер­ез сте­ну, пля­шут, брат­ают­ся и от­к­ал­ы­ва­ют кус­ки от пов­е­ржен­н­ого за­граж­д­е­ния.
Гроз­н­ых по­гра­нич­н­и­к­ов ниг­де не вид­но.
Пос­т­ро­ен­н­ая, ка­за­лось на ве­ка, сте­на из бет­о­на рас­с­ыпал­ась за од­ну ночь.
Хор­ошо это или нет?
Тог­да, в да­лек­ом 1989 го­ду, от­в­ет на этот во­прос был од­н­озн­ач­н­ый, как с той, вос­точ­ной, так и с за­пад­ной стор­о­ны.
Се­год­ня, спус­тя поч­ти двад­цать пять лет, мн­е­ния рез­ко разош­лись.
Один из по­пу­ляр­н­ых в Гер­ма­нии анек­д­от­ов пос­л­ед­н­его вре­ме­ни.
"Во­прос - по­че­му кит­ай­цы все вре­мя улы­ба­ют­ся?
От­в­ет - они не разр­уш­и­ли свою сте­ну".
Что же прои­з­ош­ло?
Фе­дер­ат­ив­н­ая рес­п­уб­л­ика Гер­ма­ния, зал­е­чив, не без по­мо­щи по­бе­ди­т­ел­ей ( план Мар­шал­ла ), ра­ны той вой­ны, кот­орую са­ма же и раз­вя­за­ла, превр­ат­ил­ась в цве­т­ущее, вы­с­ок­ор­азв­ит­ое го­су­дарс­тво, ли­де­ра Евр­о­сою­за.
ГДР, по ме­ре дрях­ле­ния свое­го "Стар­ше­го Бра­та" и ос­н­ов­н­о­го спон­с­о­ра, пот­и­х­онь­ку кат­ил­ась вс­лед за ним в про­пасть.
Тот­а­л­ит­ар­н­ый про­сов­етс­кий ре­жим про­су­щес­тво­в­ал на немец­кой зем­ле не так уж и дол­го. Но, нес­мот­ря на поч­ти двад­цать пять лет, про­шедш­ие пос­ле его кра­ха, объе­ди­не­ния стра­ны и обиль­ные вл­и­ва­ния из бо­га­той, за­пад­ной ча­сти, до сих пор, разр­уш­ен­н­ая с так­им энт­у­зи­аз­мом в 1989 го­ду, "бер­л­инс­кая сте­на", в ре­аль­ной жиз­ни, как мне ка­жет­ся, ос­та­нет­ся до тех пор, по­ка жив­ет пок­о­л­е­ние, вос­пит­ан­н­ое в ГДР.
Наст­оль­ко нео­б­рат­имы из­ме­не­ния, прои­з­ошедш­ие за как­ие - то сор­ок лет да­же в немецк­ом хар­ак­т­е­ре. Сле­ды от разр­уш­ен­ной "сте­ны" вир­т­уаль­но прос­ту­па­ют по­рой в са­мых нео­ж­и­дан­н­ых мес­тах.
Дал­ее - сис­те­ма бер­л­инс­ко­го гор­одс­ко­го транс­пор­та.
Как пер­е­дви­гать­ся по Бер­л­и­ну?
Нем­цы не лю­б­ят жить в мн­ого­этаж­н­ых дом­ах. И,ес­ли при­х­о­дит­ся, то зда­ние долж­но иметь мак­си­мум чет­ы­ре - пять эта­жей. Бер­л­ин - гор­од низк­о­р­ос­л­ый. Пло­щадь его огром­на.
Сю­да вхо­дят так­же терр­ит­ор­ии, за­ни­мае­мые мн­ого­чис­лен­н­ыми пар­к­ами, ле­с­ами и во­дое­ма­ми.
Про­бл­ема пер­е­дви­же­ния по огром­н­ому гор­о­ду вс­та­ла пер­ед вла­ст­ями за­д­ол­го до на­ч­а­ла фор­мир­о­в­а­ния "Боль­шо­го Бер­л­и­на" в двад­цат­ые го­ды прош­ло­го ве­ка.
Со­глас­но это­му про­ек­ту, к Бер­л­и­ну бы­ли при­со­е­ди­не­ны нес­коль­ко ок­рест­н­ых гор­о­дов и по­сел­к­ов.
Так­ое по­л­оже­ние позв­о­ли­ло зн­а­ч­и­т­ель­но сок­рат­ить бю­р­ок­рат­и­ч­ес­кий про­цесс пол­у­че­ния раз­ре­ше­ний на строи­т­ель­ство.
В том чис­ле и для мет­ро­по­ли­т­е­на.
Се­год­ня нев­озмож­но се­бе предс­тав­ить Бер­л­ин без мет­ро. Ес­ли бы его не бы­ло, гор­од дав­но ок­а­зал­ся бы в транс­порт­н­ом пар­а­л­и­че.
Од­н­ако нель­зя, утверж­д­ать, что сто лет на­зад бер­л­инс­кие вла­сти от­л­и­ч­а­л­ись осо­бой пр­оз­ор­лив­о­стью и це­л­е­н­аправ­л­ен­но разв­и­ва­ли об­щес­твен­н­ый транс­порт.
К мет­ро они от­н­о­си­л­ись от­ри­ца­тель­но, опа­са­л­ись, что под­з­ем­н­ые тун­н­е­ли нар­ушат сис­те­му гор­одс­кой ка­на­л­и­за­ции, то­же про­л­ожен­ной под земл­ей.
Авт­о­ру перв­ого про­ек­та Вер­н­е­ру фон Си­мен­су приш­лось жд­ать це­л­ых сем­н­ад­цать лет, преж­де чем в 1896 го­ду бер­л­инс­кие вла­сти утвер­д­и­ли его план строи­т­ельст­ва перв­ого ше­с­т­ик­и­ло­мет­ров­ого от­рез­ка, це­лик­ом про­хо­дя­ще­го по на­зем­ной эс­так­а­де.
От­к­ры­тие сос­тоя­л­ась 15 фев­ра­ля 1902 го­да, ког­да по гро­мы­ха­ю­щей чу­гун­ной эс­так­а­де, кста­ти, со­х­ра­нив­шей­ся до сих пор, прое­хал пер­вый "ми­нис­терс­к­ий" пое­зд мет­ро.
В ва­гоне си­дел кай­зер Виль­гельм II. Это бы­ла его пер­вая и пос­л­ед­няя пое­зд­ка на этом ви­де транс­пор­та.
Бер­л­инс­кое мет­ро по - свое­му уник­аль­но. Оно слу­жит как - бы от­р­аже­ни­ем мн­огос­тра­д­аль­ной ис­тор­ии гор­о­да на фоне, прои­с­х­о­див­ших здесь со­бы­тий пои­с­тине мир­ов­ого зн­а­ч­е­ния.
При­х­од к вла­сти фа­ши­с­тов пов­ли­ял и на бер­л­инс­кий мет­ро­по­ли­т­ен.
На­цио­н­аль­ный флаг был вы­ве­шен на каж­дой стан­ции, а двум по­ме­ня­ли наз­ва­ния - стан­ция "Рейхс­канцл­ер­платц" ста­ла на­зы­вать­ся "Ад­ольф - Гит­л­ер - Платц", а "Шен­х­ау­эр - Тор" - "Хорст - Вес­с­ель - Платц".
"Прид­вор­н­ый" ар­хи­т­ект­ор Гит­л­е­ра Аль­берт Шпе­ер раз­р­а­б­от­ал гран­д­иоз­н­ые пла­ны строи­т­ельст­ва коль­це­вой ли­нии, кот­о­р­ая долж­на бы­ла пер­е­сечь су­ще­ству­ю­щие, а так­же рас­шир­е­ние се­ти до уда­л­ен­н­ых райо­нов. Од­н­ако пла­ны осу­щес­тв­л­е­ны не бы­ли.
Во вре­мя Вт­орой Мир­овой вой­ны мно­жес­т­во стан­ций ис­поль­зо­в­а­л­ись в ка­ч­ес­тве бом­б­оу­бе­жищ. "Со­юз­н­и­ч­ес­кие" бом­б­ар­д­ир­ов­ки пов­р­е­ди­ли или унич­то­жи­ли зн­а­ч­и­т­ель­ную часть мет­ро­по­ли­т­е­на.
Од­н­ако уже 14 мая 1945 го­да бла­го­да­ря дей­стви­ям ко­мен­д­ан­та Бер­л­и­на ге­нер­а­ла Бер­зар­и­на дви­же­ние пое­з­дов бы­ло пер­е­за­пу­ще­но, а к кон­цу мая 1945 го­да дей­ство­в­а­ли 5 ли­ний про­т­яжён­н­о­стью 61 км.
Но са­мым "по­лит­и­зир­о­в­ан­н­ым" бер­л­инс­кий мет­ро­по­ли­т­ен стал нес­коль­ко позд­н­ее.
Это единс­твен­н­ая в ми­ре под­з­ем­ка, кот­о­р­ая на про­т­яже­нии нес­коль­ких де­сят­ил­ет­ий свя­зы­ва­ла два про­тив­ос­тоя­щих дру­гу дру­гу во­ен­но - по­лит­и­ч­ес­ких бл­ока - вос­точ­н­ый и за­пад­н­ый.
Под­з­ем­н­ые тун­н­е­ли в Бер­л­ине бы­ли про­л­оже­ны так, что пос­ле раз­де­ла гор­о­да в 1961 го­ду ок­а­за­лось, что нек­от­ор­ые вет­ки за­пад­н­о­бер­л­инс­ко­го мет­ро про­хо­дят под терр­ит­ор­ией Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на.
Поч­ти все ли­нии, сей­час объе­ди­нен­ной, сто­лич­ной под­з­ем­ки пос­т­рое­ны вд­оль ос­н­ов­н­ых ма­гис­трал­ей, что позв­о­ли­ло воз­в­е­с­ти боль­шую часть тон­н­ел­ей от­к­ры­тым спо­со­бом.
Соо­т­в­етс­твен­но и стан­ции здесь на­хо­дят­ся на не­бо­льшой глу­бине - дос­тат­оч­но толь­ко спу­ст­ит­ь­ся по лест­н­ице.
И расс­тоя­ния меж­ду ни­ми не­бо­льшие, где - то в сред­н­ем до ки­ло­мет­ра.
С од­ной стор­о­ны это удоб­но - до бл­ижай­шей стан­ции вс­ег­да мож­но до­брать­ся пешк­ом. Од­н­ако из - за ча­стых ос­та­но­в­ок сок­ра­ща­ет­ся скор­ость дви­же­ния пое­з­дов.
Са­ми же стан­ции наст­оль­ко про­с­ты по оформ­л­е­нию, что по­рой на­по­ми­на­ют про­мыш­лен­н­ые пред­прия­т­ия.
Здесь все очень функ­цио­н­аль­но и лак­о­нич­но - ок­ра­шен­н­ые мет­ал­л­и­ч­ес­кие ко­л­он­ны, соб­ран­н­ые на зак­леп­к­ах, под­д­ер­жи­ва­ют бал­ки пе­рек­ры­тия.
На плат­фор­мах тем­н­о­в­ато и не толь­ко из - за сла­б­ого осве­ще­ния.
Ко­л­он­ны и бал­ки, вы­кра­шен­н­ые ча­ще вс­его в тем­но-зе­л­е­ный цвет, сте­ны, об­л­ицо­в­ан­н­ые по­т­ем­н­ев­шей
от вре­ме­ни кер­ами­ч­ес­кой плит­кой, до­пот­оп­н­ые пое­з­да - все это дей­ству­ет уг­нет­аю­ще.
Та­к­ов бер­л­инс­кий мет­ро­по­ли­т­ен - U - Bahn.
S - Bahn - гор­одс­кая элект­рич­ка - дру­гой вид пас­с­ажир­с­ко­го транс­пор­та. То же мет­ро, толь­ко не под земл­ей, а над ней, на на­сы­пях, мос­тах и эс­так­а­д­ах.
Ли­нии над­з­ем­ки про­ни­зы­ва­ют весь гор­од, сты­ку­ясь во мн­огих мес­тах с мет­ро­по­ли­т­е­ном, вы­хо­дят за
пре­де­лы Бер­л­и­на, тем са­мым превр­аща­ясь в при­гор­од­н­ую элект­рич­ку.
DB - Дой­че бан - Гер­манс­кие жел­ез­н­ые дор­оги то­же име­ют в Бер­л­ине свою сеть. Сты­ков­ка с под­з­ем­кой U и над­з­ем­кой S прои­с­х­о­дит ча­ще вс­его на мн­ого­чис­лен­н­ых жел­ез­н­о­дор­ож­н­ых вок­з­а­л­ах и на нек­от­ор­ых при­гор­од­н­ых стан­ци­ях.
Вся эта сис­те­ма дей­ству­ет сог­ла­со­в­ан­но и эф­фект­ив­но.
На­ч­и­ная с1989 го­да, вме­с­те с объе­ди­не­ни­ем Бер­л­и­на, восс­та­нав­л­и­ва­ет­ся и вн­утри­гор­одс­кая транс­порт­н­ая сеть.
Од­н­ако и сей­час, да­же спус­тя поч­ти двад­цать пять лет, по вн­еш­н­ему ви­ду и сос­тоя­нию стан­ции мет­ро мож­но точ­но оп­ре­де­лить ее мес­тор­ас­по­л­оже­ние - Вос­точ­н­ый или За­пад­н­ый Бер­л­ин.
В пос­л­ед­н­ие дни Вт­орой мир­овой вой­ны, по лич­н­ому прик­а­зу Гит­л­е­ра, стан­ции мет­ро­по­ли­т­е­на в цент­раль­ной ча­сти гор­о­да бы­ли зат­оп­ле­ны во­дой из ре­ки Шп­рее вме­с­те с ты­ся­ча­ми, спа­сав­ших­ся там от бом­б­ар­д­ир­о­в­ок, лю­дей.
Пос­ле объе­ди­не­ния Гер­ма­нии и пер­ее­з­да в Бер­л­ин прав­и­т­ельст­ва и парл­амен­та, воз­н­ик­ли пла­ны строи­т­ельст­ва но­в­ых вет­ок мет­ро.
Хо­т­е­ли, в част­н­о­с­ти, прод­л­ить ли­нию от пло­ща­ди Ал­ек­сан­д­ер­платц к рейхс­та­гу, едом­ству фе­дер­аль­но­го канцл­е­ра и к бер­л­инс­кой сту­дии "Немец­кой вол­ны". Да­же ко­неч­н­ую стан­цию уже пос­т­рои­ли - с перр­о­н­ами и вы­хо­да­ми. Но вот уе­хать с неё ник­у­да нель­зя, тун­н­ель так и не прор­ы­ли.
При­дет­ся вос­поль­зо­в­ать­ся аль­тер­н­ат­ив­н­ыми ви­да­ми транс­пор­та - трам­в­ая­ми и двух­этаж­н­ыми авт­о­бу­са­ми.
Бер­л­инс­кие дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­ти "для быст­ро­го поль­зо­в­а­ния".
В про­дол­же­нии.
Бер­л­ин тур­и­с­ти­ч­ес­кий
Бер­л­ин - один из круп­н­ей­ших тур­и­с­ти­ч­ес­ких цент­ров Евр­опы.
Сто­ли­ца Гер­ма­нии - стра­ны, ли­дир­ующей в "Стар­ом све­те" по ур­ов­ню разв­ит­ия эко­но­ми­ки - при­в­ле­к­ает с каж­д­ым го­дом все боль­шее чис­ло по­сет­и­т­ел­ей.
По мн­огим пок­а­за­те­л­ям в этой от­рас­ли Бер­л­ин пос­те­пен­но об­х­о­дит гор­о­да да­же та­кой тур­и­с­ти­ч­ес­кой "мек­ки", как Ит­а­л­ия.
Нес­мот­ря на свою бо­гат­ую ис­тор­ию, сто­ли­ца Гер­ма­нии - но­в­ый гор­од. Те же от­д­ель­ные дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­ти, со­х­ра­нив­шие­ся от стар­ого Бер­л­и­на, ко­неч­но нев­озмож­но срав­н­ить, на­при­мер, с Ри­мом, Пар­ижем, Пра­гой.
По­это­му ор­га­ни­зат­о­ры тур­и­с­ти­ч­ес­ко­го серв­и­са пош­ли дру­гим пу­тем.
Вы­год­н­ое рас­по­л­оже­ние Бер­л­и­на поч­ти в цент­ре Евр­опы как бы "при­т­яги­ва­ет" го­с­тей. Или "маг­нит" все - та­ки на­хо­дит­ся с немец­кой стор­о­ны?
Вот при­мер.
Тур­и­с­т­ов сю­да дос­тав­л­яют да­же с кру­из­н­ых лай­нер­ов.
Порт­о­в­ые гор­о­да Гер­ма­нии - Ро­с­ток, Гам­б­ург, Киль при­ни­ма­ют в се­зон де­сят­ки ты­сяч "морс­ких пу­те­шес­т­вен­н­и­к­ов". Дал­ее на скор­ост­н­ом пое­з­де их прив­о­зят в са­мый центр "Нов­ого Бер­л­и­на", а ве­чер­ом возв­ра­ща­ют на кор­абль.
Пое­зд­ка, на­при­мер из Ро­с­то­ка, про­дол­жи­т­ель­но­стью три ча­са в од­ну стор­о­ну - удов­оль­ствие не­бо­льшое.
Но все неу­добст­ва ком­пен­с­ир­уют­ся пол­у­чен­н­ыми впе­чат­л­е­ния­ми.
Так чем же так ин­т­ер­е­сен для тур­и­с­та "Но­в­ый Бер­л­ин"?
Весь ком­плекс дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­тей "для быст­ро­го поль­зо­в­а­ния" рас­по­л­ожен в рай­оне Рейхс­та­га.
Как в свое вре­мя для Сов­етс­ко­го Сою­за за­х­ват это­го зда­ния и воо­дру­же­ние на нем Крас­н­о­го Зн­аме­ни бы­ло симв­о­л­ом пол­н­ого раз­гро­ма фа­шистс­кой Гер­ма­нии, свое­о­браз­ной "точ­кой" во вт­орой Мир­о­в­ай войне, так для сов­ре­мен­н­ого тур­и­с­та - это симв­ол се­го­д­няш­н­его, "Нов­ого Бер­л­и­на".
Вок­руг Рейхс­та­га сфор­мир­о­в­а­на ос­н­ов­н­ая зо­на дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­тей. Что - то пос­т­рои­ли, что - то рес­т­авр­ир­о­в­а­ля, а что - то со­х­ра­ни­л­ось.
В этом рай­оне дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­тей "для быст­ро­го поль­зо­в­а­ния" глав­ен­ству­ют три ос­н­ов­н­ые те­мы - фа­ши­с­ты, ком­му­ни­с­ты и ев­реи.
Ком­му­ни­с­ты - преж­де вс­его это "Бер­л­инс­кая сте­на", кот­орой уже не су­ще­ству­ет поч­ти двад­цать пять лет.
Но се­год­ня тот не­бо­льшой от­ре­зок, кот­ор­ый тог­да ос­тав­и­ли "на па­мять", при­но­сит го­су­дар­ству, да и не толь­ко ему, неп­ло­хие див­и­ден­ты.
В про­дол­же­нии.
Нар­од прот­ив "сте­ны" - ис­тор­ия про­тив­ос­тоя­ния.
Му­зей "Бер­л­инс­кой сте­ны".
С мо­мен­та раз­де­л­е­ния гор­о­да в 1961 го­ду сте­ну строи­ли, об­н­ов­л­я­ли и сов­ер­шенс­тво­в­а­ли на про­т­яже­нии еще 13 лет.
28 ок­т­яб­ря 1961 го­да быв­шие за­пад­н­ые "со­юз­н­ики" СССР на­мет­и­ли опер­ацию по унич­то­же­нию по­гра­нич­н­ых за­граж­д­е­ний, раз­де­лив­ших Бер­л­ин.
Сов­ет­ск­му Сою­зу ста­ло все из­в­ест­но зар­а­нее. К КПП у Бра­д­ен­б­ургс­ких вор­от дви­нул­ась ко­л­он­на амер­и­к­анс­кой тех­н­ики.
Впер­е­ди шли три джи­па, за ни­ми буль­до­зе­ры и в са­мом кон­це де­сять тан­к­ов.
Со стор­о­ны ГДР (чит­ай - СССР) к это­му мес­ту по­дог­на­ли ок­о­ло бат­а­льо­на пе­хо­ты. Джи­пам раз­ре­ши­ли прое­хать КПП, но пос­ле это­го из вс­ех "щел­ей" прил­ега­ю­щих улиц на­ч­а­ли вы­ез­жать сов­етс­кие тан­ки, кот­ор­ые заб­л­ок­ир­о­в­а­ли буль­до­зе­ры.
В ито­ге сов­етс­кие и амер­и­к­анс­кие тан­ки всю ночь прос­тоя­ли с нав­е­ден­н­ыми друг на дру­га пуш­к­ами.
Гов­ор­ят, что тог­да амер­и­к­ан­цы боль­ше вс­его впе­чат­л­и­л­ись дис­цип­ли­ной сов­етс­ких танк­и­с­тов.
Ни­к­то из них за все вре­мя так и не вы­лез из свое­го тан­ка.
Утром сов­етс­кие войс­ка уш­ли на­зад. Чер­ез 20 ми­нут от­с­ту­пи­ли и амер­и­к­ан­цы. Этим про­тив­ос­тоя­ни­ем все зак­он­ч­и­л­ось.
За­па­ду же приш­лось де-фа­к­то приз­нать гра­ни­цы ГДР и ее са­му, как от­д­ель­ное го­су­дарс­тво.
Вот с это­го са­мо­го КПП, кот­ор­ый по-дру­го­му на­зы­ва­ет­ся Чек­пойнт Чар­ли, и на­ч­и­на­ет­ся му­зей "Бер­л­инс­кой сте­ны".
Чек­пойнт Чар­ли возв­е­ли уже пос­ле зак­ры­тия гра­ни­цы меж­ду Вос­точ­н­ым и За­пад­н­ым Бер­л­и­ном - 22 сент­яб­ря 1961 го­да.
Ря­дом с не­бо­льшой дер­е­вян­ной буд­кой пос­т­ав­и­ли оо­гром­н­ый щит с над­пи­сью на анг­лий­ском, немецк­ом и русс­ком язы­ках - "Вы въез­жае­те в амер­и­к­анс­кий сект­ор. Но­сить ору­жие за­пре­ще­но в нес­л­ужеб­н­ое вре­мя. Пов­и­нуй­тесь дор­ож­н­ым прав­и­л­ам" - с од­ной стор­о­ны. И "Вы вы­ез­жае­те из амер­и­к­анс­ко­го сект­о­ра" - с дру­гой. Сей­час ор­иги­наль­ный щит пер­е­нес­ли в му­зей, а на его ме­с­те на­хо­дит­ся ко­пия.
У КПП до сих пор "не­сут вах­ту" двое сол­д­ат в фор­ме и с фла­га­ми США и Фран­ции, а ря­дом с ни­ми на­ва­л­е­ны меш­ки с пес­ком.
Ко­неч­но это не наст­оя­щие во­ен­н­ос­лу­жа­щие, а арт­и­с­ты, обс­лу­жи­ва­ю­щие мн­ого­чис­лен­н­ых тур­и­с­т­ов.
С ни­ми мож­но сфот­огра­фир­о­в­ать­ся и пос­т­ав­ить в пас­пор­те пе­чать о пер­е­хо­де "гра­ни­цы". Все бес­плат­но.
Бер­л­инс­кий му­ни­ци­па­л­и­т­ет в сос­тоя­нии оплат­ить так­ую тур­и­с­ти­ч­ес­кую атт­рак­цию. Тем бол­ее, ког­да до­хо­ды от это­го ме­с­та зн­а­ч­и­т­ель­но пре­вы­ша­ют рас­х­о­ды.
Рай­нер Хиль­деб­рандт от­к­рыл му­зей "Бер­л­инс­кой сте­ны" в ок­т­яб­ре 1962 го­да.
Скор­ее да­же не му­зей, а не­бо­льшую вы­став­ку в двухк­ом­н­ат­ной кварт­и­ре на Бер­н­ау­эр Штрас­се. Эта ули­ца бы­ла раз­де­л­е­на на вс­ем сво­ем про­т­яже­нии, по ней про­хо­ди­ла гра­ни­ца меж­ду Вос­точ­н­ым и За­пад­н­ым Бер­л­и­ном.
Из вс­ех до­мов с вос­точ­ной стор­о­ны лю­дей вы­с­е­ли­ли, а ок­на за­мур­о­в­а­ли.
По­в­сю­ду хо­ди­ли по­гра­нич­н­ики, и Хиль­деб­рандт да­же пре­ду­преж­д­ал тур­и­с­т­ов, кот­ор­ые при­х­о­ди­ли к нему на вы­став­ку, что­бы они стар­а­л­ись не пров­оцир­о­в­ать их, ве­с­ти се­бя спо­кой­но, да­бы по­гра­нич­н­ики не от­к­ры­ли при­цель­ный огонь. А год спус­тя вы­став­ка пер­ее­ха­ла в дом, спе­ци­аль­но от­к­ры­тый у Чек­пойн­та Чар­ли и ста­ла му­зе­ем.
Как вы по­ни­мае­те все со стор­о­ны За­пад­н­ого Бер­л­и­на.
По­жа­л­уй, са­мое ин­т­ер­ес­н­ое, что есть в му­зее Бер­л­инс­кой сте­ны - это экс­по­н­аты, пок­а­зы­ва­ю­щие, как вос­точ­н­ые нем­цы пы­та­л­ись бе­жать в За­пад­н­ый Бер­л­ин.
Да­же нес­мот­ря на то, что сте­на в вы­с­оту до­с­тига­ла нес­коль­ких мет­ров, слу­чаи по­бе­га не прек­ра­ща­л­ись, и лю­ди вы­ду­мы­ва­ли все но­в­ые и но­в­ые спо­со­бы.
Наск­оль­ко из­ощр­ен­но мо­жет мыс­лить че­лов­е­чес­кий мозг и как бо­га­та че­лов­е­чес­кая фант­а­зия.
С дру­гой стор­о­ны, эта са­мая фант­а­зия ниск­оль­ко не усту­па­ла и у тех, кто дол­жен был за­щи­щать гра­ни­цу, вы­лав­л­и­вать нар­уш­и­т­ел­ей и пре­дот­в­ра­щать но­в­ые по­бе­ги.
К при­ме­ру, пос­ле то­го, как ре­ку Шп­рее пер­еп­лы­ли но­чью нес­коль­ко вос­точ­н­ых нем­цев, ее дно устл­а­ли мет­ал­л­и­ч­ес­кой сет­кой, а вд­оль рус­ла на вс­ем про­т­яже­нии гра­ни­цы пос­т­ав­и­ли три ря­да под­вод­н­ых пре­град.
И все рав­но на­хо­ди­л­ись умель­цы, спо­соб­н­ые прео­дол­е­вать эту вод­н­ую ар­т­ер­ию. И не толь­ко ее.
Од­на се­мья су­ме­ла пер­ек­и­нуть трос с кры­ши свое­го до­ма и пер­ее­хать на дру­гую стор­о­ну на ро­ли­ке. Цир­к­о­в­ая арт­ис­т­ка Ре­н­ата Ха­ген бе­жа­ла с по­мо­щью за­пад­н­ого дип­лом­ата, спрят­ав­шись в ко­л­он­ке уси­л­и­т­е­ля.
Од­н­аж­ды мат­ро­сы на­пои­ли ка­пит­а­на и под пу­ля­ми бе­жа­ли на пар­о­хо­де, кур­с­ир­ующем по Шп­рее.
В 1968 го­ду двад­ца­тив­ось­мил­ет­н­ий Бернд Бётт­х­ер - хим­ик, от­ч­ис­лен­н­ый из ин­же­нер­ной шко­лы за неу­спе­вае­мость и пло­хое пов­е­де­ние, ск­онс­труи­р­о­в­ал ми­ни - под­вод­н­ую лод­ку с мот­ор­ом вн­утрен­н­его сгор­а­ния. Дер­жась за нее, мог­ли плыть один или два че­лов­ека.
На ней он и смыл­ся, при­ч­ем ни ку­да-ни­б­удь, а в Да­нию, от­ч­а­л­ив с Балт­ий­ско­го по­бе­р­ежья ГДР и про­плыв при силь­ном те­че­нии со скор­о­стью пять ки­ло­мет­ров в час це­л­ых 25 ки­ло­мет­ров. Его под­вод­н­ая лод­ка наст­оль­ко пон­рав­ил­ась сво­бо­до­мыс­л­ящим евр­опей­цам, что из­об­рет­а­тель пол­у­чил аж три па­тен­та сра­зу. А од­на за­пад­ног­ер­манс­кая фир­ма ста­ла прои­з­в­о­дить лод­ку сер­ий­но - свое при­ме­не­ние она наш­ла в спор­те и в ра­б­о­те спа­са­тель­ных служб.
Нек­ий Пе­тер Стрель­цик, ре­шил пок­и­нуть ГДР на воз­душ­н­ом ша­ре. Первую по­пыт­ку он вме­с­те со сво­им се­мей­ством из чет­ырех че­лов­ек пред­при­нял в ию­ле 1979 го­да. Шар при­зем­л­ил­ся в 200 мет­рах от гра­ни­цы.
Как бегл­ецов не за­стук­а­ли, ис­тор­ия умал­ч­и­ва­ет.
Но на этом Стрель­цик не уго­мо­нил­ся, а под­б­ил свое­го дру­га, во­ди­т­е­ля гру­з­ов­и­к­ов Гри­т­е­ра Вет­це­ля и бук­валь­но за нес­коль­ко ме­ся­цев пос­т­ро­ил вт­орой шар. При­ч­ем оба этих дру­га не име­ли ни мал­ей­ше­го предс­тав­л­е­ния об аэ­ро­н­авт­и­ке.
Тем не ме­нее, в сент­яб­ре шар, взяв на свой борт во­семь че­лов­ек - их са­мих, их жен и чет­ве­р­ых де­тей, пол­е­тел на За­пад. Он вполне успеш­но под­н­ял­ся на вы­с­оту 2600 мет­ров, где стал сов­ер­шен­но не­до­ся­га­ем для про­жект­ор­ов, кот­ор­ые, как во­дит­ся, обыс­ки­ва­ли не­бо.
Ин­т­ер­ес­но, что этот шар на тот мо­мент был са­мым боль­шим из пос­т­ро­ен­н­ых в Евр­опе. Его вы­с­ота до­с­тига­ла 28 мет­ров, шир­и­на 20 мет­ров, а кор­зи­на, в кот­орую все за­б­ра­л­ись, име­ла пло­щадь 1.40 на 1.40 мет­ра.
В ка­кой-то миг пла­мя, не­су­щее воз­душ­н­ый шар, нео­ж­и­дан­но по­гас­ло, и он стал мед­л­ен­но спус­кать­ся. Все пер­епу­га­л­ись и на­ч­а­ли про­щать­ся с жиз­н­ью. Но все зак­он­ч­и­л­ось хор­ошо. Чер­ез 28 ми­нут пос­ле взл­ета, прол­е­тев 22 ки­ло­мет­ра, шар при­зем­л­ил­ся на терр­ит­ор­ии ФРГ.
От­л­и­ч­и­л­ись за­пад­ног­ер­манс­кие сту­ден­ты. Они пос­т­рои­ли це­л­ый тун­н­ель дл­и­ной в 145 мет­ров - его наз­в­а­ли "Тун­н­ель 57", по кот­ор­ому вс­его за два дня из Вос­точ­ной Гер­ма­нии смы­лось це­л­ых 57 их то­в­ар­ищей.
Де­ло бы­ло в 1964 го­ду, сту­ден­ты строи­ли тун­н­ель в те­че­ние го­да. Для удобст­ва спус­ка в его глу­бок­ую шах­ту они при­ду­ма­ли свое­о­браз­н­ые ка­ч­е­ли - вер­ев­ку с прик­реп­лен­ной к ним до­с­кой. На них же они пот­ом под­ни­ма­ли из тун­н­е­ля бегл­ецов.
По са­мо­му тун­н­е­лю "бе­га­ло" устрои­ство ти­па ва­го­нет­ки - дер­е­вян­н­ый ва­гон­ч­ик на авт­омо­биль­ных кол­е­с­ах.
В 1983 го­ду один вос­точ­н­о­бер­л­инс­кий немец из­мыс­лил су­пер стре­лу. Ею он вы­ст­ре­лил с кры­ши до­ма в Вос­точ­н­ом Бер­л­ине на кры­шу рас­по­л­ожен­н­ого ни­же до­ма в За­пад­н­ом. Расс­тоя­ние меж­ду дом­ами сос­тав­л­я­ло 40 мет­ров. К стре­ле он прик­ре­пил очень тонк­ую и легк­ую нить, по­это­му ее пол­ет ни­к­то не за­мет­ил. А на кры­ше в За­пад­н­ом Бер­л­ине стре­лу пой­мал его друг.
Он стал тя­нуть нить, и пос­те­пен­но она раз­мат­ы­вал­ась, ста­нов­ил­ась все тол­ще и тол­ще и, в кон­це кон­цов, до­с­тиг­ла та­кой тол­щи­ны, что смог­ла вы­дер­жать трос. По нему на спе­ци­аль­ных бл­о­к­ах и пе­ре­б­ра­л­ись в За­пад­н­ый Бер­л­ин двое граж­д­ан ГДР.
На­до ска­зать, что не сра­зу, но чер­ез как­ое-то вре­мя в Вос­точ­н­ом Бер­л­ине на­ч­а­ла дей­ство­в­ать сис­те­ма про­пус­ков, по кот­о­р­ым лю­ди мог­ли по­пасть в За­пад­н­ый Бер­л­ин - в го­с­ти к родс­твен­н­и­к­ам съез­дить. Но их да­ва­ли не вс­ем.
На­при­мер, пен­с­ио­не­ры мог­ли пер­е­хо­дить гра­ни­цу сво­бод­но, ког­да им бы­ло удоб­но.
В му­зее вы­став­л­е­на фот­огра­фия, где вос­точ­н­о­бер­л­инс­кая ба­б­уш­ка стоя­ла на кар­н­и­зе с вн­еш­н­ей стор­о­ны до­ма, рас­по­л­ожен­н­ого на ули­це, по кот­орой про­хо­ди­ла гра­ни­ца. Вн­и­зу ру­ки к ней про­т­яги­ва­ли уже убе­жав­шие родс­твен­н­ики, а из ок­он вы­с­о­в­ы­ва­л­ись сол­д­аты, пы­тав­шие­ся вт­я­нуть ба­б­уш­ку об­рат­но в дом, на терр­ит­ор­ию Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на.
Впро­чем, воз­мож­но, что это бы­ло еще до вве­де­ния про­пус­ков.
Как толь­ко на­ч­а­ла дей­ство­в­ать сис­те­ма про­пус­ков, ко­ли­ч­ес­тво вс­як­их вар­иант­ов по­бе­га из ГДР и Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на уве­ли­ч­и­л­ось в ра­зы. И, ко­неч­но, в первую очер­едь для это­го ста­ли ис­поль­зо­в­ать ма­ши­ны.
Наи­б­ол­ее по­пу­ляр­н­ыми ок­а­за­л­ись са­мые ма­л­ень­кие из них - их обыс­ки­ва­ли мень­ше. К при­ме­ру, "ФАУ В 1200". За три го­да на трех так­их авт­омо­би­л­ях за­пад­н­о­бер­л­инс­кий немец Курт Вор­д­ель пер­е­в­ез 55 че­лов­ек.
Каж­д­ый вось­мой из де­ся­ти по­бе­гов про­шел успеш­но.
Прав­да, спе­циа­л­и­с­ты счит­ают, что тут де­ло бы­ло не толь­ко в раз­мер­ах, а еще и в вы­с­окой на­д­еж­н­о­с­ти тай­ни­ка, где прят­а­ли бегл­е­ца. Он на­хо­дил­ся под ка­пот­ом, но до­га­д­ать­ся об этом бы­ло непр­о­с­то.
Из­об­рет­а­тель­но уда­лось сбе­жать из ГДР 25-лет­н­ей дев­уш­ке по име­ни Гель­ке Дит­т­рих. Ее мо­л­о­дой че­лов­ек жил в Штут­гар­те, был сле­с­ар­ем, и спо­соб по­бе­га из­мыс­лил сам. Ее упа­к­о­в­а­ли в две вы­долб­л­ен­н­ых, а за­тем скле­ен­н­ых меж­ду со­бой дос­ки для сер­фа. Их же по­л­ожи­ли в ба­гаж­н­ик на кры­шу авт­омо­би­ля "Ре­но Фу­го".
Пу­те­шест­вие прош­ло от­л­ич­но, влюб­л­ен­н­ые вс­ко­ре вс­трет­и­л­ись в За­пад­ной Гер­ма­нии и по­же­ни­л­ись.
Прят­а­ли лю­дей и в пое­з­дах, при­ч­ем не толь­ко в спе­ци­аль­но обо­ру­до­в­ан­н­ых тай­ни­к­ах.
Еще од­на фот­огра­фия - на ба­гаж­ной пол­ке в пое­з­де ря­дом ле­жат два че­мо­да­на. Сов­ер­шен­но обыч­н­ых, сра­зу и не до­га­д­аешь­ся, в чем сек­рет. Ок­а­зы­ва­ет­ся, в при­мы­ка­ю­щих друг к дру­гу бо­к­ах этих че­мо­да­нов име­ет­ся прор­озь, а вн­утри них обо­их пря­чет­ся ми­ниа­т­юр­н­ая дев­уш­ка - но­ги в од­н­ом че­мо­дане, а го­л­о­ва и ту­лов­ище в дру­гом!
Пер­ев­о­зи­ли лю­дей и в му­зы­каль­ных ко­л­он­к­ах, бла­го что они в то вре­мя бы­ли еще нев­ер­оят­н­ых раз­мер­ов и в ра­д­иопри­ем­н­и­к­ах, и в раз­н­ых дру­гих агр­егат­ах.
Боль­шую поль­зу при­нес 29 бегл­е­цам свар­оч­н­ый ап­пар­ат ве­с­ом в 260 ки­л­ограм­мов. В прин­ци­пе, пер­еез­жать в нем бы­ло весь­ма опас­но - элект­ри­ч­ес­тво все - та­ки. По­это­му да­же бегл­е­цам не гов­ор­и­ли, в чем им при­дет­ся прят­ать­ся, а лишь пок­а­зы­ва­ли вход­н­ое от­вер­с­тие.
В нем нар­од бе­жал поо­ди­ноч­ке, вд­во­ем и да­же с детьми. Для пу­щей убе­ди­т­ель­но­с­ти на ап­пар­а­те ле­жал бл­ок пит­а­ния.
На гра­ни­це пров­е­р­яю­щие от­вин­ч­и­ва­ли вин­ты и мог­ли спо­кой­но осмот­р­и­вать "вн­утрен­н­о­с­ти". Их взор­ам предс­та­ва­ла карт­и­на из вс­як­их про­в­о­дов, ка­б­ел­ей и про­чей тех­н­и­ч­ес­кой на­ч­ин­ки. Но даль­ше все за­гор­ажи­ва­ла пли­та. Вот за ней-то и скры­ва­л­ись бегл­е­цы.
Сн­ар­ужи их укры­тие мож­но бы­ло от­к­рыть, лишь про­дел­ав од­н­ов­ре­мен­но два ме­ха­ни­ч­ес­ких дви­же­ния - в так­ом слу­чае вк­лю­ч­а­лось элект­ри­ч­ес­кое ре­ле. Но это ник­ому в го­л­ову не при­х­о­ди­ло. Из­н­утри же, на слу­чай, ес­ли ме­ха­низм от­к­ажет, вход от­к­ры­вал­ся од­н­им на­жат­ием на ры­чаг.
Прав­да, од­н­аж­ды от­к­а­за­ли оба ме­ха­низ­ма, и нар­од приш­лось из­вле­к­ать це­л­ых два ча­са. К сча­стью, все ок­а­за­л­ись жи­вы, а глав­н­ое, уже на терр­ит­ор­ии За­пад­ной Гер­ма­нии.
Что ка­са­ет­ся де­тей, то их то­же во­в­сю пер­ев­о­зи­ли чер­ез гра­ни­цу нел­егаль­но.
В му­зее име­ет­ся тел­еж­ка.
Нек­ая вос­точ­н­о­бер­л­инс­кая ма­ма­ша за­пих­н­у­ла в нее свое­го трехл­ет­н­его ре­бен­ка и бла­го­пол­уч­но пер­е­в­ез­ла в За­пад­н­ый Бер­л­ин.
Ре­бе­нок ос­тал­ся жив и, что са­мое удив­и­т­ель­ное, в тел­еж­ке да­же ни ра­зу не писк­н­ул.
Бер­л­инс­кая сте­на рух­н­у­ла 9 ноя­бря 1989 го­да. За все вре­мя ее су­щес­тво­в­а­ния из Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на в За­пад­н­ый пе­ре­б­ра­лось ок­о­ло од­н­ого мил­л­ио­на лю­дей.
1245 по­гиб­ли или бы­ли уби­ты при пер­е­хо­де гра­ни­цы.
Так что му­зей "Бер­л­инс­кой сте­ны" - это не про­с­то вы­став­ка, а ме­мор­иал.
В про­дол­же­нии.
"Трет­ий рейх" в "Нов­ом Бер­л­ине"
Те­перь по­гов­ор­им о фа­шис­тах.
Вт­о­р­ая мир­о­в­ая вой­на ста­ла од­н­им из наи­б­ол­ее тем­н­ых пер­ио­дов в ис­тор­ии че­лов­е­чест­ва.
Она зак­он­ч­ил­ась уже бол­ее пол­уве­ка на­зад, од­н­ако сле­ды на­цистс­ко­го ре­жи­ма в Бер­л­ине об­н­ар­ужи­ва­ют­ся и по сей день.
Принц-Аль­брехт-Штрас­се, дом 6.
Перв­ое, что бро­са­ет­ся нам в гла­за - это те са­мые ос­тат­ки "Бер­л­инс­кой Сте­ны".
Имен­но на ме­с­те разр­уш­ен­н­ого зда­ния Гес­та­по - Го­су­дарс­твен­ной тай­ной по­ли­ции,чей фун­д­амент слу­жит се­год­ня вы­став­оч­н­ым пав­и­льо­ном "То­по­гра­фии терр­о­ра", ког­да-то про­хо­ди­ла гра­ни­ца "Хо­л­од­ной Вой­ны".
Сл­е­ва от Гес­та­по на ули­це Виль­гельм­штрас­се сто­ял двор­ец Прин­ца Аль­брех­та Прусс­ко­го.
В этом зда­нии на­хо­ди­л­ось Глав­н­ое Рейх­с­управ­л­е­ние без­оп­ас­н­о­с­ти, кот­о­р­ым до 1942 го­да ру­к­о­в­о­дил Рейн­х­ард Гей­дрих, а за­тем его ме­с­то за­нял рейхс­фюр­ер СС Ген­р­их Гиммл­ер.
Не­да­ле­ко от­с­ю­да под од­ной из авт­ос­тоя­нок, рас­по­л­ожен­ной на ме­с­те разр­уш­ен­ной гит­л­ер­ов­с­кой "Но­вой Рейх­к­ан­це­л­яр­ии", был об­н­ар­ужен бун­к­ер фюр­е­ра.
Ме­с­то­н­а­хож­д­е­ние это­го "объ­ек­та" вла­сти За­пад­н­ого Бер­л­и­на дер­жа­ли в сек­ре­те.
Са­ми жи­т­е­ли немец­кой сто­ли­цы, как и тур­и­с­ты да­же не предс­тав­л­я­ли, что они ос­тав­л­яют свои ма­ши­ны над тем ме­с­том, где фюр­ер пров­ел пос­л­ед­н­ие пять ме­ся­цев пер­ед ок­он­ч­а­тель­ным пор­аже­ни­ем и па­д­е­ни­ем "Тре­т­ье­го рей­ха".
Вс­его нес­коль­ко лет на­зад вла­сти Но­вой Гер­ма­нии прео­дол­е­ли свои стра­хи от­н­о­си­т­ель­но то­го, что бун­к­ер мог стать "Мек­кой" для нео­н­аци­с­тов, и от­к­ры­ли его для вс­его ми­ра
Рас­по­л­ожен­н­ый под чет­ырех­мет­ро­в­ым сло­ем бет­о­на, "Фюр­ер­б­ун­к­ер" предс­тав­л­яет со­бой двух­этаж­н­ое под­з­ем­н­ое соо­ру­же­ние, пос­т­ро­ен­н­ое как убе­жи­ще для канцл­е­ра на слу­чай бом­б­ар­д­ир­ов­ки "Со­юз­н­и­к­ов".
Од­н­ако бом­б­ар­д­ир­ов­ки Бер­л­и­на про­дол­жа­л­ись и бун­к­ер стал пос­т­оян­н­ым ме­с­том пре­бы­ва­ния Ад­оль­фа Гит­л­е­ра, от­к­у­да он ру­к­о­в­о­дил стра­ной.
Вы­жив­шие на­ци­с­ты расс­ка­за­ли сов­етс­ким и амер­и­к­анс­ким сле­до­в­а­те­л­ям о том, как функ­цио­нир­о­в­ал "Фюр­ер­б­ун­к­ер".
Пи­к­ант­н­ая под­роб­н­ость - бун­к­ер не был осн­ащен ту­ал­ет­ами, поск­оль­ку на­хо­дил­ся ни­же ур­ов­ня гор­одс­кой ка­на­л­и­за­ции и не пред­н­аз­на­ч­ал­ся для дл­и­т­ель­но­го пре­бы­ва­ния.
Толь­ко для фюр­е­ра и Евы Бра­ун был сдел­ан пер­с­о­н­аль­ный ту­ал­ет с руч­н­ым уда­л­е­ни­ем от­х­о­дов. Ос­таль­ные обит­а­те­ли бун­к­е­ра долж­ны бы­ли поль­зо­в­ать­ся ту­ал­ет­ами Им­перс­кой кан­це­л­яр­ии, что в пос­л­ед­н­ие дни обор­о­ны Бер­л­и­на бы­ло очень опас­но.
Немецк­ая пе­дант­ич­н­ость и расс­чет­лив­ость сыг­ра­ла с канцл­ер­ом Гер­ма­нии и его бл­изк­им ок­ру­же­ни­ем зл­ую шут­ку.
Ведь в то вре­мя тех­н­о­л­огии устройст­ва ту­ал­ет­ов ни­же ур­ов­ня гор­одс­кой ка­на­л­и­за­ции успеш­но при­ме­ня­л­ись во вс­ем ми­ре. На­при­мер в мос­ков­с­к­ом мет­ро­по­ли­т­ене.
Мож­но се­бе предс­тав­ить, как­ие за­па­хи вит­а­ли в кор­и­дор­ах и ком­н­ат­ах Вер­хов­ной вла­сти "Тре­т­ье­го Рей­ха".
Бун­к­ер вк­лю­ч­ает два под­з­ем­н­ых эта­жа. Пер­вый был пос­т­ро­ен в 1936 го­ду, а еще один ур­ов­ень ни­же, собс­твен­но "Фюр­ер­б­ун­к­ер", был пос­т­ро­ен в 1943 го­ду.
Гит­л­ер и его приб­л­ижен­н­ые ок­он­ч­а­тель­но пе­ре­б­ра­л­ись ту­да в ян­в­а­ре 1945 го­да.
Ког­да пять ме­ся­цев спус­тя сов­етс­кие войс­ка за­х­ват­и­ли Бер­л­ин и спу­ст­и­л­ись в тай­ное убе­жи­ще, они об­н­ар­ужи­ли мно­жес­т­во тел на­ци­с­тов, а так­же те­ло их ли­де­ра, кот­ор­ый сов­ер­шил са­моу­бий­ство.
Че­лов­ек, от­в­етс­твен­н­ый за смер­ти мил­л­ио­нов лю­дей, дик­т­о­в­ав­ший свою во­лю поч­ти по­л­ов­ине ми­ра, до­жи­вал пос­л­ед­н­ие дни в во­ню­ч­ем сек­рет­н­ом под­з­ем­н­ом бун­к­е­ре, кот­ор­ый те­перь стал про­с­то дыр­кой в зем­ле.
Так про­хо­дит мир­с­кая сла­ва!
Дал­ее.
Му­зей Хо­л­о­к­о­с­та
Ме­мор­иал соз­д­ан­н­ый амер­и­к­анс­ким ар­хи­т­ект­ор­ом Пи­т­ер­ом Ай­зен­ме­ном вы­зы­ва­ет стран­н­ое ощу­ще­ние. Ощу­ще­ние че­го-то неи­мов­ер­но да­вя­ще­го, сжи­ма­ю­ще­го, ощу­ще­ние безыс­х­од­н­о­с­ти.
Впро­чем это мое лич­н­ое мн­е­ние.
Ком­плекс со­с­то­ит из 2711 бет­он­н­ых плит раз­л­ич­н­ых раз­мер­ов и рас­по­л­ожен на ме­с­те быв­ше­го бун­к­е­ра Геб­б­ель­са в том же быв­шем прав­и­т­ель­ствен­н­ом рай­оне.
По пло­ща­ди терр­ит­ор­ия ме­мор­иа­ла сос­тав­л­яет ок­о­ло двух фут­б­оль­ных пол­ей.
Пер­ед ва­ми пос­л­ед­н­ие дан­н­ые, рас­сек­р­е­чен­н­ые не­дав­но.
Ду­маю, что этой ин­фор­ма­ции мож­но дов­ер­ять.
Здесь, в от­л­и­ч­ие от бун­к­е­ра "Рейхс­кан­це­л­яр­ии", немецк­ая пе­дант­ич­н­ость и расс­чет­лив­ость проя­вил­ась в пол­ной ме­ре.
В пер­иод Тре­т­ье­го рей­ха - с 1933-го по 1945-й го­ды, в Евр­опе дей­ство­в­а­ло не ме­нее сор­ока двух с по­л­ов­и­ной ты­сяч гет­то, кон­цент­ра­ци­он­н­ых ла­гер­ей и так на­зы­вае­мых "фаб­рик смер­ти", пос­т­ро­ен­н­ых на­цис­та­ми.
Толь­ко в Бер­л­ине дей­ство­в­а­ло ок­о­ло трех ты­сяч концл­агер­ей.
Рас­по­л­оже­ние ме­мор­иа­ла в этом ме­с­те весь­ма симв­о­лич­но. "Но­в­ая Гер­ма­ния" хо­чет пок­а­зать ми­ру, что не ухо­дит от от­в­етс­твен­н­о­с­ти за прес­туп­ле­ния, сов­ер­шен­н­ые по прик­а­зу сво­их пред­к­ов имен­но от­с­ю­да, из "ло­го­ва фа­шистс­ко­го зв­еря".
Но с дру­гой стор­о­ны кон­цент­ра­ция в од­н­ом ме­с­те дос­то­при­ме­ча­тель­но­с­тей так­ого ур­ов­ня ок­а­зав­ших силь­ней­шее влия­ние на мир­ов­ую ис­тор­ию а се­год­ня ис­поль­зуе­мых в ка­ч­ес­тве тур­и­с­ти­ч­ес­ких объ­ект­ов "для быст­ро­го поль­зо­в­а­ния" на­в­о­дит на оп­ре­де­л­ен­н­ые мыс­ли.
Осо­бен­но это от­н­о­сит­ся к раз­ме­ще­нию здесь Му­зея Хо­л­о­к­о­с­та.
В про­дол­же­нии.
Сто­ли­ца "Но­вой Гер­ма­нии"
Бонн был ти­хий прир­е­йнс­кий унив­ер­с­и­т­етс­кий гор­о­док, по­ка в ноя­б­ре 1949 го­да Бун­д­ес­таг не при­нял ре­ше­ние о соз­д­а­нии здесь вре­мен­ной сто­ли­цы За­пад­ной Гер­ма­нии. Вс­его, как ок­а­за­лось, на сор­ок два го­да.
Все это вре­мя, нес­мот­ря на стат­ус, жи­т­е­ли ФРГ на­зы­ва­ли его "прав­и­т­ель­ствен­ной дер­ев­н­ей".
Но на­до ска­зать, что но­в­ые зда­ния го­су­дарс­твен­н­ых учреж­д­е­ний, двор­цы и вил­лы, за­нят­ые по­со­льст­ва­ми, очень неп­л­о­хо со­чет­а­л­ись с тра­д­ици­он­ной за­строй­кой стар­ин­н­ого унив­ер­с­и­т­етс­ко­го гор­од­ка.
В 1991 го­ду при го­л­о­со­в­а­нии в Бун­д­ес­та­ге, Бер­л­ин, обой­дя "сто­лич­н­ую дер­ев­ню" вс­его на сем­н­ад­цать го­л­о­сов, вер­н­ул се­бе преж­н­ий стат­ус управ­л­е­ния вс­ей Гер­ма­ни­ей.
Тог­да то и на­ч­и­на­ет прет­в­ор­ять­ся в жизнь идея - "прав­и­т­ель­ствен­н­ый рай­он - как симв­ол объе­ди­не­ния стра­ны и ее сто­ли­цы".
Стран­н­ый по­лит­и­ч­ес­кий "конг­ло­мер­ат" из двух гор­о­дов имел од­ну осо­бен­н­ость.
Предс­тавь­те се­бе круг, раз­де­л­ен­н­ый при­мер­но по­по­л­ам. Сл­е­ва - об­н­е­сен­н­ый "Сте­ной" За­пад­н­ый Бер­л­ин, спра­ва - "сво­бод­н­ый, со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кий" Вос­точ­н­ый.
Ли­ния раз­де­ла двух по­л­ов­и­нок, про­хо­дя­щая непо­ср­едс­твен­но по гор­о­ду - наи­б­ол­ее ох­ра­няе­мая часть.
Это бы­ла не толь­ко сте­на. Со стор­о­ны Вос­точ­н­ого Бер­л­и­на здесь на­хо­дил­ась, так на­зы­вае­мая, "зо­на от­ч­уж­д­е­ния" - пу­ст­ое прос­транс­тво, шир­и­ной от ста и бол­ее мет­ров, со вс­еми по­гра­нич­н­ыми "ат­ри­б­ут­ами".
На­при­мер на ме­с­те ны­неш­н­ей Пот­с­да­мер - Платц на­хо­ди­л­ось по­ле, вполне при­год­н­ое для паст­б­ища. Но не ис­поль­зуе­мое в ка­ч­ес­тве та­к­ов­ого.
Здесь про­хо­ди­ла Го­су­дарс­твен­н­ая гра­ни­ца - то есть "конт­роль­но - сле­до­в­ая по­л­о­са", нес­коль­ко ря­дов кол­ю­ч­ей пров­о­л­оки и мин­н­ые по­ля.
По­доб­н­ая, толь­ко в мень­ших мас­шта­б­ах, "по­л­о­са от­ч­уж­д­е­ния" на­хо­дил­ась в рай­оне Бран­д­ен­б­ургс­ких вор­от.
Пос­ле "Объе­ди­не­ния" быв­шая "по­л­о­са от­ч­уж­д­е­ния" в серд­це Бер­л­и­на и бы­ла вы­б­ра­на для строи­т­ельст­ва прав­и­т­ель­ствен­н­ого райо­на - симв­о­ла "Но­вой Гер­ма­нии".
"Но­в­ый центр" был как бы не со­в­с­ем но­в­ый. Он воз­в­о­дил­ся на ме­с­те стар­ого. При этом ис­поль­зо­в­а­лось все, что мож­но - ос­тат­ки от зда­ний ми­нис­терств "Тре­т­ье­го Рей­ха", двор­цы вре­мен Кай­зер­ов­с­кой Гер­ма­нии и, ко­неч­но, зда­ние Рейхс­та­га.
В про­дол­же­нии.
Что зн­а­ч­ит Рейхс­таг для русс­ких и для нем­цев?
Се­год­ня это ос­н­ов­ной ор­иент­ир райо­на и, мож­но ска­зать, глав­н­ая дос­то­при­ме­ча­тель­ность Бер­л­и­на.
Знак­омое с детст­ва, как симв­ол Ве­ли­кой По­бе­ды над фа­шиз­мом, сло­во "Рейхс­таг" бы­ло для нас чем - то дал­ек­им и аб­с­тракт­н­ым.
Тог­да мы не мог­ли по­нять, по­че­му нем­цы сра­жа­л­ись за это, срав­н­и­т­ель­но не­бо­льшое, зда­ние с осо­бым упорс­твом?
По­че­му здесь, на кро­шеч­н­ом клоч­ке зем­ли, "по­л­ожи­ли" столь­ко сов­етс­ких сол­д­ат?
Ведь судь­ба "Тре­т­ье­го Рей­ха" уже бы­ла ре­ше­на.
"Пос­л­ед­н­ий бой - он труд­н­ый са­мый". Имен­но взят­ие Рейхс­та­га и есть тот "пос­л­ед­н­ий бой" Вт­орой Мир­овой вой­ны.
Рейхс­таг - ве­ли­ч­ес­твен­н­ое зда­ние гер­манс­ко­го парл­амен­та, став­шее при­мер­ом им­перс­кой ар­хи­т­ект­у­ры.
Пос­т­ро­ен­н­ое бол­ее 100 лет на­зад те­перь, пос­ле пер­е­но­са, а, точ­н­ее, возв­ра­ще­ния сто­ли­цы из Бон­на в Бер­л­ин, оно ста­ло симв­о­л­ом "нов­ого го­су­дарст­ва" с мн­ого­ве­к­овой ис­тор­ией.
Гер­манс­кий парл­амент воз­н­ик ещё при "жел­ез­н­ом канцл­е­ре" От­то фон Бисмар­ке, во вре­мя март­ов­с­кой рев­ол­юции 1884 го­да. Пос­ле объе­ди­не­ния Гер­ма­нии и пер­е­но­са сто­ли­цы в Бер­л­ин - ис­тор­ия разв­и­ва­ет­ся по спир­а­ли - не прав­да ли7 - бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о пост­рой­ке нов­ого зда­ния парл­амен­та.
По­бе­дил про­ект ар­хи­т­ект­о­ра Пау­ля Вол­л­ота из Франк­фур­та. Зда­ние возв­е­де­но в сти­ле "клас­с­ицизм" вре­мен ит­а­льянс­ког Возр­ож­д­е­ния.
В 1918 го­ду в Гер­ма­нии прои­з­ош­ла рев­ол­юция, ра­б­о­чие и и кре­стьяне за­ня­ли зда­ние Рейхс­та­га, а парл­амент­ар­ии объ­яви­ли Гер­ма­нию бур­жу­аз­но-де­мок­рат­и­ч­ес­кой рес­п­уб­л­икой, ис­пу­гав­шись, что ком­му­ни­с­ты пров­озг­ла­сят её сов­етс­кой рес­п­уб­л­икой.
27 фев­ра­ля 1933 го­да Рейхс­та­га прак­т­и­ч­ес­ки пол­н­о­стью сгор­ел в ре­зуль­та­те под­жо­га.
Пос­ле ле­ген­д­ар­н­ого по­жа­ра, глав­н­ым ви­нов­н­ик­ом кот­ор­ого вла­сти счит­а­ли бол­гарс­ко­го ком­му­ни­с­та Ге­ор­гия Дим­ит­ро­ва, пос­л­ед­н­им пре­зи­дент­ом Вей­марс­кой рес­п­уб­л­ики Па­ул­ем фон Гин­д­ен­б­ур­гом в кон­с­тит­уцию бы­ла вне­се­на но­в­ая стат­ья, кот­о­р­ая раз­ре­ша­ла вре­мен­н­ое огра­ни­ч­е­ние вс­ех граж­д­анс­ких сво­бод в пер­иод на­цио­н­аль­ной опас­н­о­с­ти.
Гит­л­ер был на­зн­а­ч­ен рейхс­канцл­ер­ом и вс­ко­ре со­сре­дот­о­чил у се­бя в ру­к­ах пол­н­ую власть над немецк­им го­су­дарс­твом, уста­нов­ив ре­жим во­ен­ной дик­т­ат­у­ры.
Пос­ле па­д­е­ния "Тре­т­ье­го Рей­ха" зда­ние в те­че­нии двад­ца­ти лет стоя­ло в раз­ва­л­и­нах - спа­си­бо Сов­етс­ко­му Сою­зу.
Лишь в ше­с­т­и­де­сят­ые го­ды бы­ло ре­ше­но за­но­во вос­та­нов­ить Рейхс­таг, на этот раз по про­ек­ту, пред­л­ожен­н­ому Па­ул­ем Ба­ум­гар­т­е­ном.
Пос­ле ре­к­он­струк­ции зда­ние ста­ло Немецк­им ис­тор­и­ч­ес­ким му­зе­ем.
В на­ч­а­ле де­вя­по­с­т­ых бы­ло ре­ше­но вн­овь за­нять­ся ре­к­он­струк­ци­ей Рейхс­та­га. На этот раз по про­ек­ту брит­анс­ко­го ар­хи­т­ект­о­ра сэ­ра Нор­ма­на Фос­те­ра.
Раз­ме­ще­ние в так­ом нео­б­ыч­н­ом зда­нии парл­амен­та "Но­вой Гер­ма­нии" по­т­ре­бо­в­а­ло нее­с­тан­д­арт­н­ого ар­хи­т­ект­ур­н­ого ре­ше­ния. Что и бы­ло сдел­а­но с по­мо­щью строи­т­ельст­ва стек­лян­н­ого ку­по­ла.
Он аб­с­ол­ют­но не соо­т­в­етт­ству­ет про­пор­ци­ям и ар­хи­т­ект­ур­н­ому сти­лю стар­ого зда­ния. Но, ес­ли по­смот­реть на Рейхс­таг с оп­ре­де­л­ен­н­ого расс­тоя­ния, осо­бен­но нер­ед за­хо­дом солн­ца, то гла­зу от­к­ро­ет­ся стран­н­ая карт­и­на.
Буд­то Рейхс­таг со­в­с­ем не из­ме­нил­ся со вре­ме­ни "Пос­л­ед­н­его штур­ма".
Зда­ние пол­ур­азр­уш­е­но, а из раз­ва­л­ин по­ды­ма­ет­ся ур­б­а­ни­с­ти­ч­ес­кая кон­струк­ция, слов­но вос­х­од солн­ца, как симв­о­ла об­н­ов­л­е­ния.
Это мое, лич­н­ое мн­е­ние.
Рейхс­таг был офи­ци­аль­но от­к­рыт пос­ле ре­к­он­струк­ции 19 ап­ре­ля 1999 го­да. За этот про­ект, об­щая стои­мость кот­ор­ого сос­тав­и­ла шесть­сот мил­л­ио­нов мар­ок, Фос­тер был удо­с­то­ин Прит­цер­ов­с­кой пре­мии.
Ар­хи­т­ект­ор су­мел од­н­ов­ре­мен­но со­х­ра­нить ис­тор­и­ч­ес­кий ве­ли­ч­а­вый вид зда­ния и при этом соз­д­ать по­ме­ще­ние для сов­ре­мен­н­ого парл­амен­та.
Об­щая пло­щадь зда­ния сос­тав­л­яет бол­ее 60 000 квад­рат­н­ых мет­ров. Ку­пол Рейхс­та­га име­ет диа­метр 40 мет­ров, его вы­с­ота сос­тав­л­яет 23,5 м, вес 1 200 тонн.
"Сте­на Па­мя­ти" в Рейхс­та­ге яв­л­яет­ся для вс­его ми­ра симв­о­л­ом по­бе­ды над фа­шиз­мом.
Боль­шинс­тво над­пи­сей, сдел­ан­н­ых сов­етс­ки­ми вои­на­ми на сте­н­ах Рейхс­та­га, мож­но ув­и­деть там и по сей день.
Ис­тор­и­ч­ес­кое зда­ние Рейхс­та­га сое­ди­не­но с но­в­ыми ча­ст­ями парл­амент­с­ко­го ком­плек­са под­з­ем­н­ыми кор­и­дор­ами и мо­с­ти­к­ами чер­ез ре­ку Шп­рее.
Дал­ее.
Бран­д­ен­б­ургс­кие вор­ота
Нар­я­ду с Рейхс­та­гом и Бер­л­инс­кой сте­ной, эти вор­ота - важ­н­ый ис­тор­и­ч­ес­кий объ­ект, то­же свое­го ро­да симв­ол гор­о­да. Им уже боль­ше 200 лет.
Ког­да-то стар­ый Бер­л­ин был ок­ру­жён сте­ной с во­сем­н­ад­цат­ью вор­от­ами, но до на­ше­го вре­ме­ни до­жи­ли лишь од­ни - Бран­д­ен­б­ургс­кие.
Во вре­мя Вт­орой мир­овой часть строе­ния бы­ла силь­но пов­р­еж­д­е­на. А пос­ле то­го, как вор­ота восс­та­нов­и­ли, они ок­а­за­л­ись на раз­де­ли­т­ель­ной чер­те меж­ду за­пад­н­ым и вос­точ­н­ым Бер­л­и­ном.
Пос­ле изв­ет­н­ых со­бы­тий 1989 го­да один из симв­о­л­ов раз­де­л­е­ния Гер­ма­нии - Бран­д­ен­б­ургс­кие вор­ота - ста­ли счит­ать­ся симв­о­л­ом её вос­с­ое­ди­не­ния.
Дал­ее
Что дос­та­лось Вос­точ­н­ому Бер­л­и­ну при "раз­де­ле" иму­щест­ва?
Пос­ле раз­де­ла то­го, что ког­да - то на­зы­ва­лось Бер­л­и­ном, в сов­етс­кой зоне ок­а­зал­ась наи­б­ол­ее ин­т­ер­ес­н­ая его часть, с со­х­ра­нив­шим­и­ся да­же кое - где, ис­тор­и­ч­ес­ки­ми зда­ния­ми.
Ко­неч­но, пос­ле нес­коль­ких лет ин­т­ен­с­ив­н­ых бом­бе­жек и кров­оп­ро­лит­н­ых бо­ев при штур­ме гор­о­да, ма­ло что ос­та­лось в перв­оз­дан­н­ом ви­де.
Раз­ве что на ок­раи­нах и в при­гор­о­дах.
При раз­де­ле гор­о­да на зо­ны ок­к­упа­ции, сто­ли­ца ГДР пол­у­чи­ла Ал­ек­сан­др­платц, прав­да толь­ко лишь наз­ва­ние и раз­ва­л­и­ны, ок­ру­жа­ю­щие эту, ког­да - то од­ну из са­мых кра­си­вых пло­ща­д­ей Бер­л­и­на.
Бран­д­ен­б­ургс­кие вор­ота не дос­та­л­ись ник­ому - здесь прош­ла по­гра­нич­н­ая по­л­о­са и по­смот­реть на них мож­но бы­ло толь­ко из­да­ли. Они на­хо­ди­л­ись в со­в­мест­н­ом управ­л­е­нии и име­ли та­кой вид, как "у се­ми ня­нек - ди­тя без гла­зу".
От­с­ю­да, в стор­о­ну Ал­ек­сан­др­платц тя­нет­ся Ун­т­ер - ден - Лин­д­ен - прос­тор­н­ый буль­вар, соб­рав­ший наи­б­ол­ее из­в­ест­н­ые зда­ния гор­о­да - Бер­л­инс­кая опе­ра. Унив­ер­с­и­т­ет име­ни Гум­б­оль­та, На­цио­н­аль­ная биб­л­ио­т­ека - восс­та­нов­л­ен­н­ые, но со­х­ра­нив­шие свой перв­она­ч­аль­ный об­л­ик.
Пло­щадь Бе­бельп­лац, вы­хо­дя­щая на Ун­т­ер-ден-Лин­д­ен, пол­у­чи­ла пе­чаль­ную из­в­ест­н­ость пос­ле со­бы­тий 1933 го­да.
Тог­да "проф­ес­с­о­ра и сту­ден­ты" СС со­жг­ли здесь двад­цать ты­сяч кн­иг, наз­ван­н­ых "ант­и­немецк­ими". Сре­ди них бы­ли ра­б­оты Фрей­да, Ман­на, Марк­са.
Се­год­ня в цент­ре Бе­бельп­лац на­хо­дит­ся ме­мор­иал, по­с­вя­щен­н­ый унич­то­жен­н­ым кн­игам - под стек­л­ом вглубь пло­ща­ди ухо­дят пу­ст­ые книж­н­ые стелл­ажи.
На Бе­бельп­лац рас­по­л­оже­на и зн­аме­нит­ая цер­к­овь Свя­той Яд­ви­ги, чей огром­н­ый зе­л­е­ный ку­пол то­же счит­ает­ся од­н­им из неглас­н­ых симв­о­л­ов Бер­л­и­на.
На за­пад­ной стор­оне пло­ща­ди - Ста­р­ая биб­л­ио­т­ека, при­надл­ежа­щая про­с­лав­л­ен­н­ому унив­ер­с­и­т­ету име­ни Гум­б­ольд­та.
Пер­е­хо­дя чер­ез ре­ку Шп­рее, по­па­д­аем на ос­тров.
Это - круп­н­ей­ший му­зей­ный ком­плекс Евр­опы, соз­д­ан­н­ый в 1830 г. по про­ек­ту ар­хи­т­ект­о­ра Шин­к­е­ля.
Здесь на­хо­дят­ся Му­зей име­ни Бо­де, Пер­гамс­кий му­зей, Ста­р­ая На­цио­н­аль­ная гал­ер­ея и Но­в­ый му­зей. Пер­гамс­кий му­зей был спе­ци­аль­но пос­т­ро­ен для уник­аль­ных ар­хи­т­ект­ур­но-ис­тор­и­ч­ес­ких па­мят­н­и­к­ов, так­их как Пер­гамс­кий алт­арь - часть хра­ма Зев­са и вор­ота бо­ги­ни Иштар из Вав­и­л­о­на вре­мен ца­ря Нав­у­хо­до­но­со­ра.
До вт­орой мир­овой вой­ны на Ос­тро­ве хра­нил­ась боль­шая часть му­зей­ных сок­ров­ищ Бер­л­и­на. В на­ч­а­ле вой­ны от­т­у­да вы­вез­ли са­мые цен­н­ые экс­по­н­аты, вк­лю­ч­ая бюст Неферт­ити, и тем са­мым их спас­ли. 3 фев­ра­ля 1945 го­да анг­ло-амер­и­к­анс­кая ав­иа­ция на­нес­ла по ос­тро­ву силь­ней­ший бом­б­о­в­ый удар.
Осо­бен­но пос­т­ра­д­ал Но­в­ый му­зей, к восс­та­нов­л­е­нию кот­ор­ого ГДР смог­ла прис­т­упить лишь в 1988 го­ду.
Мощ­н­ое зда­ние Бер­л­инс­ко­го со­бо­ра лег­ко уз­нать по 85-мет­ров­ому ку­по­лу.
В го­ды Вт­орой мир­овой этот ку­пол был силь­но пов­р­еж­д­ен, и нек­от­ор­ое вре­мя Со­бор сто­ял обез­глав­л­ен­н­ым. Его восс­та­нов­и­ли толь­ко в 1993 го­ду.
При­х­ожане, ок­а­зав­шие­ся на тор­жес­т­вен­н­ом от­к­ры­тии, бы­ли пор­аже­ны бо­гатс­твом об­н­ов­л­ен­н­ого ин­т­е­рье­ра.
Тог­да же для пуб­л­ики бы­ла от­к­ры­та крип­та хра­ма, в кот­орой рас­по­л­ожен склеп ди­на­стии Гог­ен­цолл­ер­н­ов - прусс­ких мо­н­ар­хов.
Са­мая рос­к­ош­н­ая гроб­н­и­ца, укра­шен­н­ая за­мыс­ло­в­ат­ыми вен­з­е­л­ями, при­надл­ежит Ве­лик­ому Кур­фюрс­ту.
Бер­л­инс­кий со­бор ок­ру­жа­ет сад Люст­гар­т­ен с боль­шим фонт­а­ном и зе­л­е­ны­ми лу­жай­ка­ми.
Зда­ния на Ос­тро­ве му­зеев вос­с­оз­д­а­ва­л­ись в сво­ем ор­иги­наль­ном ви­де и се­год­ня по ним и, ча­стич­но, по соо­ру­же­ни­ям на Ун­т­ер - ден - Лин­д­ен мож­но, хоть приб­л­и­зи­т­ель­но, предс­тав­ить се­бе тот, дов­оен­н­ый Бер­л­ин.
Но, пер­ей­дя с Ос­тро­ва на дру­гую стор­о­ну ре­ки Шп­рее, по­па­д­аем уже в сов­ер­шен­но но­в­ый гор­од, чем - то по­хо­жий на сов­етс­кий "спаль­ный рай­он", гор­од, пос­т­ро­ен­н­ый на ме­с­те разр­уш­ен­н­ого цент­ра Бер­л­и­на.
Им­по­зант­н­ая Ун­т­ер - ден - Лин­д­ен про­дол­жа­ет­ся, но уже под дру­гим наз­ва­ни­ем - Карл - Либк­н­ехт - штрас­се.
Ок­ру­жа­ю­щее прос­транс­тво за­пол­н­е­но ти­по­в­ыми па­нель­ны­ми дом­ами, сре­ди кот­ор­ых ос­тат­к­ами бы­лой рос­к­оши вы­де­л­яет­ся Крас­н­ая ра­т­уша - нео­б­ык­н­ов­ен­но кра­сив­ое соо­ру­же­ние.
Здесь, как и в прош­лом, раз­ме­ща­ет­ся бер­л­инс­кий му­ни­ци­па­л­и­т­ет.
Зда­ние пол­у­чи­ло наз­ва­ние по кир­пич­ной об­л­ицов­ке. Оно пос­т­рое­но на ме­с­те нес­коль­ких сред­н­еве­к­о­в­ых соо­ру­же­ний.
Вы­с­ота баш­ни сос­тав­л­яет 74 мет­ра, ещё 20 мет­ров до­бав­л­яет флагш­ток.
Во вре­мя Вт­орой мир­овой вой­ны зда­ние бы­ло прак­т­и­ч­ес­ки пол­н­о­стью разр­уш­е­но, восс­та­нов­л­е­но в 1951-1958 гг с из­ме­не­ния­ми ин­т­е­рье­ра.
Еще од­на при­ме­та уш­едш­его вре­ме­ни - Двор­ец Рес­п­уб­л­ики, ме­с­то пров­е­де­ния парт­ий­ных съез­дов Вос­точ­ног­ер­манс­ких ком­му­ни­с­тов.
Он свер­к­ал на солн­це фа­са­д­ом из зо­л­от­и­с­то­го то­нир­о­в­ан­н­ого стек­ла. От­р­ажа­ясь в во­дах Шп­рее, Двор­ец ка­зал­ся брил­л­иант­ом сре­ди ок­ру­жа­ю­щей се­рой за­строй­ки.
Се­год­ня на его ме­с­те - огром­н­ый кот­л­о­в­ан. Стро­ит­ся очер­ед­н­ое офис­н­ое зда­ние. От­с­ю­да уже ру­кой по­дать до Ал­ек­сан­др­платц, от кот­орой рас­х­о­дят­ся ма­гис­тра­ли, ве­ду­щие в раз­н­ые райо­ны гор­о­да.
Здесь, на пло­ща­ди и прил­ега­ю­щих ули­цах, ста­р­ым Бер­л­и­ном уже и не пах­н­ет.
Карл - Маркс - штрас­се - од­на из так­их ма­гис­трал­ей.
Пар­ад­н­ым фа­са­д­ом со стор­о­ны "Ал­ек­са", так бер­л­ин­цы на­зы­ва­ют пло­щадь, слу­жат два ти­по­в­ых "ста­л­инс­ких" до­ма, од­н­ако по­хо­же, что их про­ект­ир­о­в­ал все - та­ки немецк­ий ар­хи­т­ект­ор. Этак­ие тот­а­л­ит­ар­н­ые ги­б­ри­ды.
Вд­оль этой ули­цы про­хо­дит ли­ния мет­ро, стан­ции кот­ор­ого рас­по­л­оже­ны дов­оль­но бл­из­ко друг от дру­га, не боль­ше ки­ло­мет­ра.
Гов­оря чест­но, смот­реть здесь не­че­го. Те же сер­ые од­н­отип­н­ые до­ма, возв­е­ден­н­ые на ско­рую ру­ку сра­зу пос­ле ок­он­ч­а­ния вой­ны.
В от­л­и­ч­ие от Др­ез­де­на, кот­ор­ый про­с­то стер­ли за один день, Бер­л­ин, хоть и был силь­но разр­уш­ен, но кое - что все - та­ки со­х­ра­ни­л­ось.
Сре­ди без­л­икой се­рой за­строй­ки по­па­д­ают­ся до­ма, уцел­ев­щие с дов­оен­н­ых вре­мен.
Од­н­ако крит­и­к­о­в­ать эту ар­хи­т­ект­у­ру нет смыс­ла.
Вер­н­ув­шие­ся пос­ле зав­ер­ше­ния бо­ев бер­л­ин­цы, ув­и­де­ли на ме­с­те гор­о­да пол­н­ый раз­вал и ха­ос. Но на­до бы­ло пер­е­хо­дить к мир­ной жиз­ни и восс­та­нав­л­и­вать сто­ли­цу.
Спрос на кварт­и­ры мн­огок­рат­но пре­вы­шал пред­л­оже­ние. И тог­да Бун­д­ес­таг при­нял ряд зак­о­нов, за­щи­щав­ших кварт­ир­о­съем­щи­к­ов от про­изв­о­ла хо­зя­ев тех нем­н­огих со­х­ра­нив­ших­ся кварт­ир.
Эти зак­о­ны дей­ству­ют и се­год­ня, хо­тя в нес­коль­ко из­ме­нен­н­ом ви­де.
Но они не ре­ша­ли про­бл­емы де­фи­ци­та кварт­ир.
На­ч­а­лось бур­н­ое строи­т­ель­ство. Тут уже бы­ло не до кра­со­ты.
До сих пор в Бер­л­ине, да и в дру­гих гор­о­дах Гер­ма­нии, за ухо­жен­н­ыми фа­са­д­ами тех, восс­та­нов­л­ен­н­ых или пос­т­ро­ен­н­ых в быст­ром тем­пе зда­ний, скры­ва­ет­ся убо­гость и раз­вал.
Прав­да в пос­л­ед­н­ее вре­мя рез­ко вы­рос­ли тем­пы ре­мон­та так­ого ти­па до­мов.
И еще.
Пос­ле тя­же­лой кро­в­авой бит­вы за Бер­л­ин на ули­цах ос­та­лось мн­ого во­ен­ной тех­н­ики и тру­пов - сол­д­ат и мир­н­ых жи­т­ел­ей.
Ко­го смог­ли, по­хо­р­о­ни­ли, а ос­таль­ных жд­а­ла дру­гая участь.
Вме­с­те с дом­ами восс­та­нав­л­и­ва­лось и бла­гоу­строй­ство. И все, что ос­та­лось, нем­н­ого под­ров­н­я­ли и за­л­и­ли ас­фаль­том в нес­коль­ко сло­ев.
Так что на нек­от­ор­ых ули­цах, там, где шли осо­бен­но тя­же­л­ые бои, се­год­ня мы хо­д­им бук­валь­но по ко­с­тям - русс­ким и немецк­им.
Нес­коль­ко лет на­зад, во вре­мя пров­е­де­ния ре­монт­н­ых ра­б­от, бы­ли як­о­бы най­де­ны ос­тан­ки Март­и­на Бор­ма­на, пы­тав­ше­го­ся в мае 1945 го­да бе­жать из бер­л­инс­ко­го ада.
Но док­а­зать, что это имен­но тот че­лов­ек, не смог­ли и по­это­му до сих пор неи­з­в­ест­но, ку­да ис­чез гит­л­ер­ов­с­кий парт­ий­ный казн­а­ч­ей вме­с­те с кас­сой.
Так, на ме­с­те од­ной из кра­сив­ей­ших сто­лиц Евр­опы, вы­рос сов­ер­шен­но дру­гой, но­в­ый гор­од.
Один из при­мер­ов так­ого ро­да - Пот­с­да­мер - платц, ме­с­то, где до "Объе­ди­не­ния" про­хо­ди­ла Го­су­дарс­твен­н­ая гра­ни­ца ГДР - мин­н­ое по­ле с конт­роль­но - сле­до­вой по­л­о­сой.
Дал­ее.
Пот­с­да­мер - платц
На Пот­с­да­мер - платц круг­л­ые сут­ки ки­пит жизнь. Се­год­ня - это од­но из са­мых ожив­л­ен­н­ых мест гор­о­да, со вс­ех стор­он ок­ру­жен­н­ое вы­с­от­к­ами и не­бо­ск­ре­ба­ми из стек­ла и ста­ли.
В этом уль­т­ра­сов­ре­мен­н­ом цент­ре Бер­л­и­на со­сре­дот­о­че­ны са­мые фе­ше­не­бель­ные рес­т­ор­а­ны, дор­огие от­е­ли, огром­н­ые тор­го­в­ые цент­ры и фут­ур­и­с­тич­н­ые "офи­сы" мир­о­в­ых кон­цер­н­ов ти­па "Даймл­ер - Бенц".
Пот­с­да­мер - платц вс­ег­да бы­ла ме­с­том, где реа­л­и­з­о­в­ы­ва­л­ись са­мые сме­л­ые экс­пер­имен­ты - от­с­ю­да уш­ел пер­вый пое­зд на Пот­с­дам, здесь по­в­е­си­ли пер­вый в гор­о­де свет­офор и элект­ри­ч­ес­кий фо­н­арь.
В про­дол­же­нии.
По­че­му этот гор­од счит­ают немец­кой на­цио­н­аль­ной свят­ы­ней?
Пот­с­дам
Бер­л­ин, как сто­ли­ца Гер­ма­нии, име­ет авт­о­ном­н­ый фе­дер­аль­ный стат­ус.
Терр­ит­ор­иаль­но же гор­од рас­по­л­ожен в од­ной из са­мых не­бо­льших по пло­ща­ди, но от это­го не ме­нее ин­т­ер­ес­н­ых зе­мель - обл­а­сти Бран­д­ен­б­ург, сто­ли­ца кот­орой - Пот­с­дам, вп­лот­н­ую при­мы­ка­ет к Бер­л­и­ну с юго - за­пад­ной стор­о­ны.
При­ч­ем гра­ни­цу меж­ду дву­мя гор­о­да­ми вы про­с­то не по­чув­ствуе­те.
Она тер­яет­ся сре­ди мно­жест­ва рас­по­л­ожен­н­ых здесь пар­к­ов и во­дое­мов.
Нет слов! Прир­о­да в этих мес­тах ве­лик­ол­еп­н­ая.
Ре­ки Шп­рее и Ха­фель, а так­же це­л­ая сис­те­ма озер, са­мое боль­шое из кот­ор­ых - Ван­з­ее, об­ра­зу­ют уник­аль­ный, чар­ующий ланд­ш­афт, слу­жа­щий оп­ра­вой для при­мер­но сор­ока двор­цов и пав­и­льо­нов.
Се­год­ня Пот­с­дам из­в­е­с­тен глав­н­ым об­ра­зом как гор­од пар­к­ов. Этот гор­од счит­ает­ся немец­кой на­цио­н­аль­ной свят­ы­ней.
Здесь все про­пит­а­но ду­хом ста­рой им­перс­кой Гер­ма­нии.
Гром­ад­н­ый са­д­ово - пар­к­о­в­ый ком­плекс Пот­с­да­ма, кот­ор­ый поч­ти пол­н­о­стью из­б­ежал разр­уш­е­ния во вре­мя вт­орой Мир­овой вой­ны - это свое­о­браз­н­ая "эн­цик­ло­пе­дия" ис­тор­ии Гер­ма­нии, на­ч­и­ная с сем­н­ад­цат­ого ве­ка.
Каж­д­ый прусс­кий кор­оль воз­в­о­дил здесь по нес­коль­ку пос­т­ро­ек.
Са­мый из­в­ест­н­ый из вс­ех - двор­ец "Сан-Су­си", лет­няя ре­зи­ден­ция им­пер­ат­о­ра Фр­ид­ри­ха Ве­лик­ого.
Двор­ец со­х­ра­нил­ся в неиз­ме­нен­н­ом ви­де с сер­е­ди­ны XVIII ве­ка и поч­ти не пос­т­ра­д­ал во вре­мя вт­орой Мир­овой вой­ны.
Здесь ра­б­от­ал Воль­тер, здесь Фр­идрих умер и был по­хо­р­о­нен. На его мо­ги­ле вс­ег­да ле­жат све­жие цве­ты и клуб­ни карт­оф­е­ля: ведь имен­но Фр­идрих Ве­лик­ий ввел в Гер­ма­нии карт­ош­ку.
Двор­ец ок­ру­жа­ет прек­рас­н­ый парк, в кот­ор­ом, кро­ме "Сан-Су­си", еще бол­ее де­сят­ка са­д­о­в­ых пав­и­льо­нов и дру­гих пос­т­ро­ек.
Сре­ди пар­к­ов сев­ер­ной ча­сти гор­о­да на­хо­дит­ся, пос­т­ро­ен­н­ая в пер­вой по­л­ов­ине де­вят­н­ад­цат­ого ве­ка, русс­кая ко­л­о­ния Ал­ек­санд­ров­ка. Здесь жи­ли пев­цы хо­ра из Рос­с­ии.
В знак дру­жес­к­их от­н­оше­ний, свя­зы­вав­ших Гог­ен­цол­ер­н­ов с Ром­а­но­в­ыми, по­сё­лок был наз­ван в честь, умер­ше­го в 1825 го­ду, рос­с­ий­ско­го им­пер­ат­о­ра Ал­ек­санд­ра Перв­ого.
Вб­л­и­зи русс­ко­го по­сёл­ка на го­ре Ка­пел­л­ен­б­ерг на­хо­дит­ся Ал­ек­санд­ро - Невс­кий храм.
Двор­ец "Це­ци­л­ие­н­х­оф" - один из наи­б­ол­ее из­в­ест­н­ых в ми­ре симв­о­л­ов гор­о­да.
Здесь в 1945 го­ду про­хо­ди­ла Пот­с­дамс­кая кон­фер­ен­ция стран - по­бе­ди­т­ель­ниц, кот­о­р­ая оп­ре­де­ли­ла даль­ней­шую судь­бу Гер­ма­нии и, в том чис­ле, Бер­л­и­на.
Как пос­л­ед­няя ре­зи­ден­ция Гог­ен­цолл­ер­н­ов двор­ец был пос­т­ро­ен кай­зер­ом Виль­гель­мом вт­о­р­ым для свое­го сы­на кронп­рин­ца Виль­гель­ма и его су­пру­ги Це­ци­л­ии.
При под­гот­ов­ке к Пот­с­дамс­кой кон­фер­ен­ции всё иму­щес­тво се­мьи кронп­рин­ца, пок­и­нув­ше­го двор­ец в на­ч­а­ле 1945 го­да, вы­вез­ли на бл­изл­ежа­щую фер­му на бер­егу озе­ра Юнг­ферн­з­ее, где оно бы­ло унич­то­же­но по­жа­р­ом.
Не­дос­та­ю­щие предм­еты обс­та­нов­ки для кон­фер­ен­ции бы­ли за­ме­не­ны дру­ги­ми предм­ет­ами в сти­ле той же эпо­хи.
Из бл­изл­ежа­щих зам­к­ов упол­н­омо­чен­н­ыми служ­бы ты­ла бы­ла дос­тав­л­е­на ме­бель и предм­еты ин­т­е­рье­ра в уго­ду вку­сам ру­к­о­в­о­ди­т­ел­ей дел­ега­ций.
В уг­ло­вой ком­н­а­те, где ос­та­нав­л­и­вал­ся И. В. Ста­л­ин, уста­нов­и­ли тём­н­ую ко­жа­ную куш­ет­ку и ве­лик­ол­еп­н­ый пись­мен­н­ый стол.
Ком­н­ата амер­и­к­анс­ко­го пре­зи­ден­та Гар­ри Трумэ­на бы­ла оформ­л­е­на изящ­ной ме­бе­лью в сти­ле клас­с­ициз­ма из Мра­мор­н­ого двор­ца Пот­с­да­ма.
Ком­н­ату Уин­с­то­на Чер­ч­ил­ля укра­си­ла неог­от­и­ч­ес­кая ме­бель из двор­ца Ба­б­ель­с­берг.
В ос­н­ов­н­ом зда­нии "Це­ци­л­ие­н­х­офа" на­хо­дит­ся вы­с­ок­ий - в два эта­жа - Боль­шой зал дл­и­ной 26 мет­ров и шир­и­ной 12 мет­ров.
Здесь про­хо­ди­ли за­се­да­ния Пот­с­дамс­кой кон­фер­ен­ции. Спе­ци­аль­но для неё в Москве на ме­бель­ной фаб­ри­ке "Люкс" был из­гот­ов­л­ен круг­л­ый стол диа­мет­ром 3,05 м. За ним ве­ли пер­егов­о­ры гла­вы го­су­дарств и прав­и­т­ельств ант­игит­л­ер­ов­с­кой коа­л­иции - Трум­эн, Чер­ч­илль и Ста­л­ин.
Имен­но на­хо­дясь на кон­фер­ен­ции в "Це­ци­л­ие­н­х­офе", Трум­эн от­д­ал по тел­е­фо­ну прик­аз о сбро­се атом­ной бом­бы на японс­кий гор­од Хир­о­си­ма.
И еще од­на дос­то­при­ме­ча­тель­ность бран­д­ен­б­ургс­кой сто­ли­цы.
В при­гор­о­де Пот­с­да­ма есть мес­теч­ко с сим­пат­ич­н­ым наз­ва­ни­ем Ба­б­ель­с­берг. Ме­с­то это из­в­ест­но сра­зу нес­коль­ки­ми фак­т­ами.
Во-пер­вых, в этих кра­ях на­хо­дит­ся од­н­ои­мён­н­ая ки­нос­ту­дия, быв­шая в на­ч­а­ле двад­цат­ого ве­ка са­мой боль­шой во вс­ей Евр­опе и име­нуе­мая "Немецк­им Гол­л­ив­у­дом".
Во-вт­ор­ых, здесь нек­ог­да на­хо­дил­ась ре­зи­ден­ция Виль­гель­ма I.
В-тре­тьих, со­глас­но сю­же­ту куль­тов­ого филь­ма "Сем­н­ад­цать мг­нов­е­ний вес­ны" где-то здесь жил на сво­ей скром­ной вил­ле сов­етс­кий разв­ед­ч­ик Шт­ир­л­иц.
Ну и, нак­о­нец, не по сце­н­ар­ию, в этом рай­оне сос­то­ял­ся зн­аме­нит­ый об­мен сов­етс­ко­го разв­ед­ч­ика Ру­доль­фа Аб­е­ля на амер­и­к­анс­ко­го лет­ч­ика Фр­эн­с­и­са Пау­эр­са.
Мо­жет быть по­это­му пи­са­тель Юли­ан Се­ме­нов по­се­лил сво­го гер­оя Шт­ир­л­и­ца имен­но здесь.
Ког­да - то, еще до вой­ны, филь­мы, прои­з­во­д­имые на ки­нос­ту­дии кон­цер­на "УФА" в Ба­б­ель­с­бер­ге, успеш­но кон­к­ур­ир­о­в­а­ли с Гол­л­ив­у­дом.
В 1917 го­ду на ба­зе сту­дии бы­ло ор­га­ни­з­о­в­а­но ак­цио­нер­н­ое об­щес­тво "UFA - Унив­ер­с­ал Фильм Ак­ци­ен­ге­з­ель­шафт".
Од­н­им из его уч­ре­ди­т­ел­ей вы­сту­пил рейх­с­вер, пла­нир­о­в­ав­ший вы­пуск про­па­ган­д­истс­ких филь­мов.
Пос­ле пор­аже­ния Гер­ма­нии в пер­вой Мир­овой войне ки­нос­ту­дия дол­гое вре­мя не функ­цио­нир­о­в­а­ла.
В 1926 го­ду в Ба­б­ель­с­бер­ге стро­ит­ся но­в­ый съё­моч­н­ый пав­и­льон. В 1930 го­ду на сту­дии был сн­ят пер­вый зву­к­овой фильм "Гол­у­бой ан­гел".
С при­х­о­дом к вла­сти в Гер­ма­нии на­цио­н­ал - со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кой парт­ии сту­дия на­хо­дит­ся под конт­рол­ем ми­нис­т­ра про­па­ган­ды Йо­зе­фа Геб­б­ель­са и ста­нов­ит­ся од­н­им из цент­ров ки­но­ин­д­уст­рии "Тре­т­ье­го Рей­ха".
При но­вой вла­сти здесь сни­ма­ют­ся, глав­н­ым об­ра­зом, раз­вле­к­а­тель­ные лен­ты, а так­же про­па­ган­д­истс­кие филь­мы о "Но­вой Гер­ма­нии".
Пос­ле раз­гро­ма фа­шиз­ма от­с­ю­да в Сов­етс­кий Со­юз, в счет ре­пар­аций, бы­ли вы­ве­з­е­ны поч­ти все за­па­сы немец­кой ки­ноп­лен­ки, ка­ч­ес­тво кот­орой пор­ажа­ет до сих пор.
Нес­мот­ря на то, что в СССР еще до вой­ны на­ч­а­ли сни­мать ки­но­филь­мы в цве­те, но это был вс­его лишь экс­пер­имент.
За­пол­у­чив троф­ей­ную немецк­ую плен­ку, сов­етс­кие ки­немат­огра­фи­с­ты, не все, а толь­ко "осо­бо приб­л­ижен­н­ые" к вла­сти, разв­ер­н­у­лись.
Вспом­н­и­те так­ие лен­ты как "Ска­за­ние о зем­ле Си­б­ир­с­кой" и "Ку­банс­кие ка­за­ки" - кра­соч­н­ые, ярк­ие, ска­зоч­н­ые.
Они как раз и сни­ма­л­ись на "ре­пар­аци­ях" из Ба­б­ель­с­бер­га. Но апо­фео­з­ом или, ес­ли хот­и­те, "хит­ом" то­го вре­ме­ни, стал, за­пре­щен­н­ый позд­н­ее, фильм "Ве­лик­ая По­бе­да Сов­етс­ко­го нар­о­да", на де­вя­но­с­то про­цент­ов сос­тоя­щий из оды Ве­лик­ому Ге­нер­а­л­ис­с­иму­су Ста­л­и­ну.
Так­ого сов­етс­кие лю­ди еще не ви­де­ли. Непри­выч­н­ые ярк­ие крас­ки под­ч­ер­к­и­ва­ли мощь стра­ны, по­бе­див­шей фа­шизм.
Этот фильм наст­оль­ко вре­зал­ся в соз­на­ние лю­дей, что впе­чат­л­е­ния о нем пер­е­да­ва­л­ись из пок­о­л­е­ния в пок­о­л­е­ние, да­же спус­тя мн­ого лет пос­ле разв­ен­ч­а­ния куль­та лич­н­о­с­ти Ста­л­и­на.
Та­к­ов он Пот­с­дам - сто­ли­ца обл­а­сти Бран­д­ен­б­ург и при­гор­од Бер­л­ин
Се­год­ня едем в Бер­л­ин
Мн­ого лет на­зад мне по­с­част­л­ив­и­л­ось в пер­вый раз по­сет­ить Бер­л­ин.
Пусть не весь, а толь­ко вос­точ­н­ую его часть. Имен­но по­с­част­л­ив­и­л­ось. В те дал­ек­ие го­ды пое­хать в за­гра­нич­н­ое пу­те­шест­вие, пусть да­же в "на­шу" Бол­гар­ию, бы­ло очень про­бл­емат­ич­но.
Да­же в стра­ны так на­зы­вае­мой, "нар­од­ной де­мок­рат­ии".
О пое­зд­к­ах в го­су­дарст­ва "по­бе­див­ше­го ка­пит­а­л­из­ма" ни­к­то и не мечт­ал. По край­ней ме­ре на мо­ем ур­овне.
Для нас, вы­рос­ших за "жел­ез­н­ым за­на­в­е­с­ом" Сов­етс­ко­го Сою­за дос­тат­оч­но бы­ло со­сед­н­ей Фин­л­ян­д­ии, как симв­о­ла ка­пит­а­л­и­с­ти­ч­ес­ко­го про­цвет­а­ния. А все что там, за ней уже пер­е­хо­ди­ло за грань ре­аль­но­го су­щес­тво­в­а­ния.
Спус­тя мн­ого лет эта грань нак­о­нец прео­до­л­е­на.
И что? А ни­ч­его.Как и вез­де, свои про­бл­емы, своя жизнь, своя борь­ба за вы­жи­ва­ние в ней. Преж­н­ие идеа­лы мед­л­ен­но рас­твор­и­л­ись, а, мо­жет быть, мы из­ме­ни­л­ись.
Из­ме­ни­л­ись и по возр­асту, и по сре­де обит­а­ния, и по нак­оп­лен­н­ому за это вре­мя жиз­н­ен­н­ому опы­ту.
Тог­да же, что­бы по­пасть в груп­пу "кан­д­и­дат­ов" на за­гранп­ое­зд­ку в стра­ны "Вос­точ­н­ого бл­ока", нуж­но бы­ло иметь хор­ошие свя­зи, "ла­пу", "бл­ат".
Чест­но приз­на­юсь - вход "в сис­те­му" у ме­ня имел­ся.
Так я ок­а­зал­ся в сто­ли­це Гер­манс­кой Де­мок­рат­и­ч­ес­кой рес­п­уб­л­ики - Бер­л­ине.
Не­дав­но я разыс­кал за­пи­си, сдел­ан­н­ые мной во вре­мя этой пое­зд­ки. Вот нек­от­ор­ые вы­держ­ки из них.
В про­дол­же­нии.
Вос­точ­н­ый Бер­л­ин в пер­иод свое­го рас­цве­та.
"В Пот­с­да­ме нак­о­нец сос­то­ял­ся обе­щан­н­ый "ве­чер друж­бы" с мест­н­ыми "ком­с­омоль­ца­ми", точ­н­ее чле­н­ами "Сою­за сво­бод­ной немец­кой мо­л­о­де­жи".
Нас при­в­ез­ли на как­ую - то фаб­ри­ку, сос­тоя­щую из нес­коль­ких дл­ин­н­ых двух­этаж­н­ых крас­н­о­к­ир­пич­н­ых кор­пу­сов, ок­ру­жав­ших боль­шой двор.
Все это соо­ру­же­ние на­пом­н­и­ло мне "Май­да­нек", концл­агерь, кот­ор­ый я ви­дел за год до это­го воз­ле гор­о­да Люб­л­ин, в Поль­ше.
Мо­жет там и здесь пот­ру­дил­ся один и тот же ар­хи­т­ект­ор?
Ког­да мы вош­ли в зал, то там все уже бы­ло гот­ово для "ве­че­ра друж­бы" - и сто­лы, за­пол­н­ен­н­ые бут­ыл­к­ами со шн­ап­с­ом, и немецк­ие "ком­с­омоль­цы".
Нам же, со свои­ми за­па­са­ми спирт­н­ого, тут дел­ать про­с­то бы­ло не­че­го.
Сна­ч­а­ла я по­ду­мал, что так­ое ко­ли­ч­ес­тво шн­ап­са бы­ло за­гот­ов­л­е­но спе­ци­аль­но к прие­з­ду сов­етс­кой груп­пы, но ког­да ув­и­дел сколь­ко пот­реб­л­я­ли "сво­бод­н­ые немецк­ие ком­с­омоль­цы", то по­нял, что на­до вы­став­ить на стол и на­ши за­па­сы, кот­ор­ые по­на­ч­а­лу ре­ши­ли съэко­но­мить."
"На сле­ду­ю­щий день экс­кур­с­ий не пла­нир­о­в­а­лось и мы ре­ши­ли не­бо­льшой ком­па­ни­ей все - та­ки съез­дить в Бер­л­ин. Ру­к­о­в­о­ди­т­ель груп­пы не возр­ажал, хо­тя тог­да та­кой "от­р­ыв от колл­ект­и­ва" в то вре­мя не прив­етс­тво­в­ал­ся.
Раз­ре­ше­ние, я ду­маю, мы пол­у­чи­ли по двум при­ч­и­нам.
Пер­вая - кру­гом "свои", все - та­ки стра­на "нар­од­ной де­мок­рат­ии". Вра­ги там, за за­б­ор­ом, а это бы­ла непре­одо­ли­мая пре­гра­да. Так что да­ле­ко не убе­гут.
Вт­о­р­ая и глав­н­ая - пос­ле вч­ер­аш­н­его меж­д­у­н­ар­од­н­ого ком­с­омоль­ско­го "меж­д­у­со­бой­чи­ка" наш ру­к­о­в­о­ди­т­ель еще пло­хо соо­бра­жал, за­б­ыв на как­ое - то вре­мя ин­струк­ции "ком­пе­тент­н­ых ор­га­нов".
Пешк­ом до ос­та­нов­ки, трам­в­ай до Пот­с­дамс­ко­го вок­з­а­ла, пое­зд до Бер­л­и­на - все шло как по зак­а­зу.
Трам­в­ай по­до­шел сра­зу, пое­зд уже сто­ял на плат­фор­ме и тро­нул­ся, как толь­ко мы в него вош­ли.
На пер­вой сто­лич­ной стан­ции мы пер­е­се­ли на дру­гую ли­нию, уже вн­утри­гор­одс­кую S - Bahn, и, прое­хав еще по­л­ов­и­ну Бер­л­и­на, но уже в об­рат­н­ом на­прав­л­е­нии, при­б­ы­ли в центр, на Ал­ек­сан­др­платц.
Пер­вая часть пу­ти прош­ла успеш­но. Да и по­нят­но - все дор­оги ве­дут в центр.
Ал­ек­сан­др­платц - са­мое из­в­ест­н­ое и по­се­щае­мое как тог­да, так и сей­час ме­с­то.
Впе­чат­л­е­ние так­ое, слов­но на­хо­дишь­ся в ти­пов­ом сов­етс­ком "спаль­ном рай­оне".
На фоне сер­ых па­нель­ных кор­о­бок вы­де­л­яют­ся нес­коль­ко об­щес­твен­н­ых зда­ний, кот­ор­ых чуть кос­н­ул­ась ру­ка ар­хи­т­ект­о­ра, а так­же, по­хо­жий на тюрь­му, унив­ер­маг "Цент­рум", сор­ок­оэтаж­н­ая баш­ня от­е­ля "Штадт Бер­л­ин", тот что се­год­ня "Парк - Инн", и ор­иги­наль­ные ча­сы, пок­а­зы­ва­ю­щие вре­мя в раз­н­ых гор­о­дах ми­ра.
По­ср­е­ди вс­ей этой сме­си, пря­мо в сер­е­дине пло­ща­ди, тор­ч­ит те­ле­баш­ня с на­са­жен­н­ым на нее рес­т­ор­а­ном в ви­де ша­ра.
В Бер­л­ине так­их соо­ру­же­ний два - од­на выш­ка на­ша, "со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кая", дру­гая их, за­пад­н­ая. Обе они хор­ошо про­сматр­и­ва­ют­ся при подъ­ез­де к гор­о­ду и от­л­и­ч­ают­ся толь­ко фор­мой рес­т­ор­а­на - "наш" круг­л­ый, "их" - пря­моу­голь­ный.
Здесь же, на "Ал­ек­се", так бер­л­ин­цы на­зы­ва­ют пло­щадь Ал­ек­сан­др­платц, круп­н­ый транс­порт­н­ый центр - жел­ез­н­о­дор­ож­н­ый вок­з­ал, чер­ез кот­ор­ый про­хо­дит ли­ния гор­одс­кой над­з­ем­ки S-Bahn и пое­з­да даль­него сле­до­в­а­ния. Под этим соо­ру­же­ни­ем на­хо­дит­ся стан­ция U-Bahn - бер­л­инс­ко­го мет­ро.
В этот свой пер­вый ви­зит мы огра­ни­ч­и­л­ись по­се­ще­ни­ем "Цент­ру­ма", где ме­ня тог­да пор­а­зи­ла од­на, се­год­ня вполне нор­маль­ная, "дет­аль" - от­с­ут­ствие пер­егор­о­док меж­ду от­д­е­л­ами.
Весь этот мн­ого­этаж­н­ый унив­ер­маг предс­тав­л­ял со­бой один ма­га­зин са­мо­обс­лу­жи­ва­ния, что в Сов­етс­ком Сою­зе бы­ло нев­озмож­но - там каж­д­ый от­д­ел ра­б­от­ал как - бы в авт­о­ном­н­ом ре­жи­ме, от­гор­ожен­н­ый от со­сед­н­его и еще со сво­ей кас­сой. Тут же все бы­ло от­к­ры­то, пер­еме­щай­ся хоть в гор­и­з­онт­аль­ном - по эта­жам, хоть в верт­ик­аль­ном на­прав­л­е­нии - меж­ду ни­ми.
По­ка мы изу­ча­ли "Цент­рум", ста­ло тем­н­еть - все - та­ки ко­нец ок­т­яб­ря. По­ра бы­ло возв­ра­щать­ся "до­мой", на "ба­зу".
Ес­ли по пу­ти ту­да все дор­оги ве­ли в центр, то в об­рат­н­ом на­прав­л­е­нии вы­бор ок­а­зал­ся нам­н­ого боль­ше. И как на­зы­вал­ась та стан­ция, где мы дел­а­ли пер­е­с­ад­ку на вн­утри­гор­одс­кую ли­нию S-Bahn?
Дол­го вспо­ми­на­ли.
А наз­ва­ние это дов­оль­но из­в­ест­н­ое - Карл­х­орст - ме­с­то, где в 1945 го­ду в зда­нии во­ен­ной шко­лы был под­пи­сан Акт о без­ог­ов­ор­оч­ной ка­пит­у­ля­ции Гер­ма­нии.
Так, где - то ча­сов во­семь ве­че­ра, мы ок­а­за­л­ись на сов­ер­шен­но пу­стой плат­фор­ме, гряз­ной и тем­ной.
Где та ми­фи­ч­ес­кая, стер­иль­но чис­тая Гер­ма­ния?
Опять час объ­ез­да вок­руг за­пад­н­о­бер­л­инс­ко­го гет­то, пос­л­ед­н­ий пот­с­дамс­кий трам­в­ай и пер­вый са­мос­тоя­тель­ный ви­зит в сто­ли­цу ГДР зав­ер­шен. Мы возв­рат­и­л­ись в гор­од, где жи­ли в го­с­ти­ни­це - Пот­с­дам".
И еще один ин­т­ер­ес­н­ый фрагм­ент.
"При все­об­щем де­фи­ци­те вы­езд за гра­ни­цу сс­чит­ал­ся од­н­им из спо­со­бов ку­пить, не что - то ор­иги­наль­ное, а ча­ще, про­с­то са­мое необ­хо­д­имое.
Пусть это тур в "стра­ны нар­од­ной де­мок­рат­ии", но да­же там есть воз­мож­н­ость най­ти та­кой то­в­ар, кот­ор­ый до­ма про­с­то нер­еаль­но бы­ло дос­тать.
Каж­д­ая из "со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­ких" стран име­ла свой, прио­р­и­т­ет­н­ый на­б­ор то­в­ар­ов. Поль­ша слав­ил­ась кос­мет­икой, Че­хос­ло­в­ак­ия - обу­вью, а Гер­ма­ния - женс­ким ниж­н­им бе­льем.
Еще в "стра­нах - са­тел­л­ит­ах" СССР бы­ло ин­т­ер­ес­но заг­ля­нуть в ма­га­зи­ны русс­кой кн­иги. Мест­н­ых жи­т­ел­ей они не ин­т­ер­е­с­о­в­а­ли, а у нас гла­за раз­б­ега­л­ись от это­го бо­гатст­ва.
В на­шей мо­л­о­деж­ной груп­пе, кро­ме вс­его про­че­го, про­яв­л­ял­ся осо­бый ин­т­ер­ес еще к од­н­ому, дов­оль­но де­ли­к­ат­н­ому, "то­в­а­ру".
Здесь пре­рв­ем чте­ние дн­ев­н­ика для не­бо­льшо­го поя­с­н­е­ния.
В те вре­ме­на в Сов­етс­ком Сою­зе для нар­о­да вы­пус­ка­лось так на­зы­вае­мое "Из­де­лие но­мер два", а, про­ще гов­оря, пре­з­ер­ват­ив, вер­н­ее его по­до­бие, по тол­щине ма­тер­иа­ла со­пос­т­ав­имое с воз­душ­н­ым шар­ик­ом.
Этот "то­в­ар" то­же вхо­дил в спи­сок де­фи­цит­н­ых, а "Из­де­лие но­мер один" - раз есть вт­орой, то где - то есть пер­вый - мы про­с­то не предс­тав­л­я­ли. Мо­жет что - то так­ое осо­бен­н­ое, спе­ци­аль­но для выс­ше­го ру­к­о­в­одст­ва стра­ны?
Из­де­лия эти в немецк­ом ис­пол­н­е­нии, пусть да­же прои­з­в­одст­ва ГДР, вс­ег­да от­л­и­ч­а­л­ись вы­с­ок­им ка­ч­ес­твом. Все - та­ки ро­ди­на.
Пре­з­ер­ват­ив в том ви­де, в кот­ор­ом мы его зна­ем се­год­ня, из ла­тек­са, был за­па­тент­о­в­ан в Гер­ма­нии еще в 1929 го­ду и здесь же на­ч­а­лось их мас­с­ов­ое прои­з­в­одс­тво. Лишь спус­тя нес­коль­ко лет от­к­ры­лись по­доб­н­ые пред­прия­т­ия во Фран­ции, Бель­гии и Голл­ан­д­ии. Пре­з­ер­ва­ти­вы из ла­тек­са - бы­ли для нас так­им же симв­о­л­ом Гер­ма­нии, как и женс­кое бе­лье.
По­это­му при­в­ез­ти "из­де­лие" в немецк­ом ис­пол­н­е­нии счит­а­лось обя­за­тель­ным. Кро­ме сво­ей ос­н­ов­ной функ­ции, этот "су­ве­нир" был луч­шим по­дарк­ом из за­гра­ни­цы, на­при­мер колл­егам по ра­б­о­те.
Про­дол­жим чте­ние дн­ев­н­ика.
"Немецк­ие пре­з­ер­ва­ти­вы мы на­ч­а­ли ис­кать уже сра­зу пос­ле прие­з­да, но не на­хо­ди­ли.
Ви­ди­мо они про­да­ва­л­ись в спе­ци­аль­но от­ве­ден­н­ых для это­го мес­тах.
Где имен­но - ни­к­то не зн­ал, а спро­сить стес­н­я­л­ись.
Впер­вые это "из­де­лие" об­н­ар­ужи­л­ось в ту­ал­е­те при не­бо­льшом ка­фе "Ал­екс - Трефф", ку­да нас за­в­ез­ли поо­бе­дать пос­ле экс­кур­с­ии по Бер­л­и­ну.
Там, меж­ду дв­ер­ями, ве­ду­щи­ми в мужс­кое и женс­кое от­д­е­л­е­ние, си­де­ла немецк­ая баб­ка и со­бир­а­ла день­ги за поль­зо­в­а­ние "удобст­ва­ми", а пря­мо над ней ви­сел авт­ом­ат по про­да­же то­го, что мы так дол­го ис­ка­ли.
Но нар­од наш ок­а­зал­ся стес­н­и­т­ель­ный, мо­жет быть кто - то и прио­брел па­ру штук. Но ос­н­ов­н­ая мас­са как - то вд­руг за­сты­дил­ась.
И тут вспом­н­и­ли, что в груп­пе есть за­в­хоз. Эта долж­н­ость тра­д­ици­он­но дос­та­вал­ась мне.
Ве­чер­ом это­го же дня ко мне приш­ла дел­ега­ция с прось­бой - завт­ра съез­дить в Бер­л­ин, най­ти то са­мое ка­фе и сдел­ать в та­мош­н­ем ту­ал­е­те опт­ов­ую пок­уп­ку. Уже да­же был гот­ов спи­сок, в кот­ор­ом фигур­ир­о­в­а­ла поч­ти вся груп­па, вк­лю­ч­ая ру­к­о­в­о­ди­т­е­ля.
А это уже не прось­ба, а ук­а­за­ние для ис­пол­н­е­ния.
Прик­а­зы не об­с­уж­д­ают­ся и на сле­ду­ю­щее ут­ро, взяв с со­бой чей - то огром­н­ый порт­фель, я на­прав­ил­ся пря­мик­ом на Ал­ек­сандр - Платц, в ка­фе "Ал­екс - Трефф", точ­н­ее в его ту­ал­ет и пол­н­о­стью очи­с­тил тот са­мый авт­ом­ат, прив­е­дя в шок си­дев­шую под ним баб­ку и не толь­ко ее.
Ве­чер­ом, в от­е­ле, сос­тоя­л­ась раз­да­ча при­в­е­з­ен­н­ого "то­в­а­ра".
Впос­л­ед­ствии же ок­а­за­лось, что так­ие авт­ом­аты име­лись поч­ти в каж­д­ом об­щес­твен­н­ом ту­ал­е­те, про­с­то мы и не до­га­д­ы­ва­л­ись об их пред­н­азн­а­ч­е­нии."
Дал­ее
Дру­гой Пот­с­дам.
Бер­л­ин зав­ер­шал мою первую пое­зд­ку в Гер­ма­нию, тог­да еще толь­ко в Вос­точ­н­ую.
Мы "ба­зир­о­в­а­л­ись" не в са­мой сто­ли­це, а ря­дом, в Пот­с­да­ме. Нес­мот­ря на то, что этот гор­од поч­ти вп­лот­н­ую при­мы­ка­ет к бер­л­инс­ким ок­раи­нам, каж­д­ая пое­зд­ка в сто­ли­цу тог­да за­ни­ма­ла мн­ого вре­ме­ни.
Де­ло в том, что эти са­мые "ок­раи­ны" от­н­о­си­л­ись к За­пад­н­ому Бер­л­и­ну, ок­ру­жен­н­ому той са­мой по­гра­нич­ной сте­ной, за кот­орую нам вхо­да не бы­ло.
Что­бы по­пасть в центр вос­точ­ног­ер­манс­кой сто­ли­цы, при­х­о­ди­л­ось боль­ше ча­са объ­ез­жать За­пад­н­ый Бер­л­ин, вд­оль этой, единс­твен­ной в сво­ем ро­де, гра­ни­цы.
"Сте­на" то приб­л­ижал­ась к пое­з­ду поч­ти вп­лот­н­ую, то ухо­ди­ла ку­да - то в стор­о­ну, пря­чась в глу­бине ле­с­ов, ок­ру­жав­ших Пот­с­дам.
В са­мом же гор­о­де раз­ме­ща­л­ись круп­н­ые си­лы Груп­пы сов­етс­ких войск в Гер­ма­нии.
Это и по­нят­но - ря­дом сто­ли­ца.
И ес­ли в Бер­л­ине русс­кие во­ен­н­ые так не бро­са­л­ись в гла­за, то в Пот­с­да­ме ча­сто ка­за­лось, что на­хо­дишь­ся на боль­шой во­ен­ной ба­зе Сов­етс­кой ар­мии.
Русс­кая речь слы­шал­ась по­в­сю­ду, осо­бен­но по ве­чер­ам, ког­да мест­н­ые жи­т­е­ли уже дав­но спа­ли.
Карт­и­ну до­пол­н­я­ло огром­н­ое пан­но на стене мест­н­ого До­ма офи­цер­ов с из­об­ра­же­ни­ем Мос­ков­с­к­ого Крем­ля и счаст­ли­вых сов­етс­ких лю­дей.
Оно как - бы на­по­ми­на­ло вос­точ­н­ым нем­цам, что впер­е­ди у них так­ая же ра­д­ост­н­ая жизнь, толь­ко на­до нем­н­ого по­т­ер­петь и, глав­н­ое, быть ло­яль­ны­ми и по­мо­гать вла­сти.
В "Шта­зи" - мест­н­ом вар­иан­те КГБ - от так­их "по­мощ­н­и­к­ов" не бы­ло от­б­оя.
При­мер­но на пол­пу­ти из Пот­с­да­ма в сто­ли­цу ГДР на­хо­дит­ся бер­л­инс­кий меж­д­у­н­ар­од­н­ый аэ­ро­порт "Ше­нефельд" - тог­да воз­душ­н­ые вор­ота в со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кую Гер­ма­нию.
Ос­та­нов­ка элект­рич­ки па­хо­дил­ась не­да­ле­ко от "сте­ны", слу­жив­шей как - бы зад­н­им фо­ном пло­ща­ди пер­ед тер­ми­на­лом аэ­ро­пор­та и, од­н­ов­ре­мен­но, тур­и­с­ти­ч­ес­кой атт­рак­ци­ей, прав­да на расс­тоя­нии.
Но у это­го участ­ка "го­су­дарс­твен­ной гра­ни­цы" бы­ла од­на осо­бенн­н­ость.
Пря­мо за сте­ной, ко­неч­но на их стор­оне, "ко­в­ар­н­ые за­пад­н­ые вра­ги" пос­т­рои­ли от­к­ры­тый ки­но­т­еатр ти­па "Драйв - Инн".
Это ку­да при­ез­жа­ют на ма­ши­нах, смот­р­ят пор­н­огра­фи­ч­ес­кие филь­мы и про­дол­жа­ют это де­ло пря­мо в авт­омо­би­ле.
При­ч­ем огром­н­ый экран на­мер­ен­но разв­ер­н­у­ли в стор­о­ну аэ­ро­пор­та. Вот так­ая "идео­л­оги­ч­ес­кая див­ер­с­ия".
Ко­неч­но, с при­в­ок­з­аль­ной пло­ща­ди ни­ч­его не бы­ло вид­но, а вот с по­гра­нич­н­ых бу­док, рас­по­л­ожен­н­ых в этом ме­с­те...
По­это­му не­с­ти нел­егк­ую служ­бу "по за­щи­те со­циа­л­и­с­ти­ч­ес­кой Ро­ди­ны" мн­огие хо­т­е­ли имен­но здесь.
По­беж­д­ал силь­ней­ший, то есть име­ю­щий бол­ее крепк­ие свя­зи.
Осо­бен­н­о­с­ти вос­точ­н­о­бер­л­инс­ко­го на­цио­н­аль­но­го хар­ак­т­е­ра.
Ес­ли с фи­зи­ч­ес­кой точ­ки зре­ния сте­ны дав­но нет, то пси­х­о­л­оги­ч­ес­ки она еще ос­та­ет­ся в го­л­о­в­ах мн­огих нем­цев.
Труд­но наз­в­ать братс­ки­ми от­н­оше­ния, кот­ор­ые сло­жи­л­ись меж­ду за­пад­н­ыми и вос­точ­н­ыми гор­ожа­на­ми.
"За­пад­н­ики" жа­л­уют­ся, что со­се­ди с Во­с­то­ка превр­ат­и­ли гор­од в нечто, на­по­ми­на­ю­щее по­мой­ку и вве­ли в оби­х­од кур­е­ние на плат­фор­мах мет­ро.
Вос­точ­н­ые бер­л­ин­цы обв­и­ня­ют за­пад­н­ых в мор­аль­ном раз­л­оже­нии и заз­най­стве.
Со­глас­но оп­ро­сам об­щес­твен­н­ого мн­е­ния, каж­д­ый один­н­ад­цат­ый жи­т­ель Вос­точ­ной Гер­ма­нии хо­т­ел бы вер­н­уть­ся во вре­ме­на ГДР. Нема­ло и тех, кто мечт­ает, что­бы сте­ну восс­та­нов­и­ли.
В пос­л­ед­н­ее вре­мя поя­ви­л­ось по­нят­ие - "Вос­точ­н­о­бер­л­инс­кий на­цио­н­аль­ный хар­ак­т­ер".
Что это так­ое?
Предс­тавь­те се­бе стан­цию бер­л­инс­ко­го мет­ро позд­н­им ве­чер­ом.
Се­год­ня на­хо­дит­ь­ся там в это вре­мя дов­оль­но непр­ият­но, ес­ли не ска­зать опас­но. Стан­ции, осо­бен­но в За­пад­ной ча­сти гор­о­да, за­пол­н­е­ны груп­па­ми мо­л­о­дых лю­дей, чья вн­еш­н­ость дал­ека от евр­опей­ской.
Так же, как их, ча­сто неа­д­ек­ват­н­ое, пов­е­де­ние.
При­позд­н­ив­шие­ся "бюр­ге­ры" ста­р­ают­ся по­бы­стр­ее ми­но­в­ать эти рас­с­ад­н­ики "муль­тик­уль­тур­из­ма", де­л­ая вид, что ни­ч­его не прои­с­х­о­дит.
На этот раз про­нес­ло и лад­но.
Ны­неш­н­ее пок­о­л­е­ние вос­пит­а­но на по­нят­ии "тол­ер­ант­н­ость", кот­ор­ое, по мое­му мн­е­нию, дав­но из­жи­ло се­бя.
Но попр­о­буй­те пот­ом от­мыть­ся и док­а­зать се­бе, со­се­дям и вс­ем ок­ру­жа­ю­щим, что ты не ра­сист.
Эта "нов­о­немецк­ая мо­л­о­дежь" име­ет столь­ко за­щит­н­и­к­ов, что луч­ше не свя­зы­вать­ся.
Соз­на­ние жи­т­ел­ей вос­точ­ной ча­сти гор­о­да, нес­мот­ря на двад­ца­ти­пят­ил­ет­н­ее пре­бы­ва­ние в ми­ре де­мок­рат­ии, сво­бод­но от этой ер­ун­ды.
Неа­д­ек­ват­н­ое пов­е­де­ние "нов­о­немец­кой мо­л­о­де­жи" немед­л­ен­но пре­се­к­ает­ся.
Ру­ки за спи­ну, пи­нок под зад и бе­гом нав­ерх пря­мо в ру­ки, как вс­ег­да "вов­ре­мя подъе­хав­шей", по­ли­ции.
Ра­си­с­ты, кот­о­р­ым чуж­ды цен­н­о­с­ти за­пад­ной де­мок­рат­ии.
В про­дол­же­нии.
Мас­с­о­в­ая им­ми­гра­ция.
Пос­ле ок­он­ч­а­ния вт­орой Мир­овой вой­ны За­пад­н­ая Гер­ма­ния от­н­о­си­т­ель­но быст­ро восс­та­нов­и­ла ос­н­ов­н­ые про­мыш­лен­н­ые пред­прия­т­ия. Это­му есть мн­ого объ­яс­н­е­ний
И амер­и­к­анс­кая про­грам­ма по­мо­щи, бол­ее из­в­ест­н­ая как "план Мар­шал­ла", и боль­шой вн­утрен­н­ий по­т­ен­ци­ал стра­ны, кот­ор­ый, нес­мот­ря на огром­н­ые разр­уш­е­ния и вы­пла­ту ре­пар­аций, сыг­рал ве­ду­щую роль в восс­та­нов­л­е­нии Гер­ма­нии.
Мож­но наз­в­ать еще мно­жес­т­во при­ч­ин, но факт, что к на­ч­а­лу ше­с­т­и­де­сят­ых го­дов прош­ло­го ве­ка, из ле­жа­щей в руи­нах стра­ны, слов­но сбро­сив стар­ую шк­у­ру прош­ло­го, на прос­то­ры Евр­опы вып­олз но­в­ый эко­но­ми­ч­ес­кий ги­гант.
Пар­алл­ель­но шел так­же рост жиз­н­ен­н­ого ур­ов­ня на­се­л­е­ния. Нес­мот­ря на дов­оль­но вы­с­ок­ий про­цент без­р­а­б­от­и­цы, "кор­ен­н­ым" нем­цам ста­нов­ил­ся не­вы­го­ден труд на тя­же­л­ых и непр­е­с­тиж­н­ых ра­б­от­ах.
За­р­а­б­от­ав по­со­бие и до­пол­н­ив его жир­н­ыми кус­ка­ми раз­л­ич­н­ых со­ци­аль­ных про­грамм, "мест­н­ые кад­ры" бы­ли обес­пе­че­ны на дов­оль­но дл­и­т­ель­ное вре­мя, як­о­бы для пои­ска ра­б­оты, при этом ис­поль­зуя так­же мно­жес­т­во льгот и по­се­щая раз­л­ич­н­ые кур­сы.
Тя­же­ло ра­б­от­ать за­пад­н­ому нем­цу ста­ло про­с­то не­вы­год­но.
Тог­да то и поя­ви­л­ись пер­вые груп­пы эми­грант­ов, со­глас­н­ых на лю­б­ые услов­ия, ра­б­оту и са­мое непр­и­х­от­лив­ое жи­лье.
В от­л­и­ч­ие от со­сед­н­ей Фран­ции, пол­у­чав­шей "но­в­ых ра­б­ов" в ос­н­ов­н­ом из сво­их быв­ших ко­л­о­ний в Сев­ер­ной Афр­и­ке - Мар­ок­ко, Ал­жи­ра, Ту­ни­са, для Гер­ма­нии так­им ис­точ­н­ик­ом тра­д­ици­он­но слу­жи­ла Тур­ция и, ча­стич­но, Поль­ша.
Пе­дант­ич­н­ые нем­цы вы­ра­б­от­а­ли ряд кри­т­ер­иев прие­ма инос­тран­н­ых ра­б­о­чих.
Нес­мот­ря на ка­жу­щую­ся стро­гость, эти зак­о­ны име­ли и име­ют мно­жес­т­во оп­ций и ла­зе­ек, позв­о­л­яю­щих превр­ат­ить бес­прав­н­ого инос­тран­н­ого ра­б­о­че­го в доб­ро­пор­я­доч­н­ого немецк­ого граж­д­а­ни­на со вс­еми по­л­ожен­н­ыми ему пра­ва­ми.
1968 год - на­ч­а­ло мас­с­овой им­ми­гра­ции в Гер­ма­нию. Се­год­ня здесь жив­ет тре­т­ье, а то и чет­верт­ое, пок­о­л­е­ние тех пер­вых, вре­мен­н­ых инос­тран­н­ых ра­б­о­чих, ког­да - то прие­хав­щих на за­р­а­б­от­ки, пок­о­л­е­ние, име­ю­щее все по­л­ожен­н­ые по зак­о­ну пра­ва, ре­же обя­зан­н­о­с­ти, пок­о­л­е­ние для кот­ор­ого немецк­ий - род­ной язык.
Ке­маль Ат­ат­юрк, в свое вре­мя, от­д­е­лив ре­ли­гию от го­су­дарст­ва, сдел­ал из Тур­ции, хоть и му­суль­манс­кое, но все - же светс­кое го­су­дарс­тво.
На­хо­дясь в Гер­ма­нии, тур­ки дов­оль­но успещ­но ас­с­им­и­л­ир­о­в­а­л­ись в немецк­ом об­щес­тве.
Но с при­х­о­дом исл­ами­с­тов к управ­л­е­нию стра­ной, нов­ое тур­ецк­ое ру­к­о­в­одс­тво взя­ло свою диа­спо­ру под стро­гий конт­роль.
Се­год­ня в Гер­ма­нии тур­ецк­ая об­щи­на бол­ее исл­амистс­кая, чем ар­аб­с­кая.
Ра­д­ик­аль­ный ис­л­ам все бол­ее ов­ла­д­е­ва­ет ума­ми мо­л­о­де­жи.
Той са­мой, что уже в тре­т­ьем - чет­верт­ом пок­о­л­е­нии. Той са­мой, для кот­орой немецк­ий - род­ной язык.
Тур­ция тре­бу­ет от прав­и­т­ельст­ва Гер­ма­нии от­к­ры­тия но­в­ых школ с обу­че­ни­ем на "род­н­ом", то есть на тур­ецк­ом, язы­ке.
Се­год­гя тур­ецк­ая диа­спо­ра в Гер­ма­нии - это сов­ер­шен­но иной мир, аб­с­ол­ют­но не при­ни­ма­ю­щий тра­д­иции при­ют­ив­шей их стра­ны.
Фран­ция уже па­ла - му­суль­манс­кое на­се­л­е­ние там пер­е­ва­л­и­ло крит­и­ч­ес­кую точ­ку, за кот­орой на­ч­и­на­ют­ся нео­б­рат­имые из­ме­не­ния.
То же са­мое и в Бель­гии.
На очер­е­ди Ве­лик­обр­ит­а­ния и Голл­ан­д­ия.
У Гер­ма­нии еще есть шанс.
Не упу­ст­ить бы!
Сей­час очень по­пу­ля­рен сре­ди нем­цев расс­каз - анек­д­от.
В авт­о­бу­се едет боль­шая ком­па­ния мо­л­о­дых тур­ок. Они во весь го­л­ос подс­чит­ы­ва­ют, в как­их гор­о­дах Гер­ма­нии их уже боль­шинс­тво.
Ре­зуль­та­ты им нра­вят­ся.
К вы­хо­ду про­бир­ает­ся стар­уш­ка.
Наст­оя­щая немецк­ая ба­б­уш­ка, ухо­жен­н­ая, с кук­оль­ной при­ч­ес­кой.
Сей­час так­их ос­та­лось очень ма­ло.
Про­хо­дя ми­мо груп­пы гал­д­ящих тур­ок, она негром­ко, об­ра­ща­ясь буд­то са­ма к се­бе, про­из­н­о­сит - "Ког­да - то здесь жи­ло шесть мил­л­ио­нов ев­ре­ев..."
В авт­о­бу­се ста­нов­ит­ся ти­хо, очень ти­хо.