Mirimani - Хроники Смертельной Битвы-6: Обман
Часть 1
Adunithil anNair
Хро­ни­ки Смер­тель­ной Бит­вы
Кни­га 6
Об­ман
Пре­ду­пре­жде­ние
Дан­ное про­из­ве­де­ние со­дер­жит ци­нич­ный и же­сто­кий юмор, гру­бую речь, ру­га­тель­ную лек­си­ку, оскорб­ле­ние рас­сказ­чи­ком пер­со­на­жей и пер­со­на­жа­ми друг дру­га, по­дроб­но опи­сан­ные кро­ва­вые сце­ны. Ес­ли по­доб­ные кни­ги вас за­де­ва­ют и оби­жа­ют, а так­же ес­ли вы не до­стиг­ли 16 лет или что-то из ука­зан­но­го про­ти­во­ре­чит ва­шим убеж­де­ни­ям и жиз­нен­ным прин­ци­пам – воз­дер­жи­тесь от про­чте­ния дан­но­го со­чи­не­ния; в про­тив­ном слу­чае не предъ­яв­ляй­те необос­но­ван­ных пре­тен­зий.
Ав­тор под­чер­ки­ва­ет, что все им опи­сан­ное яв­ля­ет­ся вы­мыс­лом и что он ка­те­го­ри­че­ски от­ри­ца­ет «ре­аль­ность» ми­ра МК и «ви­зи­о­нер­ство» - дан­ная ис­то­рия при­ду­ма­на Midway и Warner Bros., а так­же про­сит не пу­тать ав­то­ра и рас­сказ­чи­ка и не счи­тать их од­ним и тем же ли­цом.
1
Гро­хот раз­дал­ся сно­ва. По­том еще раз. И еще. Он зву­чал все бли­же и все ча­ще; Шэнг и Ку­ан Чи опять пе­ре­гля­ну­лись – те­перь уже ско­рее обес­по­ко­ен­но, а не удив­лен­но.
- Это не гром и не зем­ле­тря­се­ние. Это как буд­то чьи-то ша­ги, - на­ко­нец ре­шил­ся ска­зать при­двор­ный маг Шин­но­ка. – Но очень уж боль­шое и…
- И тя­же­ло­вес­ное, од­но­знач­но боль­ше шо­ка­на, - от­ве­тил Шэнг, и тут две­ри рас­пах­ну­лись. В тем­ном про­еме сто­я­ла огром­ная – как ми­ни­мум мет­ра три в вы­со­ту – по­кры­тая свер­ка­ю­щей се­ро­ва­то-зо­ло­ти­стой че­шу­ей фигу­ра с длин­ным гиб­ким хво­стом, ост­ры­ми ро­га­ми и ши­ро­ки­ми ко­жи­сты­ми кры­лья­ми, на­по­ми­нав­шая од­нов­ре­мен­но че­ло­ве­ка и дву­но­го­го хищ­но­го яще­ра. Оба чер­ных ма­га за­мер­ли, неот­рыв­но гля­дя на стран­ное су­ще­ство.
- Ес­ли это то, что я ду­маю… - про­шеп­тал Ку­ан Чи.
- При­вет­ствую вас, хра­ни­те­ли и за­щит­ни­ки мо­ей им­пе­рии, - глу­хим рас­ка­ти­стым го­ло­сом про­из­нес во­шед­ший. – Вы, как я смот­рю, очень непло­хо справ­ля­лись с по­став­лен­ной за­да­чей, но я вот ре­шил слег­ка под­стра­хо­вать­ся. По­ка вы би­ли ро­жу это­му ни­что­же­ству, я на­шел аль­тер­на­тив­ный спо­соб снять с се­бя за­кля­тие Ша­ранн, бла­го оно бы­ло власт­но лишь над мо­им те­лом, но не над мо­им со­зна­ни­ем. Так что – в лю­бом слу­чае рад вас ви­деть. А где же мой вер­ный со­вет­ник, что это он ме­ня не встре­ча­ет?
- Он ждет нас в Ог­нен­ном Двор­це, - от­ве­тил Шэнг, ко­то­рый сра­зу же до­га­дал­ся, кто пе­ред ним сто­ит.
- Вы… вы Она­га, да? – неуве­рен­но спро­сил Ку­ан Чи.
- Да! – тот раз­вер­нул свои огром­ные кры­лья и, ка­за­лось, за­пол­нил со­бой по­чти все про­стран­ство. – Я – Она­га, Ко­роль-Дра­кон и за­кон­ный пра­ви­тель Внеш­не­го Ми­ра! Вы от­лич­но вы­пол­ни­ли свою ра­бо­ту: про­кля­тые Стар­шие Бо­ги боль­ше не пред­став­ля­ют для нас ни­ка­кой уг­ро­зы, Из­бран­ные по боль­шей ча­сти мерт­вы, а это… - он пре­зри­тель­но ука­зал на ле­жа­ще­го на по­лу Рей­де­на. – На­до ска­зать, я рас­пи­сы­ва­юсь в сво­ем изум­ле­нии по по­во­ду то­го, как та­кой иди­от мог стать Стар­шим Бо­гом!
- Да­вай­те все-та­ки по­кон­чим с ним и бу­дем даль­ше жить дол­го и счаст­ли­во, - по­ко­сил­ся на сво­е­го недав­не­го про­тив­ни­ка Шэнг, но тут склоч­ный бо­жок слег­ка за­во­зил­ся на мра­мор­ной плит­ке, по­ти­хонь­ку при­хо­дя в се­бя. Пер­вым, ко­го он уви­дел, от­крыв гла­за, был, ко­неч­но же, Она­га. По­на­ча­лу Рей­ден ре­шил, что у него гал­лю­ци­на­ции, но по­том, ко­гда на­ко­нец осо­знал, что на­яву ви­дит пе­ред со­бой ста­ро­го вра­га, с тру­дом сдер­жал­ся, чтобы не за­орать в пол­ный го­лос. Ко­роль-Дра­кон тем вре­ме­нем взмах­нул ру­кой, и его ско­ван­ные за­кля­тьем гвар­дей­цы тут же ожи­ли, по­чти­тель­но скло­нив­шись пе­ред сво­им по­ве­ли­те­лем.
- При­вет­ству­ем те­бя, о ве­ли­кий им­пе­ра­тор Она­га! – за­зву­ча­ло мно­же­ство го­ло­сов под сво­да­ми про­стор­но­го за­ла. За­кон­ный вла­ды­ка Внеш­не­го Ми­ра одоб­ри­тель­но улыб­нул­ся.
- И я вас при­вет­ствую, мои от­важ­ные во­и­ны, - от­ве­тил он. – А ты, по­до­нок, го­товь­ся к смер­ти. Твои внут­рен­но­сти долж­ны быть сна­ру­жи.
Бог гро­ма ре­шил сде­лать от­ча­ян­ную по­пыт­ку за­щи­тить­ся на­па­де­ни­ем, од­нов­ре­мен­но с тем пы­та­ясь под­нять­ся с по­ла. Го­ло­ва у него кру­жи­лась, в од­ном ухе зве­не­ло, дру­гое, в ко­то­рое ему за­све­тил ку­ла­ком Шэнг, пе­ре­ста­ло слы­шать.
- Это об­ман и бес­че­стье, - сме­ло про­из­нес он, с наг­лой улыб­кой гля­дя по­пе­ре­мен­но то на Она­гу, то на двух чер­ных ма­гов. – Вы все…
- Что ты зна­ешь про об­ман? – гро­мо­глас­но рас­хо­хо­тал­ся Ко­роль-Дра­кон. – Для то­го, чтобы вер­нуть се­бя к жиз­ни, я про­вер­нул та­кой об­ман, что те­бе и не сни­лось! И че­го бы Ша­ранн во­вре­мя аборт не сде­лать? Кста­ти, а за что это Киу твою мерз­кую ма­ма­шу на­ги­на­той за­ру­бил?
Рей­ден с тру­дом под­нял­ся на но­ги, ша­та­ясь и спле­вы­вая кровь.
- Я бы с лег­ко­стью вас всех по­бе­дил, ес­ли бы вы сра­жа­лись со мной в чест­ном бою, один на один, как это по­ло­же­но!
Она­га оска­лил свои огром­ные клы­ки.
- Ес­ли хо­чешь вы­звать ме­ня на Смер­тель­ную Бит­ву, я к тво­им услу­гам. Вот толь­ко по­сле на­ше­го един­ствен­но­го ра­ун­да те­бя при­дет­ся хо­ро­нить в за­кры­том гро­бу.
Рей­ден по­пы­тал­ся бы­ло еще что-то про­ква­кать, ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жая, что же все-та­ки де­лать, но Ко­роль-Дра­кон боль­ше не со­би­рал­ся его слу­шать.
- Хва­тит пре­пи­ра­тельств, ско­ти­на, ма­ло ты тут мо­е­му до­ро­го­му со­вет­ни­ку в мое от­сут­ствие жизнь отрав­лял.
- А ты в кур­се, что эти двое как раз тво­е­го нена­гляд­но­го со­вет­нич­ка-то и грох­ну­ли? – гор­до за­явил склоч­ный бо­жок. – Ин­те­рес­но, что слу­чи­лось с Суэ, Ру­та­ем и…
- За­ткни пасть, уб­лю­док, те­бе са­мо­му уже в аду про­гу­лы ста­вят.
Тут до бо­га гро­ма на­ко­нец до­шло, что де­вать­ся ему все-та­ки неку­да, Она­га его не по­ща­дит. На­до бы­ло что-то де­лать, но что? При­ду­мать, сроч­но при­ду­мать, при­ду­мать, при­ду­мать… что при­ду­мать? В от­ча­я­нии он мет­нул­ся к про­ти­во­по­лож­но­му вы­хо­ду, но до­ро­гу ему пре­гра­дил Ку­ан Чи. Рей­ден хо­тел бы­ло уда­рить его, но тот увер­нул­ся, и склоч­ный бо­жок ша­рах­нул ку­ла­ком по ви­ся­ще­му на стене зер­ка­лу, раз­не­ся его вд­ре­без­ги и по­ре­зав се­бе ру­ку. На пол за­ка­па­ла кровь, и на­блю­дав­ший за сво­им вра­гом Ко­роль-Дра­кон зло­рад­но ух­мыль­нул­ся.
- Умри, - с нена­ви­стью про­орал Она­га, за­вис­нув в воз­ду­хе на раз­вер­нув­ших­ся кры­льях; оба чер­ных ма­га удив­лен­но смот­ре­ли на него – на­до же, он что, еще и ле­тать мо­жет? Он мет­нул в Рей­де­на фай­ер­болл, от ко­то­ро­го тот ед­ва успел ук­ло­нить­ся, и ог­нен­ный шар про­жег в две­ри ды­ру ве­ли­чи­ной с бас­кет­боль­ный мяч. – Твою мать! Я за­пла­чу вам за дверь, но этот гад не уй­дет от­сю­да жи­вым! Пе­ре­крыть все вы­хо­ды!
Гвар­дей­цы Ко­ро­ля-Дра­ко­на по­слуш­но бро­си­лись вы­пол­нять при­каз. У бо­же­ства-убо­же­ства тряс­лись ру­ки, но на­ко­нец его все-та­ки осе­ни­ло. Он вспом­нил один трюк, ко­то­рый па­ру раз про­де­лы­вал раз­вле­че­ния ра­ди еще в дет­стве: элек­три­че­ский взрыв. По­хо­же на то, что ино­гда про­ис­хо­дит с ша­ро­вой мол­ни­ей, но го­раз­до мощ­нее. Здо­ро­во его то­гда па­па­ша от­лу­пил за то, что он лес под­жег! Глав­ное – это быст­ро вспом­нить пря­мо сей­час, что к че­му, и все долж­но по­лу­чить­ся, ина­че ему крыш­ка! Неуже­ли Она­га так жаж­дет ме­сти, что ему пле­вать да­же на смерть Шао Ка­на? Ну лад­но, оста­ет­ся на­де­ять­ся толь­ко на то, что Шэнг с Ку­ан Чи то­же дол­го не про­жи­вут и зав­траш­не­го рас­све­та уже точ­но не уви­дят! Так, вро­де вспом­нил, те­перь оста­лось со­брать­ся с си­ла­ми и на­де­ять­ся на то, что ему их хва­тит по­сле все­го это­го мор­до­боя и что все сра­бо­та­ет…
- Я сло­маю те­бе хре­бет, ма­моч­кин лю­бим­чик, и вы­та­щу киш­ки через зад­ни­цу! – гро­мо­глас­но про­ре­вел Ко­роль-Дра­кон, го­то­вясь мет­нуть в бо­га гро­ма еще один ог­нен­ный шар, но тут за­ме­тил над пе­ре­ма­зан­ны­ми кро­вью ла­до­ня­ми Рей­де­на нестер­пи­мо яр­кий сгу­сток элек­три­че­ской энер­гии. Не успел он и гла­зом морг­нуть, как в за­ле по­лых­нул яр­ко-го­лу­бой свет и раз­дал­ся оглу­ши­тель­ный гро­хот. Гвар­дей­цы по­па­да­ли на пол, за­кры­вая ли­ца и го­ло­вы ру­ка­ми, на всех по­сы­па­лись об­лом­ки кам­ня и оскол­ки стек­ла, а креп­кие сте­ны на гла­зах у Она­ги на­ча­ли осе­дать, рас­сы­па­ясь в пыль; он ед­ва успел от­швыр­нуть в сто­ро­ну Шэнг Цун­га за се­кун­ду до то­го, как на него долж­на бы­ла рух­нуть тя­же­лая бал­ка.
Часть 2
2
В те­че­ние неко­то­ро­го вре­ме­ни Рэй­ко сле­до­вал по пя­там за Из­бран­ны­ми, но ре­шил не ид­ти за ни­ми в ло­го­во Шэн­га и Ку­ан Чи, а от­пра­вил­ся в Цо­ру­ан, чтобы до­ждать­ся там но­во­стей с по­ля боя. Ге­не­рал Шао Ка­на был до­ста­точ­но храб­рым че­ло­ве­ком, но в та­кие ми­ну­ты Рэй­ко по­рой ка­за­лось, что му­же­ство и са­мо­об­ла­да­ние из­ме­ня­ют ему. С тре­во­гой он ду­мал о том, что бу­дет, ес­ли мис­сия Со­ни и ее то­ва­ри­щей не увен­ча­ет­ся успе­хом. Ку­да ему то­гда ид­ти, что де­лать? Оста­нет­ся толь­ко за­та­ить­ся где-ни­будь в глу­ши и ждать удоб­но­го мо­мен­та, ко­гда кто-ни­будь на­ко­нец уни­что­жит Аль­янс… а он, этот счаст­ли­вый мо­мент, мо­жет ни­ко­гда и не на­сту­пить, и то­гда быв­ший ге­не­рал бу­дет об­ре­чен веч­но ски­тать­ся, не имея на­деж­ды вер­нуть­ся до­мой и най­ти се­бе ка­кое-ни­будь по­лез­ное за­ня­тие по ду­ше, не го­во­ря уже о во­ен­ной служ­бе.
За­ку­тав­шись в тем­ный плащ с ка­пю­шо­ном, он бро­дил по го­род­ским ули­цам. На Цо­ру­ан мед­лен­но опус­ка­лась ночь. Под­нял­ся силь­ный ве­тер, по­шел снег, и по­хо­ло­да­ло; сто­ять на мо­ро­зе ге­не­ра­лу не хо­те­лось, и он за­шел в ко­фей­ню пе­ре­ку­сить; кро­ме то­го, он на­де­ял­ся на то, что смо­жет услы­шать там ка­кие-ни­будь но­во­сти о том, что про­ис­хо­дит в гнез­ди­ли­ще его нед­ру­гов. За­ка­зав се­бе вы­печ­ку и ко­фе с мо­ло­ком, он дол­го си­дел за сто­ли­ком, но транс­ля­тор по-преж­не­му ве­щал про вся­кие бы­то­вые но­во­сти – ожи­да­ет­ся силь­ный сне­го­пад, зав­тра хо­лод­но…
По­ев, Рэй­ко вы­шел на ули­цу; но­ги са­ми при­нес­ли его к Ог­нен­но­му Двор­цу. Гля­дя на све­тя­щи­е­ся ок­на вы­со­ко­го зда­ния, ге­не­рал ощу­тил при­ступ смерт­ной тос­ки. По­че­му все так обер­ну­лось? С ран­ней юно­сти он все­гда был вме­сте с Им­пе­ра­то­ром, они столь­ко пе­ре­жи­ли, столь­ко про­шли – и вот та­кая неле­пая смерть от ру­ки че­ло­ве­ка, ко­то­ро­му он все­це­ло до­ве­рял! Ге­не­ра­лу ка­за­лось, что вме­сто кро­ви по его жи­лам раз­ли­ва­ет­ся ле­де­ня­щий хо­лод. Это бы­ло невы­но­си­мо. Со смер­тью вла­сти­те­ля Тем­ной Им­пе­рии он, его вер­ный слу­га, по­те­рял по­чти все, кро­ме жиз­ни. В это мгно­ве­ние он по­чув­ство­вал непре­одо­ли­мое же­ла­ние вновь ока­зать­ся во двор­це и по­бро­дить по ко­ри­до­рам… Мо­жет, все же про­брать­ся ту­да и по­смот­реть на все в по­след­ний раз? Для него это бу­дет про­ща­ни­ем и с Шао Ка­ном, и с преж­ним со­бой…
Рэй­ко от­да­вал се­бе от­чет в том, чем это мо­жет для него кон­чить­ся – внут­ри на­вер­ня­ка пол­но слуг Шэн­га, и ес­ли они его за­ме­тят, то на­вер­ня­ка ли­бо убьют на ме­сте, ли­бо схва­тят и бро­сят в тем­ни­цу, и уж то­гда его смерть не бу­дет лег­кой. Он, ко­неч­но, пре­крас­ный во­ин, и ему нет рав­ных во вла­де­нии бо­е­вы­ми ис­кус­ства­ми, но сле­ду­ет все же ре­аль­но смот­реть на ве­щи – в оди­ноч­ку про­тив сот­ни не вы­сто­ять да­же про­слав­лен­но­му ге­не­ра­лу. Хо­тя лад­но, бы­ла не бы­ла… С за­ми­ра­ни­ем серд­ца он дви­нул­ся вдоль двор­цо­вой огра­ды, сжи­мая в кар­мане ключ от вхо­да в под­вал.
Часть 3
3
Ко­гда Рей­ден, бра­нясь и от­ря­хи­ва­ясь, на­ко­нец вы­полз из-под об­лом­ков взо­рван­но­го двор­ца, на го­ри­зон­те уже брез­жил рас­свет. Уви­дев, что его ду­рац­кая шля­па пре­вра­ти­лась в ку­чу из­ло­ман­ной со­ло­мы, со­вер­шен­но непри­год­ной для но­ше­ния на го­ло­ве, он ед­ва не за­выл от оби­ды; одеж­да склоч­но­го бож­ка бы­ла в гря­зи, са­же и ды­рах, по­ре­зан­ная ру­ка ны­ла, од­но ухо по-преж­не­му ни­че­го не слы­ша­ло. Сев на боль­шой об­ло­мок кам­ня, он ка­кое-то вре­мя упор­но пы­тал­ся со­об­ра­зить, что же ему де­лать даль­ше, как вдруг его вни­ма­ние при­влек­ла ма­лень­кая кни­жеч­ка в мяг­ком пе­ре­пле­те, ва­ляв­ша­я­ся на зем­ле. С тру­дом на­кло­нив­шись и ши­пя от бо­ли во всем те­ле, он под­нял ее и при­нял­ся ли­стать. Ого! На­до же, он и пред­ста­вить се­бе не мог, что его за­кля­тый враг Шэнг Цунг (на­вер­ня­ка этот гад не вы­жил при взры­ве) пи­шет учеб­ни­ки для бу­ду­щих чер­ных ма­гов! «Некро­ман­тия для на­чи­на­ю­щих»! Про­смат­ри­вая кни­жеч­ку, Рей­ден не об­ра­тил вни­ма­ния на при­ве­ден­ное на ти­туль­ном ли­сте пре­ду­пре­жде­ние, гла­ся­щее: «Все ри­ту­а­лы и за­кли­на­ния при­ве­де­ны в со­кра­ще­нии, кни­га пред­став­ля­ет со­бой крат­кий озна­ко­ми­тель­ный курс ма­гии для уче­ни­ков млад­ших клас­сов, на прак­ти­ке не при­ме­нять!», од­на­ко в этот миг в его по­мра­чен­ном зло­бой моз­гу ро­ди­лась од­на чу­до­вищ­ная идея. «Как вос­кре­сить умер­ше­го или уби­то­го», вот что ему необ­хо­ди­мо! Ну-ка, ну-ка, по­смот­рим, что там тре­бу­ет­ся! Да это дей­стви­тель­но про­ще па­ре­ной ре­пы, жал­ко, что он рань­ше это­го не знал! Те­перь уцелев­шим внеш­не­мир­цам жизнь ме­дом не по­ка­жет­ся! Од­на­ко ему нуж­но сроч­но раз­до­быть вся­кие по­лез­ные пред­ме­ты, без ко­то­рых ни­ка­ко­го ри­ту­а­ла не по­лу­чит­ся, не ко­вы­рять­ся ж ему в мо­ги­ле го­лы­ми ру­ка­ми, да и но­вая шля­па ему точ­но не по­ме­ша­ет – без сво­е­го лю­би­мо­го го­лов­но­го убо­ра бог гро­ма чув­ство­вал се­бя по­чти раз­де­тым.
Крях­тя и при­хра­мы­вая, Рей­ден по­ти­хонь­ку вы­брал­ся на до­ро­гу, ве­ду­щую от двор­ца на юг. Ид­ти ему бы­ло тя­же­ло – как-ни­как его здо­ро­во по­би­ли, и он все боль­ше и боль­ше злил­ся на сво­их неза­дач­ли­вых смерт­ных про­те­же. Джон­ни – ту­пи­ца и жал­кий чер­вяк, де­рет­ся ху­же трех­лет­не­го ре­бен­ка, не смог да­же одо­леть Ку­ан Чи, как это он во­об­ще по­бе­дил на тур­ни­ре Го­ро, и за­чем толь­ко Джи­ал в свое вре­мя сде­лал его Из­бран­ным? Кунг Лао – да­же и го­во­рить нече­го, да упо­ко­ит­ся с ми­ром ду­ша это­го са­мо­на­де­ян­но­го юн­ца! А Со­ня-то, Со­ня! Та­ко­го Рей­ден от нее не ожи­дал! Вот тварь! Со­ба­ке со­ба­чья смерть, так ей и на­до, ему ее не жал­ко, ес­ли эта про­кля­тая пре­да­тель­ни­ца умуд­ри­лась втю­рить­ся в его по­кой­но­го брат­ца. Ка­кой ошиб­кой с его сто­ро­ны бы­ло до­ве­рить за­щи­ту Зем­но­го Ми­ра этим жал­ким смерт­ни­кам… то есть смерт­ным… впро­чем, это он уже силь­но за­гнул, не са­мо­му ж ему бы­ло этим за­ни­мать­ся. Ну да лад­но, хрен с ни­ми, не они пер­вые по­мер­ли, не они по­след­ние, та­ко­ва жизнь. Од­но огор­ча­ет – те­перь на­до но­вых за­щит­ни­ков Зем­ли ис­кать, а это зай­мет оп­ре­де­лен­ное вре­мя, и внеш­не­мир­цы мо­гут очу­хать­ся и со­брать­ся с си­ла­ми по­сле ги­бе­ли сво­их гла­ва­рей. Глав­ное, чтоб они оче­ред­но­го ха­риз­ма­тич­но­го ли­де­ра не на­шли, а то не сно­сить Стар­шим Бо­гам го­лов. На­до бы на­ве­дать­ся к Ара­нии с Анит­рой и до­ло­жить об­ста­нов­ку, но это уже по­том, ко­гда он все-та­ки за­вер­шит нуж­ный ри­ту­ал и смо­жет, так ска­зать, предъ­явить им ре­зуль­тат сво­их тру­дов. Од­на­ко ка­кой он все-та­ки мо­ло­дец, убил Она­гу, его гвар­дей­цев и этих двух гре­ба­ных фо­кус­ни­ков, а Шао Ка­на и без него при­кон­чи­ли. Остал­ся Шин­нок, но им мож­но и по­том за­нять­ся. Вре­ме­ни у ве­ли­ко­го бо­га гро­ма те­перь пре­до­ста­точ­но.
На мест­но­сти Рей­ден ори­ен­ти­ро­вал­ся до­воль­но пло­хо и бли­же к по­лу­дню на­ко­нец по­нял, что за­брел в ка­кую-то глушь, од­на­ко вне­зап­но он уви­дел сре­ди де­ре­вьев за­сне­жен­ные кры­ши ка­ко­го-то се­ле­ния. Это был его счаст­ли­вый шанс; ко­рот­ки­ми пе­ре­беж­ка­ми бог гро­ма стал про­би­рать­ся по­бли­же к до­мам. В этот день судь­ба, су­дя по все­му, впер­вые за дол­гое вре­мя от­нес­лась к нему дей­стви­тель­но бла­го­склон­но: в пер­вом же дво­ре он уви­дел оде­то­го в ме­хо­вую курт­ку и теп­лые шта­ны тар­ка­тан­ца с ло­па­той в ру­ках. Су­дя по все­му, му­тант со­би­рал­ся ре­мон­ти­ро­вать за­бор, по­то­му что сня­тые ста­рые дос­ки и вы­та­щен­ные из зем­ли опо­ры ва­ля­лись воз­ле са­рая, сва­лен­ные в ку­чу, а сам он ко­пал яму под но­вый столб. Толь­ко вот как бы сде­лать так, чтобы это адское от­ро­дье на вре­мя ку­да-ни­будь от­лу­чи­лось?
Дол­го мерз­нуть Рей­де­ну не при­шлось; где-то ми­нут через де­сять из от­кры­той фор­точ­ки до­нес­ся жен­ский го­лос, ко­то­рый звал тар­ка­тан­ца обе­дать. Му­тант при­сло­нил ло­па­ту к стене са­рая, отрях­нул шта­ны и курт­ку и по­шел в дом. На­до же, ка­кая уда­ча! Во­оду­шев­лен­ный про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра тут же ри­нул­ся во двор. Так, ему нуж­на соб­ствен­но ло­па­та, на­вер­ня­ка ме­шок не по­вре­дит, вон ка­кой-то ле­жит за са­ра­ем, а еще… Тут взгляд бо­га гро­ма упал на боль­шое пу­га­ло в раз­ве­ва­ю­щем­ся на вет­ру дра­ном ба­ла­хоне, сто­я­щее за бо­ко­вой сте­ной до­ма пе­ред ка­ким-то пло­до­вым де­ре­вом; опять по­вез­ло, сча­стье-то ка­кое! На го­ло­ве у чу­че­ла бы­ла со­ло­мен­ная шля­па, точь-в-точь та­кая же, как его преж­няя, толь­ко немно­го бо­лее вет­хая, без стра­зов, слег­ка по­мя­тая, ды­ря­вая и за­га­жен­ная пти­ца­ми, но и то хо­ро­шо. Об­ра­до­ван­ный Рей­ден сдер­нул с пу­га­ла го­лов­ной убор и с гор­до-тор­же­ству­ю­щим ви­дом во­дру­зил его на се­бя, не за­быв при­хва­тить и ба­ла­хон – все-та­ки на ули­це не май, а эта хла­ми­да к то­му же несколь­ко ме­нее дра­ная и гряз­ная, чем его соб­ствен­ное оде­я­ние.
Ута­щив со дво­ра тар­ка­тан­ца ло­па­ту, ме­шок и на­ряд чу­че­ла, бог гро­ма неза­ме­чен­ным убрал­ся из внеш­не­мир­ско­го се­ле­ния, в ду­ше пред­став­ляя се­бе, как бу­дет удив­лен му­тант, ко­гда об­на­ру­жит про­па­жу – на Ку­этане во­ров­ство встре­ча­лось крайне ред­ко, и на­род жил в ос­нов­ном куль­тур­ный и по­ря­доч­ный. Те­перь путь его ле­жал в Зем­ной Мир, а кон­крет­но в Ака­де­мию Ву Ши, где был по­хо­ро­нен несчаст­ный Лю Канг.
Часть 4
4
Ве­че­ром то­го же дня ма­стер Цинь, на­став­ник Ака­де­мии Ву Ши, бу­дучи в хо­ро­шем на­стро­е­нии, ре­шил немно­го по­гу­лять и по­ды­шать све­жим воз­ду­хом. По­го­да бы­ла теп­лой, и ста­рый учи­тель с на­сла­жде­ни­ем смот­рел, как ко­сые лу­чи за­хо­дя­ще­го солн­ца осве­ща­ют кры­ши и сте­ны зда­ний. За­вер­нув за угол, он по­шел по на­прав­ле­нию к ме­мо­ри­а­лу, где бы­ли по­хо­ро­не­ны умер­шие сво­ей смер­тью и пав­шие в бо­ях луч­шие вос­пи­тан­ни­ки Ака­де­мии, в том чис­ле и несчаст­ный Лю Канг. Вне­зап­но из­да­ле­ка на­став­ни­ку по­чу­ди­лось, что там кто-то ко­по­шит­ся. Ма­стер Цинь был уже да­ле­ко не мо­лод, и зре­ние у него бы­ло не та­ким ост­рым, как в юные го­ды, по­это­му он сна­ча­ла недо­вер­чи­во по­тер гла­за: на­вер­ня­ка по­ме­ре­щи­лось, ну кто там мо­жет во­зить­ся! Стран­ное ви­де­ние не ис­чез­ло, и ста­рик до­стал из кар­ма­на оч­ки. Про­те­рев стек­ла ру­ка­вом на­кид­ки, он во­дру­зил их на нос и тут же ра­зи­нул рот от изум­ле­ния: так и есть, на мо­ги­ле бед­но­го Лю сто­ит ка­кой-то стран­ный че­ло­век… да еще и с ло­па­той!
Под­сле­по­ва­тый по­жи­лой на­став­ник по про­сто­те ду­шев­ной ре­шил, что мо­ги­лу осквер­ня­ют внеш­не­мир­цы, и стрем­глав ки­нул­ся ту­да, ед­ва не по­те­ряв по до­ро­ге ша­поч­ку и оч­ки.
- Что вы де­ла­е­те? – от­ча­ян­но за­кри­чал он. – Это же свя­щен­ное ме­сто, где по­хо­ро­не­ны на­ши луч­шие во­и­ны! Имей­те со­весть… по­ве­ли­тель Рей­ден? Что вы де­ла­е­те? За­чем вы рас­ка­пы­ва­е­те мо­ги­лу Лю Кан­га? Вы что, с ума со­шли? Что с ва­ми про­изо­шло?
Бог гро­ма на се­кун­ду ото­рвал­ся от сво­е­го увле­ка­тель­но­го за­ня­тия.
- А, ма­стер Цинь? Еще пры­га­е­те, все не по­мре­те ни­как? – злоб­но по­смот­рел он на ста­ро­го на­став­ни­ка, ко­то­рый на се­кун­ду опе­шил от та­ких слов.
- Мой по­ве­ли­тель, что слу­чи­лось? – толь­ко и смог вы­мол­вить учи­тель. – Это внеш­не­мир­цы, да? Они вас за­кол­до­ва­ли?
Рей­ден рас­пря­мил­ся, дер­жа ло­па­ту обе­и­ми ру­ка­ми по­пе­рек руч­ки, слов­но бо­е­вой то­пор.
- Ты встал у ме­ня на до­ро­ге, жал­кий смерт­ный, и за это по­пла­тишь­ся. Так вот те­бе, чтобы ты ни­ко­му не смог рас­ска­зать о том, что ви­дел ме­ня здесь!
С эти­ми сло­ва­ми он рас­кро­ил ста­ро­му на­став­ни­ку го­ло­ву. Тот рух­нул на зем­лю ря­дом с раз­ры­той мо­ги­лой сво­е­го вос­пи­тан­ни­ка, не успев да­же вскрик­нуть. На ли­цо Рей­де­ну брыз­ну­ли кровь и моз­ги; с невоз­му­ти­мым ви­дом он опу­стил свое ору­жие и вы­тер­ся ру­ка­вом за­га­жен­но­го ба­ла­хо­на.
- Те­перь мне ни­кто не по­ме­ша­ет, - тор­же­ству­ю­ще про­ши­пел он.
Часть 5
5
Осто­рож­но про­би­ра­ясь по тем­ным ко­ри­до­рам двор­ца, Рэй­ко на­ко­нец до­брал­ся до им­пе­ра­тор­ских по­ко­ев и ре­шил зай­ти внутрь: а вдруг об­на­ру­жит что-то важ­ное, что мож­но ис­поль­зо­вать про­тив Аль­ян­са? Еще раз осмот­рев­шись – вро­де во­круг ни­ко­го нет! – он при­от­крыл рез­ную дверь из крас­но­го де­ре­ва, бо­ясь, как бы она не скрип­ну­ла, и про­скольз­нул внутрь. Как ни стран­но, ком­на­та ка­за­лась оби­та­е­мой: на при­кро­ват­ном сто­ли­ке сле­ва го­ре­ла ма­лень­кая стек­лян­ная лам­па, а ря­дом с ней – аро­ма­ти­че­ская све­ча в зо­ло­че­ном круг­лом под­свеч­ни­ке; на сте­нах иг­ра­ли от­ра­жен­ные им бли­ки ог­ня, а в воз­ду­хе но­сил­ся при­ят­ный за­пах ва­ни­ли. Бо­лее то­го, ге­не­рал за­ме­тил, что по­кры­ва­ло на по­сте­ли смя­то, слов­но на нем кто-то си­дел, а на дру­гом сто­ли­ке спра­ва от кро­ва­ти сто­ит недо­пи­тая чаш­ка с ча­ем и ко­роб­ка из-под мят­но­го шо­ко­ла­да. Это по­верг­ло Рэй­ко в еще боль­шее уны­ние: су­дя по все­му, кто-то из его вра­гов уже успел обос­но­вать­ся в по­ко­ях звер­ски уби­то­го пред­ше­ствен­ни­ка, не ис­пы­ты­вая ни ма­лей­ших уг­ры­зе­ний со­ве­сти, и при­сво­ил се­бе ве­щи Шао Ка­на. Про­кля­тье! По­ду­мав, что на­до быст­ро осмот­реть по­ме­ще­ние в по­ис­ках че­го-ли­бо важ­но­го и за­тем уби­рать­ся из двор­ца, по­ка не позд­но, ге­не­рал обер­нул­ся и уви­дел на ко­мо­де зна­ме­ни­тую мас­ку Им­пе­ра­то­ра с дра­ко­ньи­ми ро­га­ми, ак­ку­рат­но по­ло­жен­ную на бе­лую кру­жев­ную до­рож­ку. Чув­ствуя се­бя как ре­бе­нок, ко­то­рый тай­ком от ро­ди­те­лей при­ме­ря­ет их на­ря­ды, он по­до­шел к ко­мо­ду, взял в ру­ки мас­ку и, встав пе­ред боль­шим на­поль­ным зер­ка­лом в зо­ло­че­ной ра­ме, на­дел ее на се­бя. А он, в об­щем-то, непло­хо в ней смот­рит­ся, ин­те­рес­но, ка­кой бы из него вы­шел им­пе­ра­тор, ес­ли бы Из­бран­ным все-та­ки уда­лось… нет, ес­ли им удаст­ся по­бе­дить Смер­то­нос­ный Аль­янс? До­воль­но за­мкну­тый и спо­кой­ный по ха­рак­те­ру Рэй­ко ни­ко­гда не меч­тал о выс­шей вла­сти и не де­лал ка­рье­ру спе­ци­аль­но, но ес­ли уж дру­го­го вы­хо­да не бу­дет…
- Слу­шай, а те­бе ни­кто ни­ко­гда не го­во­рил, что брать чу­жие ве­щи без спро­су непри­лич­но, а уж тем бо­лее на­пя­ли­вать их на се­бя? – оклик­нул его кто-то от две­ри. По­гру­жен­ный в свои меч­ты и раз­мыш­ле­ния ге­не­рал обер­нул­ся, успев мель­ком по­ду­мать, что вра­ги за­стиг­ли его врас­плох, а го­лос ка­кой-то зна­ко­мый, кто бы это мог быть… и уви­дел пе­ред со­бой Им­пе­ра­то­ра.
- Рэй­ко, я пре­крас­но по­ни­маю, что моя мас­ка те­бе очень идет, но, по­жа­луй­ста, по­ло­жи ее на ме­сто, мне не очень нра­вит­ся, ко­гда мои ве­щи кто-то тро­га­ет без спро­су, - про­дол­жил Шао Кан.
Ге­не­рал был че­ло­ве­ком от­нюдь не роб­ко­го де­сят­ка, он про­жил на све­те боль­ше вось­ми­де­ся­ти ты­сяч лет, участ­во­вал в огром­ном ко­ли­че­стве сра­же­ний и стал­ки­вал­ся с очень се­рьез­ны­ми опас­но­стя­ми и гроз­ны­ми вра­га­ми, но эта си­ту­а­ция ока­за­лась вы­ше его сил. Дви­га­ясь слов­но в за­мед­лен­ной ки­но­съем­ке, он мед­лен­но снял им­пе­ра­тор­скую мас­ку, по­ло­жил ее на­зад на ко­мод и сва­лил­ся в глу­бо­ком об­мо­ро­ке на пол.
Часть 6
6
С тру­дом пре­одо­ле­вая тош­но­ту и омер­зе­ние, Рей­ден где-то ми­нут через два­дцать на­ко­нец рас­ко­пал мо­ги­лу и вы­та­щил от­ту­да по­лу­раз­ло­жив­ший­ся труп бед­но­го Лю Кан­га. Мерт­вое те­ло ис­то­ча­ло со­вер­шен­но нево­об­ра­зи­мый смрад; тро­гать его ру­ка­ми про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра, ко­неч­но же, по­брез­го­вал и по­это­му вы­во­лок его на­верх при по­мо­щи ло­па­ты, для на­деж­но­сти при­дер­жи­вая по­дош­вой са­по­га. С гни­ю­ще­го ка­дав­ра с осклиз­лой се­ро-бу­ро-бо­лот­но­го цве­та ко­жей, на ко­то­рую на­лип пе­сок, от­ва­ли­ва­лись кус­ки тух­ло­го мя­са и тек­ла зе­ле­но­ва­тая жи­жа, в об­ра­зо­вав­ших­ся ды­рах, через ко­то­рые про­гля­ды­ва­ли ко­сти и ка­кая-то гряз­но­ва­то-ко­рич­не­вая мас­са, ра­нее, ви­ди­мо, быв­шая внут­рен­но­стя­ми, пол­за­ли от­вра­ти­тель­ные бе­лые чер­ви, го­ло­ва на свер­ну­той шее све­си­лась на­бок, слов­но у тря­пич­ной кук­лы. Склоч­ный бо­жок за­дер­жал ды­ха­ние, бо­рясь с рвот­ны­ми по­зы­ва­ми, и при­ки­нул, как бы ему с наи­мень­ши­ми по­те­ря­ми за­пи­хать труп Лю в ме­шок и до­та­щить его до хра­ма Хо­уан – хо­ро­шо еще, что он на­хо­дит­ся не слиш­ком да­ле­ко от Ака­де­мии. Немно­го по­раз­мыс­лив, он стя­нул одеж­ду с мерт­во­го ма­сте­ра Ци­ня, безо вся­ко­го по­чте­ния оста­вив несчаст­но­го на­став­ни­ка в од­них се­мей­ных тру­сах с изоб­ра­же­ни­я­ми пля­шу­щих мы­шек, по­сле че­го пин­ком спих­нул свою жерт­ву в раз­ры­тую яму и на­ско­ро за­швы­рял пес­ком, по­на­де­яв­шись, что уче­ни­ки и ма­сте­ра не ско­ро об­на­ру­жат, что с мо­ги­лой Лю что-то не так и что в ней на са­мом де­ле во­все не Лю. За­кон­чив (вер­нее ска­зать – по­кон­чив) с учи­те­лем Ци­нем, Рей­ден за­вер­нул сво­е­го по­лу­раз­ло­жив­ше­го­ся про­те­же в сня­тые с уби­то­го ма­сте­ра тряп­ки и при­нял­ся за­пи­хи­вать в ме­шок. Ему это уда­лось с боль­шим тру­дом, но все-та­ки уда­лось, и про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра, за­бро­сив свою тяж­кую аро­мат­ную но­шу на пле­чо и ра­ду­ясь, что ни­кто, кро­ме ныне уже по­кой­но­го на­став­ни­ка, так его и не уви­дел, мед­лен­но по­плел­ся за сте­ны Ака­де­мии к хра­му Хо­уан.
Прой­дя при­мер­но ки­ло­метр, Рей­ден неожи­дан­но уви­дел пря­мо пе­ред со­бой на до­ро­ге жут­ко­го ске­ле­то­об­раз­но­го ти­па с тя­же­лым зло­вон­ным ды­ха­ни­ем, на­ря­жен­но­го в за­са­лен­ные дра­ные лох­мо­тья, по­кры­тые ка­ки­ми-то стран­ны­ми пят­на­ми, по­до­зри­тель­но на­по­ми­на­ю­щи­ми то ли ви­но или то­мат­ный сок, то ли за­сох­шую кровь. Ма­те­рясь, об­ли­ва­ю­щий­ся по­том и пых­тя­щий бо­жок бро­сил ме­шок на тра­ву и вни­ма­тель­но по­смот­рел на до­хо­дя­гу. Ему по­на­до­би­лось несколь­ко се­кунд, чтобы со­об­ра­зить, что сто­я­щий пе­ред ним омер­зи­тель­ный кло­шар – зна­ме­ни­тый уче­ник ма­сте­ра Бо Рай Чо по име­ни Шуд­жин­ко, с ко­то­рым Рей­ден еще до­воль­но дав­но успел све­сти зна­ком­ство. В дет­стве и юно­сти этот вер­ный сто­рон­ник све­та и добра был боль­шим фа­на­том Эс­мене (тьфу, то есть Ве­ли­ко­го Кунг Лао, ко­неч­но), по­сто­ян­но иг­рал в ве­ли­ко­го чем­пи­о­на и сам по­да­вал боль­шие на­деж­ды, меч­тая вы­иг­рать Смер­тель­ную Бит­ву, од­на­ко де­ло так ни­чем и кон­чи­лось – тре­ни­ро­вал­ся Шуд­жин­ко ис­прав­но, но по­том его при­влек к неко­ей важ­ной мис­сии ка­кой-то там Да­ма­ши. Кто та­кой этот Да­ма­ши, Рей­ден не знал (вро­де бы под­руч­ный то ли Джи­а­ла, то ли Ара­нии), но не суть важ­но. Ин­те­рес­но, что же слав­но­му уче­ни­ку Бо Рай Чо вдруг по­на­до­би­лось здесь… а то еще и это­го уби­вать при­дет­ся, не бы­ло пе­ча­ли, и так пол­но воз­ни!
- Здрав­ствуй, Рей­ден, - про­хри­пел Шуд­жин­ко, ра­зя пе­ре­га­ром, по­че­сы­ва­ясь и по­прав­ляя со­бран­ные в хвост саль­ные си­зые с жел­то­ва­тым от­тен­ком во­ло­сы.
- И ты здрав­ствуй. Что-то ты по­ста­рел!
- А то нет! – ик­нул ста­рик, впе­рив­шись в бо­га гро­ма сво­и­ми блек­лы­ми го­лу­бо­ва­то-се­ры­ми глаз­ка­ми. – Ме­ня про­кля­тый Хо­та­ру два­дцать лет в тюрь­ме гно­ил!
При упо­ми­на­нии пред­во­ди­те­ля сей­дан­ских гвар­дей­цев Рей­ден злоб­но за­скри­пел под­пи­лен­ны­ми клы­ка­ми. Он не пи­тал ни ма­лей­шей сим­па­тии к Ми­ру По­ряд­ка и его жи­те­лям, а Хо­та­ру так во­об­ще тер­петь не мог. В свое вре­мя Шин­нок очень креп­ко дру­жил с Си­анэ и Шен­нар­кой, бо­ги­ня­ми по­ряд­ка и ха­о­са и по­кро­ви­тель­ни­ца­ми со­от­вет­ству­ю­щих ми­ров. Си­анэ бы­ла та­кой же омер­зи­тель­но пра­виль­ной, как и ее под­руч­ные-сей­дан­цы; эти при­дур­ки, ка­за­лось, ро­ди­лись на свет для то­го, чтобы отрав­лять всем жизнь и ли­шать лю­дей по­след­них ра­до­стей. На­при­мер, жи­те­ли Ми­ра По­ряд­ка крайне непри­ми­ри­мо от­но­си­лись к ал­ко­го­лю, счи­тая, что бла­го­да­ря ему лю­ди те­ря­ют кон­троль над со­бой и при­хо­дят в со­сто­я­ние из­ме­нен­но­го со­зна­ния. Шин­нок в этом плане был пол­но­стью со­гла­сен с Си­анэ и не толь­ко сам ни­ко­гда не пил спирт­но­го, но и де­тям не да­вал. Од­на­жды Рей­ден тай­ком от па­поч­ки хле­бал в под­во­ротне ви­но, за чем его и за­ста­ла слу­чай­но про­хо­див­шая ми­мо про­тек­тор Сей­до. Бу­ду­щий за­щит­ник Зем­но­го Ми­ра не успел спря­тать бу­тыл­ку, а по­ме­шан­ная на пра­виль­но­сти бо­ги­ня по­ряд­ка на­сту­ча­ла на него от­цу. Киу Кан при­шел в ярость и как сле­ду­ет от­ру­гал млад­шень­ко­го, а бу­тыл­ку ото­брал и вы­бро­сил в по­мой­ный бак. Рей­ден, по­нят­ное де­ло, очень силь­но оби­дел­ся и с тех пор невзлю­бил Сей­до и его жи­те­лей. Впо­след­ствии во вре­мя вой­ны с от­цом и бра­том он убил свою обид­чи­цу и ее му­жа – про­тек­то­ра Вэт­эр­ны Ан­на­ра, но де­ло Аб­со­лют­но­го По­ряд­ка, к ве­ли­ко­му неудо­воль­ствию бо­га гро­ма, про­дол­жа­ло жить и по­беж­дать. Вме­сте с Си­анэ в уст­ро­ен­ную Рей­де­ном за­са­ду по­па­ла и ее по­мощ­ни­ца – ку­этан­ка Аонэ, ко­то­рая бы­ла за­му­жем за смерт­ным сей­дан­цем. Ее сы­ну Хо­та­ру в то вре­мя еще не ис­пол­ни­лось и вось­ми лет, од­на­ко он и в та­ком юном воз­расте был уже все­це­ло пре­дан иде­а­лам род­но­го ми­ра, и вот те­перь бог гро­ма сно­ва услы­шал это имя! Мерз­кий вы­скоч­ка-по­лу­кров­ка, по­ме­шан­ный на по­ряд­ке еще хле­ще, чем са­ма Си­анэ, по­сте­пен­но до­слу­жил­ся до сей­дан­ско­го вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го и, по­го­ва­ри­ва­ют, да­же ме­тил на ме­сто пра­ви­те­ля Сей­до. Ух, хоть бы он сдох! Ху­же все­го бы­ло то, что Хо­та­ру при­хо­дил­ся дво­ю­род­ным бра­том по ма­те­ри ныне по­кой­но­му Фуд­жи­ну. Они бы­ли очень друж­ны, пусть и при­дер­жи­ва­лись со­вер­шен­но раз­ных взг­ля­дов на жизнь, и сей­да­нец по­сто­ян­но пы­тал­ся пе­ре­ма­нить ро­ди­ча на свою сто­ро­ну, что до­ста­ви­ло Рей­де­ну нема­ло го­лов­ной бо­ли. Тре­кля­тый глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ми­ра По­ряд­ка да­же пред­ла­гал Фуд­жи­ну ва­кант­ное ме­сто про­тек­то­ра Сей­до – хо­ро­шо, что тот не со­гла­сил­ся… вер­нее, это сам бог гро­ма его от­го­во­рил, но это уже де­та­ли.
- И за что же Хо­та­ру упек те­бя в тюрь­му? – по­ин­те­ре­со­вал­ся склоч­ный бо­жок.
- Го­во­рил, ко­мен­дант­ский час я там ка­кой-то на­ру­шил, - про­шам­кал от­вра­ти­тель­ный гряз­ный кло­шар, по­скре­бы­вая се­дую бо­ро­ден­ку. – Вы­пить есть?
На са­мом де­ле си­ту­а­ция вы­гля­де­ла несколь­ко ина­че: Шуд­жин­ко, ко­то­рый в прин­ци­пе не по­ни­мал, по­че­му сле­ду­ет со­блю­дать и ува­жать чу­жие за­ко­ны, на­ли­зал­ся до свин­ско­го со­сто­я­ния в сей­дан­ской сто­ли­це пря­мо на ули­це, раз­бил там бу­тыл­ку, за­бле­вал и пуб­лич­но обос­сал сте­ну зда­ния се­на­та, а так­же при­нял­ся нецен­зур­но вы­ра­жать­ся по адре­су са­мо­го Ми­ра По­ряд­ка, его ру­ко­вод­ства и жи­те­лей, за что и был при­вле­чен к адми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти и про­вел в тюрь­ме три неде­ли, а во­все не два­дцать лет. Ма­стер Бо Рай Чо, вос­пи­ты­вая сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка со­глас­но сво­им прин­ци­пам, с дет­ства при­учил Шуд­жин­ко к упо­треб­ле­нию раз­но­об­раз­ных го­рю­че-сма­зоч­ных на­пит­ков, вслед­ствие че­го зна­ме­ни­тый во­ин Зем­но­го Ми­ра, бу­дучи в на­сто­я­щее вре­мя по пас­пор­ту еще от­нюдь не ста­рым че­ло­ве­ком, вы­гля­дел как дрях­лый дед. Бла­го­да­ря это­му его бай­ка про два­дца­ти­лет­ний срок за­клю­че­ния вполне се­бе про­ка­ты­ва­ла, а на­ив­ные слу­ша­те­ли со­чув­ствен­но ки­ва­ли го­ло­ва­ми, на чем свет сто­ит ру­гая то­та­ли­тар­ный сей­дан­ский ре­жим, и под­бра­сы­ва­ли бе­до­ла­ге де­нег на опо­хмел.
По­ду­мав па­ру ми­нут, Рей­ден ре­шил все-та­ки не уби­вать Шуд­жин­ко – авось еще при­го­дит­ся, да и труп Лю Кан­га од­но­му та­щить тя­же­ло.
- По­ка нет, но най­дем, - ре­ши­тель­но от­ве­тил он.
- А что это у те­бя в меш­ке? За­кус­ка? – на­ко­нец по­лю­бо­пыт­ство­вал, при­ню­хи­ва­ясь, несо­сто­яв­ший­ся чем­пи­он Зем­но­го Ми­ра.
- Ка­кая там за­кус­ка! – го­рест­но вздох­нул Рей­ден и на­ко­нец ре­шил­ся по­ве­дать пьян­чуж­ке о сво­их зло­клю­че­ни­ях. Ко­гда он на­ко­нец до­брал­ся до воз­вра­ще­ния Она­ги, Шуд­жин­ко ис­пу­ган­но под­прыг­нул, вы­пу­чив гла­за и тяж­ко сте­ная.
- Что та­кое? – по­ин­те­ре­со­вал­ся бог гро­ма. – Те­бе дур­но? Мо­жет, пой­дем, раз­до­бу­дем вы­пив­ку и во­дич­ки?
- Да нет! – мах­нул ру­кой тот. – Это ж из-за ме­ня Она­га вер­нул­ся!
Рей­ден хо­тел бы­ло воз­ра­зить пья­ни­це, что он тут ни при чем и что во всем ви­но­ва­ты не в ме­ру пред­при­им­чи­вые Шэнг и Ку­ан Чи – про се­бя он по­ду­мал, что у бед­ня­ги, ви­ди­мо, на­чал­ся бред на поч­ве зло­упо­треб­ле­ния вы­пив­кой, но по­том со­по­ста­вил фак­ты и по­нял, что кон­цы с кон­ца­ми не схо­дят­ся. По­жа­луй, на­до бы рас­спро­сить это­го ми­ло­го че­ло­ве­ка, что да как, а то Она­га и в са­мом де­ле не мог про­сто так воз­вра­тить­ся.
- И по­че­му же имен­но из-за те­бя? – с де­лан­ным удив­ле­ни­ем и ин­те­ре­сом спро­сил он, уса­жи­ва­ясь на трав­ку ря­дом с меш­ком.
- Тут, ко­ро­че, вот ка­кая шту­ка вы­шла, - вздох­нул де­ду­ля. – Ко мне при­шел этот са­мый Да­ма­ши и го­во­рит: мне нуж­на твоя по­мощь.
- А он чей слу­га-то, кста­ти, был? Джи­а­ла или еще ко­го? – ре­шил за­дать во­прос Рей­ден.
- Ты слу­шай все по по­ряд­ку, не пе­ре­би­вай! – разо­ча­ро­ван­но воз­ра­зил Шуд­жин­ко. – Так вот, при­шел он ко мне, по­мочь по­про­сил. Ска­зал, что на­до хо­дить по раз­ным ми­рам и со­би­рать ка­кие-то непо­нят­ные шту­ки, Ка­ми­до­гу на­зы­ва­ют­ся. Тя­же­лые, твою мать! Ну, я хо­дил через пор­та­лы в Нек­су­се, в раз­ных ме­стах был – и в Сей­до, и в Эде­нии, и в Ми­ре Ха­о­са, и да­же к род­ствен­ни­кам тво­им про­кля­тым в их вот­чи­ны за­гля­ды­вал. В каж­дом ми­ре на­шел по Ка­ми­до­гу этой, при­нес по­том в Нек­сус, на ал­тарь по­ста­вил – все, как Да­ма­ши ве­лел, толь­ко вот он мне не объ­яс­нил, за­чем это на­до, так по­тре­бо­ва­ли Стар­шие Бо­ги – и все тут. Так что ж ты ду­ма­ешь-то? Со­брал я все эти шту­ко­ви­ны, при­каз вы­пол­нил, и тут по­яв­ля­ет­ся та­кое! Я чуть пол­ные шта­ны не на­ло­жил! Ро­стом мет­ра три ми­ни­мум, ко­жа вся в че­шуе, хвост, по­хож на ди­но­зав­ра ка­ко­го-то, да еще кры­лья за спи­ной, и го­во­рит мне, что он – Она­га, Ко­роль-Дра­кон и за­кон­ный вла­ды­ка Внеш­не­го Ми­ра! Ка­ми­до­гу же все эти он со­брал и унес с со­бой, а мне ска­зал, что я пол­ный ду­рак и что бла­го­да­ря им он смог вер­нуть­ся к жиз­ни, а я сде­лал всю ра­бо­ту, со­брав эти шту­ки! Да­ма­ши же – это он и был, он свою ду­шу или со­зна­ние, хрен его раз­бе­рет, в раз­ные ми­ры по­сы­лал и со мной раз­го­ва­ри­вал, в об­щем, ты усек, да? Да­ма­ши – это был сам Она­га!
- По­нял, по­нял, не ту­пой! – рявк­нул на него Рей­ден, ко­то­рый все же смог уло­вить из сбив­чи­во­го рас­ска­за Шуд­жин­ко суть де­ла. – Зна­ешь, кто ты та­кой? Дол­боеб!
- Да, ду­рак я, ду­рак, - по­кор­но за­ки­вал де­ду­ля, об­ре­чен­но гля­дя на разъ­ярен­но­го про­тек­то­ра.
- Те­бе сле­ду­ет кро­вью и по­том ис­ку­пить ви­ну пе­ред род­ным ми­ром за то, что ты сво­и­ми необ­ду­ман­ны­ми дей­стви­я­ми при­вел его на грань ги­бе­ли от рук вра­гов! – при­нял­ся с па­фо­сом ве­щать раз­гне­ван­ный бо­жок, гроз­но ты­ча паль­цем в ста­ро­го кло­ша­ра, ко­то­рый по­кор­но встал на ко­ле­ни и при­нял­ся от­би­вать по­кло­ны. – Го­во­ря пря­мо, ты за­слу­жи­ва­ешь смер­ти, но я ре­шил дать те­бе еще один шанс, к то­му же в оди­ноч­ку нам не одо­леть Ко­ро­ля-Дра­ко­на! Ты пой­дешь со мной и бу­дешь мне во всем по­мо­гать, и мы най­дем се­бе со­юз­ни­ков, а по­том вме­сте сра­зим­ся с Она­гой и его при­спеш­ни­ка­ми!
- Со­гла­сен, со­гла­сен, - кла­нял­ся Шуд­жин­ко.
- Пре­вос­ход­но! – тор­же­ству­ю­ще за­улы­бал­ся бы­ло Рей­ден, но тут же опом­нил­ся – несколь­ких зу­бов у него во рту по­сле неудач­но­го сра­же­ния с Аль­ян­сом недо­ста­ва­ло, и он мень­ше все­го хо­тел де­мон­стри­ро­вать это ко­му-ли­бо из зем­лян. – Те­перь нам пред­сто­ит еще од­на от­вет­ствен­ная за­да­ча, а имен­но вос­кре­ше­ние Лю Кан­га. Та­кой во­ин, как он, спо­со­бен одо­леть лю­бо­го вра­га, сто­ит ему толь­ко по­ве­рить в се­бя!
- Ой, а это во­об­ще осу­ще­стви­мо? – уди­вил­ся но­вый при­хле­ба­тель бо­га гро­ма.
- А то нет, - са­мо­до­воль­но за­улы­бал­ся Рей­ден. – Сам Лю Канг, то есть те­ло его, у ме­ня тут, в меш­ке, еще у ме­ня книж­ка есть, как вос­кре­шать мерт­вых, и сей­час мы с то­бой пой­дем в один древ­ний храм, где соб­ствен­но и про­вер­нем все де­ло.
Шуд­жин­ко силь­но разо­ча­ро­вал­ся, по­няв, что в меш­ке у про­тек­то­ра Зем­ли во­все не за­кус­ка, но ви­ду ре­шил не по­да­вать – бог гро­ма и так злой как сто Они, еще по­ко­ло­тит, а то и при­бьет.
- А ты смо­жешь? – спро­сил он. – Ес­ли у нас все по­лу­чит­ся, то с та­ким бой­цом, как ве­ли­кий Лю Канг, нам да­же сам Она­га не стра­шен!
Го­во­ря по прав­де, некро­мант из Рей­де­на был еще бо­лее хре­но­вый, чем из Ис­ил­ду­ра с Коль­цом, но из­лиш­няя са­мо­уве­рен­ность ме­ша­ла ему трез­во оце­нить свои си­лы и не брать­ся за де­ло, в ко­то­ром он ма­ло что смыс­лит (и это еще мяг­ко ска­за­но). Кро­ме то­го, в плане ми­ро­воз­зре­ния про­тек­тор Зем­ли мог дать да­же не сто, а две­сти оч­ков впе­ред за­пад­ным псев­до­пси­хо­ло­гам-по­зи­тив­щи­кам, ис­кренне по­ла­гая, что глав­ное – это аб­со­лют­ный на­строй на успех и по­бе­ду, а все осталь­ное не осо­бо важ­но, по­это­му мысль о том, что вос­кре­ше­ние мо­жет не удать­ся или пой­ти не так, как на­до, да­же не при­шла ему в го­ло­ву.
- А че­го тут слож­но­го! – мах­нул он ру­кой. – В кни­ге же все на­пи­са­но, бу­дем чи­тать и де­лать по ин­струк­ции.
- О, то­гда пой­дем, - с ува­же­ни­ем по­смот­рел на него ста­ри­чок.
Крях­тя, он под­нял­ся с зем­ли, и Рей­ден с Шуд­жин­ко по­пле­лись даль­ше. Где-то ми­нут через пят­на­дцать бог гро­ма оста­но­вил­ся, ма­те­рясь: у его са­по­га от­ле­те­ла ис­тлев­шая под­мет­ка, и он, спо­ткнув­шись, ед­ва не упал.
- Нам нуж­но сроч­но раз­до­быть где-то но­вую обувь, - со­об­щил он сво­е­му спут­ни­ку, - я в этом хо­дить не мо­гу!
Де­ду­ля услуж­ли­во пред­ло­жил мно­го­ува­жа­е­мо­му гос­по­ди­ну про­тек­то­ру соб­ствен­ные раз­дол­бан­ные штиб­ле­ты, но тот от­ка­зал­ся – но­га у Шуд­жин­ко бы­ла од­но­знач­но мень­ше, и втис­нуть­ся в его туфли Рей­ден бы физи­че­ски не смог. Од­на­ко им неожи­дан­но по­вез­ло: при­мер­но еще через чет­верть ча­са на их пу­ти ока­за­лась неболь­шая де­ре­вуш­ка. Вре­мя бы­ло позд­нее, и все жи­те­ли уже си­де­ли по до­мам, толь­ко на од­ной ла­воч­ке, слад­ко по­хра­пы­вая и по­са­пы­вая, спал мест­ный пьян­чу­га. Му­жи­чок ле­жал на лав­ке, вы­тя­нув­шись в пол­ный рост, а на его но­гах бы­ли – о сча­стье! – по­чти но­вые шле­пан­цы до­ста­точ­но боль­шо­го раз­ме­ра!
- Так, вот и обувь есть, - за­клю­чил Рей­ден.
- А в ней же… то­го, му­жик, - воз­ра­зил Шуд­жин­ко.
- А му­жик обой­дет­ся, - за­явил про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра и, ре­ши­тель­но по­дой­дя к пья­ни­це, снял с него од­ну шлеп­ку. Тот мгно­вен­но про­бу­дил­ся и под­ско­чил на ла­воч­ке, в ту же се­кун­ду про­трез­вев.
- Чан, ду­ра, твою мать, сна­ча­ла ты ме­ня в дом не пус­ка­ла – пья­ный, пья­ный, а те­перь… Чан?! Бля, ты что – со­всем моз­га­ми съе­хал, оставь мои шле­пан­цы в по­кое, а то как дам в ры­ло – бу­дешь ссать кри­во!
Спро­со­нья се­ля­нин ре­шил, что за ним вер­ну­лась оду­мав­ша­я­ся су­пру­га, ко­то­рая не так дав­но не пу­сти­ла под­вы­пив­ше­го му­жа в дом, но в сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние уви­дел, что пе­ред ним во­все не Чан, а ка­кой-то непо­нят­ный тип в дра­ном ба­ла­хоне и со­ло­мен­ной шля­пе, ко­то­рый к то­му же пы­та­ет­ся украсть его обувь. Он хо­тел бы­ло про­гнать наг­ло­го во­риш­ку и его пре­ста­ре­ло­го спут­ни­ка и по­тя­нул­ся за ва­ляв­шей­ся тут же уве­си­стой пал­кой, но Рей­ден ока­зал­ся быст­рее. Он смек­нул, что под­вы­пив­ший му­жи­чок вполне мо­жет под­нять крик, на ко­то­рый сбе­жит­ся вся де­рев­ня, а лиш­ние про­бле­мы им с Шуд­жин­ко во­все не нуж­ны, а по­то­му, недол­го ду­мая, огрел несчаст­но­го пьян­чуж­ку ку­ла­ком в ви­сок так, что бед­ня­га умер на ме­сте. По­сле это­го он бес­пре­пят­ствен­но снял с мерт­во­го се­ля­ни­на шле­пан­цы, сбро­сил свои по­тре­пан­ные са­по­ги и на­дел до­бы­тую с бо­ем обувь на се­бя – на его сча­стье, она ока­за­лась ему впо­ру.
- Ну вот, быст­ро и бес­плат­но, - с об­лег­че­ни­ем вздох­нул он. – А те­перь да­вай-ка уби­рать­ся от­сю­да, по­ка нас ни­кто не ви­дел. Се­го­дня к но­чи дой­дем до хра­ма ор­де­на Хо­уан, быст­рень­ко ожи­вим Лю Кан­га, и пусть внеш­не­мир­цам ма­ло не по­ка­жет­ся!
Шуд­жин­ко со­глас­но кив­нул и уг­рю­мо по­плел­ся за Рей­де­ном, ду­мая, где бы раз­до­быть во­дич­ки или рас­со­ла – по­сле вы­пи­то­го утром са­мо­го­на бед­ня­гу неми­ло­серд­но тер­зал суш­няк. Мерт­вый ограб­лен­ный му­жик остал­ся ле­жать на лав­ке по­сре­ди де­рев­ни, гля­дя в ве­чер­нее звезд­ное небо стек­ле­не­ю­щи­ми гла­за­ми.
Прой­дя еще ки­ло­мет­ра три, Шуд­жин­ко при­нял­ся сно­ва изъ­яв­лять же­ла­ние вы­пить, и Рей­ден, по­ду­мав, что эта идея не так уж и пло­ха, за­вер­нул вме­сте со сво­им но­вым дру­гом в ка­кую-то де­рев­ню, где на са­мой ок­ра­ине сто­ял дом неод­но­крат­но су­ди­мой круг­ло­су­точ­но ра­бо­та­ю­щей мест­ной са­мо­гон­щи­цы. Спря­тав ме­шок с тру­пом Лю в при­до­рож­ных ку­стах, бог гро­ма от­пра­вил­ся к ба­бен­ке, ко­то­рая умуд­ри­лась по­тра­вить сво­им пой­лом уже нема­ло на­ро­ду, и за де­сять дол­ла­ров при­об­рел у нее бу­тыл­ку во­ды и боль­шую ба­дью спирт­но­го. Ре­ци­ди­вист­ка пы­та­лась стро­ить про­тек­то­ру глаз­ки, ак­тив­но на­ме­кая ему на воз­мож­ность про­дол­жить ве­чер в бо­лее нефор­маль­ной об­ста­нов­ке, но тот куль­тур­но от­мо­тал­ся, ска­зав, что непо­да­ле­ку его ждет боль­ной то­ва­рищ, и от­пра­вил­ся с бу­тыл­ка­ми и дву­мя гряз­ны­ми пла­сти­ко­вы­ми ста­кан­чи­ка­ми яв­но не од­но­ра­зо­во­го ис­поль­зо­ва­ния к Шуд­жин­ко. По­сле то­го, как ста­рый хрен по­пил во­ды, вы­ла­кал неко­то­рое ко­ли­че­ство еро­фе­и­ча, за­ру­мя­нил­ся и рас­сла­бил­ся, Рей­ден при­нял­ся к нему при­ка­пы­вать­ся.
- Зна­ешь, Шуд­жин­ко, - из­рек бог гро­ма с ум­ным ви­дом, - а ты все-та­ки ду­рак.
- Я знаю, - со­гла­сил­ся тот.
- Как ты мог по­ве­стись на та­кую ту­пую раз­вод­ку? Ведь Она­га об­вел те­бя во­круг паль­ца, как ре­бен­ка, а ты и по­ве­рил.
- Со­гла­сен, - сно­ва кив­нул ли­по­вый чем­пи­он Стар­ших Бо­гов.
- И что те­перь? – кар­тин­но воз­му­тил­ся Рей­ден. – Все ко­ту под хвост. Я, блин, ста­рал­ся изо всех сил. По­шел драть­ся с Ку­ан Чи и Шэнг Цун­гом, - он по­щу­пал ру­кой ле­вое ухо, в ко­то­рое ему не так дав­но со всей си­лы за­све­тил ку­ла­ком при­двор­ный маг нена­вист­но­го брат­ца и ко­то­рое из-за это­го по­чти ни­че­го не слы­ша­ло. – Все на­прас­но. Я ду­мал, что убью обо­их и не дам им вос­кре­сить Она­гу с при­служ­ни­ка­ми, да вот толь­ко у ме­ня ни­че­го не вы­шло, но и смыс­ла в этом ни­ка­ко­го не бы­ло. Ко­роль-Дра­кон бла­го­по­луч­но вер­нул­ся без их по­мо­щи и со­дей­ствия!
- Рей­ден, - про­гну­са­вил Шуд­жин­ко, - да ты и сам-то хо­рош. Эти два по­га­ных внеш­не­мир­ца те­бя-то раз­ве­ли не ху­же, чем ме­ня!
- Ку­ан Чи – не внеш­не­ми­рец, - уточ­нил бог гро­ма.
- Ка­кая раз­ни­ца, не в этом суть! Глав­ное, что оба они те­бя об­ве­ли во­круг паль­ца. Бра­тец-то твой во­об­ще-то жив и здо­ров, да и друг с дру­гом эти два уро­да ру­га­лись чи­сто на пуб­ли­ку, для ви­да! На са­мом де­ле все зна­ют, что Шэнг с Ку­ан Чи дру­жат не раз­лей во­да не первую сот­ню лет!
- Ты от­ку­да зна­ешь? – рас­крыл рот Рей­ден.
- Она­га ска­зал…
Па­ру ми­нут про­тек­тор Зем­ли пы­тал­ся осмыс­лить то, что ему ска­зал его но­вый при­я­тель, со­по­став­лял фак­ты, ана­ли­зи­ро­вал сло­ва Ко­ро­ля-Дра­ко­на, по­том со зло­стью плю­нул в куст.
- Нена­ви­жу сво­е­го бра­та! И этих кол­ду­нов! Обо­их!
- Кто их лю­бит, - уны­ло про­из­нес Шуд­жин­ко.
- Мои брат с от­цом.
- Оно и неуди­ви­тель­но, - глу­бо­ко­мыс­лен­но за­клю­чил ста­рый ал­ко­го­лик. – По­доб­ное тя­нет­ся к по­доб­но­му.
Рей­ден ре­шил сме­нить те­му.
- Что бу­дем де­лать-то?
- Во-пер­вых, нам с то­бой нуж­но дер­жать­ся вме­сте. Во-вто­рых, мы долж­ны по­про­бо­вать най­ти се­бе еще ка­ких-ни­будь со­юз­ни­ков.
- У нас есть Ара­ния, Анит­ра, Ар­гус, Де­лия и Си­рис, - под­счи­тал Рей­ден.
- Да, ты прав. Слу­шай, а ко­гда я по Ми­ру Ха­о­са стран­ство­вал, то там од­на­жды под­слу­шал раз­го­вор ка­ких-то двух пар­ней. Они об­суж­да­ли Внеш­ний Мир, и один ска­зал дру­го­му, что брат твой был же­нат не один, а два ра­за. Первую его же­ну зва­ли как-то то ли…
- Аматэ, - пе­ре­бил его склоч­ный бо­жок. – И при чем тут она?
- При том, что бра­тец твой мерз­кий в свое вре­мя по­га­но с ней обо­шел­ся. Лю­ди по­го­ва­ри­ва­ют, что муж ее не лю­бил, она зли­лась, а в ито­ге с куч­кой вер­ных ей при­служ­ни­ков во двор­це то ли мя­теж, то ли за­го­вор про­тив Им­пе­ра­то­ра ор­га­ни­зо­ва­ла. Шао Кан ее за­мы­сел рас­крыл и всех по­встан­цев от­пра­вил на эша­фот, а с же­ной раз­вел­ся и ку­да-то ее спро­ва­дил.
- Да, - кив­нул Рей­ден, - он со­слал ее в ле­дя­ной мир под на­зва­ни­ем Фиа­у­ин. Так все-та­ки при чем здесь Аматэ?
- Фу-ты-ну-ты, непо­нят­ли­вый ка­кой! При том, - со­об­ра­зил Шуд­жин­ко, - что ее мож­но пе­ре­та­щить на на­шу сто­ро­ну и сде­лать на­шей со­юз­ни­цей, а воз­мож­но – и уго­во­рить ото­мстить Шао Ка­ну!
- А это идея, - мо­мен­таль­но от­ре­а­ги­ро­вал за­щит­ник Зем­ли.
- Кру­то я при­ду­мал, прав­да? – до­воль­ным то­ном про­пел ста­рый уш­лый ал­ко­го­лик, под­ли­вая се­бе еще еро­фе­и­ча. – Лю­ди еще по­го­ва­ри­ва­ют, что у Шао Ка­на от это­го бра­ка доч­ка бы­ла, ко­то­рую он вро­де как сам и убил.
- С доч­кой фо­кус не про­ка­тит. И во­об­ще си­ту­а­ция у нас – фа­кир был пьян, и фо­кус не удал­ся, - пе­чаль­но от­ве­тил Рей­ден, не по­ду­мав, как про­зву­ча­ла в его устах по­след­няя фра­за. – Не убил он ее ни фига, ма­ло то­го, они по­ми­ри­лись!
- Ой, да, я ж вспом­нил, - фырк­нул Шуд­жин­ко. – Мне ж Она­га ска­зал, что она у Смер­то­нос­но­го Аль­ян­са по па­поч­ки­ной прось­бе ко­ме­дию ло­ма­ла – иг­ра­ла роль мни­мой за­лож­ни­цы! Ух, ну лад­но. Аматэ, она ж вро­де по­кой­но­му Джи­а­лу к то­му же род­ствен­ни­ца, ко­то­ро­го твой па­па­ня про­кля­тый ухы­кал.
- Ага. Вот у ме­ня и идея по­яви­лась, - Рей­ден до­пил свою пор­цию са­мо­го­на, за­ткнул бу­тыль проб­кой и су­нул ее в ру­ки Шуд­жин­ко, а сам вз­ва­лил на пле­чо ме­шок с тру­пом Лю Кан­га. – По­про­сим-ка мы Си­рис, вдо­ву Джи­а­ла, к Аматэ от­пра­вить­ся и по­ула­мы­вать ее встать на на­шу сто­ро­ну. Бу­дем бить на то, что ее быв­ший муж – ред­кост­ная мразь. И ее са­му на край све­та со­слал, и доч­ку их ед­ва не убил, и па­па­шу сво­е­го… то есть на­ше­го, ко­то­рый ее ро­ди­ча уг­ро­бил, всю жизнь слу­шал­ся и обо­жал. Авось она рас­та­ет и со­гла­сит­ся.
- Будь по-тво­е­му, - по­ка­чал го­ло­вой Шуд­жин­ко, и они по­пле­лись даль­ше. До хра­ма Хо­уан оста­ва­лось мень­ше по­лу­то­ра ки­ло­мет­ров.
Часть 7
7
Им­пе­ра­тор па­ру се­кунд сто­ял над по­те­ряв­шим со­зна­ние Рэй­ко и раз­мыш­лял, не брыз­нуть ли ему в ли­цо ча­ем, но он был не уве­рен, что теп­лый по­дей­ству­ет, по­это­му про­сто уло­жил сво­е­го ге­не­ра­ла на кро­вать и вы­шел в ко­ри­дор. Там он неожи­дан­но уви­дел на фоне ок­на чер­ную фигу­ру, об­ла­чен­ную в длин­ный плащ с ка­пю­шо­ном. Уди­вив­шись, он по­до­шел бли­же и оклик­нул стран­но­го го­стя:
- Эй, кто вы? И что вы здесь де­ла­е­те?
Вме­сто от­ве­та фигу­ра рез­ко по­вер­ну­лась к Шао Ка­ну и от­бро­си­ла с го­ло­вы ка­пю­шон. Пе­ред Им­пе­ра­то­ром сто­я­ла вы­со­кая жен­щи­на с мо­лоч­но-бе­лой ко­жей, длин­ны­ми спу­тан­ны­ми чер­ны­ми во­ло­са­ми и та­ки­ми же чер­ны­ми гла­за­ми, яр­ко вы­де­ля­ю­щи­ми­ся на блед­ном ли­це.
- Что, уже не узна­ешь ста­ро­го дру­га?
- Шен­нар­ка! – с кри­ком ра­до­сти Шао Кан об­нял ее. – Ты жи­ва! Где ты скры­ва­лась все эти го­ды? Я ду­мал, что те­бя уже дав­но нет на све­те!
- К сча­стью, я жи­ва, - груст­но от­ве­ти­ла жен­щи­на. – Мне при­шлось очень дол­го пря­тать­ся, я ни­че­го не ска­за­ла да­же Хэ­ви­ку и Жре­цам Ха­о­са, по­то­му что бо­я­лась не толь­ко за се­бя, но и за них – ведь Джи­ал и его под­руч­ные по­сла­ли за мной сво­их во­и­нов. Мне уда­лось убить пре­сле­до­ва­те­лей, но я со­чла за бла­го скрыть­ся до луч­ших вре­мен. Те­перь Она­га вер­нул­ся и с ми­ну­ты на ми­ну­ту бу­дет здесь, и я… вер­ну­лась то­же!
Им­пе­ра­тор вздох­нул с об­лег­че­ни­ем. Зна­чит, мис­сия Шэн­га и Ку­ан Чи увен­ча­лась успе­хом. Мо­лод­цы!
- Ты се­бе да­же не пред­став­ля­ешь, - про­из­нес он, - в ми­ре нет та­ких слов, что по­мог­ли бы мне сей­час вы­ра­зить то, что я чув­ствую. Я безум­но рад, что ты вер­ну­лась.
- А я-то как ра­да! Толь­ко я дру­го­му не ра­да – что по­сле смер­ти Си­анэ ми­ры, ко­то­рым мы по­кро­ви­тель­ство­ва­ли, по непо­нят­ной при­чине рас­со­ри­лись, да и вас сей­дан­цы силь­но недо­люб­ли­ва­ют, - Шен­нар­ка пе­чаль­но вздох­ну­ла, вспом­нив о по­гиб­шей по­дру­ге. – Уве­ре­на, что тут опять наш об­щий при­я­тель Рей­ден свои гряз­ные ла­пы при­ло­жил.
- На­де­юсь, что еще не все по­те­ря­но. С Вэт­эр­ной-то мы со­хра­ни­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния, хоть их про­тек­тор то­же по­гиб по вине мо­е­го бра­та. А их с Си­анэ сын… ну, что я те­бе рас­ска­зы­вать бу­ду, ты и без ме­ня все зна­ешь.
- Знаю. Я тай­ком за всем на­блю­да­ла, но ни­кто ни­че­го не знал о мо­ем ме­сто­на­хож­де­нии. Я не по­ка­зы­ва­лась на гла­за да­же Хэ­ви­ку и его за­ме­сти­тель­ни­це Энэ­лир, пусть это и те лю­ди, ко­то­рым я во всем мо­гу до­ве­рять. Не хо­те­ла на­вле­кать на них бе­ду.
- За­будь. Те­перь все по­за­ди, и мы сно­ва вме­сте.
- За­чем вы уст­ро­и­ли этот ду­рац­кий спек­такль? – по­ин­те­ре­со­ва­лась бо­ги­ня ха­о­са. – Я ж по­на­ча­лу и в са­мом де­ле по­ду­ма­ла, что ты дей­стви­тель­но мертв. По­том Энэ­лир в про­цес­се слеж­ки за Хо­та­ру вы­яс­ни­ла, что это чушь.
Шао Кан рас­хо­хо­тал­ся.
- За­то как смеш­но бы­ло на­блю­дать за Рей­де­ном! А Рэй­ко… я и не ожи­дал, что он, уви­дев ме­ня, в об­мо­рок сва­лит­ся! Пой­дем в ком­на­ту, мо­жет, этот сла­бо­нерв­ный уже ок­ле­мал­ся, до­ждем­ся Она­гу и пой­дем празд­но­вать!
Часть 8
8
Пер­вым ощу­ще­ни­ем Со­ни, ко­гда она на­ко­нец оч­ну­лась, бы­ла ту­пая но­ю­щая боль в го­ло­ве. Через па­ру се­кунд к ней вер­ну­лось осо­зна­ние про­ис­хо­дя­ще­го: она вспом­ни­ла, что про­кля­тый Шэнг Цунг ее уда­рил, по­сле че­го она, су­дя по все­му, ка­кое-то вре­мя про­ле­жа­ла без чувств. На­вер­ня­ка он ре­шил, что она мерт­ва, и не стал ее до­би­вать… Так, на­до быст­ро со­брать­ся с си­ла­ми и вы­ме­тать­ся из двор­ца, по­ка Шэнг с Ку­ан Чи ни­че­го не за­ме­ти­ли и не при­шли до­вер­шить рас­пра­ву!
По-преж­не­му не от­кры­вая глаз, она осто­рож­но ощу­па­ла паль­ца­ми ушиб­лен­ное ме­сто. Бо­лит, черт возь­ми, на­вер­ня­ка огром­ный си­няк бу­дет, при­дет­ся как ми­ни­мум две неде­ли то­наль­ным кре­мом за­ма­зы­вать. Ну да лад­но, хо­ро­шо, что не убил, бу­дет и на на­шей ули­це празд­ник. Бы­ло бы непло­хо разыс­кать Рэй­ко, по­звать его на по­мощь и раз­до­быть ка­кое-ни­будь ору­жие, чтобы вы­ши­бить этим уро­дам моз­ги. Про­тив плаз­мен­но­го ру­жья вся их чер­ная ма­гия бу­дет бес­силь­на.
По­ше­ве­лив ру­кой, Со­ня вне­зап­но по­ня­ла, что ле­жит не на по­лу: под паль­ца­ми она по­чув­ство­ва­ла ка­кую-то бар­ха­ти­стую ткань. Она нере­ши­тель­но от­кры­ла гла­за: вдруг ря­дом внеш­не­мир­цы, ко­то­рые за­ме­тят, что она все-та­ки жи­ва, и до­бьют ее, преж­де чем она успе­ет хоть что-то сде­лать? С удив­ле­ни­ем она об­на­ру­жи­ла, что ле­жит на ка­ком-то уз­ком ди­ване, за­сте­лен­ном вор­си­стым бе­лым по­кры­ва­лом. Во­круг бы­ли вы­кра­шен­ные си­ре­не­вой крас­кой по­то­лок и сте­ны ка­кой-то незна­ко­мой ком­на­ты, в уг­лу го­рел встро­ен­ный в сте­ну све­тиль­ник. Твою мать, на­вер­ня­ка же это Рэй­ко спас ее, боль­ше про­сто неко­му! Он од­но­знач­но ли­бо убил кол­ду­нов, ли­бо тай­ком вы­нес ее из двор­ца. На­до бу­дет непре­мен­но его по­бла­го­да­рить – на ред­кость от­важ­ный че­ло­век, за­слу­жи­ва­ю­щий на­гра­ды, толь­ко вот дать ему ее уже про­сто неко­му. Шао Кан не оста­вил бы за­слу­ги сво­е­го вер­но­го ге­не­ра­ла без вни­ма­ния.
Со­ня сна­ча­ла при­под­ня­лась на лок­тях, по­том се­ла на ди­ване. Так, го­ло­ва вро­де не кру­жит­ся, не тош­нит, про­сто ушиб­лен­ное ме­сто силь­но но­ет. Зна­чит, се­рьез­ных по­вре­жде­ний од­но­знач­но нет. На­до по­до­ждать ка­кое-то вре­мя, при­слу­шать­ся, что про­ис­хо­дит за две­рью и где она во­об­ще на­хо­дит­ся, к со­жа­ле­нию, окон в этой ком­на­те нет. Мо­жет быть, через неко­то­рое вре­мя Рэй­ко или кто-то из его до­ве­рен­ных сам при­дет ее на­ве­стить, и то­гда все встанет на свои ме­ста, ну а ес­ли да­же дол­гое вре­мя ни­кто не по­явит­ся – она вы­ле­зет от­сю­да са­ма и про­яс­нит об­ста­нов­ку. Хо­ро­шо бы­ло бы на­де­ять­ся, что оба про­кля­тых чер­ных ма­га мерт­вы, но есть ли у Рэй­ко во­об­ще шанс спра­вить­ся с ни­ми обо­и­ми? Раз­ве что хит­ро­стью, а не в чест­ном бою, но они и не за­слу­жи­ва­ют чест­но­го боя по­сле все­го ими со­де­ян­но­го.
Часть 9
9
Шэнг Цунг си­дел на остат­ках об­ва­лив­шей­ся ка­мен­ной клад­ки и с тос­кой гля­дел на ру­и­ны сво­е­го недав­но еще рос­кош­но­го двор­ца, ко­то­рый ста­ра­ни­я­ми Рей­де­на пре­вра­тил­ся в гру­ду бес­фор­мен­ных без­об­раз­ных об­лом­ков. На­ряд­ная вы­ши­тая одеж­да чер­но­го ма­га ви­се­ла рва­ны­ми лох­мо­тья­ми, во­ло­сы ка­за­лись се­ды­ми из-за на­бив­шей­ся в них це­мент­ной пы­ли. За спи­ной у него сто­ял Она­га, ко­то­рый уже успел про­де­мон­стри­ро­вать сво­е­му но­во­му зна­ко­мо­му, как уме­ет при­ни­мать вполне обыч­ный че­ло­ве­че­ский об­лик – те­перь он вы­гля­дел как внеш­не­ми­рец с блед­но-го­лу­бы­ми све­тя­щи­ми­ся гла­за­ми и длин­ны­ми чер­ны­ми во­ло­са­ми до по­я­са, со­бран­ны­ми в хвост.
- Уб­лю­док. Сво­лочь. Гад. Ско­ти­на, - Шэнг пе­ре­брал в адрес Рей­де­на, на­вер­ное, уже все из­вест­ные ему ру­га­тель­ства и да­же изоб­рел но­вые,- за то, что слу­чи­лось с мо­им дру­гом, я это­му вы­род­ку киш­ки вы­пу­щу. Я в этот дво­рец вбу­хал столь­ко де­нег, сил, вре­ме­ни и ре­сур­сов, это бы­ло про­из­ве­де­ние ис­кус­ства, а не зда­ние, а он мне тут что за фей­ер­верк со спе­ц­эф­фек­та­ми уст­ро­ил?
- Не пе­ре­жи­вай, это все­го лишь вещь, но­вый по­стро­ишь, - ска­зал ему Она­га.
- Я во­об­ще-то те­перь твой долж­ник, ес­ли бы не твоя ве­ли­ко­леп­ная ре­ак­ция, ме­ня при­шиб­ло бы этой бал­кой, - от­ве­тил чер­ный маг. – И дво­рец-то дей­стви­тель­но все­го лишь вещь, а вот Ку­ан Чи и тво­их гвар­дей­цев… я во­об­ще-то на­де­ял­ся вер­нуть их к жиз­ни. Мой мо­биль­ник, к со­жа­ле­нию, на­крыл­ся, и я не смог по­зво­нить Кэно и сроч­но вы­звать сю­да по­мощь, но, мо­жет быть, ко­му-то и уда­лось вы­жить. Сей­час до­бе­рем­ся до Ог­нен­но­го Двор­ца – нуж­но бу­дет от­пра­вить спе­ци­а­ли­стов по раз­бо­ру за­ва­лов и на вся­кий слу­чай мед­служ­бу. Я все еще не те­ряю на­деж­ды на то, что ко­му-то, кро­ме нас, уда­лось уце­леть, хо­тя шан­сы на это весь­ма ма­лы.
- Вот опять же – не пе­ре­жи­вай, - улыб­нул­ся Она­га,- мои гвар­дей­цы прак­ти­че­ски неуби­ва­е­мы, я мо­гу спо­кой­но их ожи­вить, ес­ли с ни­ми что-то слу­чит­ся или на них на­ло­жат за­кля­тие. По­след­нее ты сам ви­дел, а что до пер­во­го – я те­бе это ско­ро про­де­мон­стри­рую. Кста­ти, при­мер­но в ка­ком ме­сте Ку­ан сто­ял, ко­гда Рей­ден взо­рвал дво­рец?
Часть 10
10
Вско­ре Рей­ден и Шуд­жин­ко до­ко­вы­ля­ли до Хра­ма Хо­уан, по до­ро­ге до­пив всю во­ду – из-за са­мо­го­на обо­их неми­ло­серд­но му­чил суш­няк, к со­жа­ле­нию, в этот раз быв­шая уго­лов­ни­ца при­го­то­ви­ла от­но­си­тель­но ка­че­ствен­ное пой­ло без ме­ти­ло­во­го спир­та, по­это­му ни­кто не от­ра­вил­ся (а то бы мно­гим, в том чис­ле бед­но­му мно­го­стра­даль­но­му Лю на том све­те, сра­зу же ста­ло на­мно­го лег­че жить – или уже не жить, но все рав­но лег­че). Ме­сто, где в бы­лые счаст­ли­вые вре­ме­на со­би­ра­лись адеп­ты ор­де­на, на­хо­ди­лось до­ста­точ­но глу­бо­ко под зем­лей, и по­это­му те­перь Рей­де­ну и его но­во­му при­я­те­лю для до­сти­же­ния це­ли необ­хо­ди­мо бы­ло пре­одо­леть по­ло­су до­ста­точ­но слож­ных пре­пят­ствий.
Ни­ка­ких преж­них ори­ен­ти­ров в том краю дав­но уже не бы­ло – ни де­ре­вень, ни до­мов, ни клад­бищ: лю­ди не се­ли­лись ря­дом с за­бро­шен­ным хра­мом уже мно­го сто­ле­тий. Вна­ча­ле Рей­ден дол­го бро­дил во­круг, пы­та­ясь най­ти, в ка­кой имен­но из скал на­хо­дил­ся вход в под­зем­ный храм, и пе­ре­брал все из­вест­ные ему бран­ные сло­ва, а так­же изоб­рел но­вые, на чем свет сто­ит кля­ня зло­вред­ных некро­ман­тов, ко­то­рые по неиз­вест­ной при­чине не смог­ли или не за­хо­те­ли по­стро­ить боль­шое за­мет­ное зда­ние. На­ко­нец он все же смог что-то вспом­нить, но нуж­ную ему ды­ру раз­гля­дел не сра­зу – за та­кое ко­ли­че­ство ве­ков ее уже дав­но ча­стич­но за­нес­ло пес­ком, за­сы­па­ло зем­лей, вет­ка­ми, ли­стья­ми и раз­ным му­со­ром.
- А я ду­мал, бо­ги ни­ко­гда ни­че­го не за­бы­ва­ют, - вста­вил неумест­ный ком­мен­та­рий Шуд­жин­ко, за что ед­ва не по­лу­чил в глаз. Рей­де­на оста­но­ви­ло толь­ко то, что он вполне мо­жет убить бед­но­го кло­ша­ра од­ним уда­ром, по­сколь­ку от по­сто­ян­ных пья­нок тот вы­гля­дел немно­гим кра­ше боль­но­го ано­рек­си­ей в ре­ани­ма­ции, а бог гро­ма по­ни­мал, что его но­вый при­я­тель вполне еще мо­жет ему при­го­дить­ся.
- Твою мать! – Рей­ден с до­са­дой в го­ло­се бро­сил ме­шок с тру­пом Лю на зем­лю, при этом, по­ми­мо шлеп­ка, раз­дал­ся еще ка­кой-то чав­ка­ю­ще-буль­ка­ю­щий звук. – Хо­ро­шо, что у ме­ня есть ло­па­та, бу­дем рас­ка­пы­вать вход! Да­вай, ше­ве­лим­ся, я ко­паю, а ты бу­дешь от­но­сить в сто­рон­ку круп­ный му­сор!
На их сча­стье, солн­це еще толь­ко на­ча­ло вос­хо­дить, по­это­му на ули­це по­ка что бы­ло до­воль­но све­жо. Жа­лея, что во­ды боль­ше нет, Рей­ден при­нял­ся за ра­бо­ту. Шуд­жин­ко по­мо­гал ему от­тас­ки­вать боль­шие кам­ни и вет­ки, при этом гром­ко крях­тя и охая: си­ле­шек у него бы­ло не ах­ти как мно­го, да и пить сно­ва за­хо­те­лось.
- Ше­ве­лись, - под­го­нял его Рей­ден, - ожи­вим Лю, по­том пой­дем еще в ка­кую-ни­будь де­рев­ню и там ку­пим еды и во­ды. У ме­ня по­ка еще день­ги есть.
Об­на­де­жен­ный Шуд­жин­ко ре­шил раз­ря­дить об­ста­нов­ку свет­ской бе­се­дой.
- Слу­шай, Рей­ден, а слы­хал ли ты, что слу­чи­лось в Эде­нии?
- И что там слу­чи­лось? – на­сто­ро­жил­ся про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра.
- А го­во­рят, что Син­дел Ки­та­ну уко­ца­ла. Офи­геть, прав­да?
Рей­ден за­мер с ло­па­той на­пе­ре­вес.
- Что, прав­да уко­ца­ла? Со­всем-со­всем? – эта но­вость пре­взо­шла все да­же его са­мые сме­лые ожи­да­ния: несмот­ря на соб­ствен­ный амо­раль­ный об­лик, он ни­ко­гда не ду­мал, что быв­шая же­на его бра­та спо­соб­на убить свою род­ную дочь.
- Прав­да. Там был очень же­сто­кий бой, в ко­то­ром па­ли прак­ти­че­ски все со­рат­ни­ки прин­цес­сы, а са­ма она, по слу­хам, по­па­ла в плен к под­руч­ным ма­те­ри. Те пы­та­ли ее три дня под­ряд, а по­том Син­дел ее все-та­ки уби­ла. Я был в Эде­нии, ко­гда ис­кал эти Ка­ми­до­гу, ну и до­ве­лось мне там вся­ких мест­ных жи­те­лей по­рас­спра­ши­вать. Один му­жик, по слу­хам, ви­дел, как кто-то из лю­дей ко­ро­ле­вы вы­ста­вил в Эдене, где на­хо­дит­ся ген­штаб Син­дел, на про­да­жу оже­ре­лье Ки­та­ны, ко­то­рое на­шел на по­ле боя. Так что та­кие вот де­ла.
- Стран­но, что ему ни­кто не вос­пре­пят­ство­вал и ко­ро­ле­ва не за­бра­ла оже­ре­лье се­бе, - рас­те­рян­но от­ве­тил Рей­ден.
- Ви­дать, не на­до оно ей, - ска­зал Шуд­жин­ко, с тру­дом от­тас­ки­вая от ку­чи пес­ка уве­си­стый бу­лыж­ник – к сча­стью, ра­бо­та под­хо­ди­ла к кон­цу. – У нее, по­ди, сво­их ца­цок пол­но, но­вый муж на­вер­ня­ка на­да­рил.
Рей­ден при вос­по­ми­на­нии об от­це недо­воль­но фырк­нул, про­дол­жая от­бра­сы­вать в сто­ро­ну пе­сок и зем­лю – блин, ко­гда же этот ста­рый хрен за­ткнет­ся? Его но­вый при­я­тель, од­на­ко, вспом­нил нечто важ­ное для об­ще­го де­ла.
- Слу­шай, - про­дол­жил пьян­чуж­ка, - а как мы Лю Кан­га-то вос­кре­сим? Ко­ро­че, смот­ри: там же не толь­ко те­ло, а и ду­ша нуж­на, а она ж у Шэнг Цун­га! Ты ж в кур­се, что он за­би­ра­ет ду­ши у всех, ко­го убил.
- Ты что, со­всем по­след­ние моз­ги рас­те­рял? – рявк­нул на него Рей­ден. – Шэнг Цунг же сам недав­но сдох!
К сво­е­му несча­стью (и к несча­стью для бед­но­го Лю), склоч­ный бо­жок здо­ро­во оши­бал­ся: во-пер­вых, нена­вист­ный при­хле­ба­тель про­кля­то­го брат­ца не сдох, во-вто­рых, он ре­шил, что про­сто за­брать се­бе ду­шу упер­то­го Свет­ло­го фа­на­ти­ка бы­ло бы несколь­ко неце­ле­со­об­раз­но. Шэнг по­ду­мал, что бы­ло бы непло­хо до­ка­зать Лю, что он неправ, и при по­мо­щи чер­ной ма­гии при­вя­зал ду­шу юно­го упрям­ца к ми­ру жи­вых – так, что бы­вать в раз­ных ме­стах и на­блю­дать за сво­и­ми близ­ки­ми и зна­ко­мы­ми он мог, а вот уй­ти в за­гроб­ный мир и окон­ча­тель­но упо­ко­ить­ся – увы, по­ка что нет. Ес­ли бы Шэнг по­сту­пил как обыч­но, мно­гих даль­ней­ших непри­ят­но­стей уда­лось бы из­бе­жать, но он, к огром­но­му со­жа­ле­нию, не умел пред­ви­деть бу­ду­щее и не знал, что Рей­ден взду­ма­ет за­нять­ся некро­ман­ти­ей, на де­ле ни хре­на в ней не раз­би­ра­ясь.
На­ко­нец про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра и его при­я­тель окон­ча­тель­но раз­ры­ли вход в Храм Хо­уан и се­ли пе­ре­дох­нуть: уж очень силь­но они ума­я­лись. Рей­ден на вся­кий слу­чай про­ве­рил, на ме­сте ли книж­ка по чер­ной ма­гии и не по­те­рял ли он ее по до­ро­ге: она по-преж­не­му ле­жа­ла в пра­вом кар­мане его за­мыз­ган­но­го ба­ла­хо­на. В дру­гом бо­жок об­на­ру­жил вы­во­док мы­шей и дол­го удив­лял­ся: как это они ту­да по­па­ли?
Слег­ка при­дя в се­бя, Рей­ден и Шуд­жин­ко мед­лен­но по­полз­ли вниз по по­лу­об­ру­шен­ной лест­ни­це. Спуск для них за­труд­нял­ся еще и тем, что с со­бой при­шлось та­щить тя­же­лый ме­шок с тру­пом несчаст­но­го Лю Кан­га. Еже­се­кунд­но бра­нясь и про­кли­ная адеп­тов Хо­уан, ко­то­рые не мог­ли по­стро­ить ни­че­го по­при­лич­нее, с гре­хом по­по­лам со­общ­ни­ки до­бра­лись до ни­за. Там их гла­зам пред­стал боль­шой зал, вы­руб­лен­ный дав­ным-дав­но пря­мо в камне пер­вы­ми чле­на­ми ор­де­на; по­сре­ди по­ме­ще­ния на­хо­дил­ся гра­нит­ный ал­тарь дли­ной и ши­ри­ной при­мер­но в че­ло­ве­че­ский рост.
- Так, ка­жет­ся, до­шли, - с яв­ным об­лег­че­ни­ем вздох­нул скры­тый (или уже от­кры­тый?) некро­фил Рей­ден.
- До руч­ки, - на­су­пил­ся Шуд­жин­ко. – Не за­бы­вай, что нам еще об­рат­но ид­ти.
- Я те­бя сей­час… - склоч­ный бо­жок за­мах­нул­ся на него ку­ла­ком. – Толь­ко ляп­ни мне еще что-ни­будь, и я те­бя по стен­ке раз­ма­жу.
- Ну лад­но, из­ви­ни, из­ви­ни, - по­кор­но за­ки­вал ста­рень­кий пья­ни­ца.
Рей­ден немно­го по­ли­стал книж­ку, по­том про­из­нес:
- Нам мо­гут по­на­до­бить­ся еще кое-ка­кие ар­те­фак­ты. Неко­то­рые за­кля­тья, ко­то­рые нам по­мо­гут, уже вы­се­че­ны тут на сте­нах… прав­да, мно­гие бук­вы во­об­ще по­чти стер­лись, рань­ше они бы­ли еще и зо­ло­ты­ми. Го­во­рят, ко­гда адеп­ты Хо­уан уст­ра­и­ва­ли свои со­бра­ния и вы­зы­ва­ли де­мо­нов, над­пи­си да­же све­ти­лись.
- Это вон те за­ко­рюч­ки? – Шуд­жин­ко ту­по ткнул паль­цем в од­ну из над­пи­сей на камне: кое-где в ско­лах еще вид­не­лись сле­ды зо­ло­та.
- Это не за­ко­рюч­ки, а ста­ро­ку­этан­ский язык! – рявк­нул на него Рей­ден. – Язык чер­ной ма­гии, ко­то­рым еще мно­го ве­ков на­зад за­пи­сы­ва­ли за­кля­тья и на ко­то­ром их чи­та­ли!
- Я все рав­но его не знаю, - от­ве­тил кло­шар.
- За­то я что-то пом­ню. Тут и в кни­ге текст за­кля­тий на ста­ро­ку­этан­ском, да­же дан древним шриф­том. Непо­нят­но, Шэнг Цунг и в са­мом де­ле счи­тал, что де­ти в шко­ле, для ко­то­рых он эту хрень пи­сал, смо­гут его про­честь? Ко­ро­че, лад­но, да­вай при­сту­пать. Му­сор с ал­та­ря убе­ри, - ска­зал он, по­сле че­го с гре­хом по­по­лам пе­ре­вел сво­е­му при­я­те­лю ин­струк­ции из книж­ки, а так­же несколь­ко над­пи­сей в са­мом хра­ме.
Шуд­жин­ко с опас­кой – чер­нуш­ное свя­ти­ли­ще все-та­ки! – при­бли­зил­ся к ука­зан­но­му ме­сту и при­нял­ся сма­хи­вать от­ту­да пе­сок, грязь и про­чий сор. Рей­ден тем вре­ме­нем при­та­щил из ка­ко­го-то под­соб­но­го по­ме­ще­ния за­ча­ро­ван­ные це­ре­мо­ни­аль­ные це­пи, ко­то­ры­ми, со­глас­но ри­ту­а­лам Хо­уан и над­пи­сям на сте­нах, нуж­но бы­ло за­кре­пить те­ло на ал­та­ре во вре­мя ожив­ле­ния. Его при­я­тель слег­ка за­со­мне­вал­ся и на­пряг­ся: пе­ре­ве­ден­ный Рей­де­ном ва­ри­ант ри­ту­а­ла из кни­ги Шэнг Цун­га и тот, ко­то­рый пред­ла­га­ли адеп­ты ор­де­на, несколь­ко – вер­нее бы­ло бы ска­зать, за­мет­но – раз­ни­лись, и его это сму­ти­ло.
- Рей­ден?
- Че­го те­бе?
- А ты уве­рен, что мы все де­ла­ем пра­виль­но? Вро­де Шэнг Цунг, ко­гда мерт­вых ожив­лял, де­лал это у се­бя в ла­бо­ра­то­рии и ни­ка­кие це­пи не ис­поль­зо­вал. Мо­жет быть, у Хо­уан дру­гая… как его… ну, тех­но­ло­гия, так? И там нуж­но чи­тать дру­гие за­кли­на­ния?
Про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра по­ду­мал, что его спут­ник не та­кой уж бо­ро­да­тый пень, как он ду­мал рань­ше, но все же до­ро­ги на­зад уже не бы­ло – зря он, что ли, несколь­ко ки­ло­мет­ров та­щил сю­да труп чем­пи­о­на Смер­тель­ной Бит­вы?
- Пе­ре­стань, - мах­нул он ру­кой. – Тут в книж­ке все на­пи­са­но, не ве­ли­ка на­у­ка. Как-ни­будь да спра­вим­ся.
- В книж­ке про це­пи нет, а на стен­ке есть! – сно­ва воз­ра­зил Шуд­жин­ко. – И во­об­ще, стран­ные они ка­кие-то, по­че­му не ржа­вые? Столь­ко лет про­шло, им уж дав­но по­ра в прах рас­сы­пать­ся!
- Так это ж чер­ная ма­гия Хо­уан! – Рей­ден по­смот­рел на сво­е­го при­хле­ба­те­ля с нескры­ва­е­мым пре­зре­ни­ем, как на сла­бо­ум­но­го ре­бен­ка. – По­это­му они и не за­ржа­ве­ли! Или сде­ла­ны из нер­жа­ве­ю­ще­го ма­те­ри­а­ла.
Рас­чи­стив ме­сто дей­ствия, па­роч­ка Свет­лых при­сту­пи­ла к са­мо­му важ­но­му. Бог гро­ма раз­вя­зал ме­шок и вы­трях­нул от­ту­да на ал­тарь те­ло несчаст­но­го Лю. Смрад сто­ял неимо­вер­ный, но Шуд­жин­ко не толь­ко не бле­ва­нул, но и доб­ро­воль­но вы­звал­ся за­креп­лять труп на ал­та­ре при по­мо­щи су­пе­рустой­чи­вых це­пей made by Houan – этот пря­мо­хо­дя­щий свин уже дав­но сжег се­бе поч­ки дрян­ным ал­ко­го­лем и по­сто­ян­но хо­дил в мок­рых шта­нах, а по­это­му ко вся­ким непри­ят­ным за­па­хам за свою жизнь успел при­тер­петь­ся. Рей­ден про се­бя по­ра­до­вал­ся то­му, что се­го­дня все-та­ки ни­че­го не ел.
- Ну все, да­вай са­дись вон на тот бу­лыж­ник, - ука­зал он при­я­те­лю.
- Эээ… - про­тя­нул тот.
- Что еще? – бо­жок рез­ко по­вер­нул­ся к пья­ни­це, ли­цо его бы­ло ис­ка­же­но раз­дра­же­ни­ем и зло­бой, ему не тер­пе­лось по­ско­рее по­кон­чить с нуд­ной про­це­ду­рой, ожи­вить на­ко­нец Лю, по­звать на по­мощь Ар­гу­са, Ара­нию и Анит­ру и от­пра­вить­ся на оче­ред­ные раз­бор­ки с внеш­не­мир­ца­ми.
- Ну так ты точ­но уве­рен, что мы все де­ла­ем пра­виль­но? А то я бо­юсь, - ска­зал Шуд­жин­ко, осто­рож­но уса­жи­ва­ясь на хо­лод­ный бу­лыж­ник. – Еще ожи­вим вме­сте с Лю или вме­сто Лю адеп­тов Хо­уан, при­зо­вем де­мо­на или че­го по­хле­ще.
- Шуд­жин­ко, ты уме­ешь мол­чать? – оска­лил­ся Рей­ден. – Че­го ты бо­ишь­ся? Тут все на­пи­са­но, по­ни­ма­ешь, на­пи­са­но. В от­но­ше­нии те­бя спра­вед­ли­вы сло­ва «No brain, no pain» - ты слиш­ком уж ум­ный и мно­го ду­ма­ешь.
Несо­сто­яв­ший­ся за­щит­ник Зем­ли оби­жен­но на­дул­ся, ему бы­ло страш­но и очень хо­те­лось сбе­жать из под­зем­но­го хра­ма, к то­му же в нем бы­ло жут­ко хо­лод­но, и ста­ри­чок уже успел про­мерз­нуть ед­ва ли не до ко­стей.
- Рей­ден, да­вай толь­ко быст­рее, ес­ли я схва­чу вос­па­ле­ние лег­ких и умру, то это бу­дет твоя ви­на, - бурк­нул он.
- Все, хва­тит, при­сту­па­ем! – бог гро­ма встал на­про­тив рас­про­стер­то­го на ал­та­ре тру­па Лю Кан­га, бо­рясь с непре­одо­ли­мым же­ла­ни­ем за­жать паль­ца­ми нос, рас­крыл кни­жеч­ку, взял ее в пра­вую ру­ку, вы­со­ко­пар­но под­нял ле­вую вверх и на­чал чи­тать за­кля­тие.
- Esse in eyre naysse shin… тьфу, за­был, как вот этот знак чи­та­ет­ся, ка­жет­ся, все сло­во бу­дет «aya nissir»…
Часть 11
11
Тем вре­ме­нем Хо­та­ру и Ай­о­ру, со­брав­шись с ду­хом, ре­ши­ли-та­ки от­пра­вить­ся во Внеш­ний Мир и сдать­ся на ми­лость за­кля­тых вра­гов; со­глас­но сво­е­му пла­ну, они от­пра­ви­ли в Сей­до од­но­го из сво­их лю­дей, чтобы он быст­ро пре­ду­пре­дил сей­дан­цев о на­дви­га­ю­щей­ся уг­ро­зе, и они успе­ли ор­га­ни­зо­вать хоть ка­кую-то обо­ро­ну. Глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ми­ра По­ряд­ка, бу­дучи че­ло­ве­ком зд­ра­во­мыс­ля­щим, пре­крас­но по­ни­мал, что внеш­не­мир­ская ар­мия на­мно­го силь­нее, Шэнг Цунг – са­дист и убий­ца, име­нем ко­то­ро­го сей­дан­ские жен­щи­ны пу­га­ли непо­слуш­ных де­тей, и про­тив та­ких вра­гов им дол­го не про­дер­жать­ся, од­на­ко при этом он во­все не со­би­рал­ся сда­вать­ся без боя. Сво­бо­да, ко­неч­но, ни­ко­гда не вхо­ди­ла в спи­сок доб­ро­де­те­лей, ко­то­рые сей­дан­цев учи­ли ува­жать, но жить под вла­стью же­сто­ко­го внеш­не­мир­ца им то­же не хо­те­лось – они бы­ли уве­ре­ны в том, что это чре­ва­то для всех не про­сто дик­та­ту­рой, а уже от­кро­вен­ным про­из­во­лом.
Утром оба вста­ли по­рань­ше, на­де­ли чи­стую на­ряд­ную одеж­ду, при­ве­ли се­бя в по­ря­док, на­чи­сти­ли ору­жие и до­спе­хи – ес­ли уж при­дет­ся уми­рать, так смерть нуж­но встре­чать в по­до­ба­ю­щем ви­де – и по­шли зав­тра­кать; им нуж­но бы­ло хо­тя бы немно­го мо­раль­но под­го­то­вить­ся к то­му, что им пред­сто­я­ло. Во вре­мя скром­ной тра­пезы, со­сто­яв­шей из от­вар­но­го мя­са с хле­бом и не слиш­ком слад­ко­го чая – сей­дан­цы бы­ли до­воль­но ас­ке­тич­ны­ми в бы­ту людь­ми – Хо­та­ру в оче­ред­ной раз ска­зал сво­е­му до­ве­рен­но­му:
- Ай­о­ру, мне все же хо­те­лось бы еще раз по­го­во­рить с то­бой, преж­де чем мы уй­дем во Внеш­ний Мир.
Тот под­нял на него свои си­ние гла­за.
- Да, ко­ман­дир? Я чем-то вы­звал ва­ше неудо­воль­ствие? Го­тов при­ло­жить все уси­лия по ис­прав­ле­нию си­ту­а­ции.
- Ты вы­звал мое неудо­воль­ствие тем, что хо­чешь от­пра­вить­ся со мной на вер­ную смерть. Те­бе во­об­ще не ка­жет­ся, что ты слиш­ком ра­но со­брал­ся на тот свет? Не мне го­во­рить те­бе, что внеш­не­мир­цам не свой­ствен­ны раз­но­об­раз­ные эти­че­ские пред­рас­суд­ки вро­де тех, что ха­рак­тер­ны для их за­кля­тых вра­гов с Зем­ли, буд­то все лю­ди име­ют рав­ные пра­ва, в том чис­ле и на жизнь.
Ай­о­ру по­жал пле­ча­ми.
- Мне пре­крас­но из­вест­но, что во Внеш­нем Ми­ре жи­вут лю­ди, не об­ре­ме­нен­ные из­лиш­ним мяг­ко­те­лым гу­ма­низ­мом и не осо­бен­но оза­бо­чен­ные чу­жим мне­ни­ем по это­му по­во­ду. Да, они мо­гут сде­лать с на­ми все что угод­но – убить, бро­сить в тем­ни­цу или изу­ро­до­вать, но это не от­ме­ня­ет мо­е­го во­ин­ско­го дол­га. Че­го вы от ме­ня хо­ти­те? Я по­ни­маю, что вы ме­ня жа­ле­е­те, но я все рав­но умру, не се­го­дня, так зав­тра, не зав­тра, так по­сле­зав­тра. Гра­до­на­чаль­ник Заф­фи­ро по­смел пой­ти про­тив во­ли Шэнг Цун­га? Он об­ре­чен, внеш­не­мир­цы уби­ва­ли лю­дей и за мень­шие про­ступ­ки. Мы по­сме­ли сю­да явить­ся по прось­бе вэй­наль­цев, пусть да­же мы и по­ня­ли си­ту­а­цию не со­всем пра­виль­но? Все, мы под­пи­са­ли се­бе смерт­ный при­го­вор. Се­го­дня мы пой­дем к Шэнг Цун­гу и Ку­ан Чи и по­про­бу­ем как-то на вре­мя от­влечь их вни­ма­ние, по­ка на­ши бу­дут пы­тать­ся ор­га­ни­зо­вать обо­ро­ну. Пой­ду я с ва­ми или не пой­ду, итог для нас оче­ви­ден, тут не на­до быть про­ро­ком, чтобы это пред­ска­зать: нам ко­нец, и го­ро­ду Лей Чен, и Сей­до то­же ко­нец. Вы са­ми мне объ­яс­ни­ли, что про­изой­дет: Шэнг Цунг и его со­пра­ви­тель тут же по­зо­вут на по­мощь ха­о­си­тов, от вэй­наль­ско­го го­ро­да оста­нут­ся од­ни ды­мя­щи­е­ся ру­и­ны, всех жи­те­лей каз­нят, а по­сле это­го объ­еди­нен­ное вой­ско на­ших вра­гов на­пра­вит­ся в Сей­до. Един­ствен­ное, что мы мо­жем сде­лать – это уме­реть с че­стью. По­это­му я, несмот­ря на ва­ше неудо­воль­ствие, хо­тел бы еще раз про­сить ва­ше­го раз­ре­ше­ния остать­ся с ва­ми до кон­ца. Мы до­ста­точ­но мно­го пе­ре­жи­ли вме­сте, мы бы­ли ря­дом во всех сра­же­ни­ях, при­кры­ва­ли друг дру­га, и ес­ли уж я все рав­но умру, то хо­тел бы уме­реть се­го­дня с ва­ми.
Хо­та­ру по­ка­чал го­ло­вой.
- Хо­ро­шо, так и быть. Чест­но го­во­ря, мне бы хо­те­лось, чтобы у мо­е­го вер­ней­ше­го по­мощ­ни­ка был хо­тя бы ка­кой-то шанс спа­стись…
- Я не хо­чу спа­сать свою жизнь, при­кры­ва­ясь чу­жой! – го­ря­чо пе­ре­бил его Ай­о­ру.
- На­по­ми­наю те­бе, что устав гвар­дии Сей­до за­пре­ща­ет пе­ре­би­вать стар­ше­го по зва­нию, - от­ве­тил глав­но­ко­ман­ду­ю­щий. – Дай мне за­кон­чить мою мысль.
- Про­шу про­стить мою неучти­вость, - несколь­ко рас­стро­ен­но про­из­нес тот.
- Про­щаю, - уже бо­лее мяг­ко ска­зал Хо­та­ру. – Так вот, я бы все же хо­тел, чтобы у те­бя был ка­кой-то шанс спа­стись, по­то­му что ты – мой вер­ней­ший со­рат­ник и ты очень до­рог мне. Я до сих пор жа­лею, что с Дай­ру так по­лу­чи­лось, по­то­му что он был мо­им дру­гом и бра­том по ору­жию, но у ме­ня не бы­ло дру­го­го вы­хо­да. По­это­му я, ко­неч­но, мог бы при­ка­зать те­бе ухо­дить и спа­сать­ся, рав­но как мог бы и по­ве­леть те­бе ид­ти со мной, од­на­ко я хо­чу, чтобы ты был сво­бо­ден в сво­ем вы­бо­ре. Ес­ли хо­чешь – ухо­ди во­об­ще, иди за­щи­щать Сей­до ли­бо от­прав­ляй­ся со мной. Пре­ду­пре­ждаю еще раз: ку­этан­цы ме­ня не по­ща­дят, и в том слу­чае, ес­ли ты вы­би­ра­ешь по­след­нее, те­бя вме­сте со мной ждет страш­ная и на­вер­ня­ка му­чи­тель­ная смерть. Я уже те­бе объ­яс­нял: я по­жерт­вую со­бой и от­вле­ку вни­ма­ние вра­гов, чтобы на­ши смог­ли хоть как-то со­брать­ся с си­ла­ми и дать им от­пор. Дол­го Сей­до про­тив них все рав­но не про­дер­жит­ся, но на­ших со­граж­дан хо­тя бы не пе­ре­ре­жут, как без­за­щит­ных овец на ско­то­бойне.
Ай­о­ру по­смот­рел на него с твер­дой уве­рен­но­стью.
- Я иду с ва­ми, - ре­ши­тель­но от­ве­тил он.
- Ты хо­ро­шо по­ду­мал?
- Да. Я го­тов. Я все-та­ки во­ин, и мой долг – уме­реть с че­стью, а не жить с по­зо­ром, зная, что ты спас свою шку­ру, ко­гда уби­ва­ли всех. Кро­ме то­го, я сей­да­нец, и я обя­зан раз­де­лять судь­бу мо­ей ро­ди­ны, ка­кой бы страш­ной она ни бы­ла.
Хо­та­ру удо­вле­тво­рен­но по­смот­рел на сво­е­го за­ме­сти­те­ля. Ай­о­ру в оче­ред­ной раз до­ка­зал, что он до­стой­ный че­ло­век и на него мож­но по­ло­жить­ся.
- Раз­ре­ши­те кое-что ска­зать, ко­ман­дир?
- Ко­неч­но, го­во­ри, - про­из­нес глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Сей­до, до­пи­вая чай.
- Без­услов­но, мое утвер­жде­ние мо­жет по­ка­зать­ся вам глу­пым, по­сколь­ку у ме­ня нет до­ка­за­тельств, но все же я хо­тел бы по­де­лить­ся од­ной мыс­лью.
- И? – Хо­та­ру за­ин­те­ре­со­ван­но скло­нил го­ло­ву.
- Вполне воз­мож­но, что все это с на­ча­ла до кон­ца бы­ло ку­этан­ской ло­вуш­кой. Внеш­не­мир­цы ре­ши­ли из­ни­что­жить всех сво­их вра­гов и, вос­поль­зо­вав­шись слу­ча­ем, на­шли на­ше сла­бое ме­сто. Мы – лю­ди че­сти и не бро­сим сла­бо­го в бе­де. Нас спе­ци­аль­но за­ма­ни­ли в этот го­род, а те­перь со­би­ра­ют­ся по­про­сту до­бить.
- То­же ве­ро­ят­но, - кив­нул сей­дан­ский ко­ман­дир. – Мы же в эту ло­вуш­ку бла­го­по­луч­но и уго­ди­ли. Толь­ко те­перь до­ро­ги на­зад уже нет. Я бы рань­ше ска­зал, что эта ис­то­рия по­слу­жит нам хо­ро­шим уро­ком, од­на­ко этот урок ока­зал­ся по­след­ним в ис­то­рии на­ше­го ми­ра.
Часть 12
12
Для бед­но­го Лю Кан­га на­ста­ли очень тя­же­лые вре­ме­на.
Бла­го­да­ря чер­ной ма­гии Шэнг Цун­га его ду­ша бы­ла те­перь при­вя­за­на к ми­ру жи­вых и не мог­ла уй­ти в за­гроб­ный, бо­лее то­го, его враг обе­щал впо­след­ствии вер­нуть его к жиз­ни. Бу­дучи неви­ди­мым для сво­их дру­зей, Лю мог по­се­щать раз­ные ме­ста и на­блю­дать за те­ми, кто ему до­рог и бли­зок, но имен­но это и сыг­ра­ло с про­слав­лен­ным чем­пи­о­ном Смер­тель­ной Бит­вы злую шут­ку. Шэнг, прав­да, не ста­вил сво­ей це­лью при­чи­нять сво­е­му нед­ру­гу боль и стра­да­ния, од­на­ко он не имел ни ма­лей­ше­го по­ня­тия о том, что тво­ри­лось в это вре­мя в Эде­нии и что несчаст­но­му Лю при­хо­ди­лось со­зер­цать, ко­гда он ре­шил на­ве­стить свою воз­люб­лен­ную – прин­цес­су Ки­та­ну.
Де­вуш­ка бы­ла се­рьез­но ра­не­на в бою и по­па­ла в плен к ко­ро­ле­ве Син­дел, ко­то­рая, недол­го ду­мая, пе­ре­вез­ла дочь в свой но­вый дво­рец в го­ро­де Эден и там за­пер­ла на­ги­шом в хо­лод­ный под­вал, где не бы­ло ров­ным сче­том ни­че­го, кро­ме гряз­но­го ста­ро­го мат­ра­са. Сво­ей одеж­ды прин­цес­са боль­ше не ви­де­ла, как не ви­де­ла и све­та во­об­ще: при­служ­ни­ки Син­дел за­пер­ли дверь на ключ, окон в жут­кой тем­ни­це не бы­ло, ламп то­же, и Ки­та­ну ок­ру­жа­ли лишь тем­но­та и мрак. Та­ким об­ра­зом, нелю­би­мая дочь боль­ше не по­па­да­лась но­вой еди­но­лич­ной пра­ви­тель­ни­це Эде­нии на гла­за, но бы­ла все­гда под ру­кой, ко­гда мать хо­те­ла вы­ме­стить на ком-то злость и оби­ду за соб­ствен­ное ис­ка­ле­чен­ное дет­ство, тя­же­лую юность и неудач­ное пер­вое за­му­же­ство.
Дер­жать Ки­та­ну в этом кош­мар­ном ме­сте мож­но бы­ло сколь­ко угод­но, ведь за Син­дел ни­кто не сле­дил и не стал бы спра­ши­вать у нее, что она де­ла­ет. Шин­нок, по­гло­щен­ный сво­и­ми тя­гост­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, ни­че­го не го­во­рил сво­ей но­вой су­пру­ге по это­му по­во­ду: то ли бо­ял­ся ее по­те­рять – ведь ко­ро­ле­ва не тер­пе­ла ни­ка­кой кри­ти­ки и за­ме­ча­ний в свой адрес, то ли по­про­сту ни­че­го не знал, то ли счи­тал се­бя не впра­ве это де­лать: ведь по сво­е­му про­ис­хож­де­нию он все-та­ки был ку­этан­цем, а у жи­те­лей Внеш­не­го Ми­ра не бы­ло при­ня­то вме­ши­вать­ся в чу­жие раз­бор­ки, да­же ес­ли лю­ди при­мут­ся друг дру­га уби­вать. По­на­ча­лу со­сто­я­ние де­вуш­ки бы­ло до­ста­точ­но тя­же­лым, у нее бы­ла се­рьез­ная по­те­ря па­мя­ти, но как толь­ко она по­шла на по­прав­ку, мать ре­ши­ла отыг­рать­ся на ней за все воз­мож­ное. Свою плен­ни­цу она кор­ми­ла ис­клю­чи­тель­но объ­ед­ка­ми; ино­гда она при­но­си­ла их в под­вал са­ма, а по­рой по­сы­ла­ла ту­да Та­ню или Зарк­ха­на, ко­то­рые сра­зу по­ня­ли, что чем ху­же они об­ра­ща­ют­ся с прин­цес­сой – тем при­ят­ней бу­дет их по­ве­ли­тель­ни­це. Под­руч­ные Син­дел поль­зо­ва­лись каж­дой воз­мож­но­стью удо­вле­тво­рить свою нена­висть и тя­гу к ис­тя­за­ни­ям: они с на­сла­жде­ни­ем пле­ва­ли Ки­тане в еду или вы­ва­ли­ва­ли ее на пол. Та боль­шую часть вре­ме­ни бы­ла на­столь­ко го­лод­на, что го­то­ва бы­ла съесть ее, под­би­рая с гряз­но­го кам­ня, как жи­вот­ное. Од­на­жды Син­дел с яв­ным удо­воль­стви­ем по­сы­па­ла объ­ед­ки крас­ным пер­цем и со­лью, сде­лав их прак­ти­че­ски несъе­доб­ны­ми, и ве­ле­ла от­не­сти их до­че­ри; Та­ня и Зарк­хан от ду­ши ве­се­ли­лись, да­же Рейн на­сла­ждал­ся ме­стью быв­шей воз­люб­лен­ной, ко­то­рая, по его мне­нию, по­ло­ма­ла ему всю жизнь. Ха­и­нар, же­лая за­слу­жить рас­по­ло­же­ние ко­ро­ле­вы, вы­ду­мал но­вое ис­тя­за­ние: Ки­та­ну на па­ру дней ли­ши­ли во­ды и не вы­но­си­ли вед­ро, слу­жив­шее ей туа­ле­том, а ко­гда нечи­сто­ты про­ли­лись на пол, де­вуш­ка бы­ла же­сто­ко на­ка­за­на. При­служ­ник Син­дел бил ее дочь по об­на­жен­но­му те­лу пал­кой с рас­щеп­лен­ным ост­рым кон­цом, ко­то­рым мож­но рас­сечь ко­жу до кро­ви, и от­де­лал ее прак­ти­че­ски до по­те­ри со­зна­ния. К то­му вре­ме­ни Ки­та­на бы­ла уже здо­ро­во не в се­бе, па­мять к ней так до кон­ца и не вер­ну­лась, но му­чи­те­лям бы­ло со­вер­шен­но все рав­но: им бы­ло важ­но имен­но по­из­мы­вать­ся над бес­по­мощ­ной плен­ни­цей и вы­ме­стить на ней зло­бу, а на все осталь­ное им бы­ло по боль­шо­му сче­ту на­пле­вать.
Ко­гда Лю Канг уви­дел весь этот кош­мар, то сна­ча­ла по­жа­лел о том, что вро­де как мертв и ни­чем не мо­жет по­мочь Ки­тане, а по­том, немно­го по­раз­мыс­лив, при­шел к вы­во­ду, что нет ху­да без добра: ес­ли бы он не мог пе­ре­но­сить­ся ку­да за­хо­чет без сво­е­го физи­че­ско­го те­ла, то так и не узнал бы, что про­ис­хо­дит с прин­цес­сой Эде­нии и ли­бо ду­мал бы, что все в по­ряд­ке, ли­бо счи­тал, что она по­про­сту про­па­ла без ве­сти ли­бо по­гиб­ла. Те­перь же его един­ствен­ной на­деж­дой был Шэнг Цунг: Лю по­ду­мал, что ес­ли чер­ный маг все же вы­пол­нит свое обе­ща­ние и вернет его к жиз­ни, то нуж­но бу­дет сра­зу же бе­жать ис­кать по­мощь. Преж­де все­го, на­вер­ное, сле­ду­ет от­пра­вить­ся к Соне и Джак­су: как со­труд­ни­ки спец­служб они на­вер­ня­ка что-ни­будь при­ду­ма­ют. Ну, ра­зу­ме­ет­ся, и осталь­ные его дру­зья их с Ки­та­ной в бе­де не бро­сят – Со­ня, ко­неч­но, ее не осо­бо лю­бит и не слиш­ком с ней ла­дит, од­на­ко не оста­вит же она ее на рас­тер­за­ние это­му мон­стру в об­ра­зе жен­щи­ны! Жал­ко, что в Эде­нии ни­кто не в со­сто­я­нии при­стру­нить окон­ча­тель­но за­рвав­ше­го­ся ти­ра­на и мон­стра в юб­ке! Кро­ме то­го, оста­вал­ся еще, как ни стран­но, Им­пе­ра­тор. На­блю­дая за ним со сто­ро­ны, Лю пре­крас­но по­нял, что при­ем­ная дочь ему от­нюдь не без­раз­лич­на, а дей­ствия Син­дел в Эде­нии он не одоб­ря­ет; мо­жет быть, ему удаст­ся да­же как-то на­ла­дить с ним кон­такт и убе­дить его по­мочь пад­че­ри­це – как он во­об­ще умуд­рил­ся в свое вре­мя взять в же­ны та­кое чу­до­ви­ще, как ко­ро­ле­ва? В бы­лые вре­ме­на да­же од­на мысль о та­ком по­ка­за­лась бы ему ужа­са­ю­щей, од­на­ко сей­час ра­ди спа­се­ния несчаст­ной де­вуш­ки он был го­тов на все. Глав­ное – это чтобы не ока­за­лось слиш­ком позд­но!
По­ка Лю на­де­ял­ся на бла­го­по­луч­ный ис­ход, он да­же и не по­до­зре­вал о том, что Рей­ден со сво­им но­вым дру­гом Шуд­жин­ко вот-вот ис­пор­тят ему все де­ло бук­валь­но за па­ру дней до то­го, как все мог­ло окон­чить­ся бла­го­по­луч­но – ведь на тот мо­мент Син­дел и в са­мом де­ле не озло­би­лась еще на­столь­ко, чтобы не по­слу­шать быв­ше­го му­жа, хо­тя с каж­дым днем ее же­сто­кость по от­но­ше­нию к нелю­би­мой до­че­ри все боль­ше и боль­ше на­рас­та­ла. Та, го­во­ря по прав­де, уже ма­ло что по­ни­ма­ла, и ес­ли бы от­чим и Лю все-та­ки выз­во­ли­ли ее из пле­на, ей при­шлось бы очень дол­го ле­чить­ся от по­след­ствий физи­че­ских и мо­раль­ных пы­ток, но ко­ро­ле­ве это­го бы­ло ма­ло. Каж­дый раз, под­ни­мая ру­ку на дочь, она вспо­ми­на­ла сво­е­го пер­во­го му­жа, и боль, ко­то­рую при­чи­нил Син­дел Джер­род, яв­но не со­би­ра­лась ути­хать со вре­ме­нем, а, на­про­тив, до­во­ди­ла ее до бе­шен­ства.
- Твой про­кля­тый па­па­ша был мерз­ким че­ло­ве­ком, гряз­ной тва­рью и от­вра­ти­тель­ным му­жем! – пин­ки и уда­ры хлы­стом со сто­ро­ны Син­дел обыч­но все­гда со­про­вож­да­лись длин­ны­ми бран­ны­ми ти­ра­да­ми. – Ты вся в него, ты та­кая же от­вра­ти­тель­ная сво­лочь, как и он! Каж­дый раз, как я смот­рю на те­бя, я вспо­ми­наю об этом по­дон­ке!
Рей­ден о про­ис­хо­дя­щем, ко­неч­но же, не знал; го­во­ря по-хо­ро­ше­му, ему бы­ло пле­вать на свою быв­шую со­юз­ни­цу, ко­то­рая столь­ко для него сде­ла­ла, с вы­со­кой ко­ло­коль­ни, и да­же ес­ли бы он о чем-то про­ве­дал, си­ту­а­цию бы это ни­сколь­ко не из­ме­ни­ло – слиш­ком ве­ли­ка бы­ла его жаж­да ото­мстить нена­вист­но­му Шэнг Цун­гу и всем его при­хле­ба­те­лям и пол­но­стью под­чи­нить се­бе несчаст­но­го Лю. По­это­му сей­час он пы­тал­ся за­ни­мать­ся некро­ман­ти­ей, хо­тя тол­ку от это­го бы­ло, су­дя по все­му, крайне ма­ло. Они с Шуд­жин­ко вро­де бы сде­ла­ли все так, как опи­са­но в книж­ке, про­чи­та­ли необ­хо­ди­мые за­кли­на­ния, а ре­зуль­та­та-то ни­ка­ко­го. Труп Лю про­дол­жал непо­движ­но ле­жать на ал­та­ре, ис­то­чая невы­но­си­мый смрад, и ожи­вать от­нюдь не со­би­рал­ся.
- Что за хрень? – воз­му­тил­ся Рей­ден, та­ра­щась на гни­лую туш­ку. – По­че­му он не ше­ве­лит­ся? Я все про­чи­тал, как на­пи­са­но!
- Да он по-преж­не­му еще и тух­лый, - Шуд­жин­ко с уны­лым ви­дом по­скреб свою жел­то­ва­то-си­зую бо­ро­ден­ку.
Рей­ден при­нял­ся вни­ма­тель­но ли­стать книж­ку.
- Ну вот, - разо­ча­ро­ван­но про­тя­нул он. – Вот по­че­му не сра­бо­та­ло, я строч­ку про­пу­стил. И, на­вер­ное, я дол­жен был ту­да еще свою соб­ствен­ную си­лу на­пра­вить, а не про­сто за­кля­тие чи­тать.
Со­сре­до­то­чив­шись на про­ис­хо­дя­щем, про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра со­брал­ся с си­ла­ми и вновь при­нял­ся на­рас­пев чи­тать за­кля­тья из кни­ги Шэн­га. В ка­кой-то миг ду­ша Лю, на­хо­див­ша­я­ся в то вре­мя в Эде­нии ря­дом с но­вым двор­цом Син­дел, вне­зап­но по­чув­ство­ва­ла, как ее слов­но по­ры­вом силь­ней­ше­го вет­ра сдер­ги­ва­ет с ме­ста и тянет невесть ку­да; уси­ли­ем во­ли он по­пы­тал­ся удер­жать­ся на ме­сте, но у него ни­че­го не вы­шло – и в сле­ду­ю­щую се­кун­ду бед­ня­га ис­пы­тал силь­ней­ший ужас, по­няв, что смот­рит на от­вра­ти­тель­но­го ви­да по­лу­сгнив­ший труп. Ес­ли бы Лю не был ли­шен жи­во­го те­ла и мог кри­чать не сво­им го­ло­сом, то непре­мен­но за­кри­чал бы – та­кое зре­ли­ще по­рой бы­ва­ет не по си­лам да­же са­мым стой­ким лю­дям. Од­на­ко мож­но пред­ста­вить се­бе его ис­пуг, ко­гда он на­ко­нец осо­знал, что раз­ла­га­ю­ще­е­ся те­ло, рас­про­стер­тое на боль­шом ка­мен­ном ал­та­ре – его соб­ствен­ное! Те­перь он по­нял, по­че­му у боль­шин­ства на­ро­дов ми­ра в обы­чае кре­ми­ро­вать по­кой­ни­ков или как мож­но быст­рее хо­ро­нить усоп­ших в зем­ле – вряд ли их ду­шам, ес­ли те по необ­хо­ди­мо­сти вдруг вновь при­дут в мир жи­вых, бу­дет при­ят­но со­зер­цать гни­ю­щую мер­зость с лоп­нув­шим жи­во­том и по­лу­об­на­жив­ши­ми­ся ко­стя­ми. Кто это сде­лал? Кто вы­та­щил его те­ло из мо­ги­лы и при­нес в это под­зе­ме­лье? С удив­ле­ни­ем он уви­дел сто­я­ще­го пе­ред ал­та­рем с ка­кой-то кни­гой в ру­ках Рей­де­на, при этом вид у про­тек­то­ра Зем­ли был со­вер­шен­но ужа­са­ю­щий – как буд­то он спал, не раз­де­ва­ясь, на пе­пе­ли­ще или на меш­ках с уг­лем: шля­па гряз­ная, рва­ная одеж­да неопре­де­лен­но­го цве­та за­га­же­на пти­ца­ми, на но­гах ви­дав­шие ви­ды стоп­тан­ные шле­пан­цы, кра­ше­ные свет­лые во­ло­сы пре­вра­ти­лись в се­ро-чер­ные и сви­са­ют неак­ку­рат­ны­ми нече­са­ны­ми пря­дя­ми. Ря­дом с бо­гом гро­ма на ко­ле­нях сто­ял ста­ри­каш­ка лет на вид ми­ни­мум так де­вя­но­ста, то­же об­ла­чен­ный в по­тре­пан­ные лох­мо­тья и яв­но нетрез­вый; этот че­ло­век был Лю Кан­гу незна­ком. Рей­ден гром­ким го­ло­сом чи­тал ка­кие-то за­кли­на­ния или мо­лит­вы на незна­ко­мом язы­ке, гля­дя в кни­гу, а его спут­ник рас­ка­чи­вал­ся взад-впе­ред, слов­но вань­ка-встань­ка, ко­то­ро­го с си­лой пну­ли но­гой, и мо­но­тон­но что-то под­вы­вал – Лю уди­вил­ся, как это он не па­да­ет.
В недо­уме­нии мо­ло­дой че­ло­век хо­тел бы­ло по­ско­рее по­ки­нуть стран­ное под­зе­ме­лье, все-та­ки ему боль­ше хо­те­лось быть ря­дом с Ки­та­ной, чем лю­бо­вать­ся оче­ред­ным су­ма­сброд­ством сво­е­го быв­ше­го на­став­ни­ка, ко­то­рый од­но­знач­но по­ме­шал­ся и на­шел се­бе в ком­па­нию ка­ко­го-то спив­ше­го­ся бро­дя­гу, но не тут-то бы­ло. Вне­зап­но Лю об­на­ру­жил, что не мо­жет ока­зать­ся от соб­ствен­но­го мерт­во­го те­ла на рас­сто­я­нии боль­ше де­ся­ти мет­ров.
- Нет! – в от­ча­я­нии за­кри­чал он, за­быв о том, что ни­кто не мо­жет его слы­шать и что в на­сто­я­щее вре­мя он бес­пло­тен. – Не смей­те! Не де­лай­те это­го!
До него до­шло, что Рей­ден чи­та­ет кни­гу по чер­ной ма­гии и од­но­знач­но при­ме­ня­ет к нему ка­кое-то сквер­ное за­кли­на­ние, од­на­ко он ни­че­го не мог сде­лать. Про­кля­тье, как же он оши­бал­ся! На­вер­ня­ка Им­пе­ра­тор и его за­ме­сти­тель, ко­то­ро­го Лю сду­ру так нена­ви­дел, зна­ли Рей­де­на го­раз­до луч­ше и не зря пре­ду­пре­жда­ли всех о его ис­тин­ной на­ту­ре, а он, мо­ло­дой ду­рак, ни­ко­го не по­слу­шал… что те­перь бу­дет-то!
- Рей­ден, оста­но­вись, умо­ляю те­бя! У те­бя же ни­че­го не по­лу­чит­ся, ты не зна­ешь, как нуж­но пра­виль­но вос­кре­шать мерт­вых! – сно­ва крик­нул пе­ре­пу­ган­ный Лю, но про­тек­тор Зем­ли, су­дя по все­му, яв­но был не спо­со­бен ви­деть ду­ши умер­ших. За­то в сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние бог гро­ма узрел, как над те­лом чем­пи­о­на Смер­тель­ной Бит­вы раз­ли­лось зе­ле­но­ва­тое све­че­ние, и труп ше­вель­нул пра­вой ру­кой.
- Ка­жись, ожил, - Шуд­жин­ко на мгно­ве­ние пе­ре­стал рас­ка­чи­вать­ся взад-впе­ред и неми­га­ю­щим взг­ля­дом уста­вил­ся на труп.
- Так он дол­жен нор­маль­ным стать, тут на­пи­са­но, - Рей­ден ткнул об­ло­ман­ным ног­тем в за­ла­пан­ную стра­ни­цу в гряз­ных пят­нах. – А он не ста­но­вит­ся! По-преж­не­му тух­лень­кий, что мы те­перь-то не так сде­ла­ли?
- Ну, за­то ше­ве­лит­ся, - под­дер­жал его ста­ри­чок.
- Ты со­всем ту­пой? Так не долж­но быть! Ты по­ни­ма­ешь во­об­ще, о чем я? Так не долж­но быть, он дол­жен стать обыч­ным жи­вым че­ло­ве­ком!!!
- В этот раз ты все пра­виль­но про­чел?
Рей­де­на пе­ре­ко­си­ло.
- Да, пра­виль­но!!!!! В этот раз – пра­виль­но!
Зе­ле­но­ва­тое све­че­ние по­сте­пен­но рас­се­и­ва­лось, а взг­ля­ды Рей­де­на и Шуд­жин­ко в этот миг бы­ли при­ко­ва­ны к ал­та­рю с те­лом Лю Кан­га.
- Мо­жет, на­до про­сто немно­го по­до­ждать? – пред­по­ло­жил пьян­чуж­ка.
- На­вер­ное, - Рей­ден устал сто­ять и сел ря­дом с ним на хо­лод­ный ка­мень.
Они по­до­жда­ли еще па­ру ми­нут.
- Лю, ты ме­ня слы­шишь? – по­ин­те­ре­со­вал­ся бо­жок.
Тот был в ужа­се: слы­шит? Ко­неч­но, он все слы­шит, толь­ко вот Рей­ден не слы­шит его и про­дол­жа­ет за­ни­мать­ся ча­ро­дей­ством, в ко­то­ром ни­че­го не смыс­лит! Са­мое кош­мар­ное бы­ло в том, что те­перь он ока­зал­ся при­вя­зан к соб­ствен­но­му мерт­во­му те­лу, но не мо­жет ни управ­лять им, ни уй­ти ку­да-ни­будь по­даль­ше!
Це­пи, ко­то­ры­ми те­ло Лю бы­ло при­ко­ва­но к ал­та­рю Хо­уан, про­тив­но за­зве­не­ли, по­том на­ча­ли рвать­ся с ужа­са­ю­щи­ми зву­ка­ми. Шуд­жин­ко ко­рот­ко вскрик­нул.
- Ка­жет­ся, по­лу­чи­лось, - ска­зал Рей­ден.
- Ой, ой, - сте­нал ста­ри­каш­ка.
Труп рез­ко при­под­нял­ся и сел на ал­та­ре, на за­пя­стьях его бол­та­лись длин­ные обо­рван­ные це­пи. Шуд­жин­ко сно­ва взвизг­нул.
- Ой, ма­ма!
- За­ткнись! – рявк­нул Рей­ден и с опас­кой, креп­ко сжи­мая в ру­ках кни­гу, при­бли­зил­ся к ожив­ше­му мерт­ве­цу.
- Лю, ты ме­ня слы­шишь? – сно­ва по­вто­рил он.
Гро­бо­вое мол­ча­ние: вряд ли зло­вон­ный по­лу­раз­ло­жив­ший­ся труп, у ко­то­ро­го дав­но сгни­ли все ор­га­ны ре­чи, смог бы от­ве­тить что-то чле­но­раз­дель­ное, да­же ес­ли бы очень за­хо­тел. Од­на­ко бед­ный Лю Канг в это мгно­ве­ние не толь­ко пре­крас­но слы­шал Рей­де­на, но и с удо­воль­стви­ем бы вы­ска­зал ему все, что о нем ду­ма­ет, не стес­ня­ясь в вы­ра­же­ни­ях – ес­ли бы, ко­неч­но, мог. Вме­сто это­го он был вы­нуж­ден со­зер­цать без­об­раз­ный ри­ту­ал, а так­же свое соб­ствен­ное мерт­вое те­ло – не будь чем­пи­он Смер­тель­ной Бит­вы ныне бес­плот­ным ду­хом, так дав­но по­бе­жал бы об­ни­мать­ся с уни­та­зом в убор­ной.
Рей­ден пе­ре­лист­нул стра­ни­цу.
- Слу­шай ме­ня! По­ви­нуй­ся мне! – про­орал он на все под­зе­ме­лье; Шуд­жин­ко не на шут­ку ис­пу­гал­ся – вдруг сво­ды рух­нут им на го­ло­вы?
Труп кив­нул.
Лю на­блю­дал со всем со сто­ро­ны с яв­ным стра­хом и недо­уме­ни­ем, но уй­ти ни­ку­да не мог.
- Встань! – при­ка­зал Рей­ден.
Мерт­вое те­ло неук­лю­же под­ня­лось с ал­та­ря, гре­мя це­пя­ми. Шуд­жин­ко ожи­дал по­то­ка нецен­зур­ной бра­ни, од­на­ко бог гро­ма, на­про­тив, от­нюдь не счи­тал, что его опыт не удал­ся.
- Это еще кру­че, чем я ду­мал! – про­из­нес он с те­ля­чьим вос­тор­гом и ля­гу­ша­чьей улыб­кой на ли­це. – На­сто­я­щий жи­вой Лю мог бы на­чать со мной спо­рить, он все­гда был до­ста­точ­но строп­тив, а тут мы име­ем его те­ло, ко­то­рое пол­но­стью под­чи­ня­ет­ся мо­им при­ка­зам! Так, слу­шай ме­ня!
Омер­зи­тель­ный ка­давр в це­пях за­мер в ожи­да­нии ко­ман­ды.
- Оста­вай­ся здесь, по­ка мы не вер­нем­ся!
Труп сно­ва упал на ал­тарь и рас­про­стер­ся на нем. От­ча­я­нию несчаст­но­го Лю не бы­ло пре­де­ла. Он по­ня­тия не имел, ко­гда вер­нет­ся Рей­ден, и те­перь был на­дол­го об­ре­чен про­зя­бать в этом ужас­ном ме­сте, не имея ни­ка­кой воз­мож­но­сти вы­брать­ся, по­дать знак сво­им дру­зьям или Им­пе­ра­то­ру и на­ко­нец по­мочь Ки­тане.
Часть 13
13
Со­ня хо­те­ла бы­ло встать с кро­ва­ти и пой­ти на раз­вед­ку, но, по­раз­мыс­лив, ре­ши­ла по­си­деть еще немно­го – вдруг го­ло­ва за­кру­жит­ся и пло­хо станет, как-ни­как ее уда­ри­ли тя­же­лым пред­ме­том, и у нее бы­ла по­те­ря со­зна­ния. Убе­див­шись, что ху­же ей не ста­но­вит­ся, де­вуш­ка все же по­ду­ма­ла, что по­ра от­пра­вить­ся ис­кать Рэй­ко. Она спу­сти­ла но­ги с по­сте­ли, на­де­ла бо­тин­ки, по­до­шла к две­ри, по­смот­ре­ла в за­моч­ную сква­жи­ну. В ко­ри­до­ре бы­ло по­чти тем­но, лишь ка­кой-то си­ний свет про­би­вал­ся из уг­лов. Она на­жа­ла на руч­ку, слег­ка при­от­крыв дверь и бо­ясь, что та скрипнет – к сча­стью, это­го не про­изо­шло – вы­гля­ну­ла из ком­на­ты. Ни­ко­го нет, мож­но вы­би­рать­ся на­ру­жу. Со­ня осто­рож­но осмот­ре­лась: вро­де и в са­мом де­ле ни­ко­го, а в уг­лах про­сто рас­по­ло­же­ны си­ние све­тиль­ни­ки – кра­си­во вы­гля­дит, хоть и необыч­но. Ин­те­рес­но, что все-та­ки это за ме­сто, неуже­ли ка­кая-ни­будь ци­та­дель ге­не­ра­ла Рэй­ко?
Де­вуш­ка осто­рож­но кра­лась вдоль стен, по­ка на­ко­нец не до­шла до вин­то­вой лест­ни­цы. Она ре­ши­ла спу­стить­ся вниз, бо­ясь спо­ткнуть­ся, и тут свет вне­зап­но за­жег­ся – ви­ди­мо, сра­бо­тал сен­сор­ный вы­клю­ча­тель, вмон­ти­ро­ван­ный в ка­мень где-то на­вер­ху. Со­ня вздрог­ну­ла: ей ни ра­зу в жиз­ни не бы­ло так страш­но, ведь она не име­ла ни ма­лей­ше­го по­ня­тия о том, где на­хо­дит­ся и что имен­но ей мо­жет уг­ро­жать в этом ме­сте. Еже­се­кунд­но ози­ра­ясь по сто­ро­нам, она осто­рож­но со­шла по вин­то­вой лест­ни­це на один про­лет вниз; здесь на­хо­ди­лась ка­кая-то за­кры­тая дверь.
Со­ня по­дер­га­ла за руч­ку. За­пер­то. Она спу­сти­лась еще на один про­лет и об­на­ру­жи­ла вто­рую за­кры­тую дверь. То­же за­пер­то.
Оста­вал­ся един­ствен­ный ва­ри­ант: сно­ва вниз.
На­до же, ка­кая уда­ча – на­ко­нец-то! Дверь не за­пер­та! Хо­тя здесь и зам­ка-то нет, руч­ка на глу­хой план­ке, бы­ло б че­го за­пи­рать.
Од­на­ко свет неожи­дан­но по­гас; ви­ди­мо, он вк­лю­чал­ся на ка­кой-то ко­рот­кий огра­ни­чен­ный про­ме­жу­ток вре­ме­ни, не боль­ше трех ми­нут. Со­ня мах­ну­ла ру­кой, чтобы он за­го­рел­ся вновь, но ни­че­го не вы­шло; ви­ди­мо, сен­сор на­хо­дил­ся слиш­ком вы­со­ко и не сре­а­ги­ро­вал на ее дви­же­ние. Она толк­ну­ла дверь, вы­шла в ка­кой-то боль­шой яр­ко осве­щен­ный холл и услы­ша­ла, как со сто­ро­ны про­ти­во­по­лож­ной две­ри до­но­сят­ся ка­кие-то го­ло­са. Со­ня ис­пу­га­лась, но те­перь уж пу­ти на­зад не бы­ло. Ес­ли что – при­дет­ся драть­ся.
В сле­ду­ю­щую се­кун­ду она по­ня­ла, по­че­му в филь­мах ужа­сов и бо­е­ви­ках ге­рои, уви­дев что-то неожи­дан­ное, обыч­но орут не сво­им го­ло­сом. У нее са­мой нер­вы бы­ли, в об­щем-то, до­воль­но креп­кие, и она не за­кри­ча­ла, но бы­ла очень близ­ка к это­му. Про се­бя она ре­ши­ла, что боль­ше ни­ко­гда не бу­дет кри­ти­ко­вать Джон­ни Кей­джа и его кол­лег за по­доб­ные сю­жет­ные хо­ды в филь­мах и на­зы­вать их глу­по­стя­ми.
К ней на­встре­чу вы­шел сам Им­пе­ра­тор в со­про­вож­де­нии ка­ко­го-то незна­ко­мо­го вы­со­ко­го внеш­не­мир­ца с длин­ны­ми чер­ны­ми во­ло­са­ми и… Шэнг Цун­га, ко­то­рый вы­гля­дел так, слов­но на него уро­ни­ли ме­шок с це­мен­том или по­бел­кой, и по­сто­ян­но от­ря­хи­вал­ся, хо­тя его одеж­ду те­перь мож­но бы­ло раз­ве что толь­ко от­не­сти на свал­ку.
- …у него ру­ка сло­ма­на и со­тря­се­ние моз­га, по­хо­же, что до­воль­но силь­ное, но вра­чи вро­де ска­за­ли, что ни­ка­кой опас­но­сти для жиз­ни нет, - по­дроб­но рас­ска­зы­вал он о ком-то яв­но встре­во­жен­но­му Шао Ка­ну, со­вер­шен­но не за­ме­чая Со­ни.
- Эй! – оклик­ну­ла их де­вуш­ка, зрач­ки ее бы­ли за­мет­но рас­ши­ре­ны от стра­ха и неожи­дан­но­сти, несмот­ря на яр­кий свет в хол­ле. – Про­кля­тье, что все это зна­чит?
Она по­тер­ла гла­за ру­кой: на­вер­ное, у нее все-та­ки гал­лю­ци­на­ции от уда­ра.
Чер­ный маг на­ко­нец за­ме­тил ее.
- А то, что ваш уб­лю­док-про­тек­тор взо­рвал мой дво­рец и ед­ва не уг­ро­бил мо­е­го дру­га Ку­ан Чи, я сей­час о нем го­во­рил, - Шэнг Цунг изоб­ра­зил на ли­це нечто сред­нее меж­ду оби­дой, нена­ви­стью и пре­зре­ни­ем. – По­сле че­го сбе­жал, как он это все­гда лю­бит де­лать.
Им­пе­ра­тор та­ра­щил­ся на Со­ню с яв­ной рас­те­рян­но­стью, ви­ди­мо, не зная, что ска­зать, как все объ­яс­нить и во­об­ще – с че­го на­чать. Незна­ко­мый ку­эта­нец ря­дом с ним раз­гля­ды­вал де­вуш­ку с лег­ким ин­те­ре­сом, что не укры­лось от Шао Ка­на.
- Она­га, ес­ли ты по­ду­мы­ва­ешь об им­пе­ра­три­це, то те­бе при­дет­ся при­смот­реть се­бе дру­гую кан­ди­да­ту­ру, - усмех­нул­ся он. – Она уже за­му­жем. За мной.
- Эээ… ну то­гда из­ви­ни­те, при­ят­но по­зна­ко­мить­ся, ми­ле­ди, как вас зо­вут? – от­ве­тил тот. Со­ня хо­те­ла бы­ло на­чать ру­гать­ся и тре­бо­вать разъ­яс­не­ний, как вдруг из бо­ко­вой две­ри в холл вбе­жа­ла ка­кая-то мо­ло­дая жен­щи­на в длин­ном уз­ком пла­тье из чер­но­го и крас­но­го бар­ха­та; ее тем­ные во­ло­сы укра­ша­ла кра­си­вая за­кол­ка в ви­де ле­ту­чей мы­ши с ру­би­но­вы­ми гла­за­ми и зу­ба­ми из бе­ло­го квар­ца. Соне эта пре­крас­ная незна­ком­ка чер­та­ми ли­ца од­но­знач­но на­пом­ни­ла не ко­го ино­го, как ко­ро­ле­ву Син­дел.
- Па­па? – она с недо­уме­ни­ем по­смот­ре­ла на Шао Ка­на, по­том пе­ре­ве­ла взгляд на Шэн­га. – Что… Или это оче­ред­ная твоя ил­лю­зия, мер­за­вец? Что вы сде­ла­ли с Ни­та­рой? От­ве­чай, будь чест­ным хоть один раз в жиз­ни!
- Кста­ти, где твой мерз­кий дру­жок с ко­сич­кой? – не удер­жа­лась от ехид­но­го ком­мен­та­рия Со­ня, не уви­дев ря­дом с Шэн­гом неиз­мен­но­го Эс­мене.
- Эйя, успо­кой­ся, я сей­час все вам объ­яс­ню, - Им­пе­ра­тор сде­лал власт­ный жест ру­кой, при­зы­вая к по­ряд­ку. – Не смей по­вы­шать го­лос на Шэн­га, он ни в чем не ви­но­ват. Со­ня, поз­воль пред­ста­вить те­бе Эйю, ко­ро­ле­ву Вэт­эр­ны и мою стар­шую дочь. Эйя, зна­комь­ся, это Со­ня Блейд. Кро­ме то­го, мне хо­те­лось бы по­зна­ко­мить вас обе­их с Она­гой, Ко­ро­лем-Дра­ко­ном и за­кон­ным пра­ви­те­лем Внеш­не­го Ми­ра, чьим ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти я бла­го­по­луч­но был дол­гие го­ды, - он ука­зал на сво­е­го за­га­доч­но­го спут­ни­ка. – А те­перь да­вай­те обо всем по по­ряд­ку.
- Мо­жет быть, пой­дем, ся­дем в сто­ло­вой, я быст­рень­ко пе­ре­оде­нусь и вы­мою го­ло­ву, по­ло­жим всем че­го-ни­будь вкус­нень­ко­го и спо­кой­но все об­су­дим? – пред­ло­жил Шэнг Цунг, как-то неуве­рен­но гля­дя на Со­ню, од­на­ко та от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой.
- Ну уж нет. Вы­кла­ды­вай­те все пря­мо здесь, и быст­ро!
Вы­слу­шав всю ис­то­рию, Со­ня ед­ва сдер­жа­лась, чтобы не вле­пить чер­но­му ма­гу по­ще­чи­ну; Эйя блед­не­ла от гне­ва и стис­ки­ва­ла зу­бы – ее боль­ше вол­но­ва­ла судь­ба Ни­та­ры, неже­ли неудач­ная – или все же удач­ная? – ин­сце­ни­ров­ка, уст­ро­ен­ная ее при­ем­ным от­цом.
- Вы с ума со­шли, что ли? – не вы­дер­жа­ла Со­ня. – Шин­но­ка хоть бы по­жа­ле­ли, или пле­вать вам на него с вы­со­ко­го де­ре­ва? Он, по­ди, по род­но­му сы­ну уже все гла­за вы­пла­кал! Вы бы ему хо­тя бы ка­кой-то знак по­да­ли, чтобы он так не пе­ре­жи­вал!
- А ес­ли б по­да­ли, так Рей­ден сра­зу бы за­по­до­зрил, что де­ло нелад­но, - без те­ни сму­ще­ния от­ве­тил Шэнг Цунг.
- Бес­сты­жий, - пре­зри­тель­но от­ве­ти­ла Со­ня, ко­то­рая бы­ла крайне невы­со­ко­го мне­ния о мо­раль­но-нрав­ствен­ных ка­че­ствах при­двор­но­го ма­га Им­пе­ра­то­ра. – Зна­ешь что, ты, по­до­нок? Мне пле­вать, как к те­бе от­но­сит­ся Шао Кан, пусть как угод­но хо­ро­шо, это ва­ше лич­ное де­ло, но я те­бя боль­ше не же­лаю ви­деть. Во­об­ще. Ни­ко­гда. Не смей со мной раз­го­ва­ри­вать, ко мне об­ра­щать­ся и…
- А вот тут я вы­нуж­ден воз­ра­зить, - ска­зал Шао Кан. – Из­ви­ни, Со­ня, но Шэнг бу­дет на на­шей свадь­бе по­чет­ным сви­де­те­лем.
- Что?!
- У нас обы­чай та­кой. Ес­ли кто-ни­будь пря­мо или кос­вен­но по­спо­соб­ство­вал зна­ком­ству но­во­брач­ных, он дол­жен быть у них на свадь­бе по­чет­ным сви­де­те­лем. Воз­ра­же­ния не при­ни­ма­ют­ся. Тра­ди­цию нель­зя на­ру­шать, и во­об­ще – лю­бишь ме­ня, по край­ней ме­ре, ува­жай и мо­е­го при­бли­жен­но­го.
- Этот по­до­нок убил мо­е­го дру­га Лю Кан­га! – де­вуш­ка хо­те­ла бы­ло вле­пить Шэн­гу по­ще­чи­ну, но сдер­жа­лась.
- Мне очень жаль, моя до­ро­гая Со­ня, но твой при­я­тель – на­столь­ко упер­тый тип, что у ме­ня при всем же­ла­нии по­про­сту не бы­ло воз­мож­но­сти иным об­ра­зом убе­дить его в том, что он неправ, - с пол­ным спо­кой­стви­ем и иде­аль­ной невоз­му­ти­мо­стью от­ве­тил чер­ный маг; сей­час он был по­хож ско­рее на вы­дер­жан­но­го пе­да­го­га, объ­яс­ня­ю­ще­го слож­ный ма­те­ри­ал непо­нят­ли­вым уче­ни­кам. – Я, ес­ли быть чест­ным, не сто­рон­ник ру­ко­при­клад­ства и си­ло­во­го воз­дей­ствия на лю­дей, обыч­но я пред­по­чи­таю ло­ги­ку, ар­гу­мен­ты и ди­пло­ма­тию, но ес­ли они ина­че не по­ни­ма­ют – это уже, к со­жа­ле­нию, не моя ви­на. Я неод­но­крат­но, и ты са­ма то­му сви­де­тель, пред­ла­гал тво­е­му дру­гу до­го­во­рить­ся обо всем мир­ным пу­тем, од­на­ко у ме­ня ни­че­го не вы­шло, и по­се­му я был вы­нуж­ден при­бег­нуть к несколь­ко ра­ди­каль­ным ме­рам. Тем не ме­нее, поз­воль те­бя успо­ко­ить, это не на­все­гда. Дан­ное мел­кое за­труд­не­ние вполне раз­ре­ши­мо, ибо ду­ша Лю по­ка что при­вя­за­на к ми­ру жи­вых и мо­жет от­прав­лять­ся в раз­ные ме­ста и на­блю­дать за все­ми на­ми, а вер­нуть его в бы­лое со­сто­я­ние для ме­ня не со­ста­вит осо­бой про­бле­мы, тем бо­лее что я ему это обе­щал. Осме­люсь по­на­де­ять­ся на то, что по­сле все­го наш об­щий зна­ко­мый все же станет хо­тя бы про­цен­тов на де­сять бо­лее вме­ня­е­мым и ме­нее упря­мым.
Она­га за­сме­ял­ся. Со­ня по­на­ча­лу хо­те­ла бы­ло что-то воз­ра­зить, но по­том по­жа­ла пле­ча­ми и пред­по­чла сми­рить­ся: в кон­це кон­цов, те­перь от это­го ми­ло­го че­ло­ве­ка в ка­че­стве бес­плат­но­го при­ло­же­ния к Шао Ка­ну уже не из­ба­вить­ся, при­дет­ся как-то тер­петь его с ми­ни­маль­ны­ми по­те­ря­ми, тем бо­лее что Она­га ему яв­но сим­па­ти­зи­ру­ет. Прав­да, ее несколь­ко сму­ти­ло, что Им­пе­ра­тор так и не сде­лал ей офи­ци­аль­но­го пред­ло­же­ния, но при этом все ве­ли се­бя так, слов­но все уже дав­но яс­но, од­на­ко ес­ли су­дить по сло­вам Ан-Дж­эн Лэй – так оно и есть, Соне до­ста­точ­но бы­ло взять то пла­тье, и это уже озна­ча­ло со­гла­сие. Ну да лад­но, не суть важ­но.
В этот мо­мент в холл вбе­жал один из двор­цо­вых охран­ни­ков.
- По­ве­ли­тель Она­га! – взвол­но­ван­но про­из­нес он. – Там при­шли ка­кие-то лю­ди, по ви­ду сей­дан­цы, и же­ла­ют го­во­рить с пра­ви­те­ля­ми Внеш­не­го Ми­ра!
- И че­го им на­до? – по­жал пле­ча­ми тот.
- Ска­за­ли, что хо­тят вас ви­деть… хо­тя, на­вер­ное, они име­ли в ви­ду…
- Ме­ня и Ку­ан Чи, - за­кон­чил за него Шэнг. – Я да­же мо­гу с уве­рен­но­стью ска­зать, кто это. Хо­та­ру и его при­бли­жен­ные. Пу­га­нул я их недав­но в вэй­наль­ском го­ро­де Лей Чен, вот они и пе­ре­нерв­ни­ча­ли. На­вер­ня­ка при­полз­ли по­ща­ды про­сить, прав­до­люб­цы на­ши нена­гляд­ные. Од­на­ко пусть ва­лят с на­шей тер­ри­то­рии, и ни­кто их не тронет. При­кинь, Хо­та­ру хва­лит­ся пе­ред все­ми тем, что ни­ко­гда не врет.
- Ну и зря, - усмех­нул­ся Ко­роль-Дра­кон. – Я вон бла­го­да­ря вра­нью про­вер­нул ве­ли­ко­леп­ную аван­тю­ру с за­ме­ча­тель­ны­ми ар­те­фак­та­ми, име­ну­е­мы­ми Ка­ми­до­гу, и воз­вра­тил се­бе че­ло­ве­че­ский об­лик. Де­ло, ко­неч­но, его, но я как-то сла­бо се­бе пред­став­ляю, как мож­но всю жизнь про­жить и ни ра­зу не со­врать.
- А он в шко­ле днев­ник от ро­ди­те­лей не пря­тал? – уди­ви­лась Со­ня. – Неуже­ли он был та­ким при­леж­ным уче­нич­ком?
- А ты во­об­ще зна­ешь, что та­кое Сей­до или Мир По­ряд­ка? – спро­сил ее Шэнг Цунг. – Ты вот са­ма в шко­ле и ин­сти­ту­те как учи­лась? Мо­гу с уве­рен­но­стью ска­зать, что вполне непло­хо, без тро­ек, но бы­ва­ло и та­кое, что ка­кие-то пред­ме­ты те­бе не осо­бо да­ва­лись или ты про­сто од­но­крат­но не вы­учи­ла урок, я прав?
- Прав. Один раз я про­гу­ля­ла хи­мию, по­то­му что на­ша учи­тель­ни­ца за­бо­ле­ла, и ее за­ме­щал за­вуч – ред­кост­ный при­ду­рок, кос­но­языч­ный, его вся шко­ла нена­ви­де­ла, у нас ино­гда бы­ло чув­ство, что он го­да­ми го­ло­ву не мо­ет. По­том я од­на­жды за­си­де­лась в го­стях у сво­ей по­дру­ги Мэг­ги и за­бы­ла сде­лать ис­пан­ский – учи­те­лю со­вра­ла, что тет­рад­ку с до­маш­ним за­да­ни­ем по­ме­тил наш кот. Бы­ла не слиш­ком уве­ре­на в том, что хо­ро­шо на­пи­шу тест по физи­ке, и су­ну­ла гра­дус­ник под го­ря­чую во­ду. Ма­ма ре­ши­ла, что я и в са­мом де­ле объ­елась мо­ро­же­но­го, и не пу­сти­ла ме­ня в шко­лу. Не мо­гу ска­зать, что я бы­ла пло­хой уче­ни­цей, на­про­тив, я от­лич­ни­ца, но та­кие мо­мен­ты то­же бы­ва­ли, - со­гла­си­лась с ним Со­ня. Ей уже на­чи­на­ло ка­зать­ся, что не та­кой уж этот Шэнг и гад и ей все же удаст­ся на­ла­дить с ним от­но­ше­ния. Кро­ме то­го, ей очень хо­те­лось рас­спро­сить Она­гу о том, как он об­рел, по­те­рял и сно­ва об­рел власть во Внеш­нем Ми­ре и как вы­гля­дит вся ис­то­рия в его ис­пол­не­нии, од­на­ко лей­те­нант Блейд по­ду­ма­ла, что для это­го у нее еще бу­дет под­хо­дя­щая воз­мож­ность – сей­час не вре­мя.
- Вот. А у сей­дан­цев про­гуль­щи­ков и дво­еч­ни­ков в шко­лах нет в прин­ци­пе, кро­ме то­го, са­мо пра­во не прий­ти на уро­ки про­сто не су­ще­ству­ет. Ес­ли уче­ник без крайне ува­жи­тель­ной при­чи­ны не явил­ся на урок, су­ро­вое на­ка­за­ние ждет и его, и ро­ди­те­лей, и да­же учи­те­ля.
- А ува­жи­тель­ная при­чи­на – как ми­ни­мум смерть, - до­ба­вил Она­га. – Что ж, пой­ду-ка я и по­го­во­рю с эти­ми ми­лы­ми людь­ми из Сей­до. Ви­дал я это­го Хо­та­ру…
- Толь­ко убе­ди­тель­ная прось­ба – до­не­си до огра­ни­чен­но­го со­зна­ния этих убо­гих лич­но­стей, что им необ­хо­ди­мо сроч­но убрать­ся с на­шей тер­ри­то­рии, и то­гда ни­кто не по­стра­да­ет. Кро­ме то­го, пусть от­да­дут нам то дерь­мо, ко­то­рое пра­ви­ло го­ро­дом, то бишь Заф­фи­ро, и я это гряз­ное жи­вот­ное, при­сва­и­вав­шее се­бе чу­жие де­неж­ки, в бли­жай­шие же дни по­са­жу на кол на глав­ной пло­ща­ди Цо­ру­а­на, чтобы дру­гим непо­вад­но бы­ло. Я все же пой­ду мыть го­ло­ву и при­во­дить се­бя в по­ря­док, а то вы­гля­жу так, как буд­то ко­пал­ся в це­мен­те.
Ко­роль-Дра­кон кив­нул.
- А еще над сей­дан­ца­ми мож­но немнож­ко по­глу­мить­ся, - с ви­дом за­мыш­ля­ю­ще­го па­кость школь­ни­ка внес пред­ло­же­ние Шэнг Цунг. – На­при­мер…
- Немно­го мож­но, но, я ду­маю, до­пол­ни­тель­ные идеи мне не по­тре­бу­ют­ся, - за­клю­чил Она­га. – У ме­ня и так уже в трон­ном за­ле Шен­нар­ка си­дит, по­ла­гаю, им од­но­го ее при­сут­ствия хва­тит с лих­вой на ме­сяц впе­ред.
Часть 14
14
Со­ня и Шэнг, раз­го­ва­ри­вая о Лю Кан­ге, не име­ли ни ма­лей­ше­го по­ня­тия о ко­вар­ных пла­нах Рей­де­на и по­ла­га­ли, что все бу­дет пре­крас­но – в бли­жай­шие дни чем­пи­о­на мож­но бу­дет вер­нуть к жиз­ни. Од­на­ко го­ре-некро­мант со сво­им нетрез­вым дру­гом умуд­ри­лись весь­ма та­лант­ли­во все ис­по­га­нить, а по­том бог гро­ма вспом­нил о дру­гом сво­ем за­мыс­ле – он хо­тел на­стро­ить быв­шую су­пру­гу Шао Ка­на, ле­ди Аматэ, про­тив сво­е­го бра­та и пле­мян­ни­цы.
Для осу­ществ­ле­ния это­го гнус­но­го де­ла склоч­но­му бож­ку необ­хо­ди­мо бы­ло по­со­ве­то­вать­ся с Ар­гу­сом, Хны­кал­кой, Анит­рой и еще од­ной оди­оз­ной да­моч­кой – вдо­вой Джи­а­ла Си­рис. Эта ми­лая жен­щи­на гор­до име­но­ва­лась «бо­ги­ней до­маш­не­го оча­га», хо­тя при этом, как ни па­ра­док­саль­но это зву­чит, бы­ла убеж­ден­ной агрес­сив­ной де­то­не­на­вист­ни­цей. Сво­е­му по­кой­но­му су­пру­гу она еще в са­мом на­ча­ле их бра­ка гор­до за­яви­ла, что де­тей тер­петь не мо­жет и об­за­во­дить­ся ими не со­би­ра­ет­ся; Джи­ал очень лю­бил же­ну, и ему при­шлось сми­рить­ся с ее ре­ше­ни­ем, несмот­ря на то, что сам он был бы от­нюдь не прочь об­за­ве­стись несколь­ки­ми на­след­ни­ка­ми. Од­на­ко глав­ной про­бле­мой для всех, кто пы­тал­ся об­щать­ся с по­кро­ви­тель­ни­цей до­ма и се­мьи, бы­ло да­же не то, что она са­ма не лю­би­ла де­тей и не хо­те­ла их ро­жать – да ма­ло ли тех, кто по ка­ким-то лич­ным объ­ек­тив­ным или субъ­ек­тив­ным при­чи­нам от­ка­зы­ва­ет­ся от про­дол­же­ния ро­да! – а то, что для нее во­про­сы де­то­рож­де­ния и об­ще­ния с чу­жи­ми от­прыс­ка­ми дав­но пре­вра­ти­лись в на­вяз­чи­вую идею, ко­то­рую эта ми­лая да­ма по­сто­ян­но при­пле­та­ла в лю­бой раз­го­вор. Сто­и­ло ее зна­ко­мым слу­чай­но упо­мя­нуть о сво­ем соб­ствен­ном ре­бен­ке, о том, что у ко­го-то ро­дил­ся ре­бе­нок, или да­же о кни­ге, в ко­то­рой так или ина­че го­во­рит­ся о де­тях – Си­рис тут же сво­ди­ла бе­се­ду на свою нена­висть к этой сфе­ре жиз­ни, а по­это­му Рей­ден был вы­нуж­ден про­честь Шуд­жин­ко це­лую лек­цию о том, как сле­ду­ет пра­виль­но об­ра­щать­ся с хра­ни­тель­ни­цей до­маш­не­го оча­га. Так, на­при­мер, упо­ми­нать о на­ли­чии у са­мо­го бо­га гро­ма сы­на и до­че­ри, а так­же о том, что Ан-Дж­эн Лэй не про­сто со­би­ра­ет­ся за­муж за Гранд­ма­сте­ра Лин Ку­эй, но и в от­кры­тую вы­ска­за­ла на­ме­ре­ние иметь мно­го де­тей, не сле­до­ва­ло, ина­че вме­сто бе­се­ды о важ­ном де­ле, то бишь пе­ре­тас­ки­ва­нии Аматэ на свою сто­ро­ну, им при­дет­ся вы­слу­ши­вать дли­тель­ное ре­зо­нер­ство Си­рис на те­му то­го, как пло­хо иметь по­том­ство.
Путь к го­ре Ифу­ку­бе про­ле­гал по до­воль­но слож­ной мест­но­сти, где бы­ло пло­хо­ва­то с до­ро­га­ми, да и шле­пан­цы у Рей­де­на ока­за­лись не слиш­ком ка­че­ствен­ные – впро­чем, че­го мож­но бы­ло ожи­дать от обу­ви, ко­то­рую но­сил про­стой де­ре­вен­ский му­жик? По­нят­но, что ему по­про­сту негде бы­ло ку­пить проч­ные туфли, сде­лан­ные хо­ро­шим про­из­во­ди­те­лем – на пять окрест­ных на­се­лен­ных пунк­тов был один ма­га­зин, в ко­то­ром про­да­вал­ся вся­кий шир­по­треб. Ко­гда бог гро­ма и его спут­ник на­хо­ди­лись по­бли­зо­сти от ка­ко­го-то неболь­шо­го го­ро­да, од­на шлеп­ка окон­ча­тель­но по­рва­лась, и Рей­ден про­из­нес по­ло­ви­ну всех из­вест­ных ему бран­ных слов. Вто­рую по­ло­ви­ну Шуд­жин­ко услы­шал, ко­гда сно­ва услуж­ли­во пред­ло­жил сво­е­му то­ва­ри­щу соб­ствен­ные туфли.
- Ты ду­ма­ешь, я в них вле­зу, пе­нек ты бе­ре­зо­вый? – за­орал на него Рей­ден, раз­ма­хи­вая ку­ла­ка­ми и по­рван­ной шлеп­кой.
- Ну так тут го­род ря­дом, - рас­су­дил Шуд­жин­ко.
- Пой­дем, - сме­нил гнев на ми­лость склоч­ный бо­жок, - на­вер­ня­ка там есть от­кры­тые ма­га­зи­ны и мож­но ку­пить но­вые шле­пан­цы.
- А по­ку­пать-то за­чем? – удив­лен­но под­нял об­лез­лые бро­ви пья­ни­ца. – Ес­ли тут есть жи­лье, зна­чит, непо­да­ле­ку есть и му­сор­ни­цы. Уж по­верь мне, ес­ли по­ко­пать­ся в по­мой­ном ба­ке, то мож­но най­ти мно­го ин­те­рес­но­го. Я, на­при­мер, свои туфли имен­но из од­ной сей­дан­ской му­сор­ни­цы вы­удил. Как ви­дишь, вполне при­лич­ные.
Рей­ден сме­рил их оце­ни­ва­ю­щим взг­ля­дом.
- Ага, при­лич­ные, то­же вон рвут­ся! Мне нуж­но что-ни­будь бо­лее проч­ное, и но­вая шля­па то­же не по­ме­ша­ет, эта-то вон со­всем ды­ря­вая, ве­тер сквозь нее сви­щет!
Шуд­жин­ко сно­ва по­ки­вал, со­гла­ша­ясь, и они с Рей­де­ном, ко­то­рый вы­бро­сил в при­до­рож­ную ка­на­ву ста­рые шле­пан­цы, от­пра­ви­лись в го­род. По­чти на са­мой ок­ра­ине был боль­шой пу­стырь, ок­ру­жен­ный ка­ки­ми-то склад­ски­ми или за­вод­ски­ми по­строй­ка­ми. Там го­рел ко­стер, ря­дом с ко­то­рым си­дел сред­них лет бомж в со­ло­мен­ной шля­пе, спор­тив­ном ко­стю­ме и шле­пан­цах, пе­ри­о­ди­че­ски под­бра­сы­вая в огонь от­ло­ман­ные от ящи­ков дос­ки и кус­ки кар­то­на. С бла­го­душ­ной улыб­кой на ли­це мест­ный мар­ги­нал пе­ри­о­ди­че­ски при­хле­бы­вал вод­ку из неболь­шой бу­тыл­ки, в ко­то­рой пла­ва­ли струч­ки крас­но­го ост­ро­го пер­ца, и за­ку­сы­вал пе­че­ной кар­то­фе­ли­ной. Ря­дом ва­ля­лась пал­ка – ею бомж, су­дя по все­му, вре­мя от вре­ме­ни во­ро­шил ко­стер.
Рей­ден и Шуд­жин­ко по­до­шли по­бли­же.
- Так, это уже ин­те­рес­но, - про­из­нес бог гро­ма; его то­ва­рищ так­тич­но и бла­го­ра­зум­но про­мол­чал, по­няв, что тот име­ет в ви­ду.
Тут бомж за­ме­тил двух при­я­те­лей и при­нял их за сво­их со­бра­тьев – что неуди­ви­тель­но, ес­ли при­нять во вни­ма­ние их внеш­ний вид.
- Эй, ре­бя­та, здо­ро­во! – ра­дост­но взмах­нул он бу­тыл­кой. – Не со­ста­ви­те ли мне ком­па­нию? Я вас кар­то­шеч­кой пе­че­ной уго­щу, а то, по­ди, вы дав­но ни­че­го не ели.
Те, ни­че­го не го­во­ря, по­до­шли бли­же, и бомж несколь­ко на­сто­ро­жил­ся: что-то с эти­ми пар­ня­ми яв­но не то.
- Му­жи­ки, - от­ча­ян­но за­та­ра­то­рил бед­ня­га, - не на­до ме­ня бить! У ме­ня де­нег по­чти со­всем нет, так, бук­валь­но па­ра-трой­ка юа­ней по кар­ма­нам за­ва­ля­лась, вот, про­верь­те! Я ж вам ни­че­го не сде­лал, да­вай­те луч­ше по­ку­ша­ем вме­сте!
Од­на­ко ку­шать и пить вод­ку с пер­цем Рей­ден был од­но­знач­но не на­стро­ен. Ока­зав­шись в двух ша­гах от бом­жа, он бес­це­ре­мон­но ог­ля­дел его с ног до го­ло­вы и счел его шля­пу вполне под­хо­дя­щей – еще бы, она бы­ла прак­ти­че­ски но­вой, ведь ее по­да­рил несчаст­но­му без­дом­но­му ка­кой-то сер­до­боль­ный обес­пе­чен­ный го­ро­жа­нин. Бог гро­ма бес­це­ре­мон­но сдер­нул ее с бом­жа и на­це­пил на се­бя, а свою дру­гой ру­кой во­дру­зил на го­ло­ву об­ра­до­ван­но­го Шуд­жин­ко.
- Ээ… му­жик, ты че­го?! Лад­но, лад­но, бе­ри мою шля­пу, но­си ее на здо­ро­вье, толь­ко не на­до ме­ня бить!
Рей­ден сде­лал неболь­шой шаг в сто­ро­ну и слу­чай­но на­сту­пил на ка­кой-то ка­ме­шек. Ему это не по­нра­ви­лось: ведь он был без обу­ви, и это ока­за­лось не слиш­ком при­ят­но, а вот шле­пан­цы бом­жа как раз при­шлись ему по ду­ше. Бо­лее то­го: он со­вер­шен­но не со­би­рал­ся остав­лять в жи­вых оче­ред­но­го слу­чай­но­го сви­де­те­ля сво­их без­об­ра­зий. Не успел бед­ня­га по­на­де­ять­ся, что все обо­шлось, как про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра од­ним рез­ким дви­же­ни­ем свер­нул ему шею. Вы­ро­нив бу­тыл­ку и недо­еден­ную кар­то­фе­ли­ну, несчаст­ный бомж упал ли­цом в ко­стер, его се­дые во­ло­сы и син­те­ти­че­ский ко­стюм мгно­вен­но вспых­ну­ли. Рей­ден с ра­дост­ной улыб­кой снял с его ног шле­пан­цы и быст­ро обул­ся, а Шуд­жин­ко по­до­брал недо­пи­тую бу­тыл­ку – при­го­дит­ся, за­чем же доб­ру про­па­дать?
- Идем даль­ше, к кон­цу дня мы бу­дем на Ифу­ку­бе, - вы­со­ко­пар­но ска­зал бог гро­ма.
Часть 15
15
Дар­ри­ус был гла­вой сей­дан­ско­го Со­про­тив­ле­ния.
Мно­гие счи­та­ли его сму­тья­ном и тер­ро­ри­стом, но для оп­ре­де­лен­ной ча­сти жи­те­лей Ми­ра По­ряд­ка и да­же лю­дей из иных все­лен­ных он был ге­ро­ем. Кто-то осуж­дал его, а кто-то, на­про­тив, по­ни­мал, что по­сту­пил бы точ­но так же, как и он, ес­ли бы про­жил его жизнь.
Дар­ри­ус ро­дил­ся в сей­дан­ской сто­ли­це. Ай­на-Ис­ен, пре­крас­ный го­род в об­ла­ках, рай на зем­ле, од­на­ко ра­ем он мог по­ка­зать­ся толь­ко слу­чай­но­му на­блю­да­те­лю, за­ез­же­му стран­ни­ку, ко­то­рый еще не успел раз­гля­деть за кра­си­вой оберт­кой гни­лую сущ­ность. На де­ле, по мне­нию са­мо­го Дар­ри­уса, весь этот рай­ский го­род со всей его пра­виль­но­стью, сим­мет­рич­но­стью и кра­со­той был ме­стом еще бо­лее сквер­ным, чем ад.
Итак, Дар­ри­ус ро­дил­ся. Как он по­том сам го­во­рил сво­им дру­зьям и со­рат­ни­кам, уж луч­ше бы он не ро­дил­ся, но в Ми­ре По­ряд­ка ка­те­го­ри­че­ски за­пре­ще­но пре­ры­вать бе­ре­мен­ность, раз­ве что по се­рьез­ней­шим ме­ди­цин­ским по­ка­за­ни­ям. Пра­виль­но, жен­щи­ны долж­ны ро­жать пу­шеч­ное мя­со для сей­дан­ской во­ен­ной ма­ши­ны или про­сто по­кор­ных граж­дан. Его ро­ди­те­ли по­же­ни­лись по ре­ше­нию вла­стей, а пе­ред этим один из чи­нов­ни­ков Ми­ра По­ряд­ка, изу­чив спис­ки го­ро­жан, ре­шил, что они друг дру­гу под­хо­дят. Они не воз­ра­жа­ли и за­клю­чи­ли брак в про­стой граж­дан­ской це­ре­мо­нии – пыш­ные тор­же­ства в Сей­до бы­ли не при­ня­ты. Несмот­ря на то, что ро­ди­те­ли Дар­ри­уса са­ми не вы­би­ра­ли се­бе су­пру­га, жи­ли мо­ло­до­же­ны вполне непло­хо, и вско­ре у них ро­дил­ся сын.
С дет­ства Дар­ри­ус пом­нил, как вся жизнь его се­мьи под­чи­ня­лась ря­ду пра­вил и уста­нов­ле­ний, по­рой ка­зав­ших­ся ему со­вер­шен­но бес­смыс­лен­ны­ми. На­при­мер, Ай­на-Ис­ен де­лил­ся на несколь­ко цвет­ных сек­то­ров – ули­цы и ча­сти до­мов там бы­ли вы­кра­ше­ны в оп­ре­де­лен­ные цве­та, и лю­ди там долж­ны бы­ли то­же но­сить одеж­ду со­от­вет­ству­ю­щих от­тен­ков. Нель­зя бы­ло, на­при­мер, на­де­вать крас­ную, ес­ли ты жи­вешь в си­нем сек­то­ре. Те­бе нра­вит­ся крас­ный цвет или не идет си­ний? Это ни­ко­го не ин­те­ре­со­ва­ло, глав­ное – ис­пол­няй все пред­пи­са­ния и де­лай, как ве­ле­ли. На­ру­шил уста­нов­ле­ния? От­прав­ляй­ся на несколь­ко недель в тюрь­му и по­ду­май там как сле­ду­ет над сво­им по­ве­де­ни­ем.
Весь день лю­бо­го сей­дан­ца – от ря­до­во­го граж­да­ни­на до важ­но­го чи­нов­ни­ка или да­же глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го – был рас­пи­сан по ми­ну­там, ес­ли да­же не по се­кун­дам. Все твер­до зна­ли, во сколь­ко им нуж­но встать, сколь­ко вре­ме­ни по­тра­тить на утрен­ний туа­лет, на зав­трак, на до­ро­гу до ра­бо­ты, как имен­но нуж­но се­бя ве­сти в ка­ком ме­сте и с ка­ки­ми людь­ми и да­же по ка­ким дням и в те­че­ние ка­ко­го вре­ме­ни им раз­ре­ше­на су­пру­же­ская бли­зость. Ты сде­лал что-то не так? Те­бя обя­за­тель­но жда­ло на­ка­за­ние – от стро­го­го вы­го­во­ра и пуб­лич­но­го по­ри­ца­ния до тю­рем­но­го за­клю­че­ния ли­бо да­же – в осо­бо се­рьез­ных слу­ча­ях – выс­шей ме­ры.
Как пра­ви­ло, лю­ди из дру­гих ми­ров, услы­шав от Дар­ри­уса о несколь­ких неде­лях тюрь­мы, ко­то­рые гро­зи­ли жи­те­лям Сей­до за мно­гие про­ступ­ки, недо­умен­но по­жи­ма­ли пле­ча­ми: по­ду­ма­ешь, че­го тут та­ко­го страш­но­го! От­си­дел дней два­дцать, те­бя там еще за­дар­ма кор­ми­ли, вы­шел на сво­бо­ду да и по­шел по сво­им де­лам. Сей­дан­ский по­вста­нец, од­на­ко, злил­ся: хо­ро­шо вам су­дить со сво­ей ко­ло­коль­ни, ни­че­го-то вы все не зна­е­те. Тюрь­мы в Ми­ре По­ряд­ка бы­ли весь­ма раз­но­об­раз­ны по сво­е­му устрой­ству; кон­крет­но за воль­но­сти в одеж­де че­ло­ве­ка са­жа­ли в тем­ную ка­ме­ру – при­мер­но три ша­га в дли­ну и столь­ко же в ши­ри­ну, в уг­лу туа­лет, окон и осве­ще­ния нету – и там остав­ля­ли, лишь раз в день по­да­вая еду через спе­ци­аль­ное от­кры­ва­ю­ще­е­ся сна­ру­жи окош­ко в две­ри. По­про­буй­те не сой­ти с ума в та­ком за­то­че­нии! К сча­стью, ни­кто из род­ных и зна­ко­мых Дар­ри­уса не на­ру­шал уста­нов­лен­ную фор­му одеж­ды, по­это­му на его па­мя­ти не бы­ло ни од­но­го слу­чая при­ме­не­ния та­ко­го же­сто­ко­го на­ка­за­ния.
Впо­след­ствии, го­стя в Ми­ре Ха­о­са, Дар­ри­ус был силь­но удив­лен, уви­дев, что ха­о­си­ты но­си­ли все, что им нра­вит­ся, и ни­кто их в этом плане не оста­нав­ли­вал и не огра­ни­чи­вал; бо­лее то­го, у них в этом плане не су­ще­ство­ва­ло ни­ка­ко­го ре­гла­мен­та. В Сей­до, на­про­тив, раз­ные груп­пы на­се­ле­ния бы­ли обя­за­ны но­сить пред­пи­сан­ные им за­ко­но­да­тель­но ве­щи: гвар­дей­цы и страж­ни­ки – оп­ре­де­лен­но­го об­раз­ца до­спе­хи, на­де­вать укра­ше­ния или иные не пре­ду­смот­рен­ные уста­вом пред­ме­ты одеж­ды бы­ло нель­зя. По на­ря­дам про­стых граж­дан мож­но бы­ло лег­ко оп­ре­де­лить, где че­ло­век жи­вет, кем ра­бо­та­ет, со­сто­ит ли в бра­ке. Как утвер­жда­ли ха­о­си­ты, лег­че бы­ло пе­ре­чис­лить, что в Сей­до де­лать мож­но, неже­ли за­пом­нить все то, что за­пре­ще­но. Сей­дан­цам нель­зя бы­ло гром­ко раз­го­ва­ри­вать, пу­те­ше­ство­вать без пред­пи­са­ния или раз­ре­ше­ния вла­стей или ме­нять жи­лье по сво­е­му же­ла­нию – по­зна­ко­мив­шись с од­ним пар­нем из «Крас­но­го Дра­ко­на», Дар­ри­ус был по­тря­сен его со­вер­шен­но обы­ден­ным, с точ­ки зре­ния жи­те­лей Зем­ли, рас­ска­зом о том, как он ку­пил квар­ти­ру. «У вас это раз­ре­ше­но?!» - изу­мил­ся сей­дан­ский по­вста­нец, а его со­бе­сед­ник по­смот­рел на него с бо­лее чем от­кро­вен­ным недо­уме­ни­ем. На ро­дине у Дар­ри­уса до­ма пре­до­став­ля­лись го­су­дар­ством, но при этом оста­ва­лись соб­ствен­но­стью Сей­до, и рас­по­ря­жать­ся ими по сво­е­му усмот­ре­нию – ку­пить, про­дать, по­да­рить, об­ме­нять, сдать или под­се­лить к се­бе род­ствен­ни­ков – жи­те­ли не име­ли пра­ва.
Бу­ду­щий гла­ва Со­про­тив­ле­ния не по­ни­мал всех этих мно­го­чис­лен­ных пра­вил, за­ко­нов, уста­нов­ле­ний и тре­бо­ва­ний, при ко­то­рых ему при­хо­ди­лось жить, но ста­рал­ся со­блю­дать их по ме­ре воз­мож­но­сти – мень­ше про­блем. Как и все сей­дан­ские де­ти, он хо­дил в шко­лу; по­се­ще­ние уро­ков бы­ло стро­го обя­за­тель­ным, рав­но как и при­го­тов­ле­ние до­маш­них за­да­ний. На за­ня­ти­ях маль­чи­ки си­де­ли по од­ну сто­ро­ну про­хо­да по­сре­ди клас­са, а де­воч­ки – по дру­гую; раз­го­ва­ри­вать на уро­ках, иг­рать в шко­ле в ка­кие-ли­бо иг­ры, при­но­сить с со­бой пред­ме­ты, не име­ю­щие от­но­ше­ния к уче­бе, ка­те­го­ри­че­ски за­пре­ща­лось. На боль­шой пе­ре­мене уче­ни­ки хо­ди­ли обе­дать в сто­ло­вую. Сто­рон­не­му на­блю­да­те­лю та­кое зре­ли­ще по­ка­за­лось бы очень стран­ным: по сиг­на­лу учи­те­ля школь­ни­ки вста­ва­ли со сво­их мест, не пи­ха­ясь, не шу­мя и да­же не раз­го­ва­ри­вая, чин­но ста­но­ви­лись в ше­рен­гу по­пар­но и вме­сте спо­кой­но шли есть. В сто­ло­вой каж­дый ак­ку­рат­но брал под­нос с тре­мя блю­да­ми и на­пит­ком и са­дил­ся за пред­на­зна­чен­ное для него ме­сто; ни­кто не бол­тал, не ху­ли­га­нил и да­же не от­вле­кал­ся во вре­мя обе­да. К сча­стью, сей­дан­цы бы­ли до­ста­точ­но креп­ки­ми людь­ми и прак­ти­че­ски ни­чем не бо­ле­ли, по­это­му учи­те­лю ни ра­зу не при­шлось на­ка­зы­вать ко­го-ли­бо за непо­се­ще­ние за­ня­тия ли­бо тре­бо­вать с нера­ди­во­го уче­ни­ка под­твер­жде­ния крайне ува­жи­тель­ной при­чи­ны, по ко­то­рой он не был на уро­ке.
Впо­след­ствии, по­дру­жив­шись с людь­ми из Ми­ра Ха­о­са и рас­ска­зы­вая им о сво­ем дет­стве, Дар­ри­ус неод­но­крат­но слы­шал от них пол­ные удив­ле­ния фра­зы о том, что они не по­ни­ма­ют, как сей­дан­ским школь­ни­кам и да­же ма­лы­шам, еще не по­се­ща­ю­щим учеб­ные за­ве­де­ния, во­об­ще раз­ре­ша­ли иг­рать. По прав­де го­во­ря, он и сам пло­хо се­бе пред­став­лял, как ему и его сверст­ни­кам и в са­мом де­ле остав­ля­ли ка­кое-то вре­мя на раз­вле­че­ния: ведь в шко­ле они про­во­ди­ли от вось­ми до де­ся­ти ча­сов в день. Всем де­тям – и до­школь­ни­кам, и тем, кто по­стар­ше – вме­ня­лось в обя­зан­ность по ме­ре сил и воз­мож­но­сти тру­дить­ся на бла­го об­ще­ства: по­мо­гать по до­му ро­ди­те­лям, со­дер­жать в чи­сто­те и по­ряд­ке об­ще­ствен­ные ме­ста, уби­рать са­ды, вы­пол­нять раз­лич­ные по­ру­че­ния в шко­ле. В со­от­вет­ствии с пла­ном юным граж­да­нам Сей­до вре­мя от вре­ме­ни пре­до­став­ля­лись так­же и лич­ные ча­сы для игр и раз­вле­че­ний, но и то – им стро­го за­пре­ща­лось за­ни­мать­ся чем-ли­бо бес­по­лез­ным. Ма­лень­кие ха­о­си­ты, ра­зу­ме­ет­ся, то­же хо­ди­ли в шко­лу, но вре­мя от вре­ме­ни па­ру-дру­гую уро­ков они мог­ли и про­гу­лять, ес­ли уче­ник бо­лел, ни­кто не тре­бо­вал от него ни­ка­ких спра­вок и объ­яс­не­ний, а в плане раз­вле­че­ний и ве­се­лья их ни­кто не огра­ни­чи­вал – де­ти не де­ла­ют ни­че­го вред­но­го или опас­но­го, ну и лад­но. Хо­чешь – иг­рай в нра­вя­щи­е­ся те­бе иг­ры, чи­тай, ри­суй или про­сто без­дель­ни­чай и ва­ляй­ся на ди­ване. За­ня­тия сей­дан­ских ма­лы­шей долж­ны бы­ли быть толь­ко по­лез­ны­ми, по­зна­ва­тель­ны­ми и на­прав­лен­ны­ми на то, чтобы раз­вить у де­тей те или иные ка­че­ства или спо­соб­но­сти; про­во­дить вре­мя без тол­ку не доз­во­ля­лось
.
Гром гря­нул, ко­гда юно­му Дар­ри­усу ис­пол­ни­лось один­на­дцать лет.
Мно­го­дет­ные се­мьи в Сей­до бы­ли до­ста­точ­но ред­ки­ми – обыч­но у жи­те­лей Ми­ра По­ряд­ка бы­ло два-три ре­бен­ка, не боль­ше. Мать и отец бу­ду­ще­го гла­вы Со­про­тив­ле­ния жи­ли вполне хо­ро­шо и непло­хо ла­ди­ли, мож­но ска­зать, что да­же лю­би­ли друг дру­га; гла­ва се­мьи ра­бо­тал финан­со­вым учет­чи­ком, а его су­пру­га – в швей­ной ма­стер­ской. В один пре­крас­ный день она по­ня­ла, что ждет вто­ро­го ре­бен­ка; ее муж, узнав об этом, очень об­ра­до­вал­ся. Бу­ду­щая мать чув­ство­ва­ла се­бя вполне хо­ро­шо и про­дол­жа­ла за­ни­мать­ся обыч­ны­ми де­ла­ми, од­на­ко как-то утром, со­би­ра­ясь на ра­бо­ту, она во­зи­лась с зав­тра­ком для му­жа и сы­на и вдруг вне­зап­но ощу­ти­ла рез­кую боль вни­зу жи­во­та и вскрик­ну­ла, сги­ба­ясь по­по­лам. Отец Дар­ри­уса ед­ва успел под­хва­тить же­ну – она упа­ла без со­зна­ния ему на ру­ки. Гла­ва се­мьи был не си­лен в ме­ди­цине, но пре­крас­но по­нял, что де­ло нелад­но – при нор­маль­ной бе­ре­мен­но­сти та­ко­го быть не долж­но. Ма­лень­кий Дар­ри­ус был смер­тель­но на­пу­ган; его отец уло­жил ма­му на кро­вать и твер­до ска­зал сы­ну, что се­го­дня он по ува­жи­тель­ной при­чине в шко­лу не пой­дет. Он ве­лел ре­бен­ку остать­ся с ма­те­рью, а сам по­бе­жал за вра­чом. Жи­те­ли Ми­ра По­ряд­ка в ос­нов­ном бы­ли до­воль­но здо­ро­вы­ми людь­ми, а уми­ра­ли по боль­шей ча­сти от ста­ро­сти ли­бо от ран, по­лу­чен­ных в сра­же­ни­ях с ха­о­си­та­ми, по­это­му док­то­рам ред­ко при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся с чем-ли­бо иным, но слу­чай с ма­мой Дар­ри­уса как раз ока­зал­ся ис­клю­че­ни­ем. К сча­стью, врач при­шел до­воль­но быст­ро, од­на­ко, к несча­стью, он ока­зал­ся не в со­сто­я­нии чем-ли­бо по­мочь бед­ной жен­щине. Маль­чик дер­жал ее за ру­ку, си­дя воз­ле кро­ва­ти; док­тор осмот­рел боль­ную, по­дроб­но рас­спро­сил му­жа о том, что про­изо­шло, и ему оста­лось толь­ко кон­ста­ти­ро­вать смерть, про­из­не­ся непо­нят­ные для дро­жа­ще­го от стра­ха школь­ни­ка сло­ва «вне­ма­точ­ная бе­ре­мен­ность, внут­рен­нее кро­во­те­че­ние» - мать Дар­ри­уса умер­ла бук­валь­но через пять ми­нут по­сле воз­вра­ще­ния му­жа. Врач вы­ра­зил свое со­чув­ствие род­ным по­кой­ной, со­жа­лея о том, что не смог ни­че­го сде­лать, и по­звал по­хо­рон­ную ко­ман­ду; несчаст­ную жен­щи­ну унес­ли, а ее муж и сын оста­лись до­ма – в Сей­до не бы­ли при­ня­ты пыш­ные по­гре­баль­ные це­ре­мо­нии с уча­сти­ем род­ствен­ни­ков, умер­ших или по­гиб­ших ти­хо хо­ро­ни­ли на спе­ци­аль­ных клад­би­щах за чер­той го­ро­да. Дар­ри­ус и его отец не пла­ка­ли – они не уме­ли пла­кать. Жи­те­ли со­сед­них ми­ров ис­кренне счи­та­ли сей­дан­цев бес­чув­ствен­ны­ми ста­ту­я­ми, неспо­соб­ны­ми про­яв­лять эмо­ции или снис­хож­де­ние к тем, кто по­пал в слож­ную си­ту­а­цию, но на са­мом де­ле они про­сто пе­ре­жи­ва­ли все глу­бо­ко в ду­ше – де­мон­стри­ро­вать свои чув­ства у них счи­та­лось по­зор­ным. Они по­чти не го­во­ри­ли о том, что про­изо­шло – мол­ча за­ни­ма­лись сво­и­ми обы­ден­ны­ми до­маш­ни­ми де­ла­ми. Лишь еди­но­жды отец по­ло­жил ру­ку маль­чи­ку на пле­чо и го­рест­но про­из­нес:
- Дер­жись, сын. У те­бя мог­ли бы быть бра­тик или сест­рич­ка, но все так обо­шлось, что оста­лись мы с то­бой без ма­мы. Будь силь­ным.
Сло­ва от­ца ока­за­лись про­ро­че­ски­ми: си­лы Дар­ри­усу по­на­до­би­лись. Ве­че­ром то­го же дня в дверь их до­ма по­сту­ча­ли. Отец ре­шил, что это ро­ди­те­ли его по­кой­ной же­ны при­шли к нему по­чтить па­мять до­че­ри, узнав о ее вне­зап­ной безв­ре­мен­ной смер­ти, но на по­ро­ге он уви­дел чет­ве­рых во­ору­жен­ных гвар­дей­цев.
- Будь­те лю­без­ны объ­яс­нить, по­че­му вы се­го­дня не яви­лись на ра­бо­ту, а ваш сын – на за­ня­тия, - жест­ким то­ном про­из­нес один из них.
Гла­ва се­мьи, ко­то­рый до то­го дер­жал­ся вполне му­же­ствен­но, несмот­ря на смерть близ­ко­го и до­ро­го­го че­ло­ве­ка, как-то сра­зу сник, про­пус­кая стра­жей по­ряд­ка в дом, и при­нял­ся неуве­рен­ным го­ло­сом бор­мо­тать оправ­да­ния.
- У ме­ня се­го­дня утром умер­ла же­на, - ви­но­ва­то про­из­нес он, - я мо­гу предъ­явить вам справ­ку от вра­ча и от по­хо­рон­ной бри­га­ды…
- Я со­чув­ствую ва­шей по­те­ре, - ле­дя­ным то­ном ска­зал один из гвар­дей­цев, - од­на­ко это еще не по­вод не яв­лять­ся на ра­бо­ту. Ес­ли бы вы са­ми умер­ли или се­рьез­но за­бо­ле­ли, то­гда бы вы име­ли пра­во так по­сту­пить. Бо­лее то­го, у вас есть сын, ко­то­рый обя­зан по­се­щать шко­лу, и вы долж­ны сле­дить за тем, чтобы он еже­днев­но хо­дил на за­ня­тия. В чем де­ло? Ва­ше по­ве­де­ние не толь­ко без­от­вет­ствен­но и амо­раль­но, но и про­ти­во­за­кон­но, а по­это­му я вы­нуж­ден вас аре­сто­вать.
Муж­чи­на вздрог­нул и сно­ва при­нял­ся из­ви­нять­ся, обе­щая, что та­ко­го боль­ше не по­вто­рит­ся, и умо­ляя не от­прав­лять его в тюрь­му. Ма­лень­кий Дар­ри­ус на­блю­дал за всей этой сце­ной с за­та­ен­ным ужа­сом и на­деж­дой: мо­жет быть, все обой­дет­ся?
- Я еще раз объ­яс­няю вам, хо­тя я и не обя­зан это­го де­лать, - про­дол­жил гвар­де­ец, - смерть близ­ко­го че­ло­ве­ка, без­услов­но, все­гда непри­ят­на для лю­бо­го из нас, од­на­ко это не по­вод пе­ре­стать ис­пол­нять свой долг. Се­го­дня вы по при­чине то­го, что у вас умер­ла же­на, не яви­лись на ра­бо­ту и не де­ла­ли то, что по­ла­га­ет­ся. Воз­мож­но, по ва­шей вине в ка­кие-ни­будь от­че­ты вк­ра­дет­ся ошиб­ка или они не бу­дут сда­ны в срок. Это на­ру­шит по­ря­док. Зав­тра вдруг возь­мет и умрет моя же­на, и я то­же не яв­люсь на ра­бо­ту и не вы­пол­ню свой слу­жеб­ный долг, а ка­кие-ни­будь лю­ди, нуж­да­ю­щи­е­ся в мое й по­мо­щи и за­щи­те, по­гиб­нут, или где-то со­вер­шит­ся пре­ступ­ле­ние. Это то­же на­ру­шит по­ря­док. Раз­ве это пра­виль­но? А по­сле­зав­тра у учи­те­ля ва­ше­го сы­на умрет же­на, он то­же не явит­ся на ра­бо­ту и не на­учит де­тей то­му, что они обя­за­ны знать со­глас­но про­грам­ме. В ито­ге де­ти вый­дут из шко­лы неуча­ми и не смо­гут хо­ро­шо ра­бо­тать. По­верь­те мне, нам от­нюдь не до­став­ля­ет удо­воль­ствия вас аре­сто­вы­вать и су­дить, но за­кон есть за­кон, и вы его на­ру­ши­ли, а мы обя­за­ны сле­дить за тем, чтобы он со­блю­дал­ся. Не вол­нуй­тесь, о ва­шем сыне те­перь по­за­бо­тит­ся го­су­дар­ство.
Отец по­до­шел к Дар­ри­усу и креп­ко его об­нял.
- Ве­ди се­бя хо­ро­шо, ма­лыш, слу­шай­ся стар­ших, учись как сле­ду­ет. Я, к со­жа­ле­нию, вы­нуж­ден пой­ти с эти­ми гос­по­да­ми, но я ду­маю, что это про­сто неболь­шое недо­ра­зу­ме­ние и я ско­ро вер­нусь. До сви­да­ния.
Двое гвар­дей­цев уве­ли на­ру­ши­те­ля за­ко­на, а двое дру­гих за­бра­ли с со­бой Дар­ри­уса; во­пре­ки за­ве­ре­ни­ям от­ца, маль­чик боль­ше ни­ко­гда его не ви­дел. Его от­пра­ви­ли учить­ся в за­кры­тую шко­лу, где го­то­ви­ли бу­ду­щих гвар­дей­цев; здесь у него в клас­се бы­ли од­ни маль­чи­ки, де­во­чек в это за­ве­де­ние не при­ни­ма­ли. Тут ца­ри­ла еще бо­лее жест­кая дис­ци­пли­на, чем в том ме­сте, где он учил­ся рань­ше; весь день кур­сан­тов был рас­пи­сан бук­валь­но по се­кун­дам, ни­ка­ко­го лич­но­го вре­ме­ни им не остав­ля­ли. Кро­ме изу­че­ния обыч­ных пред­ме­тов, ко­то­рые пре­по­да­ва­ли во всех шко­лах – ма­те­ма­ти­ки, род­но­го и ино­стран­ных язы­ков, ос­нов эко­но­ми­ки, пра­во­ве­де­ния, есте­ство­зна­ния и про­чих – маль­чи­ки еже­днев­но за­ни­ма­лись физи­че­ской под­го­тов­кой, бо­е­вы­ми ис­кус­ства­ми и вла­де­нию ору­жи­ем. Вме­сто обыч­ных дет­ских игр бу­ду­щие гвар­дей­цы по­се­ща­ли со­бра­ния, на ко­то­рых им рас­ска­зы­ва­ли о важ­ной мис­сии жи­те­лей Ми­ра По­ряд­ка, а те уче­ни­ки, ко­то­рые со­вер­ша­ли ка­кой-ли­бо про­сту­пок, долж­ны бы­ли непре­мен­но пуб­лич­но при­знать­ся в нем всем сво­им учи­те­лям и то­ва­ри­щам. В от­ли­чие от обыч­ной шко­лы, где маль­чик от­де­лы­вал­ся обыч­ным об­ще­ствен­ным по­ри­ца­ни­ем и тор­же­ствен­ным обе­ща­ни­ем боль­ше так не де­лать, в этом за­ве­де­нии кур­сан­ту сле­до­ва­ло се­рьез­но по­ду­мать над сво­им по­ве­де­ни­ем и осо­знать, по­че­му его по­сту­пок яв­ля­ет­ся пло­хим. По­ми­мо чи­сто­сер­деч­но­го при­зна­ния и рас­ка­я­ния в со­де­ян­ном, уче­ник дол­жен был по­дроб­но разъ­яс­нить, ка­кие по­след­ствия мо­жет по­влечь за со­бой кон­крет­ное дей­ствие и по­че­му оно слу­жит пло­хим при­ме­ром для его то­ва­ри­щей. Сам Дар­ри­ус ста­рал­ся в точ­но­сти со­блю­дать внут­рен­ний рас­по­ря­док уч­ре­жде­ния – все-та­ки лиш­ние про­бле­мы ему бы­ли опять же не нуж­ны, и с ним та­ких непри­ят­но­стей не про­ис­хо­ди­ло, но он хо­ро­шо за­пом­нил, как неко­то­рые его од­но­класс­ни­ки вы­хо­ди­ли во вре­мя со­бра­ния к дос­ке, дер­жа в ру­ках тет­рад­ку с за­мет­ка­ми, и при­ни­ма­лись по­дроб­но рас­пи­сы­вать, в чем их уго­раз­ди­ло про­ви­нить­ся.
- Я, кур­сант Им­э­ру, хо­чу при­знать­ся сво­им на­став­ни­кам и то­ва­ри­щам в од­ном крайне сквер­ном и без­от­вет­ствен­ном по­ступ­ке, - на­чал один юно­ша. – Вме­сто то­го, чтобы ду­мать об уче­бе, сво­ей бу­ду­щей служ­бе и бла­ге Ми­ра По­ряд­ка, я в пе­ре­ры­ве меж­ду за­ня­ти­я­ми раз­го­ва­ри­вал во дво­ре шко­лы с де­вуш­кой-шту­ка­ту­ром, ко­то­рая ре­мон­ти­ро­ва­ла сте­ны зда­ния. По­че­му мои дей­ствия не яв­ля­ют­ся пра­виль­ны­ми и хо­ро­ши­ми? Во-пер­вых, по­то­му, что я по­ка что еще слиш­ком мо­лод, чтобы ду­мать о со­зда­нии се­мьи. Сей­час я дол­жен преж­де все­го ду­мать об уче­бе и о том, чтобы хо­ро­шо сдать эк­за­ме­ны, по­сту­пить в Ака­де­мию и стать по­лез­ным сво­е­му род­но­му ми­ру. Во-вто­рых, я по­даю этой де­вуш­ке лож­ную на­деж­ду, ведь шанс на то, что она станет мо­ей же­ной, крайне ма­ла, по­то­му что она силь­но ме­ня стар­ше, я еще учусь, а она уже ра­бо­та­ет. Кро­ме то­го, за­чем вы­зы­вать у се­бя лиш­ние эмо­ции? Это мо­жет пло­хо ска­зать­ся на про­из­во­ди­тель­но­сти на­ше­го тру­да: вме­сто то­го, чтобы за­ни­мать­ся по­лез­ным де­лом, мы бу­дем увле­кать­ся лю­бов­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, из-за че­го по­стра­да­ют на­ши уче­ба и ра­бо­та…
Дар­ри­ус несколь­ко недо­уме­вал, на­блю­дая за та­ки­ми сце­на­ми: в об­щем-то, он был со­гла­сен с тем, что кур­сан­ту, ко­то­рый еще не за­кон­чил свое обу­че­ние, и в са­мом де­ле ра­но­ва­то ду­мать о люб­ви и со­зда­нии се­мьи, од­на­ко по­че­му про­стую бе­се­ду с де­вуш­кой нуж­но непре­мен­но рас­смат­ри­вать имен­но в та­ком кон­тек­сте? Ес­ли Им­э­ру раз­го­ва­ри­вал с той ра­бот­ни­цей, из это­го от­нюдь не сле­ду­ет, что он в нее яко­бы влюб­лен или да­же во­об­ще имел та­кие мыс­ли, мо­жет быть, что раз­го­вор – это про­сто раз­го­вор, и не бо­лее то­го!
Каж­дые пол­го­да уче­ни­ки сда­ва­ли эк­за­ме­ны; неко­то­рые из них от­се­и­ва­лись, их по тем или иным при­чи­нам при­зна­ва­ли негод­ны­ми к несе­нию во­ен­ной служ­бы и пе­ре­во­ди­ли в бо­лее лег­кие шко­лы с ме­нее вы­со­ки­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, где учи­ли дру­гим про­фес­си­ям. Те же, кто оста­вал­ся, меч­та­ли сдать вы­пуск­ные и всту­пи­тель­ные эк­за­ме­ны и по­пасть в сей­дан­скую Ака­де­мию, от­ку­да вы­пус­ка­ли вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и пре­крас­но под­го­тов­лен­ных гвар­дей­цев. В ито­ге ту­да по­пал и сам Дар­ри­ус; этим учеб­ным за­ве­де­ни­ем ру­ко­во­дил сам Хо­та­ру – глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ми­ра По­ряд­ка, про­слав­лен­ный во­ин, пре­крас­ный управ­ле­нец, про ко­то­ро­го по­го­ва­ри­ва­ли, что со вре­ме­нем он непре­мен­но станет еди­но­лич­ным пра­ви­те­лем Сей­до.
Юно­ша при­леж­но учил­ся и за­кон­чил Ака­де­мию с от­ли­чи­ем, по­сле че­го был тор­же­ствен­но при­нят в ря­ды сей­дан­ских гвар­дей­цев. По­лу­чив но­вые до­спе­хи, фор­му и ору­жие, он со сво­и­ми то­ва­ри­ща­ми ка­кое-то вре­мя пат­ру­ли­ро­вал ули­цы Ай­на-Ис­е­на и сле­дил за тем, чтобы ни­кто не на­ру­шал мно­го­чис­лен­ные за­ко­ны. По боль­шей ча­сти все об­хо­ди­лось без непри­ят­ных экс­цес­сов, но па­ру раз ему при­шлось аре­сто­вать несо­зна­тель­ных граж­дан. Сво­е­го пер­во­го пра­во­на­ру­ши­те­ля он за­пом­нил хо­ро­шо: это был со­всем еще мо­ло­дой па­рень, ко­то­рый на­ру­шил ко­мен­дант­ский час, по­то­му что влю­бил­ся в со­сед­скую де­вуш­ку и про­вел слиш­ком мно­го вре­ме­ни у нее в са­ду, за раз­го­во­ра­ми с ней не за­ме­тив, как стем­не­ло. Точ­но так же, как и отец Дар­ри­уса в свое вре­мя, этот маль­чиш­ка при­нял­ся умо­лять не аре­сто­вы­вать его и твер­дил, что та­ко­го боль­ше не по­вто­рит­ся, но стар­ший сме­ны хо­лод­но от­ве­тил, что за­кон есть за­кон – рань­ше на­до бы­ло ду­мать и вни­ма­тель­но сле­дить за вре­ме­нем, а не под­да­вать­ся ненуж­ным эмо­ци­ям. Те­перь Дар­ри­ус пре­крас­но знал, что да­же ес­ли стра­жа счи­та­ла дей­ствия на­ру­ши­те­ля за­ко­на не та­ки­ми уж страш­ны­ми и ужас­ны­ми, ни­кто не имел пра­ва от­пус­кать его или вы­ка­зы­вать жа­лость и со­чув­ствие: пра­ви­ла есть пра­ви­ла, а ес­ли от­пу­стишь аре­сто­ван­но­го – сам ока­жешь­ся на его ме­сте. С од­ной сто­ро­ны – че­го тут та­ко­го: юно­ша на­ру­шил ко­мен­дант­ский час, за­дер­жав­шись у лю­би­мой: в об­щем-то, ни­че­го непо­пра­ви­мо­го не слу­чи­лось, и мож­но бы­ло бы для пер­во­го ра­за огра­ни­чить­ся уст­ным пре­ду­пре­жде­ни­ем. С дру­гой – усту­пишь в ма­лом, и Мир По­ряд­ка ско­ро пре­вра­тит­ся в Мир Ха­о­са, где все при­хо­дят до­мой, ко­гда им взду­ма­ет­ся, и ни­кто ни­ко­му ни­че­го не го­во­рит. Что ста­ло с тем пар­нем, Дар­ри­ус не знал: он про­сто от­вел аре­сто­ван­но­го в тюрь­му, от­чи­тал­ся в про­де­лан­ной ра­бо­те и от­пра­вил­ся даль­ше вы­пол­нять свои обя­зан­но­сти.
Бу­ду­щий гла­ва Со­про­тив­ле­ния жил так день за днем, год за го­дом. Каж­дое утро он вста­вал, за­ра­нее зная, сколь­ко вре­ме­ни он по­тра­тит на умы­ва­ние, пе­ре­оде­ва­ние, убор­ку по­сте­ли, ко­гда и с кем пой­дет на служ­бу, чем бу­дет за­ни­мать­ся в те­че­ние ра­бо­че­го дня.
У него не бы­ло вы­ход­ных: в Сей­до их во­об­ще ни­ко­гда не бы­ло – за ис­клю­че­ни­ем ред­ких об­ще­го­су­дар­ствен­ных празд­ни­ков, но и те бы­ли рас­пи­са­ны по ми­ну­там для каж­до­го граж­да­ни­на Ми­ра По­ряд­ка.
У него не бы­ло сво­е­го до­ма или квар­ти­ры: он жил в от­дель­ной ком­на­те в об­ще­жи­тии для гвар­дей­цев, по­ка что еще не име­ю­щих сво­ей се­мьи. Ко­гда ему при­дет вре­мя же­нить­ся, го­су­дар­ство вы­де­лит ему от­дель­ное жи­лье.
У него не бы­ло де­вуш­ки: ему бы­ло неко­гда с кем-ли­бо зна­ко­мить­ся или тем бо­лее встре­чать­ся. По боль­шей ча­сти все жи­те­ли Сей­до всту­па­ли в брак не по люб­ви, а по ука­за­нию вла­стей, хо­тя, со­глас­но за­ко­ну, же­ла­ние са­мо­го граж­да­ни­на из­брать се­бе в су­пру­ги ка­ко­го-то кон­крет­но­го че­ло­ве­ка при­ни­ма­лось во вни­ма­ние. Та­кие ис­клю­че­ния, ко­неч­но, бы­ва­ли, но до­ста­точ­но ред­ко, по­это­му Дар­ри­ус не осо­бо и ду­мал о же­нить­бе: ко­гда при­дет вре­мя, его вы­зо­вут к чи­нов­ни­ку, ве­да­ю­ще­му во­про­са­ми бра­ко­со­че­та­ния, и под­бе­рут ему до­стой­ную вто­рую по­ло­ви­ну.
У него не бы­ло род­ных и близ­ких.
У него не бы­ло во­об­ще ни­ка­кой лич­ной жиз­ни как та­ко­вой: ни зна­ко­мых, ни дру­зей – толь­ко бо­е­вые то­ва­ри­щи.
У него не бы­ло увле­че­ний.
У него не бы­ло сво­бод­но­го вре­ме­ни.
У него не бы­ло воз­мож­но­сти са­мо­сто­я­тель­но вы­би­рать что бы то ни бы­ло: нра­вя­щу­ю­ся ему одеж­ду, ме­сто жи­тель­ства, ра­бо­ту – Мир По­ряд­ка сде­лал все это за него.
Од­на­ко в один пре­крас­ный мо­мент все из­ме­ни­лось.
Дар­ри­ус к то­му вре­ме­ни уже успел по­лу­чить офи­цер­ское зва­ние, и глав­но­ко­ман­ду­ю­щий счи­тал его на­деж­ным и от­вет­ствен­ным че­ло­ве­ком. В Сей­до вне­зап­но об­на­ру­жи­лись ла­зут­чи­ки из Ми­ра Ха­о­са, и Хо­та­ру, вы­звав Дар­ри­уса и еще несколь­ких гвар­дей­цев к се­бе, дал им важ­ное по­ру­че­ние про­сле­дить за ха­о­си­та­ми и, ес­ли это ока­жет­ся воз­мож­ным, про­брать­ся в их мир и вы­яс­нить, ка­ко­вы во­об­ще их пла­ны.
Дар­ри­ус был от­важ­ным и на­ход­чи­вым че­ло­ве­ком. Ему при­шла в го­ло­ву идея: пе­ре­одеть­ся обыч­ным ха­о­си­том, от­пра­вить­ся во вра­же­ское гнез­до, сой­ти там за сво­е­го и все раз­уз­нать. Хо­та­ру одоб­рил за­дум­ку сво­е­го гвар­дей­ца. Мно­гим жи­те­лям дру­гих ми­ров она мог­ла бы по­ка­зать­ся со­вер­шен­но обыч­ной, про­стой и за­уряд­ной – кто из зем­лян или чер­ных эде­ний­цев еще в дет­стве не слы­шал о та­ком или не чи­тал в кни­гах! – од­на­ко тут боль­шую роль иг­рал мен­та­ли­тет жи­те­лей Ми­ра По­ряд­ка. Мно­гим из них, вос­пи­тан­ным со­глас­но прин­ци­пам иде­аль­ной ор­га­ни­зо­ван­но­сти и точ­но­сти, од­но упо­ми­на­ние о ха­о­се вну­ша­ло та­кой ужас, что они бо­я­лись да­же упо­ми­нать о нем, не го­во­ря уже о том, чтобы доб­ро­воль­но от­пра­вить­ся в мир, на­се­лен­ный их за­кля­ты­ми вра­га­ми. Од­на­ко Дар­ри­ус ре­шил­ся на это и, об­ла­чив­шись в нек­ра­си­вую по­тре­пан­ную одеж­ду и кри­во об­ре­зав во­ло­сы, по­шел на раз­вед­ку.
К сча­стью, его не раз­об­ла­чи­ли: он со­шел за на­сто­я­ще­го ха­о­си­та.
Несколь­ко дней он бро­дил по Ми­ру Ха­о­са: смот­рел, слу­шал, на­блю­дал, вни­кал в про­ис­хо­дя­щее и пы­тал­ся по­нять, как жи­вут нед­ру­ги Сей­до, ко­то­ры­ми в Ми­ре По­ряд­ка пу­га­ли не толь­ко де­тей, но и взрос­лых.
Он узнал, что жи­вут они вполне непло­хо.
Ха­о­си­ты ока­за­лись до­воль­но при­вет­ли­вы­ми людь­ми, хо­тя мно­гое, что они де­ла­ли, ка­за­лось Дар­ри­усу непо­нят­ным. Ни­ка­ко­го рас­по­ряд­ка дня здесь не бы­ло: каж­дый жил как хо­тел и как ему бы­ло удоб­но. Все ра­бо­та­ли, ко­гда им нра­ви­лось, при­хо­ди­ли до­мой, ко­гда по­же­ла­ют, и за­ни­ма­ли сво­бод­ное вре­мя тем, что бы­ло им по ду­ше. Един­ствен­ным пра­ви­лом, ко­то­рое здесь дей­ство­ва­ло, бы­ло – не вре­дить и не ме­шать дру­гим.
Ни­кто не уст­ра­и­вал пе­ре­пи­си на­се­ле­ния каж­дые пол­го­да – вер­нее, ни­кто во­об­ще ни­ко­гда их не уст­ра­и­вал.
Ни­кто ни за кем не сле­дил.
Каж­дый сам вы­би­рал се­бе спут­ни­ка жиз­ни – или не вы­би­рал во­об­ще, ес­ли счи­тал нуж­ным. К сво­е­му удив­ле­нию, Дар­ри­ус ви­дел несколь­ких та­ких лю­дей – при­чем ря­до­вых граж­дан, ко­то­рые пред­по­чи­та­ли доб­ро­воль­ное оди­но­че­ство. Рань­ше он по­ла­гал, что это мо­жет быть уде­лом толь­ко выс­ших чи­нов – то­го же Хо­та­ру, ко­то­рые про­сто вы­нуж­де­ны не иметь се­мьи из-за то­го, что на них ле­жит слиш­ком боль­шая от­вет­ствен­ность.
Все оде­ва­лись и при­че­сы­ва­лись так, как им нра­ви­лось.
Де­ти без­за­бот­но но­си­лись по ули­цам и иг­ра­ли во что хо­те­ли.
Здесь не бы­ло ни­ка­ких норм на ис­поль­зо­ва­ние во­ды и про­чих при­род­ных бо­гатств. Под­хо­ди к фон­та­ну, пей сколь­ко хо­чешь, умы­вай­ся, ку­пай­ся – и ни­кто не ска­жет те­бе ни сло­ва.
Каж­дый мог по­стро­ить се­бе дом на лю­бом сво­бод­ном участ­ке зем­ли.
Лю­ди с по­ни­ма­ни­ем от­но­си­лись к нуж­дам и труд­но­стям друг дру­га. Ес­ли у ко­го-то вдруг уми­рал род­ствен­ник, все вы­ра­жа­ли ему свои со­бо­лез­но­ва­ния – и ни­кто не за­ста­вил бы это­го че­ло­ве­ка в этот день вы­хо­дить на ра­бо­ту.
Несмот­ря на от­сут­ствие по­сто­ян­но­го кон­тро­ля, Мир Ха­о­са от­нюдь не был по­хож на ад.
В ка­кой-то мо­мент Дар­ри­усу, на­блю­дав­ше­му за ха­о­си­та­ми, по­ду­ма­лось, что это дей­стви­тель­но сво­бод­ные лю­ди – а сей­дан­цы по срав­не­нию с ни­ми жи­вут ужас­но.
Он сам жил в непре­кра­ща­ю­щем­ся кош­ма­ре все эти го­ды. В кош­ма­ре, ко­то­рый он ис­кренне счи­тал хо­ро­шей и пра­виль­ной жиз­нью.
Он по­нял, что со­вер­шен­но не хо­чет воз­вра­щать­ся на­зад.
Здеш­ние жи­те­ли бы­ли сво­бод­ны. Сво­бод­ны, как ве­тер, как во­да, ко­то­рую они по­чи­та­ли как ис­тин­ное во­пло­ще­ние ха­о­са.
Дар­ри­ус по­бе­се­до­вал с ха­о­си­та­ми, и они по­ре­ко­мен­до­ва­ли сво­е­му но­во­му зна­ко­мо­му об­ра­тить­ся за со­ве­том к их пред­во­ди­те­лю Хэ­ви­ку.
Ду­хов­ный ли­дер Ми­ра Ха­о­са дол­го и вни­ма­тель­но слу­шал быв­ше­го гвар­дей­ца. Он по­со­чув­ство­вал ему и пред­ло­жил не про­сто остать­ся сре­ди ха­о­си­тов, но и пред­при­нять неко­то­рые дей­ствия по ис­прав­ле­нию си­ту­а­ции в Сей­до.
- Го­во­ря по прав­де, - ска­зал Хэ­вик, - мне со­вер­шен­но все рав­но, кто там что де­ла­ет в сво­ем ми­ре, каж­дый име­ет пра­во жить так, как счи­та­ет нуж­ным. Это ва­ше лич­ное де­ло, и мне бы­ло бы на это на­пле­вать, ес­ли бы ваш дол­ба­ну­тый Хо­та­ру по­сто­ян­но не лез со сво­и­ми по­ряд­ка­ми ко всем встреч­ным-по­пе­реч­ным. Я пы­тал­ся объ­яс­нить это­му ми­ло­му че­ло­ве­ку, что в чу­жой храм со сво­им уста­вом не хо­дят и что мы жи­вем так, как нам нра­вит­ся, но он слы­шит толь­ко се­бя. Ес­ли бы сей­дан­цы ти­хо си­де­ли на сво­ей тер­ри­то­рии и за­ни­ма­лись сво­и­ми де­ла­ми, ни­кто из нас в свою оче­редь не об­ра­щал бы на них ни­ка­ко­го вни­ма­ния, но их же­ла­ние на­вя­зать всем свой об­раз жиз­ни здо­ро­во ме­ня до­ста­ло. Пусть ва­лят к се­бе в свой Мир По­ряд­ка и там жи­вут, как им нра­вит­ся, кто они во­об­ще та­кие, чтобы дик­то­вать это мне и мо­им лю­дям? По­че­му мы ни к ко­му не ле­зем со сво­ей идео­ло­ги­ей? Про­шу ме­ня про­стить, но мое тер­пе­ние лоп­ну­ло!
От ха­о­си­тов Дар­ри­ус узнал, что в их ми­ре жи­вет уже до­воль­но мно­го быв­ших граж­дан Сей­до, ко­то­рым на­до­е­ли дра­ко­нов­ские за­ко­ны и кош­мар­ные по­ряд­ки сво­ей ро­ди­ны – как ска­зал один из со­рат­ни­ков Хэ­ви­ка, уди­ви­тель­но, что сей­дан­цам еще во­об­ще раз­ре­ша­ют ды­шать, не ре­гла­мен­ти­ро­вав это ни­ка­ки­ми иди­от­ски­ми пра­ви­ла­ми. На­вер­ня­ка мно­го недо­воль­ных бы­ло и в са­мом Ми­ре По­ряд­ка; этим и ре­шил вос­поль­зо­вать­ся быв­ший гвар­де­ец. При по­мо­щи и со­дей­ствии Хэ­ви­ка он ор­га­ни­зо­вал дви­же­ние Со­про­тив­ле­ния, в ко­то­рое всту­пи­ли мно­гие его со­оте­че­ствен­ни­ки, дав­но меч­тав­шие раз­де­лать­ся с нена­вист­ным Хо­та­ру и его при­спеш­ни­ка­ми, и стал его пред­во­ди­те­лем.
Бро­сив во­ен­ную служ­бу в Ми­ре По­ряд­ка, Дар­ри­ус стал жить на вра­же­ской тер­ри­то­рии. По­на­ча­лу он ис­пы­ты­вал се­рьез­ные про­бле­мы с адап­та­ци­ей к нор­маль­ной обы­ден­ной жиз­ни, ко­то­рой жи­ли все ха­о­си­ты. Он при­вык вста­вать в од­но и то же вре­мя и ни­как не мог при­вык­нуть к то­му, что это мож­но де­лать не то­гда, ко­гда по­ло­же­но, а то­гда, ко­гда по­же­ла­ешь, что по­стель во­все не обя­за­тель­но за­сти­лать иде­аль­но – и да­же во­об­ще ее за­сти­лать: ко­му это во­об­ще нуж­но? Ха­о­си­ты счи­та­ли, что каж­дый име­ет пол­ное пра­во де­лать все, что по­же­ла­ет, ес­ли это ни­как не вре­дит жиз­ни и бла­го­по­лу­чию дру­гих лю­дей. В от­сут­ствие при­выч­ных за­ко­нов и по­ряд­ков Дар­ри­ус чув­ство­вал сво­е­го ро­да бес­по­мощ­ность и внут­рен­нее опу­сто­ше­ние, но в ду­ше по­ни­мал и на­де­ял­ся, что со вре­ме­нем это прой­дет. Он да­же по­ду­мы­вал по­зна­ко­мить­ся с ка­кой-ни­будь де­вуш­кой, но ни­как не ре­шал­ся на это, по­то­му что не умел об­щать­ся с жен­щи­на­ми и сла­бо се­бе пред­став­лял, как и о чем с ни­ми раз­го­ва­ри­вать.
Тем вре­ме­нем в Сей­до на­ча­ло тво­рить­ся что-то со­всем стран­ное: Дар­ри­ус от ду­ши по­ра­до­вал­ся, что от­ту­да сбе­жал. Хо­та­ру при­ка­зал от­пра­вить в тем­ни­цу Дай­ру, сво­е­го ста­ро­го бо­е­во­го то­ва­ри­ща и бра­та по ору­жию. Слу­хи об этом хо­ди­ли са­мые что ни на есть раз­ные, при этом по боль­шей ча­сти со­вер­шен­но бре­до­вые: яко­бы к это­му непри­ят­но­му де­лу был при­ча­стен бег­лый гвар­де­ец, он же гла­ва Со­про­тив­ле­ния. В Сей­до про него бол­та­ли, буд­то бы Дар­ри­ус по­сле то­го, как ха­о­си­ты про­мы­ли ему моз­ги, окон­ча­тель­но ли­шил­ся мо­раль­ных прин­ци­пов и не гну­ша­ет­ся лю­бы­ми ме­то­да­ми, чтобы до­бить­ся же­ла­е­мо­го, в том чис­ле ис­поль­зу­ет хо­ро­шо из­вест­ные ему за­ко­ны Ми­ра По­ряд­ка для сво­ей лич­ной вы­го­ды. На­пу­ган­ные сей­дан­цы утвер­жда­ли, что ко­гда Дар­ри­ус счи­тал, что его по­встан­че­ско­му дви­же­нию нуж­ны но­вые чле­ны, то на­ни­мал убий­цу с за­да­ни­ем при­кон­чить всю се­мью то­го во­и­на, ко­то­ро­го Дар­ри­ус счи­тал цен­ным для сво­ей ор­га­ни­за­ции. Та­ким об­ра­зом, он на­де­ял­ся, что раз­гне­ван­ный гвар­де­ец по­пы­та­ет­ся уни­что­жить то­го, кто убил его род­ных, и тем са­мым на­ру­шит за­кон Сей­до. По­сле это­го ото­мстив­ше­го, со­глас­но за­ко­нам Ми­ра По­ряд­ка, жда­ла тюрь­ма, от­ку­да его спа­са­ли под­руч­ные гла­вы Со­про­тив­ле­ния и пред­ла­га­ли всту­пить в свою ор­га­ни­за­цию. Имен­но это и про­изо­шло с Дай­ру: кто-то вро­де как по­ре­шил всех его род­ных, тот при­шел в ярость и свер­нул убий­це шею, а Хо­та­ру за это упря­тал быв­ше­го со­рат­ни­ка за ре­шет­ку.
Узнав об этом от Хэ­ви­ка и его со­рат­ни­цы Энэ­лир, Дар­ри­ус толь­ко по­сме­ял­ся: что за чушь, где во­об­ще ло­ги­ка! Во-пер­вых, Дай­ру, рав­но как и сам Хо­та­ру, круг­лый си­ро­та и ни­ко­гда не был же­нат, во-вто­рых, и кто бы со­гла­сил­ся на са­мом де­ле при­мкнуть к по­встан­цам, ес­ли бы все об­сто­я­ло имен­но так? Ско­рее бы осво­бо­ди­те­лей уби­ли бы за та­кое на ме­сте – по­де­лом, и будь что бу­дет, да и во­об­ще не в его пра­ви­лах под­ни­мать ру­ку на ни в чем не по­вин­ных ря­до­вых граж­дан, в кон­це кон­цов, они та­кие же жерт­вы сей­дан­ско­го ре­жи­ма, как и его отец – да и он сам. А вот вы­та­щить Дай­ру из тюрь­мы и пе­ре­ма­нить его на свою сто­ро­ну бы­ло бы и в са­мом де­ле непло­хо – во­ин он от­мен­ный, а Хо­та­ру на­вер­ня­ка оби­дел его со­вер­шен­но ни за что ни про что. Во­об­ще этот его быв­ший ко­ман­дир сма­хи­ва­ет на ка­кой-то без­душ­ный ме­ха­низм; по­рой Дар­ри­ус в прин­ци­пе со­мне­вал­ся, что Хо­та­ру и ду­ша – по­ня­тия сов­ме­сти­мые. Вполне ве­ро­ят­но, что Дай­ру и в са­мом де­ле на­ру­шил ка­кое-то там оче­ред­ное пра­ви­ло или со­рвал­ся там на ка­ко­го-ни­будь дей­стви­тель­но опас­но­го пре­ступ­ни­ка и убил га­да на ме­сте, ну так ту­да ему и до­ро­га, ко­ли за­слу­жил. Глав­но­ко­ман­ду­ю­щий же мог про­явить хоть ка­кое-то снис­хож­де­ние к че­ло­ве­ку, ко­то­ро­го на­зы­вал сво­им дру­гом и бра­том по ору­жию; пра­виль­но вон Хэ­вик воз­му­ща­ет­ся, что для сей­дан­цев аб­стракт­ный за­кон до­ро­же жи­вых лю­дей и да­же близ­ких. Ин­те­рес­но, ес­ли бы у это­го бес­чув­ствен­но­го Хо­та­ру бы­ли ро­ди­те­ли, бра­тья, сест­ры, же­на и они бы что-ни­будь на­тво­ри­ли – со­зна­тель­но или неча­ян­но, их он бы то­же безо вся­кой жа­ло­сти упек за ре­шет­ку?
Свое на­ме­ре­ние Дар­ри­ус осу­ще­ствил: он под­го­то­вил до­воль­но рис­ко­ван­ную опе­ра­цию по выз­во­ле­нию Дай­ру из тем­ни­цы. Все про­шло в выс­шей сте­пе­ни успеш­но, и его зло­счаст­ный со­оте­че­ствен­ник ока­зал­ся на сво­бо­де. Он ис­кренне по­бла­го­да­рил гла­ву Со­про­тив­ле­ния и по­обе­щал ему свою по­мощь в том слу­чае, ес­ли она вдруг ему по­тре­бу­ет­ся, но на его пред­ло­же­ние при­мкнуть к по­встан­цам от­ве­тил ка­те­го­ри­че­ским от­ка­зом.
- Боль­шое спа­си­бо те­бе за то, что вы­ру­чил ме­ня, - ска­зал Дай­ру, - но я ре­шил ра­бо­тать толь­ко на се­бя и впредь не при­мы­кать к ка­кой-ли­бо сто­роне. Я утра­тил свое по­ло­же­ние в Ми­ре По­ряд­ка, но и идеи ха­о­си­тов мне то­же как-то не слиш­ком близ­ки.
- Те­бе неку­да ид­ти, и те­бе по­тре­бу­ет­ся по­мощь, - ре­зон­но воз­ра­зил Дар­ри­ус.
- Я сам справ­люсь, - рез­ко от­ве­тил его но­вый зна­ко­мый, сво­им то­ном од­но­знач­но под­черк­нув, что не на­ме­рен бо­лее об­суж­дать эту те­му. – Как, где и на что жить – я сам раз­бе­русь. Как я уже те­бе по­обе­щал, бу­дет нуж­но – об­ра­щай­ся, по­мо­гу, а те­перь – до сви­да­ния, уда­чи те­бе в тво­ем нелег­ком де­ле.
На­пуск­ная са­мо­уве­рен­ность Дай­ру, за ко­то­рой он яв­но пы­тал­ся скрыть страх, не по­нра­ви­лась ли­де­ру по­встан­цев, но он уже при­вык к жиз­ни сре­ди ха­о­си­тов и креп­ко усво­ил, что ни­ко­му ни­ко­гда нель­зя ни­че­го на­вя­зы­вать – каж­дый че­ло­век име­ет пра­во на свой лич­ный сво­бод­ный вы­бор. Что ж, не хо­чет – как хо­чет, де­ло его, пусть идет, ку­да ему нра­вит­ся.
- А ес­ли не сек­рет, то за что кон­крет­но те­бя Хо­та­ру в тюрь­му упря­тал, да еще и на по­жиз­нен­ный срок? Ко­го ты на служ­бе за­мо­чил? У те­бя что, и в са­мом де­ле ко­го-то из род­ных уби­ли? Кто это был?
– все же по­лю­бо­пыт­ство­вал Дар­ри­ус, но Дай­ру ока­зал­ся яв­но не рас­по­ло­жен от­кро­вен­ни­чать на эту те­му.
- Из­ви­ни, но я не хо­чу и не со­би­ра­юсь об этом го­во­рить. Это мое и толь­ко мое де­ло, - он од­но­знач­но дал гла­ве Со­про­тив­ле­ния по­нять, что те­ма за­кры­та. Тот про се­бя по­ду­мал, что его со­оте­че­ствен­ник ве­дет се­бя как фор­мен­ный ха­о­сит: те то­же прин­ци­пи­аль­но от­ка­зы­ва­лись раз­го­ва­ри­вать, ес­ли им не нра­вил­ся об­суж­да­е­мый во­прос или про­сто не хо­те­лось про­дол­жать бе­се­ду.
Так Дай­ру ушел в ни­ку­да; ино­гда Дар­ри­ус в хо­де сво­ей де­я­тель­но­сти пе­ре­се­кал­ся с ним, да­же про­сил за уме­рен­ную пла­ту ока­зать ка­кие-то услу­ги, ес­ли в этом бы­ла необ­хо­ди­мость, но да­же он не знал, где сей­час жи­вет его быв­ший кол­ле­га. Од­на­жды тот об­мол­вил­ся, что за­ра­ба­ты­ва­ет се­бе на хлеб как на­ем­ник – по­хи­ща­ет нуж­ные ве­щи или уби­ва­ет ко­го-ни­будь по за­ка­зу кли­ен­тов, ко­то­ры­ми по боль­шей ча­сти бы­ли ха­о­си­ты и их со­юз­ни­ки из Тем­ной Им­пе­рии, Эде­нии и дру­гих со­пре­дель­ных го­су­дарств. Это за­ня­тие не до­став­ля­ло быв­ше­му сей­дан­ско­му гвар­дей­цу со­вер­шен­но ни­ка­ко­го удо­воль­ствия, но глав­ным бы­ло то, что за нее пла­ти­ли, ведь он не умел боль­ше ни­че­го, кро­ме как сра­жать­ся.
От­ряд Дар­ри­уса по­сте­пен­но по­пол­нял­ся доб­ро­воль­ца­ми – же­ла­ю­щих бы­ло пре­до­ста­точ­но: лю­ди, ко­то­рые так или ина­че по­стра­да­ли от дей­ствий сей­дан­ско­го ре­жи­ма или те, кто был про­сто им недо­во­лен, но при этом хо­тел не стать ха­о­си­том, но и из­ме­нить по­ряд­ки у се­бя на ро­дине. Жи­те­ли Ми­ра По­ряд­ка про­дол­жа­ли бол­тать, буд­то Дар­ри­ус спе­ци­аль­но под­стра­и­ва­ет все так, чтобы их гвар­дей­цы пе­ре­хо­ди­ли на сто­ро­ну вра­га, но он толь­ко усме­хал­ся, ко­гда до него до­хо­ди­ли оче­ред­ные глу­пые слу­хи: в кон­це кон­цов, мо­раль­ные прин­ци­пы не поз­во­ля­ли ему на­ни­мать убийц для рас­прав с ни в чем не по­вин­ны­ми людь­ми. В обо­зри­мом бу­ду­щем гла­ва Со­про­тив­ле­ния меч­тал окон­ча­тель­но за­хва­тить власть в Сей­до – преж­де, чем она до­ста­нет­ся бес­чув­ствен­но­му и не в ме­ру прин­ци­пи­аль­но­му Хо­та­ру, ко­то­рый за­пре­тит всем лиш­ний раз ды­шать без при­ка­за.
Часть 16
16
Ко­гда Рей­ден и Шуд­жин­ко на­ко­нец с гре­хом по­по­лам до­бра­лись до го­ры Ифу­ку­бе, солн­це уже кло­ни­лось к за­ка­ту. Про­тек­тор Зем­ли был силь­но недо­во­лен и при­нял­ся ру­гать сво­е­го спут­ни­ка за то, что он пе­ре­дви­га­ет­ся с че­ре­па­шьей ско­ро­стью, од­на­ко на са­мом де­ле вся ви­на ле­жа­ла на нем са­мом: уж слиш­ком дол­го он про­во­зил­ся с вос­кре­ше­ни­ем несчаст­но­го Лю Кан­га.
У врат хра­ма, по­свя­щен­но­го са­мо­му Рей­де­ну, бо­га гро­ма и его пре­ста­ре­ло­го спут­ни­ка встре­тил Ира­ни­ан, сын по­кро­ви­те­ля Зем­но­го Ми­ра и уби­той внеш­не­мир­ца­ми бо­ги­ни Си­ли­ны. Уви­дев от­ца, он с ра­дост­ным кри­ком бро­сил­ся ему на­встре­чу.
- До­ро­гой отец, как я счаст­лив ви­деть вас жи­вым и здо­ро­вым! Доб­рый ве­чер! Сна­ча­ла я силь­но ис­пу­гал­ся, по­то­му что до ме­ня до­шли слу­хи, буд­то с ва­ми рас­пра­ви­лись вра­ги, но по­том мне со­об­щи­ли, что все эти ве­сти бы­ли лож­ны­ми и что вы на­прав­ля­е­тесь пря­ми­ком сю­да! На­де­юсь, вы не по­стра­да­ли! Од­на­ко я не имею че­сти быть зна­ко­мым с ва­шим спут­ни­ком, не же­ла­е­те ли вы мне его пред­ста­вить?
- А, это Шуд­жин­ко. Ду­мал, что он вро­де как чем­пи­он Стар­ших Бо­гов, а на де­ле по­пал­ся на удоч­ку Она­ги и до­был для него Ка­ми­до­гу, поз­во­лив­шие ему вер­нуть­ся к жиз­ни! – бурк­нул Рей­ден и по­гро­зил сво­е­му при­я­те­лю ку­ла­ком. – Он обе­щал мне ис­ку­пить свою ви­ну, смыть свою оплош­ность кро­вью и по­мочь мне раз­де­лать­ся с Ко­ро­лем-Дра­ко­ном и его при­спеш­ни­ка­ми! Это же на­до быть на­столь­ко ту­пым!
Ира­ни­ан ка­кое-то вре­мя ждал, не со­бла­го­во­лит ли отец все же пред­ста­вить его зло­счаст­но­му недо­чем­пи­о­ну, по­том по­нял, что это бес­по­лез­но, и ре­шил на­звать свое имя сам.
- А я – Ира­ни­ан, сын ве­ли­ко­го бо­га гро­ма и за­щит­ни­ка Зем­ли Рей­де­на, - про­из­нес он с по­чти­тель­ным по­кло­ном.
- При­ят­но по­зна­ко­мить­ся, - Шуд­жин­ко еще не окон­ча­тель­но утра­тил хо­ро­шие ма­не­ры и не за­был, как нуж­но се­бя ве­сти.
- Я дол­жен сроч­но ви­деть Си­рис, Анит­ру, Ара­нию и Ар­гу­са, - рез­ко ска­зал Рей­ден.
Его сын, в от­ли­чие от па­па­ши, был до­ста­точ­но хо­ро­шо вос­пи­тан и все­гда опрят­но оде­вал­ся; он оки­нул сво­е­го ро­ди­те­ля и его спут­ни­ка скеп­ти­че­ским взг­ля­дом.
- Про­сти­те, до­ро­гой отец, но я ду­маю, что вам сле­до­ва­ло бы сна­ча­ла пе­ре­одеть­ся, при­ве­сти се­бя в по­ря­док и при­нять ван­ну, - веж­ли­во вста­вил он. – Я под­бе­ру чи­стую одеж­ду и для ва­ше­го спут­ни­ка. Я по­ни­маю, что вы оба на­вер­ня­ка по­бы­ва­ли в очень сквер­ной пе­ре­дел­ке, а ва­ше де­ло не тер­пит от­ла­га­тельств, од­на­ко в та­ком ви­де вам не сто­ит по­яв­лять­ся пе­ред дру­ги­ми бо­га­ми.
- Ира­ни­ан! – рявк­нул на него Рей­ден. – Быст­ро зо­ви всех сю­да, и хва­тит мне тут моз­ги ка­ни­фо­лить! Кро­ме то­го, при­гля­ди за Лэй, чтобы она ни­ку­да не вля­па­лась, а же­ла­тель­но – во­об­ще не вы­хо­ди­ла из сво­ей ком­на­ты и си­де­ла там ти­ше во­ды и ни­же тра­вы!
- Так что же все-та­ки слу­чи­лось? – недо­уме­вал пе­ре­пу­ган­ный Ира­ни­ан.
- Ты еще не по­нял?! Она­га вер­нул­ся!!! Нам нуж­но сроч­но что-то де­лать, ина­че он уни­что­жит всех нас! – во­пил Рей­ден; Шуд­жин­ко был уве­рен, что от его кри­ка в ра­ди­у­се ки­ло­мет­ра на­вер­ня­ка пе­ре­дох­ли все бел­ки.
Сын бо­га гро­ма по­хо­ло­дел, по­блед­нел и за­стыл на ме­сте.
- Как Она­га? Ка­кой Она­га? Вы шу­ти­те? Я ду­мал, что все это глу­пые слу­хи, ко­то­рые рас­пу­сти­ли ко­вар­ные внеш­не­мир­цы по­сле то­го, как вам чу­дом уда­лось от них вы­рвать­ся! Это что-то неве­ро­ят­ное!
Па­па­ша сме­рил его злым взг­ля­дом.
- Неве­ро­ят­ное, го­во­ришь? Хва­тит сто­ять, как пень! Я ко­му ска­зал – немед­лен­но бе­ги за осталь­ны­ми и при­смот­ри за сест­рой! Она­га вер­нул­ся, и это худ­шая из ве­стей, ко­то­рую я мог бы те­бе со­об­щить! Ес­ли мы сей­час же не пред­при­мем что-то про­тив него, нам всем ко­нец, по­то­му что он нена­ви­дит всех нас!
- Так вы же го­во­ри­ли, что его убил Им­пе­ра­тор? – про­бор­мо­тал Ира­ни­ан, у ко­то­ро­го от стра­ха тряс­лись ру­ки. По ха­рак­те­ру он был до­воль­но спо­кой­ным, рас­су­ди­тель­ным, мяг­ким и де­ли­кат­ным, не лю­бил си­ло­во­го ре­ше­ния про­блем, драть­ся умел пло­хо и счи­тал се­бя тру­со­ва­тым и пуг­ли­вым, и вся эта си­ту­а­ция при­ве­ла его в ужас. Как та­кое мог­ло про­изой­ти? Его отец, ко­то­ро­го он обо­жал и ко­то­ро­му без­ого­во­роч­но ве­рил, утвер­ждал, что зло­ве­ще­го Она­гу дав­ным-дав­но убил Шао Кан – Ко­роль-Дра­кон не по­де­лил с ним власть во Внеш­нем Ми­ре, и те­перь это чу­до­ви­ще не мо­жет ни­ко­му уг­ро­жать.
- Так, слу­шай ме­ня вни­ма­тель­но, - Рей­ден ре­шил, что ему все же при­дет­ся разъ­яс­нить сы­ну, что про­ис­хо­дит. – Нас под­ло про­ве­ли, как ма­ло­ле­ток, и об­ве­ли во­круг паль­ца. Я и пред­ста­вить се­бе не мог, что внеш­не­мир­цы ока­жут­ся на­столь­ко ко­вар­ны­ми чу­до­ви­ща­ми. Так вот. Пер­вое. Мни­мое убий­ство мо­е­го про­кля­то­го бра… то бишь Им­пе­ра­то­ра Шэнг Цун­гом и Ку­ан Чи на са­мом де­ле бы­ло очень уме­лой ин­сце­ни­ров­кой. Шао Кан жив и здо­ров. На мое сча­стье, мне уда­лось при­кон­чить обо­их фо­кус­ни­ков – хоть от это­го лег­че. Вто­рое. Она­га смог вер­нуть­ся к жиз­ни – к со­жа­ле­нию, при по­мо­щи вот это­го ста­ро­го осто­ло­па, ко­то­рый сто­ит ря­дом со мной. К это­му ду­ра­ку яви­лась ка­кая-то све­тя­ща­я­ся суч­ность… то есть сущ­ность, ко­то­рая уме­ла раз­го­ва­ри­вать! Она пред­ста­ви­лась ему как Да­ма­ши, по­слан­ник Стар­ших Бо­гов! По­сле это­го она ему на­пле­ла, что он дол­жен най­ти шесть пред­ме­тов ве­ли­кой зна­чи­мо­сти – Ка­ми­до­гу. Да­ма­ши ска­зал, что это сво­е­го ро­да ин­стру­мен­ты бо­гов и что су­ще­ству­ет на­дви­га­ю­ща­я­ся уг­ро­за, ко­то­рая под­вер­га­ет опас­но­сти вы­жи­ва­ние всех ми­ров.
- Да! – под­твер­дил Шуд­жин­ко. – Он за­явил, что Стар­шие Бо­ги уни­что­жат эту уг­ро­зу, по­лу­чив Ка­ми­до­гу!
Сын Рей­де­на по­блед­нел еще силь­нее.
- Что… что за бред? – про­ле­пе­тал он.
- Шуд­жин­ко по­ве­рил ему, - про­дол­жал про­тек­тор Зем­ли. – Мно­го лет он бро­дил по раз­ным ми­рам и со­би­рал Ка­ми­до­гу. Он по­бы­вал в Ми­ре Ха­о­са, в Не-Ми­ре, в Сей­до, на Зем­ле, во Внеш­нем Ми­ре и в Эде­нии. По­сле это­го он по­ло­жил все ар­те­фак­ты на ал­тарь в Нек­су­се, и в этот мо­мент вы­яс­ни­лось, что под ли­чи­ной Да­ма­ши на са­мом де­ле скры­вал­ся Она­га.
- Сей­час Ко­роль-Дра­кон вла­де­ет ше­стью Ка­ми­до­гу, и он так­же за­брал аму­лет Шин­но­ка у мерт­во­го Ку­ан Чи во Внеш­нем Ми­ре, - про­гну­са­вил при­я­тель Рей­де­на. - И хо­тя каж­дый ар­те­факт об­ла­да­ет мо­гу­ще­ством за пре­де­ла­ми на­ше­го по­ни­ма­ния, са­ми по се­бе они пред­став­ля­ют лишь часть необ­хо­ди­мой си­лы для со­зда­ния и уни­что­же­ния ми­ров. Чтобы стать все­мо­гу­щим, Она­га дол­жен най­ти спо­соб объ­еди­нить их в од­но, ос­нов­ное Ка­ми­до­гу. Я был пеш­кой в плане Она­ги по за­во­е­ва­нию Ми­ров. Ес­ли я хо­чу ис­пра­вить свою ошиб­ку, я дол­жен под­го­то­вить­ся к бит­ве про­тив Ко­ро­ля-Дра­ко­на. Моя мис­сия да­ле­ка от за­вер­ше­ния! – па­фос­но по­ды­то­жил он; Ира­ни­ан, слу­шая Шуд­жин­ко и сво­е­го обо­жа­е­мо­го ро­ди­те­ля, без­успеш­но пы­тал­ся по­нять, что тут к че­му и чем вся эта ис­то­рия гро­зит бо­гам.
- За­ткнись, дай мне за­кон­чить, - обо­рвал его Рей­ден. – Так вот. В тот мо­мент, ко­гда я сра­жал­ся с кол­ду­на­ми, вер­нул­ся Она­га! Мо­и­ми ста­ра­ни­я­ми Шэнг Цунг и Ку­ан Чи мерт­вы, но Ко­роль-Дра­кон вер­нул­ся и те­перь пра­вит Внеш­ним Ми­ром. Я по­на­ча­лу то­же ре­шил, что Она­га сдох, ко­гда я взо­рвал дво­рец Шэнг Цун­га, но по­том я вспом­нил, что Ко­ро­ля-Дра­ко­на так про­сто не убить! По неиз­вест­ной при­чине он не при­кон­чил Шао Ка­на – я по­до­зре­ваю, что это Шин­нок упро­сил ста­ро­го дру­га по­ща­дить сво­е­го обо­жа­е­мо­го сы­на. Она­га нена­ви­дит Стар­ших Бо­гов, он по­обе­щал рас­пра­вить­ся со все­ми на­ми! Ес­ли мы немед­лен­но нач­нем дей­ство­вать, то у нас есть шанс оста­но­вить эту чу­до­вищ­ную уг­ро­зу!
Шуд­жин­ко при­нял­ся сно­ва за­ни­мать­ся са­мо­би­че­ва­ни­ем.
- Я был ду­ра­ком! Ослеп­лён­ный за­ман­чи­во­стью при­клю­че­ния, я при­нёс уг­ро­зу во всем ми­ры и пре­дал Стар­ших Бо­гов. Лишь я от­вет­стве­нен за это. Что же я на­де­лал?
- Я же про­сил за­ткнуть­ся! – раз­гне­вал­ся Рей­ден. – Я очень рад, что ты осо­знал свою ошиб­ку и ре­шил смыть ее кро­вью, од­на­ко ме­ня в дан­ный мо­мент вол­ну­ет нечто со­вер­шен­но дру­гое! Ира­ни­ан, не те­ряй вре­ме­ни, быст­ро зо­ви всех в мой храм на со­вет!
Ира­ни­ан на негну­щих­ся но­гах по­плел­ся ис­пол­нять от­цов­ское по­ве­ле­ние.
Часть 17
17
К сча­стью для пунк­ту­аль­но­го Хо­та­ру, сей­дан­цев не за­ста­ви­ли дол­го ждать – ис­тин­ный жи­тель Ми­ра По­ряд­ка да­же на смерть дол­жен от­пра­вить­ся во­вре­мя. В Ог­нен­ный Дво­рец они с Ай­о­ру при­шли, ко­гда на Ку­этане был уже позд­ний ве­чер, и ска­за­ли, что хо­те­ли бы го­во­рить с ны­неш­ни­ми пра­ви­те­ля­ми Тем­ной Им­пе­рии. К изум­ле­нию сей­дан­цев, при­ня­ли их вполне хо­ро­шо и при­вет­ли­во, по­про­сив по­до­ждать вни­зу бук­валь­но пять-де­сять ми­нут, и да­же не ото­бра­ли ору­жие – неуже­ли не бо­ят­ся? Им пред­ло­жи­ли сесть на ши­ро­кий ко­жа­ный ди­ван, но Хо­та­ру веж­ли­во от­ка­зал­ся, а его спут­ник, гля­дя на ко­ман­ди­ра, на это не ре­шил­ся – ему от­нюдь не хо­те­лось за­слу­жить его неодоб­ре­ние.
Сей­дан­ский глав­но­ко­ман­ду­ю­щий смот­рел в ок­но на тем­ные си­лу­эты де­ре­вьев и ду­мал о том, что этот ве­чер, воз­мож­но, станет по­след­ним в его жиз­ни. Пусть так – но он умрет с че­стью, как и по­ла­га­ет­ся во­и­ну Ми­ра По­ряд­ка, за­щи­ща­ю­ще­му свою ро­ди­ну и тех, кто ему до­ве­рил­ся. Сей­час он уже пре­крас­но по­ни­мал, что си­ту­а­ция в Лей Чен од­но­знач­но бы­ла уме­ло со­стря­пан­ной ло­вуш­кой внеш­не­мир­цев, но ино­го вы­хо­да у него не бы­ло. Ко­неч­но, он мог бы прой­ти ми­мо и не вме­ши­вать­ся, но то­гда он про­сто пе­ре­стал бы се­бя ува­жать, а его со­граж­дане на­вер­ня­ка то­же от­нес­лись бы со­от­вет­ствен­но к трус­ли­во­му ко­ман­ди­ру, ко­то­рый в труд­ную ми­ну­ту не встал на за­щи­ту сла­бых, а по­сту­пил со­об­раз­но соб­ствен­ной вы­го­де. Жаль, ко­неч­но, что так по­лу­чи­лось, его ро­ди­на об­ре­че­на, и Ай­о­ру умрет вме­сте с ним – он еще слиш­ком мо­лод, чтобы по­гиб­нуть от рук внеш­не­мир­цев! – но тут уж ни­че­го не по­де­ла­ешь, так сло­жи­лись об­сто­я­тель­ства…
Вско­ре к сей­дан­цам сно­ва спу­стил­ся тот охран­ник, ко­то­рый встре­чал их у две­рей, и при­гла­сил их прой­ти в трон­ный зал двор­ца. Хо­та­ру по­сле­до­вал за внеш­не­мир­цем на вто­рой этаж; Ай­о­ру, тя­же­ло вздох­нув и су­до­рож­но сжи­мая в пра­вой ру­ке древ­ко на­ги­на­ты, по­плел­ся за ним. Толк­нув дверь, он ожи­дал уви­деть Шэнг Цун­га и Ку­ан Чи, но вме­сто них на троне си­дел ка­кой-то вы­со­кий че­ло­век со све­тя­щи­ми­ся гла­за­ми и длин­ны­ми бле­стя­щи­ми чер­ны­ми во­ло­са­ми, оде­тый в бе­лую ру­баш­ку и брю­ки. Непо­да­ле­ку от него в крес­ле на­халь­но раз­ва­ли­лась ка­кая-то блед­ная жен­щи­на; при­гля­дев­шись, Хо­та­ру с ужа­сом узнал Шен­нар­ку – ле­ген­дар­ную бо­ги­ню Ха­о­са.
- Доб­ро по­жа­ло­вать, го­сти из Сей­до, - про­из­нес че­ло­век на троне. – Я – Ко­роль-Дра­кон Она­га, за­кон­ный пра­ви­тель Внеш­не­го Ми­ра. Ко­гда-то дав­но ваш про­тек­тор, ле­ди Си­анэ, бы­ла мо­им хо­ро­шим дру­гом, но ее убил Рей­ден, - в сло­вах Она­ги Хо­та­ру по­слы­ша­лись го­речь и скорбь. – От его рук по­гиб и ее муж, про­тек­тор Вэт­эр­ны Ан­нар. К сча­стью, Шен­нар­ке уда­лось бе­жать, и она оста­лась жи­ва, - он по­ко­сил­ся на бо­ги­ню Ха­о­са; та са­мо­до­воль­но улыб­ну­лась. – Итак, рас­ска­жи­те мне, что при­ве­ло вас сю­да. На­сколь­ко я успел узнать, меж­ду Сей­до и Тем­ной Им­пе­ри­ей воз­ник некий тер­ри­то­ри­аль­ный кон­фликт из-за го­ро­да в Вэй­на­лии?
Хо­та­ру с изум­ле­ни­ем смот­рел на Она­гу: неуже­ли он и впрямь ви­дит пе­ред со­бой ожив­шую ле­ген­ду? Впро­чем, мо­жет, Ко­роль-Дра­кон ока­жет­ся ми­ло­серд­нее Шэнг Цун­га и со­гла­сит­ся по­ща­дить ни в чем не по­вин­ных жи­те­лей Лей Чен?
- При­вет­ствую вас, о им­пе­ра­тор Она­га, - по­кло­нил­ся он. – Поз­воль­те пред­ста­вить­ся: мое имя Хо­та­ру, и я глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Ми­ра По­ряд­ка. Мо­е­го спут­ни­ка зо­вут Ай­о­ру, он – мое до­ве­рен­ное ли­цо и пра­вая ру­ка, - по­след­ние сло­ва да­лись ему с боль­шим тру­дом, он ни­как не мог при­вык­нуть к то­му, что это уже не Дай­ру. – Ме­ня при­ве­ло к вам очень важ­ное де­ло, и оно дей­стви­тель­но свя­за­но с кон­флик­том из-за вэй­наль­ско­го го­ро­да Лей Чен.
Сей­дан­ский ко­ман­дир по­дроб­но рас­ска­зал Она­ге о том, как Шуд­жин­ко пе­ре­дал ему прось­бу Заф­фи­ро о по­мо­щи, и обо всем, что про­изо­шло в го­ро­де, в ду­ше на­де­ясь, что все обой­дет­ся и что един­ствен­ной жерт­вой станет он сам – вро­де бы Ко­роль-Дра­кон не вы­гля­дел злым и же­сто­ким. Мо­жет быть, ему да­же удаст­ся упро­сить его со­хра­нить жизнь Ай­о­ру, ко­то­рый все­го лишь ис­пол­нял при­каз?
Шен­нар­ка тем вре­ме­нем уст­ро­и­лась в крес­ле по­удоб­нее, опер­шись спи­ной об один из под­ло­кот­ни­ков и пе­ре­ки­нув но­ги через дру­гой. Хо­та­ру про се­бя по­ду­мал, что так се­бя ве­сти в при­сут­ствии са­мо­го за­кон­но­го им­пе­ра­то­ра Внеш­не­го Ми­ра по мень­шей ме­ре непри­лич­но и что на его ме­сте он бы од­но­знач­но счел это неува­же­ни­ем к стар­ше­му по зва­нию, од­на­ко это все-та­ки ха­о­сит­ка – что тут ска­жешь, для жи­те­лей ее ми­ра это вполне нор­маль­но, они все оде­ва­ют­ся как хо­тят, де­ла­ют все, что взбре­дет в го­ло­ву, да и си­дят как им взду­ма­ет­ся. Под при­сталь­ным взг­ля­дом ее чер­ных глаз сей­дан­ско­му глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му сде­ла­лось не по се­бе, но он, со­брав­шись с мыс­ля­ми, спо­кой­но про­дол­жил свой рас­сказ о зло­клю­че­ни­ях жи­те­лей Лей Чен. Со­сре­до­то­чив­шись на сво­ем по­вест­во­ва­нии, он не за­ме­тил, как в трон­ный зал во­шли Шао Кан и Кэно.
- Ого! – за­хо­хо­тал внеш­не­мир­ский ге­не­рал, ко­гда Хо­та­ру до­брал­ся до ис­то­рии со звер­ски за­му­чен­ны­ми ежи­ка­ми. – Ох­ре­неть! А ты что, за­стал это­го упы­ря пря­мо с ежом на за­лу­пе? Как это он се­бе хуй не ис­ко­лол-то, бед­няж­ка? У ме­ня был по­хо­жий опыт вза­и­мо­дей­ствия с вэй­наль­ски­ми ху­е­со­са­ми: там в од­ной де­ревне был оче­ред­ной му­до­звон-ско­то­люб, ко­то­рый де­лил со сво­им друж­ком со­ба­ку. Тьен по­мер, но де­ло его жи­вет! Но­вый вид сек­су­аль­ных из­вра­ще­ний – еже­ло­же­ство, чи­сто вэй­наль­ская эк­зо­ти­ка!
Шен­нар­ка ве­се­ло рас­сме­я­лась – с ее сто­ро­ны та­кой всплеск ра­до­сти ка­зал­ся несколь­ко стран­ным и непри­выч­ным. Сей­дан­ский глав­но­ко­ман­ду­ю­щий осек­ся на по­лу­сло­ве, по­том за­лил­ся крас­кой и обер­нул­ся, чтобы по­смот­реть, кто так нехо­ро­шо вы­ра­жа­ет­ся – для утон­чен­но­го Хо­та­ру та­кие сло­ва бы­ли в ди­ко­вин­ку. Вне­зап­но уви­дев пе­ред со­бой Шао Ка­на в со­про­вож­де­нии ка­ко­го-то од­но­гла­зо­го ти­па, он за­мер на ме­сте и как-то не ре­шил­ся про­дол­жать.
- Поз­воль пред­ста­вить те­бе мо­е­го ге­не­ра­ла, - об­ра­тил­ся к Она­ге его стар­ший со­вет­ник, - это Кэно. Шэнг Цунг, на­до ска­зать, об­ла­да­ет спо­соб­но­стью не толь­ко по­хи­щать чу­жие ду­ши, чи­тать в них, воз­вра­щать ко­го-то к жиз­ни или хо­ро­шо драть­ся, но и от­ка­пы­вать в со­вер­шен­но неожи­дан­ных ме­стах про­сто за­ме­ча­тель­ных лю­дей. Кэно – один из них. Мож­но дол­го рас­ска­зы­вать о его по­дви­гах, но в первую оче­редь хо­тел бы от­ме­тить его во­ис­ти­ну ге­ро­и­че­ское по­ве­де­ние во вре­мя на­ше­го по­ра­же­ния на тур­ни­ре. Ко­гда я утра­тил вся­кую на­деж­ду и был в от­ча­я­нии, Кэно под­дер­жал ме­ня… нас всех, бо­лее то­го, он не по­бо­ял­ся дать по яй­цам мо­е­му уб­лю­доч­но­му брат­цу!
- Мо­жешь все не пе­ре­ска­зы­вать, - оста­но­вил его Она­га, - мне об этом пре­крас­но из­вест­но, ведь я дол­гие го­ды на­блю­дал за ва­ми со сто­ро­ны и мо­гу пол­но­стью со­гла­сить­ся с тем, что Шэнг сде­лал пра­виль­ный вы­бор! Кэно умен, бес­стра­шен, ве­ли­ко­ду­шен и до­сто­ин быть на­шим ге­не­ра­лом! Мне то­же очень по­нра­ви­лось, как он се­бя то­гда по­вел… баль­зам на ду­шу, чест­ное сло­во! Я бы то­же с на­сла­жде­ни­ем от­ве­сил Рей­де­ну по ненуж­ным ор­га­нам!
Хо­та­ру нере­ши­тель­но по­ко­сил­ся на Ко­ро­ля-Дра­ко­на: как, он что – и в са­мом де­ле хва­лит это­го непе­чат­но ру­га­ю­ще­го­ся ти­па?
- А мы с то­бой то­ва­ри­щи по несча­стью, - об­ра­тил­ся к сей­дан­ско­му глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му Кэно. – Ме­ня то­же эти гре­ба­ные вэй­наль­цы зае­ба­ли по са­мое не мо­гу. Че­го сто­и­ли те два свин­ге­ра-со­ба­кое­ба. Ка­ко­го хуя лы­со­го те­бя в Вэй­на­лию-то по­нес­ло, до­ма, что ли, не си­де­лось, за­хо­те­лось ост­рых ощу­ще­ний? Ме­ня-то, ясен пень, Шэнг по­слал, тут ска­за­но – де­лай, хо­тя гла­за б мои этих ту­пых ублюд­ков три­ста лет не ви­де­ли. Лад­но, рас­ска­зы­вай даль­ше, а мы поржем. Мне вот ин­те­рес­но – что те­бе за ма­ньяк та­кой ма­ла­холь­ный по­пал­ся, что у него хуй в ежа про­лез? Он у него что – один сан­ти­метр дли­ной?
- А ежик что – не вы­дер­жал и сдох? – ве­се­ли­лась Шен­нар­ка.
Хо­та­ру не знал, ку­да де­вать­ся от сты­да, но ему как-то со­всем не хо­те­лось те­рять ли­цо в при­сут­ствии всех этих лю­дей, по­это­му он со­брал­ся с ду­хом и про­дол­жил по­вест­во­ва­ние о сво­их зло­клю­че­ни­ях в Вэй­на­лии. Ге­не­рал Кэно да­вил­ся от хо­хо­та, слу­шая эту ис­то­рию, Шао Кан и про­тек­тор Ха­о­са то­же сме­я­лись.
- Чест­но го­во­ря, вот за­во­е­вал я в свое вре­мя на свою же го­ло­ву эту Вэй­на­лию, - до­ба­вил стар­ший со­вет­ник, - и ко­то­рый уже век мы с ней те­перь му­ча­ем­ся. У мест­ных жи­те­лей все не как у нор­маль­ных лю­дей: то ско­то­люб-еже­ло­жец, то суп с мы­ша­ми, то еще что, да и на­мест­ни­ки один дру­го­го ху­же: од­но­го я со­ба­кам скор­мил, дру­го­го мой пер­вый ми­нистр на жа­ровне под­жа­рил. К со­жа­ле­нию, бы­ло за что.
- Да пра­виль­но сде­лал, что за­во­е­вал, - воз­ра­зил Она­га, - за­чем те­бе под бо­ком свет­ля­чий фор­пост? Как буд­то эде­ний­цев ма­ло бы­ло, хо­тя вэй­наль­цы, по-мо­е­му, несколь­ко бо­лее труд­но­вос­пи­ту­е­мые, чем эти ре­бят­ки.
Ко­гда сей­дан­ский глав­но­ко­ман­ду­ю­щий на­ко­нец за­вер­шил свой рас­сказ, в трон­ном за­ле во­ца­ри­лась мерт­вая ти­ши­на. Все жда­ли, что ска­жет Ко­роль-Дра­кон.
- Я про­шу вас об од­ном, по­ве­ли­тель Она­га, - об­ра­тил­ся к нему Хо­та­ру. – Без­услов­но, гра­до­на­чаль­ник Заф­фи­ро со­вер­шил ряд тяж­ких пре­ступ­ле­ний, к ко­то­рым от­но­сят­ся са­мо­управ­ство, слу­жеб­ный под­лог, взя­точ­ни­че­ство и ряд дру­гих. Он за­слу­жи­ва­ет са­мо­го су­ро­во­го на­ка­за­ния, и мы со­глас­ны немед­лен­но пе­ре­дать его вла­стям Внеш­не­го Ми­ра для то­го, чтобы пра­во­су­дие свер­ши­лось. Кро­ме то­го, я сам до­пу­стил се­рьез­ную ошиб­ку, под­дав­шись на про­во­ка­цию гра­до­на­чаль­ни­ка, ко­то­рый вос­поль­зо­вал­ся мо­ей до­вер­чи­во­стью и ис­поль­зо­вал ме­ня в ка­че­стве при­кры­тия соб­ствен­ных пра­во­на­ру­ше­ний, утвер­ждая, буд­то бы под­вер­га­ет­ся неспра­вед­ли­вым пре­сле­до­ва­ни­ям со сто­ро­ны им­пер­ских вла­стей. Я по на­ив­но­сти при­нял его за невин­ную жерт­ву чу­жо­го про­из­во­ла, но на де­ле ока­за­лось, что пре­тен­зии пра­ви­тель­ства Внеш­не­го Ми­ра по от­но­ше­нию к это­му че­ло­ве­ку вполне спра­вед­ли­вы, по­сколь­ку он без­за­стен­чи­во оби­рал тех лю­дей, о ко­то­рых по дол­гу служ­бы был обя­зан за­бо­тить­ся, вво­дил несу­ще­ству­ю­щие на­ло­ги, а по­лу­чен­ные день­ги клал в свой кар­ман. Та­ким об­ра­зом, я, сам то­го не же­лая, то­же стал пре­ступ­ни­ком, по­сколь­ку безо вся­ко­го на то ос­но­ва­ния явил­ся с от­ря­дом гвар­дей­цев Сей­до на тер­ри­то­рию чу­жо­го го­су­дар­ства и по незна­нию по­кры­вал зло­умыш­лен­ни­ка. Од­на­ко незна­ние за­ко­нов или ис­тин­но­го по­ло­же­ния дел, как из­вест­но, не осво­бож­да­ет от от­вет­ствен­но­сти. Я пре­сту­пил за­ко­ны Тем­ной Им­пе­рии и го­тов по­не­сти за­слу­жен­ное на­ка­за­ние, но ни мои лю­ди, ни жи­те­ли го­ро­да Лей Чен ни в чем не ви­но­ва­ты. Мои гвар­дей­цы все­го лишь вы­пол­ня­ли при­каз и не име­ли пра­ва ме­ня ослу­шать­ся, а те, кто во­лей слу­чая ока­зал­ся в под­чи­не­нии у пре­ступ­ни­ка Заф­фи­ро – бед­ные, за­би­тые, негра­мот­ные лю­ди, ко­то­рые ис­кренне счи­та­ли, что их гра­до­на­чаль­ник о них за­бо­тит­ся, внеш­не­мир­цы же ис­кренне же­ла­ют обо­брать их до нит­ки и вы­со­сать из несчаст­ных по­след­ние со­ки. Вы – муд­рый и спра­вед­ли­вый пра­ви­тель. Каз­ни­те тех, кто ви­но­вен, и со­хра­ни­те жизнь го­ро­жа­нам и мо­им гвар­дей­цам. Я го­тов с по­чте­ни­ем и по­кор­но­стью при­нять ва­ше ре­ше­ние.
- Что ж, не скрою, мне очень по ду­ше та­кая речь, - на­ко­нец от­ве­тил ему Она­га по­сле неко­то­ро­го мол­ча­ния. – Все­гда ува­жал чест­ных и от­важ­ных лю­дей, ко­то­рые уме­ют при­зна­вать свои ошиб­ки и нести от­вет­ствен­ность за то, что сде­ла­ли. По­это­му я ска­жу те­бе вот что: зав­тра вы вы­да­ди­те нам Заф­фи­ро, и этот под­лый мер­за­вец, ко­то­рый безо вся­ко­го за­зре­ния со­ве­сти крал день­ги соб­ствен­ных го­ро­жан, бу­дет каз­нен. Еже­лож­цу мы то­же ор­га­ни­зу­ем пуб­лич­ную эк­зе­ку­цию, чтобы дру­гим непо­вад­но бы­ло – хо­ро­шо ты при­ду­мал всех пе­ре­же­нить, чтобы непод­хо­дя­щие объ­ек­ты с це­лью удо­вле­тво­ре­ния сво­их есте­ствен­ных по­треб­но­стей не при­ме­ня­ли. Жи­те­лям Лей Чен я га­ран­ти­рую сво­бо­ду, жизнь и без­опас­ность, рав­но как и тво­им лю­дям.
Ай­о­ру за спи­ной сво­е­го ко­ман­ди­ра вздох­нул с яв­ным об­лег­че­ни­ем – все-та­ки ему бы­ло страш­но, несмот­ря ни на что.
- Что же до те­бя са­мо­го, то здесь у ме­ня несколь­ко дру­гие пла­ны, - мед­лен­но про­ро­нил Ко­роль-Дра­кон. – Каз­нить та­ко­го, как ты, бы­ло бы слиш­ком глу­пым и оп­ро­мет­чи­вым ре­ше­ни­ем. У Шао Ка­на есть Шэнг Цунг, у са­мо­го Шэн­га – Кэно, у Шен­нар­ки – Хэ­вик, а вот мой преж­ний до­ве­рен­ный, про­тек­тор Вэт­эр­ны и бог но­чи Ан­нар, муж ва­ше­го про­тек­то­ра – бо­ги­ни по­ряд­ка Си­анэ, пал от ру­ки ублюд­ка Рей­де­на, и мне ну­жен но­вый. Я хо­чу пред­ло­жить эту долж­ность те­бе, Хо­та­ру. Мне нра­вят­ся та­кие лю­ди, как ты, бо­лее то­го, на­пом­ню, что в бы­лые вре­ме­на Си­анэ бы­ла на­шим со­юз­ни­ком и дру­гом, да и сам ты пре­крас­но зна­ешь, кто ты по кро­ви.
Хо­та­ру нере­ши­тель­но кив­нул. Он пло­хо пом­нил свою мать-ку­этан­ку – она по­гиб­ла в бою, ко­гда он был еще со­всем ма­лень­ким, а его отец, узнав о том, что слу­чи­лось, и уви­дев изу­ро­до­ван­ное до неузна­ва­е­мо­сти те­ло же­ны, от го­ря ли­шил­ся рас­суд­ка и вско­ре умер.
- Я, Она­га, за­кон­ный пра­ви­тель Внеш­не­го Ми­ра, - Ко­роль-Дра­кон под­нял­ся с тро­на, - се­го­дня за­яв­ляю: хва­тит враж­ды и рас­прей. У нас есть об­щий враг: Рей­ден и Стар­шие Бо­ги. Те, кто убил Ан­на­ра, Си­анэ и мно­гих дру­гих на­ших то­ва­ри­щей, кто раз­вя­зал вой­ну, кто на­стра­и­вал нас друг про­тив дру­га, кто дер­жал в за­то­че­нии Шин­но­ка, те, из-за ко­го ты, Шен­нар­ка, дол­гие го­ды ски­та­лась неиз­вест­но где, не имея воз­мож­но­сти вер­нуть­ся на ро­ди­ну или да­же по­ви­дать в дру­гих ми­рах тех, кто те­бе до­рог. Рань­ше Сей­до, Внеш­ний Мир и Мир Ха­о­са бы­ли со­юз­ни­ка­ми и дру­зья­ми, вы вме­сте сра­жа­лись в Бит­ве Бо­гов, и се­го­дня я при­зы­ваю всех за­быть о раз­но­гла­си­ях и вновь объ­еди­нить­ся про­тив на­ших нед­ру­гов, ко­то­рых дав­но по­ра при­кон­чить! Пусть они за­пла­тят за то, что сде­ла­ли!
- Под­дер­жи­ваю, - про­из­нес Шао Кан.
Про­тек­тор Ми­ра Ха­о­са то­же вста­ла.
- Я хо­ро­шо пом­ню тот день, ко­гда по­гиб­ли Си­анэ и Аонэ, - ска­за­ла она, гля­дя на Хо­та­ру. – Ты по­хож на свою мать. У те­бя ее гла­за, ее чер­ты ли­ца. Мою по­дру­гу по­хо­ро­ни­ли с ней в од­ной мо­ги­ле. Я то­гда при­шла ту­да но­чью, ко­гда ме­ня ни­кто не мог най­ти, и про­си­де­ла ря­дом до са­мо­го рас­све­та. Мне ка­за­лось, буд­то у ме­ня серд­це вы­рва­ли… Я ни­че­го не за­бы­ла и не про­сти­ла. И не про­щу. Я по­кля­лась ото­мстить за смерть Си­анэ. Джи­ал сдох, и день его смер­ти был од­ним из са­мых луч­ших в мо­ей жиз­ни. Вы­ро­док и пре­да­тель Элай­нар то­же мертв, про­кля­тие Эс­мене на­стиг­ло его. Пусть же оно на­стигнет и его при­ем­но­го ро­ди­те­ля. Я с ва­ми.
- Твое сло­во, - Она­га пе­ре­вел взгляд на Хо­та­ру. – Ты при­ни­ма­ешь мое пред­ло­же­ние?
- Да, - уве­рен­но от­ве­тил сей­дан­ский глав­но­ко­ман­ду­ю­щий. – Я со­гла­сен.
Ай­о­ру по­смот­рел на него с нескры­ва­е­мым ужа­сом.
Часть 18
18
Ко­гда прин­цес­са Ки­та­на про­па­ла без ве­сти, Шао Кан не стал те­рять вре­ме­ни да­ром, тем бо­лее что в его ду­шу за­кра­лись са­мые худ­шие по­до­зре­ния. Несмот­ря ни на что, он хо­ро­шо от­но­сил­ся к сво­ей при­ем­ной до­че­ри, и его пу­га­ла од­на мысль о том, что его безум­ная быв­шая су­пру­га, в по­след­нее вре­мя пре­вра­тив­ша­я­ся в фор­мен­но­го се­рий­но­го убий­цу, ко­то­рый не ща­дит ни сво­их, ни чу­жих, мог­ла что-то со­тво­рить с Ки­та­ной. По это­му по­во­ду он тай­ком по­со­ве­то­вал­ся с Ми­ли­ной, ко­то­рая рань­ше дру­жи­ла с эде­ний­ской прин­цес­сой и то­же от­но­си­лась к ней вполне непло­хо. Де­вуш­ка со­гла­си­лась с тем, что им не сто­ит си­деть сло­жа ру­ки, по­ка Син­дел, воз­мож­но, уби­ва­ет соб­ствен­ную дочь. Они немно­го по­со­ве­то­ва­лись и при­ду­ма­ли план. По по­нят­ной при­чине Шао Кан не стал по­свя­щать в него сво­их при­бли­жен­ных, ко­то­рые нена­ви­де­ли Ки­та­ну лю­тей­шей нена­ви­стью: он пре­крас­но ви­дел, что Ку­ан Чи и Шэнг ис­кренне счи­та­ют, что его при­ем­ной до­че­ри до­ста­лось по­де­лом, а Эс­мене так во­об­ще пря­мым тек­стом за­яв­лял, что одоб­ря­ет изу­вер­ства ко­ро­ле­вы Эде­нии и ее сви­ты и что свет­лят­ник дав­но по­ра бы­ло пу­стить в рас­ход – эти ублюд­ки год­ны толь­ко на мы­ло или на удоб­ре­ния. Ми­ли­на, в от­ли­чие от них, по­ла­га­ла, что Ки­та­на, без­услов­но, ве­ла се­бя да­ле­ко не луч­шим об­ра­зом, од­на­ко это не по­вод от­да­вать ее на рас­тер­за­ние кро­ва­во­му мон­стру, ко­то­рый во­лей судь­бы ока­зал­ся ее ма­те­рью.
В свой за­мы­сел Ми­ли­на и Шао Кан по­свя­ти­ли еще дво­их лю­дей: Ру­тая, ко­то­рый все­гда от­ли­чал­ся рас­су­ди­тель­но­стью и незло­па­мят­но­стью, и Скар­лет, на­чаль­ни­цу служ­бы внеш­ней раз­вед­ки Тем­ной Им­пе­рии, все­це­ло пре­дан­ную гла­ве го­су­дар­ства. Вы­слу­шав дя­дю, пле­мян­ник Им­пе­ра­то­ра одоб­рил его ре­ше­ние по­про­бо­вать вы­ру­чить пад­че­ри­цу или хо­тя бы раз­уз­нать что-то кон­крет­ное о ее судь­бе.
- Я пол­но­стью под­дер­жи­ваю твой план и го­тов участ­во­вать в его ре­а­ли­за­ции, - ска­зал Ру­тай. – Ки­та­на дей­стви­тель­но по­сту­па­ла глу­по и оп­ро­мет­чи­во, же­ла­ние непо­нят­но за­чем вер­нуть се­бе трон Эде­нии ли­ши­ло ее спо­соб­но­сти зд­ра­во рас­суж­дать, но ес­ли че­ло­век, на­при­мер, упал в ле­дя­ную во­ду и тонет, то его на­до как мож­но быст­рее вы­та­щить на бе­рег, а не рас­суж­дать о том, что не сле­ду­ет хо­дить зи­мой по тон­ко­му льду, и не чи­тать ему мо­раль. Ду­маю, мы по­ня­ли друг дру­га при­ме­ни­тель­но к то­му, что рас­ска­зы­вать о тво­ей идее боль­ше ни­ко­му не сто­ит. Шэнг-то пусть и не одоб­рит, но он хоть мол­чать уме­ет, а вот Эс­мене од­но­знач­но сдаст нас Син­дел и ее друж­кам.
На ру­ку Им­пе­ра­то­ру бы­ло то, что Ми­ли­на в бли­жай­шее вре­мя со­би­ра­лась вый­ти за­муж за ге­не­ра­ла Ба­ра­ку. Та­ким об­ра­зом, у нее на­шел­ся бла­го­вид­ный пред­лог по­се­тить Эде­нию: она хо­те­ла на­ве­стить сво­их род­ствен­ни­ков со сто­ро­ны от­ца и при­гла­сить их на свадь­бу. Од­нов­ре­мен­но с этим ей сле­до­ва­ло по­про­бо­вать раз­уз­нать, что все же слу­чи­лось с Ки­та­ной, и, ес­ли та все еще жи­ва, при­нять необ­хо­ди­мые ме­ры по выз­во­ле­нию при­ем­ной до­че­ри Шао Ка­на из ког­тей обе­зу­мев­ших чер­нуш­ни­ков. По­мощь ей в этом нелег­ком де­ле долж­ны бы­ли ока­зы­вать Ру­тай и Скар­лет; их Шао Кан от­сы­лал в Эде­нию вро­де как с ди­пло­ма­ти­че­ским ви­зи­том, а на де­ле ве­лел им раз­уз­нать и по­дроб­но до­ло­жить ему, что за бес­чин­ства тво­рит там его быв­шая су­пру­га. Кро­ме то­го, Им­пе­ра­тор ве­лел пле­мян­ни­ку по воз­мож­но­сти обя­за­тель­но уви­деть­ся с Шин­но­ком: на тот мо­мент со­зда­те­ли Смер­то­нос­но­го Аль­ян­са еще не рас­кры­ли сво­их тайн, и Шао Ка­на му­чи­ла со­весть из-за то­го, что он за­ста­вил от­ца пе­ре­жи­вать из-за его мни­мой смер­ти от рук Шэн­га и Ку­ан Чи.
По­слан­ни­ки Им­пе­ра­то­ра от­пра­ви­лись в Эде­нию да­ле­ко не в са­мом ра­дост­ном рас­по­ло­же­нии ду­ха. Скар­лет бы­ла ро­дом из Уар­ре­на, в быт­ность Джер­ро­да ко­ро­лем Эде­нии име­но­вав­ше­го­ся Хру­сталь­ным Ми­ром, и эде­ний­цев недо­люб­ли­ва­ла; слиш­ком уж мно­го непри­ят­ных вос­по­ми­на­ний бы­ло у нее свя­за­но с прав­ле­ни­ем от­ца Ки­та­ны. Мно­гие лю­ди из дру­гих ми­ров, ко­то­рым до­во­ди­лось впер­вые по­бы­вать в Эде­нии, при­ни­ма­лись вос­хи­щать­ся этой ска­зоч­но пре­крас­ной, на их взгляд, стра­ной, од­на­ко Скар­лет в от­вет на это толь­ко пре­зри­тель­но мор­щи­лась. Она пре­крас­но зна­ла, что не все то зо­ло­то, что бле­стит.
- Не об­ма­ны­вай­тесь, - хо­лод­но го­во­ри­ла она. – Я по­ни­маю, что Эде­ния про­из­во­дит очень при­ят­ное впе­чат­ле­ние на тех, кто имел ма­ло де­ла с ее жи­те­ля­ми, и пред­став­ля­ет­ся мно­гим чуть ли не ра­ем, но эде­ний­цы толь­ко ка­жут­ся доб­ры­ми и при­вет­ли­вы­ми. Пра­виль­но, ка­кой кон­траст по срав­не­нию с су­ро­вы­ми и хо­лод­ны­ми ку­этан­ца­ми – эти от­нюдь не та­кие улыб­чи­вые и бла­го­же­ла­тель­ные! На са­мом де­ле эде­ний­цы – на ред­кость от­вра­ти­тель­ный на­род, они в выс­шей сте­пе­ни без­жа­лост­ные и же­сто­кие, и для них ни­че­го не сто­ит за­бить че­ло­ве­ка на­смерть ни за что ни про что. Не по­па­дай­тесь на эту удоч­ку: уж я-то знаю, о чем го­во­рю, мне в свое вре­мя до­ве­лось с ни­ми по­об­щать­ся, и по­верь­те мне – внеш­не­мир­цы на­мно­го луч­ше.
- Это по­че­му же? – оби­жа­лись слу­чай­ные го­сти Эде­нии, по­ла­гав­шие, что этот мир мож­но срав­нить с Внеш­ним уж од­но­знач­но не в поль­зу по­след­не­го.
- Объ­яс­ню по­дроб­но, - хму­ри­лась Скар­лет. – Не вся­кий, кто те­бе улы­ба­ет­ся и ве­дет се­бя с то­бой доб­ро­же­ла­тель­но и при­вет­ли­во, те­бе друг. Внеш­не­мир­цы дей­стви­тель­но несколь­ко за­мкну­тые и скрыт­ные, им нуж­но вре­мя, чтобы к ко­му-то при­вык­нуть и с ним сбли­зить­ся, но на де­ле с ни­ми ку­да при­ят­нее об­щать­ся. Во-пер­вых, я ни­как не мо­гу по­нять, по­че­му их счи­та­ют ка­ки­ми-то изощ­рен­но же­сто­ки­ми людь­ми. Они ес­ли и про­яв­ля­ют же­сто­кость, то по де­лу, а не про­цес­са ра­ди, и за про­сто так ни­ко­го не убьют. Во-вто­рых, эде­ний­цы, в от­ли­чие от них, очень зло­па­мят­ны. Ес­ли вы чем-то оби­ди­те ку­этан­ца, то вряд ли он станет на этом за­цик­ли­вать­ся и же­сто­ко вам мстить, ес­ли оби­да не слиш­ком се­рьез­на и тем бо­лее ес­ли вы не ме­ша­е­те ему жить сей­час. Кро­ме то­го, жи­те­ли Внеш­не­го Ми­ра до­ста­точ­но ве­ли­ко­душ­ны, и они не ста­нут уби­вать то­го, кто ис­кренне про­сит у них про­ще­ния, они все­гда пред­по­чи­та­ют мир­ное ре­ше­ние раз­но­гла­сий от­кры­той кон­фрон­та­ции и счи­та­ют, что со­труд­ни­че­ство все­гда луч­ше ссо­ры. С эде­ний­ца­ми же луч­ше не свя­зы­вать­ся. Они склон­ны за­ли­пать на непри­ят­но­стях, пом­нят оби­ды сто­ле­ти­я­ми, мсти­тель­ны, же­сто­ки и мо­гут на­не­сти че­ло­ве­ку удар ис­под­тиш­ка, ко­гда он уже и ду­мать за­был о том, что ко­му-то там чем-то на­вре­дил несколь­ко ты­сяч лет на­зад!
Скар­лет утвер­жда­ла это от­нюдь не го­ло­слов­но. О стран­ном от­но­ше­нии Рей­на к прин­цес­се Ки­тане бы­ло пре­крас­но из­вест­но всем, бо­лее то­го, за го­ды сво­ей служ­бы во внеш­ней раз­вед­ке она успе­ла на­смот­реть­ся на стран­ные вы­ход­ки эде­ний­цев. По­это­му необ­хо­ди­мость в оче­ред­ной раз от­прав­лять­ся в Эде­нию, несмот­ря на пре­крас­ный кли­мат и вос­хи­ти­тель­ные пей­за­жи этой стра­ны, силь­но ее удру­ча­ла, но ес­ли уж на­чаль­ство ве­лит – на­до де­лать, тем бо­лее что тут Шао Кан со­вер­шен­но прав: не сле­ду­ет остав­лять Ки­та­ну на рас­тер­за­ние эде­ний­ским безум­цам, уж ее-то они точ­но не по­ща­дят, а уж ес­ли они ко­го-то бьют, то ни­ко­гда не зна­ют, в ка­кой мо­мент все же сле­ду­ет оста­но­вить­ся.
Ко­гда она вме­сте с Ми­ли­ной и Ру­та­ем про­шла через пор­тал, то уви­де­ла, что в Эде­нии, в от­ли­чие от Ку­эта­на, по­го­да са­мая что ни на есть лет­няя: тра­ва зе­ле­ная, солн­це све­тит во­всю, по­ют пти­цы, ле­та­ют ба­боч­ки. С од­ной сто­ро­ны, при­ят­но, ко­неч­но, от­дох­нуть от сы­ро­сти, сне­га и хо­ло­да, тем бо­лее что Цо­ру­ан был рас­по­ло­жен в бо­ло­ти­стой ни­зине, с дру­гой…
- Ре­бя­та, я вам сра­зу ска­жу – не до­ве­ряй­те эде­ний­цам, - ти­хо про­из­нес­ла Ми­ли­на. – Мы с ба­буш­кой пе­ре­пи­сы­ва­лись, на­де­юсь, ко­неч­но, что эти пись­ма не по­па­ли в ру­ки при­служ­ни­кам Син­дел, но я вре­мя от вре­ме­ни ду­маю – ку­да бы деть мою эде­ний­скую со­став­ля­ю­щую. Они тут окон­ча­тель­но и мас­со­во спя­ти­ли, что ни день – то пуб­лич­ные каз­ни ина­ко­мыс­ля­щих с осо­бой же­сто­ко­стью, ко­ро­ле­ва окон­ча­тель­но вжи­лась в свою па­ра­нойю, и ей вез­де ме­ре­щат­ся идей­ные вра­ги, по­это­му лиш­не­го не бол­тай­те, а то все это мо­жет очень пло­хо за­кон­чить­ся и для Ки­та­ны, ес­ли ее ненор­маль­ная мать что-ни­будь за­по­до­зрит, и да­же для нас.
Ру­тай по­смот­рел на нее с неко­то­рым недо­ве­ри­ем.
- Вот уж это­го не на­до, - от­ве­ти­ла ему Ми­ли­на. – Ты во­об­ще се­бе хо­тя бы при­бли­зи­тель­но пред­став­ля­ешь, как се­бя ве­дут пси­хо­па­ты? Так вот, Син­дел и есть од­на из них, и ес­ли у нее съе­ха­ла кры­ша, то ей бу­дет пле­вать, что ты пле­мян­ник Им­пе­ра­то­ра, а мы со Скар­лет – его вер­ней­шие слу­ги. Она и нас разо­трет по стен­ке, по­то­му что с го­ло­вой у нее од­но­знач­но боль­шая про­бле­ма. Ко­гда Шао Кан за­хва­тил Эде­нию, он тут ни­ко­му мас­со­вых каз­ней толь­ко из-за то­го, что лю­ди непра­виль­но мыс­лят, не уст­ра­и­вал, а вот Син­дел толь­ко этим и раз­вле­ка­ет­ся. По­это­му в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти об­щать­ся с ее друж­ка­ми бу­дем де­лать вид, слов­но во всем с ней со­глас­ны.
- С этим? – Ру­тай ткнул паль­цем ку­да-то вбок и вверх.
Ми­ли­на и Скар­лет од­нов­ре­мен­но, слов­но по ко­ман­де, по­вер­ну­ли ту­да го­ло­вы и уви­де­ли, что на тол­стом су­ку ста­ро­го де­ре­ва в пет­ле бол­та­ет­ся труп ка­кой-то де­вуш­ки в изо­рван­ной одеж­де. На го­ло­ве по­ве­шен­ной си­де­ла боль­шая об­лез­лая во­ро­на, ко­то­рая ста­ра­тель­но вы­дер­ги­ва­ла у нее из ле­вой глаз­ни­цы глаз. Пра­вая ще­ка и грудь жерт­вы уже бы­ли объ­еде­ны ка­ки­ми-то па­даль­щи­ка­ми, че­люст­ная кость и зу­бы об­на­жи­лись, и вме­сте это про­из­во­ди­ло впе­чат­ле­ние не то жут­ко­ва­то­го оска­ла, не то неесте­ствен­ной гри­ма­сы.
- Фу, мер­зость, - Ми­ли­на с от­вра­ще­ни­ем от­шат­ну­лась.
- Хо­ро­шо еще, хоть про­сто по­ве­си­ли, - про­ком­мен­ти­ро­ва­ла Скар­лет. – Я уж на­слы­ша­на о том, что под­руч­ные Син­дел тво­рят с те­ми, кто по­пал к ним в ла­пы ли­бо по­смел спо­рить с ко­ро­ле­вой. Хо­тя труд­но ска­зать, что имен­но сде­ла­ли с этой жен­щи­ной пе­ред тем, как убить. Эде­ний­цы бы­ва­ют весь­ма изоб­ре­та­тель­ны в об­ла­сти пы­ток и ис­тя­за­ний.
- Мой дво­ю­род­ный брат то­же го­во­рит, что ему очень хо­те­лось бы ку­да-ни­будь деть свою эде­ний­скую со­став­ля­ю­щую, так что ты не оди­но­ка, - ска­зал Ру­тай Ми­лине. – Бо­юсь, это не по­след­няя жерт­ва при­служ­ни­ков Син­дел, так что го­товь­тесь мо­раль­но, до­ро­гие де­вуш­ки.
Ми­ли­ну пе­ре­дер­ну­ло. Скар­лет на­хму­ри­лась.
- Ну где тут твоя ба­буш­ка-то жи­вет? Нам да­ле­ко еще ид­ти?
Скар­лет хо­те­ла еще что-то ска­зать, но осек­лась на по­лу­сло­ве и в сле­ду­ю­щую се­кун­ду с тру­дом удер­жа­лась на но­гах и за­жа­ла ру­кой рот, чтобы не за­кри­чать; уви­ден­ное ока­за­лось вы­ше да­же ее сил. До­ро­га сде­ла­ла рез­кий по­во­рот вле­во, и гла­зам внеш­не­мир­ских по­слан­ни­ков пред­стал обуг­лен­ный остов ка­ко­го-то зда­ния, по ко­то­ро­му вре­мя от вре­ме­ни еще про­бе­га­ли оди­но­кие языч­ки пла­ме­ни. Од­на­ко Скар­лет до по­лу­смер­ти ис­пу­га­ло не это; она ед­ва не спо­ткну­лась о пе­ре­пол­зав­шую до­ро­гу ды­мя­щу­ю­ся чер­но-крас­ную мас­су, ис­то­чав­шую смрад го­ре­лой пло­ти и по фор­ме на­по­ми­нав­шую че­ло­ве­че­ское те­ло. Несмот­ря на то, что она бы­ла при­выч­ным к зре­ли­щам че­ло­ве­ком, от та­ко­го ста­ло дур­но да­же ей.
- Это… Это…
Ру­тай стис­нул зу­бы; сей­час ему по­ду­ма­лось, что шан­сов на то, что Ки­та­на все-та­ки еще жи­ва, очень и очень ма­ло, а ее смерть на­вер­ня­ка бы­ла от­нюдь не лег­кой.
- Есть та­кая тар­ка­тан­ская по­го­вор­ка – скор­пи­он сво­их при­вы­чек не ме­ня­ет, - про­из­нес он и, ре­ши­тель­но по­дой­дя к пол­зу­ще­му по до­ро­ге и сла­бо сто­ну­ще­му по­лут­ру­пу, од­ним быст­рым уда­ром но­ги пе­ре­ло­мил ему шею. – Это эде­ний­цы, Скар­лет. Ты са­ма все­гда твер­ди­ла, ка­кие они же­сто­кие и мерз­кие лю­ди, а те­перь удив­ля­ешь­ся.
- Я не ду­ма­ла, что до та­кой сте­пе­ни, - от­ве­ти­ла та. – Хо­ро­шо, что ты его до­бил. С та­ким ни один врач не спа­сет, а му­чить­ся мож­но очень и очень дол­го, при до­ста­точ­ной вы­нос­ли­во­сти ор­га­низ­ма, как у на­ших эде­ний­ских дру­зей, мож­но и дней пять про­дер­жать­ся.
- Че­го ты хо­чешь от этих лю­дей, - по­мор­щил­ся Ру­тай. – То, что Син­дел и ее при­я­те­ли тво­рят сей­час, по­чти ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от то­го, что про­ис­хо­ди­ло во вре­ме­на Джер­ро­да, толь­ко с дру­гой идео­ло­ги­ей и под дру­гим зна­ме­нем. По­кой­ный ко­роль Эде­нии был из­вер­гом и мон­стром, и жут­кие каз­ни в его прав­ле­ние бы­ли со­вер­шен­но обыч­ным де­лом. Он жег ина­ко­мыс­ля­щих за­жи­во в яме с уго­лья­ми. Во­е­на­чаль­ни­ки Син­дел за­пи­ра­ют вра­гов в соб­ствен­ных до­мах и то­же жгут за­жи­во. Де­ло вку­са. Им ва­жен ре­зуль­тат. Ко­гда Эде­ния вы­шла из со­ста­ва Тем­ной Им­пе­рии, я го­во­рил всем, что эде­ний­цы еще по­мя­нут мо­е­го до­ро­го­го дя­дю доб­рым сло­вом. Мне ни­кто не ве­рил, од­на­ко я ока­зал­ся прав. По край­ней ме­ре, ни дя­дя, ни Шэнг не жгли ни­ко­го жи­вьем и не ве­ша­ли на де­ре­вьях толь­ко за то, что кто-то осме­лил­ся их не лю­бить. Обо­жа­те­ли Син­дел, как я по­ни­маю, толь­ко этим и раз­вле­ка­ют­ся. Го­во­ря по прав­де, ни­ко­гда мне она не нра­ви­лась – еще у дя­ди на свадь­бе, ко­гда я пер­вый раз ее уви­дел, то ре­шил: стран­но­ва­тая жен­щи­на. Ко­гда об­ща­ешь­ся с че­ло­ве­ком, так обыч­но по­ни­ма­ешь, че­го он хо­чет и как к ко­му от­но­сит­ся. По Син­дел это по­нять бы­ло невоз­мож­но, она все­гда бы­ла по­гру­же­на в свои мыс­ли, а на дру­гих лю­дей ре­а­ги­ро­ва­ла с яв­ным за­поз­да­ни­ем.
- Ты б лиш­не­го не бол­тал, - обо­рва­ла его Ми­ли­на, - а то сто­ишь тут и нам про Син­дел ве­ща­ешь, а вдруг тут бе­га­ют ее сол­да­ты, ко­то­рые это­го му­жи­ка со­жгли?
- А с че­го ты взя­ла, что это муж­чи­на? – Скар­лет кив­ком ука­за­ла на об­го­ре­лый труп. – С та­ки­ми ожо­га­ми труд­но разо­брать, ка­ко­го по­ла он был при жиз­ни, все в од­ну мас­су спек­лось.
- По ро­сту и фор­ме ко­стей, - про­ком­мен­ти­ро­вал Ру­тай.
- По­шли от­сю­да, - по­тя­ну­ла их за ру­ки Ми­ли­на, - нече­го нам тут де­лать, у нас тут не лек­ция по су­деб­но-ме­ди­цин­ской экс­пер­ти­зе.
- Нам да­ле­ко еще ид­ти? – сно­ва нетер­пе­ли­во спро­си­ла Скар­лет, ко­то­рой яв­но не тер­пе­лось по­ско­рее убрать­ся от ме­ста от­вра­ти­тель­ной рас­пра­вы. Она и не по­до­зре­ва­ла, что впе­ре­ди ее ждет нечто ку­да бо­лее страш­ное.
Часть 19
Над ле­дя­ной рав­ни­ной вста­ва­ло туск­лое крас­но­ва­тое солн­це. На­чи­нал­ся но­вый день.
Здесь, в за­сне­жен­ном ми­ре под на­зва­ни­ем Фиа­у­ин, пол­но­власт­ной хо­зяй­кой и про­тек­то­ром ко­то­ро­го бы­ла Аматэ Ира­дел, ца­ри­ла веч­ная зи­ма. Как ни стран­но, быв­шей су­пру­ге Шао Ка­на это нра­ви­лось. Ей при­шлась по ду­ше эта хо­лод­ная и за­стыв­шая в сво­ей неиз­мен­но­сти пла­не­та, рав­но как и ее оби­та­те­ли – та­кие же ти­хие, хо­лод­ные, мол­ча­ли­вые лю­ди, дру­жив­шие с мест­ны­ми ду­ха­ми льда – лег­ки­ми бес­плот­ны­ми со­зда­ни­я­ми, слов­но со­ткан­ны­ми из вих­ря свер­ка­ю­щих сне­жи­нок.
Дво­рец Аматэ рас­по­ла­гал­ся в са­мом серд­це огром­ной ле­дя­ной рав­ни­ны и по­хо­дил на устрем­лен­ную вверх ги­гант­скую со­суль­ку. Бо­ги­ня ред­ко по­ки­да­ла его – в этом не бы­ло ни­ка­кой нуж­ды, и это ей то­же нра­ви­лось. За­мкну­тая по ха­рак­те­ру Аматэ не лю­би­ла, ко­гда ее кто-ли­бо бес­по­ко­ил, и боль­шую часть вре­ме­ни про­во­ди­ла в уеди­не­нии, со­зда­вая изо льда изыс­кан­ные ажур­ные укра­ше­ния для сво­е­го жи­ли­ща.
Этим утром, встав с по­сте­ли – она прин­ци­пи­аль­но не отап­ли­ва­ла свой дво­рец и дав­но уже при­тер­пе­лась к хо­ло­ду, ко­то­рый лю­бо­му дру­го­му по­ка­зал­ся бы му­чи­тель­ным, а спа­ла, укрыв­шись лишь тон­ким оде­я­лом – Аматэ от­пра­ви­лась зав­тра­кать. Неспеш­но на­дев пла­тье и на­бро­сив на­кид­ку, она су­ну­ла но­ги в зе­ле­но­ва­то-го­лу­бые, слов­но две льдин­ки, туфли и по­шла в сто­ло­вую, но не успе­ла она сесть за стол, как в дверь по­сту­ча­ли.
- Да? – под­ня­ла го­ло­ву Аматэ. Ее это встре­во­жи­ло: обыч­но без нуж­ды ни­кто не ре­шал­ся тре­во­жить свою по­кро­ви­тель­ни­цу.
В дверь про­су­ну­лась тем­но­во­ло­сая го­ло­ва ее по­ве­рен­но­го Те­а­на:
- Моя гос­по­жа, про­шу ме­ня про­стить, но к вам во дво­рец при­шли два по­се­ти­те­ля. Они име­ну­ют се­бя бо­га­ми Зем­но­го Ми­ра и утвер­жда­ют, что у них к вам крайне важ­ное и сроч­ное де­ло.
- Ка­кое еще де­ло? – воз­му­ти­лась Аматэ, вста­вая из-за сто­ла. – Я уже мно­го ты­сяч лет как по­ки­ну­ла сво­их ро­ди­чей в Зем­ном Ми­ре и за­бы­ла о нем! Что за чушь?
- Я не знаю, гос­по­жа Аматэ, - про­тя­нул Те­ан, - я все­го лишь пе­ре­даю вам то, что они мне ска­за­ли. Так что же мне им от­ве­тить? Ска­зать, что вы их при­ме­те, или по­про­сить уй­ти?
- Не бы­ло пе­ча­ли, - раз­дра­жен­но бро­си­ла жен­щи­на, скри­вив гу­бы. – Да­же и пред­ста­вить се­бе не мо­гу, что им от ме­ня на­до.
- Хо­ро­шо, я ска­жу им, чтоб они ухо­ди­ли, - по­кло­нил­ся Те­ан.
- Не на­до, я их при­му. Луч­ше уж сра­зу со всем разо­брать­ся и раз­ло­жить все по сво­им по­лоч­кам, а то вдруг у них и в са­мом де­ле что-то важ­ное, - по­жа­ла пле­ча­ми недо­воль­ная Аматэ. – Пе­ре­дай им, что я сей­час спу­щусь, пусть ждут ме­ня в хол­ле.
Быст­ро до­ев зав­трак, Аматэ от­пра­ви­лась к по­се­ти­те­лям, про се­бя ду­мая, как бы ей по­ско­рее с ни­ми разо­брать­ся и от них от­де­лать­ся. И че­го им, спра­ши­ва­ет­ся, на­до? Про­шло мно­го лет с тех пор, как она рас­ста­лась с му­жем и боль­ше не ви­де­ла дочь, и еще боль­ше – как она оста­ви­ла то ме­сто, ко­то­рое ко­гда-то зва­лось ее «род­ным до­мом». Дом… Как смеш­но это зву­чит по от­но­ше­нию к ми­ру, так им и не став­ше­му!
Кри­во ух­мы­ля­ясь, бо­ги­ня вы­шла в холл. На оби­том свет­ло-си­ре­не­вой тка­нью ди­ване си­де­ли двое: муж­чи­на и жен­щи­на; на неболь­шой ме­тал­ли­че­ский сто­лик пе­ред ни­ми по­ста­ви­ли на­пит­ки со льдом. По­дой­дя чуть по­бли­же, она с удив­ле­ни­ем узна­ла Ар­гу­са – быв­ше­го про­тек­то­ра Эде­нии и же­ну Джи­а­ла Си­рис.
- Здрав­ствуй­те, - хо­лод­но по­при­вет­ство­ва­ла их она. – Ка­ко­ва цель ва­ше­го ви­зи­та?
- И ты здрав­ствуй, Аматэ, - оба при­вста­ли с лег­ким по­кло­ном. – Мы при­бы­ли в твой мир с це­лью пред­ло­жить се­бе со­юз про­тив ста­ро­го вра­га.
Бо­ги­ня на­сто­ро­жи­лась. Вра­га? Ка­ко­го еще вра­га? У нее нет ни­ка­ких вра­гов, уже мно­го лет она жи­вет тут од­на, и ни­кто ей не ме­ша­ет, все пре­крас­но, один день сме­ня­ет дру­гой, и ни­че­го не про­ис­хо­дит. Оки­нув оце­ни­ва­ю­щим взг­ля­дом сво­их го­стей, она про се­бя по­ду­ма­ла, что Ар­гус вы­гля­дит все так же неряш­ли­во, а что до Си­рис – так она ни­ко­гда не по­ни­ма­ла, на что тут Джи­ал во­об­ще по­льстил­ся. Внешне бо­ги­ня до­маш­не­го оча­га на­по­ми­на­ла блед­ную по­ган­ку: се­рое ли­цо цве­том бы­ло схо­же с за­сти­ран­ной про­сты­ней, ко­то­рую ни­кто ни­ко­гда не ки­пя­тил, гла­за бы­ли бе­ле­со­го цве­та с ка­ким-то то ли го­лу­бо­ва­тым, то ли се­ро­ва­тым от­тен­ком, туск­лые во­ло­сы без­жиз­нен­но сви­са­ли вдоль ху­до­го ли­ца, и во­об­ще об­ли­ком Си­рис боль­ше все­го на­по­ми­на­ла мышь, ко­то­рую вы­та­щи­ли из аце­то­на.
- И кто же это? – не без сар­каз­ма спро­си­ла Аматэ. – Вро­де бы мне за по­след­ние пять ты­сяч лет ни­кто вой­ной по­ка что не гро­зил. Не при­пом­ню что-то!
- Это Шао Кан! – с па­фо­сом вос­клик­нул Ар­гус. – Рей­ден и дру­гие Стар­шие Бо­ги при­сла­ли нас к те­бе, чтобы пред­ло­жить со­юз! – по­вто­рил он.
Си­рис, впе­рив­шись в Аматэ сво­и­ми бес­цвет­ны­ми гла­за­ми, при­ня­лась дол­го и нуд­но пе­ре­чис­лять все пре­гре­ше­ния, со­вер­шен­ные Шао Ка­ном и его людь­ми с на­ча­ла вре­мен: и са­му-то Аматэ он из до­ма вы­ста­вил, и дочь ее ед­ва не убил, и Эде­нию раз­ру­шил. Ко­гда она до­шла до опи­са­ния то­го, как Шин­нок от­пра­вил на тот свет Джи­а­ла, Аматэ вне­зап­но рас­сме­я­лась.
- Джи­ал мертв? О, это са­мая пре­крас­ная но­вость, ко­то­рую я слы­ша­ла за по­след­ние ты­ся­че­ле­тия. Я в вос­тор­ге. По­ка­жи мне его мо­ги­лу, и я с удо­воль­стви­ем на ней сп­ля­шу.
Си­рис за­дох­ну­лась от гне­ва; в бес­силь­ной зло­бе она сжи­ма­ла и раз­жи­ма­ла ку­ла­ки, хва­тая ртом воз­дух, буд­то вы­бро­шен­ная на бе­рег ры­ба.
- Что… что ты го­во­ришь… я…
- Даль­ше мо­жешь не про­дол­жать, - власт­ным же­стом оста­но­ви­ла ее Аматэ. – Мне неин­те­рес­но слу­шать про ва­ши дряз­ги с мо­им быв­шим су­пру­гом, его от­цом, их за­ме­сти­те­ля­ми и про­чи­ми людь­ми, уже дав­но не име­ю­щи­ми ко мне и к мо­е­му ми­ру ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Ес­ли вы хо­ти­те услы­шать мой от­вет на ва­ше пред­ло­же­ние, то он бу­дет вполне кон­крет­ным: нет, нет и еще раз нет. И я не очень по­ни­маю, за­чем вы оба во­об­ще сю­да при­шли.
- Как ты мо­жешь?! – за­во­пи­ла Си­рис. – По­сле все­го то­го зла, что при­чи­нил те­бе Шао Кан? По­сле то­го, что сде­лал для те­бя Джи­ал?
- Я вы­слу­ша­ла те­бя, - хо­лод­но про­из­нес­ла Аматэ. – Те­перь вы­слу­шай ме­ня, ес­ли про­сто­го от­ка­за те­бе недо­ста­точ­но. Мо­жет быть, ты пой­мешь при­чи­ну. Уже мно­го лет я жи­ву в этом ле­дя­ном ми­ре, и я счаст­ли­ва здесь. Счаст­ли­ва про­сто по­то­му, что в нем ме­ня ни­кто не до­ни­ма­ет, не за­став­ля­ет де­лать то, что я не хо­чу, и все оста­ви­ли ме­ня в по­кое. Это по­нят­но?
- Я не по­ни­маю, как мож­но не хо­теть ото­мстить то­му, кто при­чи­нил те­бе зло! – про­дол­жа­ла воз­му­щать­ся Си­рис.
- По­слу­шай, мо­жет, пой­мешь. Твой по­кой­ный су­пруг си­лой за­ста­вил ме­ня вый­ти за­муж за мо­е­го быв­ше­го су­пру­га. И не на­до на ме­ня так смот­реть. Да, я знаю, что боль­шин­ство жен­щин меч­та­ет о се­мье и бра­ке. На­вер­ное, со мной что-то не так, но я та­кая, ка­кая есть. Я ни­ко­гда не меч­та­ла вый­ти за­муж и иметь де­тей. Од­на­ко по ве­ле­нию Джи­а­ла я вы­шла-та­ки за Шао Ка­на. Дол­гие го­ды я чест­но пы­та­лась най­ти в сво­ем серд­це хо­тя бы ма­лю­сень­кую ис­кор­ку чув­ства к сво­е­му му­жу – и не на­хо­ди­ла ни­че­го. Мне бы­ло все рав­но, ко­гда он це­ло­вал и об­ни­мал ме­ня – с тем же успе­хом он мог це­ло­вать ста­тую. Я не ис­пы­ты­ва­ла к нему от­вра­ще­ния, мне не бы­ло про­тив­но на­ше брач­ное ло­же, мне бы­ло про­сто все рав­но. Я столь­ко слы­ша­ла и чи­та­ла о су­пру­же­ских от­но­ше­ни­ях и плот­ском удо­воль­ствии, но не по­ни­ма­ла, по­че­му я не чув­ствую со сво­им му­жем ров­ным сче­том ни­че­го – ни на­сла­жде­ния, ни омер­зе­ния, ни бо­ли? Его при­кос­но­ве­ния и лас­ки бы­ли мне так же без­раз­лич­ны, как при­кос­но­ве­ния неоду­шев­лен­но­го пред­ме­та, на­при­мер, оде­я­ла. По­том я за­бе­ре­ме­не­ла и ро­ди­ла Джай­дис. И сно­ва – ни­че­го. Я бы­ла на­слы­ша­на о люб­ви ма­те­рей к сво­им де­тям и опять не мог­ла взять в толк, по­че­му мне без­раз­лич­на моя ма­лень­кая доч­ка. С тем же успе­хом я мог­ла бы пе­ре­кла­ды­вать с ме­ста на ме­сто кук­лу. По­это­му я сра­зу от­да­ла ее на вос­пи­та­ние кор­ми­ли­це: с Ан­тар­дел мо­ей де­воч­ке бы­ло на­мно­го луч­ше, чем со мной, по край­ней ме­ре, Джай­дис не бы­ла ей без­раз­лич­на.
- Ты чу­до­ви­ще, - вы­со­ко­пар­но скри­вил­ся Ар­гус.
- Мо­жет быть. Мне все рав­но, - про­дол­жа­ла Аматэ. – По­том, ко­гда мы с мо­им му­жем окон­ча­тель­но рас­со­ри­лись и он спро­ва­дил ме­ня сю­да, я вне­зап­но по­ня­ла, что здесь мне хо­ро­шо. На­мно­го луч­ше, неже­ли с ним или тем бо­лее с мо­им ро­ди­чем Джи­а­лом, ко­то­рый вы­дал ме­ня за­муж, не спра­ши­вая мо­е­го же­ла­ния. Да, при­зна­юсь чест­но: по­на­ча­лу и мо­им ра­зу­мом за­вла­де­ли эти глу­пые идеи о ме­сти мо­им обид­чи­кам. По­том я се­ла, по­ду­ма­ла и ре­ши­ла: это не что иное, как го­лос оскорб­лен­но­го са­мо­лю­бия и пу­стая тра­та вре­ме­ни. Я слы­ша­ла, что впо­след­ствии мой быв­ший су­пруг и Джай­дис окон­ча­тель­но по­ми­ри­лись и сей­час пре­крас­но об­ща­ют­ся. Ну и за­ме­ча­тель­но. У мо­ей до­че­ри есть отец, у них все пре­крас­но, пусть и даль­ше бу­дет так. А мстить ни­ко­му я не ста­ну в прин­ци­пе – про­сто по­то­му, что все эти лю­ди мне без­раз­лич­ны. Их сей­час нет в мо­ей жиз­ни, че­му я очень ра­да, и на­де­юсь, что боль­ше ни­ко­гда не бу­дет. И сно­ва по доб­рой во­ле ко­пать­ся в ненуж­ном про­шлом я не со­би­ра­юсь.
- Нель­зя жить в изо­ля­ции и не об­ра­щать вни­ма­ния на то, что тво­рит­ся во­круг те­бя! – за­кри­ча­ла Си­рис и сно­ва при­ня­лась от­чи­ты­вать Аматэ за рав­но­ду­шие ко все­му и вся.
- Пре­кра­ти, - хо­лод­но пе­ре­би­ла ее со­бе­сед­ни­ца. – Мо­жет быть, я и в са­мом де­ле рав­но­душ­ное ко все­му чу­до­ви­ще, ко­то­ро­му со­вер­шен­но все рав­но, что и где про­ис­хо­дит, но я та­кая, ка­кая есть. Я дол­гие го­ды жи­ла в этом ми­ре. У ме­ня не бы­ло вра­гов. Мой быв­ший муж не враг мне – хо­тя бы по­то­му, что он по­да­рил мне ту жизнь, ко­то­рую я все­гда хо­те­ла. Те­перь ко мне яви­лись вы – и что вы пред­ла­га­е­те? Участ­во­вать в войне, за­го­во­ре, оче­ред­ном тур­ни­ре – я уж не знаю, что имен­но вы там вы­ду­ма­ли – чтобы на­со­лить ка­ко­му-то че­ло­ве­ку, ко­то­рый уже мно­го лет ни­че­го для ме­ня не зна­чит? Да, ко­гда-то я бы­ла за ним за­му­жем. Я не лю­би­ла его, но нель­зя вну­шить се­бе лю­бовь к ко­му-то, ес­ли ее нет: это так же бес­по­лез­но, как пы­тать­ся по­ме­нять зи­му на ле­то. Да, я да­же ро­ди­ла от него ре­бен­ка. Да, по­том мы с ним разо­шлись. И даль­ше что? Он по­шел сво­ей до­ро­гой, я – сво­ей. До ме­ня до­хо­ди­ли слу­хи о том, что у него сей­час да­же вро­де как кто-то есть. Я же­лаю ему сча­стья. На­де­юсь, его ны­неш­няя жен­щи­на спо­соб­на ис­пы­ты­вать хоть ка­кие-то чув­ства, в от­ли­чие от ме­ня.
- А ты зна­ешь, кто это? Рей­ден мне вче­ра об этом рас­ска­зал, ко­гда сроч­но со­брал нас всех вме­сте. В Зем­ном Ми­ре есть…
- Си­рис, я еще раз про­шу те­бя – за­крой свой рот, до­пи­вай кок­тейль, уби­рай­ся от­сю­да вон и впредь не бес­по­кой ме­ня с эти­ми глу­по­стя­ми, - власт­но под­ня­ла ру­ку Аматэ. – Я уже уста­ла те­бе объ­яс­нять, что мне со­вер­шен­но без­раз­ли­чен Шао Кан. И тем бо­лее мне все рав­но, с кем он встре­ча­ет­ся и на ком же­нат сей­час.
- Кок­тейль хо­лод­ный, - по­ежи­лась вдо­ва Джи­а­ла, ку­та­ясь в ме­хо­вую пе­ле­ри­ну. – Как ты во­об­ще здесь жи­вешь, на та­ком мо­ро­зе?
- Не нра­вит­ся – не пей, - рав­но­душ­но бро­си­ла ее со­бе­сед­ни­ца. – Мне боль­ше до­ста­нет­ся, са­ма по­том до­пью.
Ар­гус по­ко­сил­ся на Си­рис. Та одоб­ри­тель­но кив­ну­ла – сей­час его вы­ход.
- Ты так ни­че­го и не по­ня­ла, - вы­со­ко­пар­но про­воз­гла­сил быв­ший про­тек­тор Эде­нии. – Твой быв­ший муж ка­ким-то непо­сти­жи­мым об­ра­зом, как мне уда­лось по­нять из вче­раш­не­го рас­ска­за Рей­де­на, по­мог воз­ро­дить­ся древ­не­му злу – Она­ге, Ко­ро­лю-Дра­ко­ну. В этом ему вся­че­ски по­со­дей­ство­ва­ли на­ши за­кля­тые вра­ги – Шэнг Цунг, Ку­ан Чи и на­вер­ня­ка сам Шин­нок. Те­перь на­ши нед­ру­ги объ­еди­ни­лись про­тив нас. Ес­ли мы немед­лен­но не оста­но­вим их, все сво­бод­ные ми­ры бу­дут по­ра­бо­ще­ны си­ла­ми тьмы. Твой то­же. Ты хо­чешь сно­ва стать бес­прав­ной ра­бы­ней сво­е­го по­лу­безум­но­го быв­ше­го му­жа-ти­ра­на?
Аматэ слу­ша­ла его с брезг­ли­вым лю­бо­пыт­ством – так, на­вер­ное, сту­ден­ты-ме­ди­ки рас­смат­ри­ва­ют под мик­ро­ско­пом или в ана­то­мич­ке ка­кой-ни­будь по­ра­жен­ный ра­ком пре­па­рат. По­том, до­слу­шав речь Ар­гу­са, она с иро­нич­ным неодоб­ре­ни­ем и недо­ве­ри­ем по­ка­ча­ла го­ло­вой.
- На­сме­шил. Ох, на­сме­шил. Ты сам-то хоть ве­ришь в то, что го­во­ришь? Пу­та­ешь­ся в фак­тах, сна­ча­ла утвер­жда­ешь од­но, через се­кун­ду – дру­гое… Шао Кан сверг Она­гу и в то же вре­мя по­мог ему воз­ро­дить­ся. Са­мо­му не смеш­но? Что за глу­по­сти?
Быв­ший про­тек­тор Эде­нии вя­ло за­воз­му­щал­ся, но бо­ги­ня Фиа­у­ин пе­ре­би­ла его:
- Вот что я ска­жу, Ар­гус: хва­тит. Уби­рай­тесь из мо­е­го двор­ца и пе­ре­да­вай­те Рей­де­ну при­вет. Ни­ка­кой вой­ны про­тив Шао Ка­на я раз­вя­зы­вать не бу­ду. Это мое по­след­нее сло­во.
- Ко­гда ты уви­дишь в сво­ем ми­ре, а по­том и в сво­ем двор­це его во­и­нов, ко­то­рые бу­дут уби­вать тво­их под­дан­ных – как ты то­гда за­го­во­ришь? – сно­ва спро­сил ее Ар­гус.
- По-мо­е­му, это ты так ни­че­го и не по­нял. Ко­му, ска­жи на ми­лость, нуж­на эта ле­дя­ная пу­сты­ня? Тут есть ка­кие-то ре­сур­сы? Или тут мож­но что-то про­из­во­дить? Фиа­у­ин име­ет ка­кое-то стра­те­ги­че­ское зна­че­ние для мо­е­го быв­ше­го му­жа? Нет? А на нет и су­да нет. Он ме­ня сю­да и спро­ва­дил, по­то­му что этот мир ни­ко­му не ну­жен. И ему в том чис­ле. Ес­ли бы он хо­тел под­чи­нить эту все­лен­ную сво­ей вла­сти, он бы дав­но это сде­лал. Бо­лее то­го. Я дол­гие ве­ка жи­ла здесь спо­кой­но, и ни­кто мне не ме­шал. Мне без­раз­лич­но то, что тво­рит­ся в Зем­ном Ми­ре. Мне со­вер­шен­но все рав­но, что там за­мыш­ля­ет мой быв­ший муж. Мне без­раз­ли­чен он сам и все те, кто ему слу­жит. Пусть они жи­вут в сво­ем Внеш­нем Ми­ре или где еще так, как им нра­вит­ся. Это их труд­но­сти. А что до вас дво­их – вы на­ру­ши­ли гар­мо­нию мо­е­го уеди­не­ния, и мне это не нра­вит­ся. Я не люб­лю, ко­гда мне на­по­ми­на­ют о про­шлом или пы­та­ют­ся ме­ня в чем-то убе­дить. Сей­час вы пы­та­е­тесь убе­дить ме­ня в том, что я по неиз­вест­ной при­чине долж­на нена­ви­деть ка­ких-то лю­дей, ко­то­рые мне ни­кто и к ко­то­рым я не пи­таю ров­ным сче­том ни­ка­ких чувств. За­чем вы мне все это го­во­ри­те?
Ар­гус и Си­рис за­мол­ча­ли.
- До вас что-то до­шло? От­лич­но. Ес­ли вдруг встре­ти­те Шао Ка­на, пе­ре­дай­те ему от ме­ня боль­шой при­вет, спа­си­бо за та­кой пре­крас­ный по­да­рок, как Фиа­у­ин, и мои ис­крен­ние по­же­ла­ния сча­стья в лич­ной жиз­ни. А Шин­но­ку – бла­го­дар­ность за то, что он раз­де­лал­ся с этой гряз­ной тва­рью Джи­а­лом и из­ба­вил осталь­ных от необ­хо­ди­мо­сти ма­рать ру­ки. На этом все.
Си­рис скрип­ну­ла зу­ба­ми и нехо­тя под­ня­лась с ди­ва­на.
- До сви­да­нья, Аматэ, - зло вы­дох­ну­ла она. – Спа­си­бо за теп­лый в об­рат­ном смыс­ле при­ем. Не ду­ма­ла, что ты та­кая бес­сер­деч­ная.
Ар­гус не успел тол­ком со­об­ра­зить, что про­изо­шло даль­ше: хо­зяй­ка Фиа­у­ин по­до­шла к го­стям, чтобы про­во­дить их до две­рей, по­том в ру­ке Си­рис туск­ло сверк­ну­ло что-то тем­ное и од­но­знач­но ме­тал­ли­че­ское, а в сле­ду­ю­щую се­кун­ду Аматэ упа­ла на вы­ло­жен­ный го­лу­бо­ва­тым мра­мо­ром пол – ти­хо, по­чти бес­шум­но, слов­но ма­не­кен, ко­то­рый в ма­га­зине одеж­ды уро­ни­ли на ку­чу сло­жен­ных ве­щей.
- Бе­жим! – вне­зап­но взвизг­ну­ла вдо­ва Джи­а­ла и по­тя­ну­ла сво­е­го спут­ни­ка за ру­ку. Ар­гус по­слуш­но ки­нул­ся за ней, слов­но со­ба­ка на ко­рот­ком по­вод­ке, и опом­нил­ся толь­ко уже по­сле то­го, как за ни­ми с гро­хо­том за­хлоп­ну­лась тя­же­лая дверь двор­ца. Как стран­но, что у Аматэ да­же нет ох­ра­ны…
- Ты что на­де­ла­ла? – за­во­пил он с круг­лы­ми от ужа­са гла­за­ми, за­ме­тив у Си­рис в пра­вой ру­ке ок­ро­вав­лен­ный ни­а­ро­вый нож.
- То, что долж­на бы­ла сде­лать! – оска­ли­лась бо­ги­ня. – Ты слы­шал, что она го­во­ри­ла и как от­зы­ва­лась о мо­ем по­кой­ном му­же! Са­ма ви­но­ва­та! От­кры­вай пор­тал, по­ка ее лю­ди ни­че­го не за­ме­ти­ли и не сна­ря­ди­ли за на­ми по­го­ню!
***
Тем вре­ме­нем Те­ан, слу­га Аматэ, при­би­рал­ся в дру­гой ком­на­те. Его гос­по­жа раз­го­ва­ри­ва­ла с го­стя­ми, и он да­же не по­ду­мал о том, что от них мо­жет ис­хо­дить ка­кая-то уг­ро­за: ско­рее все­го, они тут нена­дол­го, по­го­во­рят и уй­дут, про­тек­тор Фиа­у­ин не лю­бит, ко­гда ее бес­по­ко­ят без край­ней нуж­ды. Од­на­ко ко­гда до него до­нес­ся стран­ный вопль, а по­том гром­кое хло­па­нье вход­ной две­ри, он за­вол­но­вал­ся и ре­шил спу­стить­ся в холл.
Тут он ис­пу­гал­ся не на шут­ку. Его гос­по­жа ле­жа­ла на по­лу непо­да­ле­ку от вы­хо­да, а во­круг нее мед­лен­но рас­те­ка­лась кровь, ка­зав­ша­я­ся неесте­ствен­но тем­ной на свет­лом мра­мо­ре. Убий­цы! Что про­изо­шло, что она мог­ла им сде­лать? В ужа­се Те­ан бро­сил­ся к Аматэ, не по­ни­мая, что про­изо­шло, и об­на­ру­жил, что она еще ды­шит – по­ка жи­ва, но без со­зна­ния. Он осто­рож­но при­под­нял ее с по­ла. Ви­ди­мо, кто-то из этих дво­их был во­ору­жен но­жом или кин­жа­лом: ко­ло­тая ра­на в ле­вом бо­ку, вро­де не слиш­ком боль­шая, но кро­ви мно­го.
Жи­те­ли Фиа­у­ин бы­ли мир­ны­ми людь­ми, они ни­ко­гда ни с кем не сра­жа­лись, а ес­ли и дер­жа­ли в до­ме ору­жие, то толь­ко для кра­со­ты или для ста­ту­са, и по­это­му Те­ан чув­ство­вал не толь­ко страх, но и рас­те­рян­ность. Что же слу­чи­лось? Ведь гос­по­жа Аматэ все­гда бы­ла та­кой спо­кой­ной жен­щи­ной, ни­кто ни­ко­гда не ви­дел ее рас­сер­жен­ной, и он да­же пред­ста­вить се­бе не мог, что она мог­ла ко­му-то на­вре­дить или ко­го-то разо­злить. Од­на­ко сей­час не бы­ло вре­ме­ни пре­сле­до­вать этих дво­их: их про­тек­тор тя­же­ло ра­не­на, и ей нуж­на по­мощь. Сам он ока­зать ее не смо­жет, нуж­но как мож­но быст­рее бе­жать за кем-то, кто зна­ет толк в ис­це­ле­нии. На­вер­ня­ка здесь на­до об­ра­тить­ся к Ай­ом­ла­ру, пред­во­ди­те­лю ду­хов льда Фиа­у­ин: он мудр и про­жил боль­ше со­ро­ка ты­сяч лет, он непре­мен­но дол­жен вы­ле­чить гос­по­жу Аматэ.
Слу­га осто­рож­но пе­ре­нес ра­не­ную на ди­ван и укрыл сво­им пла­щом, по­сле че­го по­бе­жал за сво­и­ми по­мощ­ни­ка­ми: пусть оста­нут­ся с ней, по­ка он ищет Ай­ом­ла­ра.
Часть 20
Вско­ре Ру­тай, Ми­ли­на и Скар­лет до­бра­лись до неболь­шо­го го­ро­да Ар­ке­тан, где жи­ли ба­буш­ка и де­душ­ка Ми­ли­ны. Пле­мян­ни­ка Шао Ка­на пе­ре­дер­ну­ло, сто­и­ло ему прой­ти через го­род­ские во­ро­та: да­же здесь, в ти­хом уют­ном ме­сте, ко­то­рое он хо­ро­шо пом­нил со вре­мен прав­ле­ния сво­е­го дя­ди, чув­ство­вал­ся ужас, ко­то­рый се­я­ла во­круг се­бя кро­во­жад­ная ко­ро­ле­ва Эде­нии. Рань­ше Ар­ке­тан был ве­се­лым, уми­ро­тво­рен­ным, сей­час же на ули­цах да­же не бы­ло вид­но лю­дей, а по­сре­ди глав­ной пло­ща­ди на тол­стом нестру­га­ном ко­лу тор­чал раз­ла­га­ю­щий­ся труп ка­ко­го-то несчаст­но­го, над ко­то­рым кру­жи­лись це­лые рои си­них и зе­ле­ных мух. Под па­ля­щим мест­ным солн­цем он ис­то­чал со­вер­шен­но непе­ре­да­ва­е­мый смрад, и с него кус­ка­ми от­ва­ли­ва­лась гни­ю­щая плоть.
Скар­лет с омер­зе­ни­ем за­жа­ла ру­кой нос и рот.
- Ма­моч­ки, мер­зость ка­кая…
- То ли еще бу­дет, кре­пись, - от­ве­тил ей Ру­тай. – Я уве­рен, что этот че­ло­век на­вер­ня­ка сде­лал что-то не в со­от­вет­ствии с ожи­да­ни­я­ми Син­дел, и смерть его, к со­жа­ле­нию, не бы­ла лег­кой. На та­ком ору­дии смер­ти с за­но­за­ми мож­но до трех су­ток про­дер­гать­ся.
- Со­всем спя­ти­ла, - по­мор­щи­лась Ми­ли­на. – К сча­стью, мы при­шли.
Она по­сту­ча­ла в дверь кра­си­во­го двух­этаж­но­го до­ма из крас­но­го кир­пи­ча. Ру­таю бро­си­лось в гла­за, что, несмот­ря на пре­крас­ную сол­неч­ную по­го­ду, став­ни на всех его ок­нах на­глу­хо за­кры­ты, слов­но во вре­мя силь­ной бу­ри.
- Кто там? – раз­дал­ся жен­ский го­лос где-то толь­ко ми­ну­ты через три.
- Ба­буш­ка, это я, Ми­ли­на. При­е­ха­ла к те­бе по­го­стить, как обе­ща­ла, со мной мои дру­зья из Внеш­не­го Ми­ра, они тут по де­лам, ты не бу­дешь про­тив, ес­ли они то­же к нам зай­дут?
- По­до­жди, сей­час най­ду ключ…
Раз­дал­ся скрип зам­ка, и через па­ру се­кунд дверь от­во­ри­лась. На по­ро­ге сто­я­ла кра­си­вая, но очень мрач­ная эде­ний­ка с фио­ле­то­вой по­вяз­кой на го­ло­ве.
- За­хо­ди­те, - про­из­нес­ла она, не здо­ро­ва­ясь.
- Доб­рый день, гос­по­жа Ай­хе, - веж­ли­во про­из­нес­ли Скар­лет и Ру­тай, по­кло­нив­шись ба­буш­ке Ми­ли­ны, но та, ка­за­лось, бы­ла во­все не ра­да их учти­во­сти.
- Ка­кой же он доб­рый, - про­го­во­ри­ла она. – Хо­тя с ка­кой-то сто­ро­ны и доб­рый, на­ко­нец-то бед­ня­га Са­ра­нон от­му­чил­ся, и я боль­ше не бу­ду слу­шать его вопли. Это дли­лось несколь­ко дней, а по­том его те­ло оста­ви­ли здесь гнить – осталь­ным для остраст­ки.
- Са­ра­нон – это тот че­ло­век на пло­ща­ди? – по­ин­те­ре­со­вал­ся Ру­тай, в ду­ше по­ба­и­ва­ясь, что эде­ний­ка мо­жет оби­деть­ся или разо­злить­ся, од­на­ко Ай­хе толь­ко пе­чаль­но вздох­ну­ла.
- Он был на­шим гра­до­на­чаль­ни­ком. Он был им очень дол­го – несколь­ко ты­сяч лет, и мы все очень лю­би­ли и ува­жа­ли его. Пре­крас­ный че­ло­век, все де­лал для нас, для на­ше­го го­ро­да. По­ка Эде­ни­ей пра­вил ваш дя­дя, все бы­ло пре­вос­ход­но. Те­перь все из­ме­ни­лось.
Жен­щи­на сня­ла с го­ло­вы по­вяз­ку и при­ня­лась ком­кать ее в ру­ках. Ми­ли­на и ее спут­ни­ки про­шли вслед за ней в кра­си­во об­став­лен­ную по­лу­тем­ную ком­на­ту с до­ро­гой ла­ки­ро­ван­ной ме­бе­лью и се­ли на сту­лья.
- По ми­ло­сти под­руч­ных ко­ро­ле­вы я ед­ва не ли­ши­лась му­жа. Мой Сар­ган хо­тел бы­ло воз­му­тить­ся и всту­пить­ся за Са­ра­но­на, я чу­дом его удер­жа­ла – схва­ти­ла за ру­ки, вста­ла пе­ред ним на ко­ле­ни, умо­ля­ла не хо­дить к ка­ра­те­лям. Он оста­но­вил­ся, все-та­ки не ушел, остал­ся в тот ве­чер до­ма. Мы за­пер­ли все став­ни, за­кры­ли дверь на два зам­ка и ста­ли ждать, чем все за­кон­чит­ся. С ули­цы до­но­си­лись со­вер­шен­но жут­кие кри­ки, бы­ло вре­мя ужи­на, но нам ку­сок в гор­ло не лез. Мы с Сар­га­ном не зна­ли, что там тво­рит­ся, по­том утром на­ста­ло вре­мя со­би­рать­ся на ра­бо­ту. Ко­гда мы вы­шли… уви­де­ли, как наш гра­до­на­чаль­ник кор­чит­ся в му­ках на остром ко­лу, а во­круг сто­ят ка­ра­те­ли Син­дел. Ми­ли­на, я хо­чу по­про­сить у те­бя про­ще­ния.
- В смыс­ле? – уди­ви­лась ее внуч­ка.
- Ко­гда внеш­не­мир­цы за­хва­ти­ли Эде­нию, мой стар­ший сын, Сан­лар, по­гиб при обо­роне сто­ли­цы. Через че­ты­ре го­да по­сле его смер­ти у ме­ня ро­дил­ся вто­рой сын – твой отец, Ни­ан. Он все­гда был очень сво­бо­до­лю­би­вым, счи­тал, что луч­ше зна­ет, как ему жить и что ему де­лать. В ито­ге он ока­зал­ся со­вер­шен­но прав, но я то­гда это­го не по­ни­ма­ла. Я бы­ла в ужа­се, ко­гда он влю­бил­ся в твою мать и за­явил, что на­ме­рен взять в же­ны тар­ка­тан­ку. Мы с тво­им де­душ­кой ре­ши­ли, что его окол­до­ва­ли, что он бе­зу­мен, но он про­сто по­ста­вил нас пе­ред свер­шив­шим­ся фак­том и уехал с же­ной во Внеш­ний Мир. По­том ро­ди­лась ты. И вот сей­час я осо­знаю, на­сколь­ко же тво­им ро­ди­те­лям луч­ше там, в ку­этан­ской пу­стыне, чем нам здесь!
- Я ско­ро за­муж вы­хо­жу, - по­пы­та­лась раз­ря­дить об­ста­нов­ку Ми­ли­на.
- Я знаю. Обя­за­тель­но при­еду на свадь­бу и по­ста­ра­юсь на­зад не воз­вра­щать­ся. Твой бу­ду­щий муж все-та­ки один из при­бли­жен­ных Им­пе­ра­то­ра, ду­маю, он смо­жет быст­ро сде­лать ку­этан­ское граж­дан­ство мне и всей мо­ей се­мье.
- Это мы изоб­ра­зим, и быст­ро, - про­из­нес Ру­тай, - од­на­ко, как вы, я по­ла­гаю, уже до­га­да­лись, мой дя­дя при­слал ме­ня и Скар­лет сю­да не про­сто про­гу­лять­ся и со­про­вож­дать Ми­ли­ну в ее ви­зи­те к род­ным. Нам необ­хо­ди­ма ва­ша по­мощь.
Ай­хе све­ла вме­сте кра­си­во очер­чен­ные чер­ные бро­ви.
- Я до­га­ды­ва­юсь, что вы хо­ти­те сде­лать. Всем нам пре­крас­но из­вест­но, как ваш до­сто­чти­мый дя­дя лю­бил свою пад­че­ри­цу и как ее нена­ви­дит род­ная мать.
Ру­тай со­кру­шен­но по­ка­чал го­ло­вой.
- Вы очень ум­ны и про­ни­ца­тель­ны, гос­по­жа. Я – пле­мян­ник Шао Ка­на, а по­то­му вне лю­бых по­до­зре­ний. Дя­дя по­слал ме­ня раз­уз­нать хоть что-то о судь­бе Ки­та­ны, а ес­ли она еще жи­ва, то и по­ста­рать­ся вы­та­щить ее из за­стен­ков ко­ро­ле­вы. Свадь­ба Ми­ли­ны ока­за­лась нам на ру­ку и по­слу­жит пре­крас­ным при­кры­ти­ем.
Эде­ний­ка го­рест­но усмех­ну­лась.
- По­про­буй­те. Я же­лаю вам уда­чи, но чест­но ска­жу: на­деж­ды ма­ло. Син­дел обе­зу­ме­ла, она зла на весь бе­лый свет и в са­мом де­ле, как ни ко­щун­ствен­но это зву­чит, спо­соб­на ни за что ни про что убить и род­ную дочь, и лю­бо­го дру­го­го че­ло­ве­ка толь­ко по­то­му, что она со­чла его сво­им вра­гом. Я до­га­ды­ва­юсь, по­че­му все это про­изо­шло – ее не лю­би­ли соб­ствен­ные ро­ди­те­ли, а пер­вый муж от­но­сил­ся к ней не луч­ше, чем к ме­бе­ли в до­ме или во­об­ще пу­сто­му ме­сту, хо­ро­шо, что ей до­ста­ло ума изоб­ра­зить по­кор­ную су­пру­гу и не спо­рить с ним, в про­тив­ном слу­чае он бы ее во­об­ще убил. Од­на­ко ес­ли лю­бой дру­гой че­ло­век, вы­рвав­шись из кош­ма­ра, по­ста­рал­ся бы ско­рее его за­быть и жил бы даль­ше сво­ей жиз­нью, как это сде­ла­ла я са­ма по­сле ги­бе­ли Джер­ро­да, то она ре­ши­ла отыг­рать­ся на всех, вк­лю­чая дочь.
- План у нас сле­ду­ю­щий: на па­ру дней мы оста­но­вим­ся у вас, яко­бы по при­гла­ше­нию Ми­ли­ны, а по­том от­пра­вим­ся к ко­ро­ле­ве с офи­ци­аль­ным ви­зи­том. Ес­ли вы по­мо­же­те нам в этом де­ле, то по­лу­чи­те и ку­этан­ское граж­дан­ство, и столь­ко де­нег, сколь­ко вам по­на­до­бит­ся для то­го, чтобы без­бед­но жить в свое удо­воль­ствие, - ре­ши­тель­но про­из­нес Ру­тай.
В бы­лые вре­ме­на Ай­хе со­гла­си­лась бы по­мочь го­стям безо вся­ко­го ма­те­ри­аль­но­го воз­на­граж­де­ния, од­на­ко дол­гие го­ды внеш­не­мир­ско­го вла­ды­че­ства не про­шли бес­след­но, и жен­щи­на про се­бя по­ду­ма­ла, что лиш­ние день­ги ей бы, без­услов­но, не по­вре­ди­ли. Кто зна­ет, как там при­дет­ся уст­ра­и­вать­ся на но­вом ме­сте.
- Со­глас­на, - от­ве­ти­ла она. – Глав­ное, чтобы мой млад­ший сын ни­че­го не за­по­до­зрил, ведь этот юный мер­за­вец сей­час на служ­бе у ко­ро­ле­вы, при­чем он ре­шил по­дать­ся в ее ар­мию со­вер­шен­но доб­ро­воль­но!
- По­до­нок, - вы­ру­га­лась Ми­ли­на. – Уж от сво­е­го лю­би­мо­го дя­дюш­ки Эй­о­ми я та­ко­го-то не ожи­да­ла, со­всем с ума спя­тил.
Скар­лет сце­пи­ла паль­цы и при­ку­си­ла ниж­нюю гу­бу.
- А он у Син­дел в вой­ске де­рет­ся… вер­нее, ре­жет соб­ствен­ных со­оте­че­ствен­ни­ков, как сви­ней, за день­ги или за идею?
- За идею, - Ай­хе вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на до­се­ле мол­чав­шую спут­ни­цу Ру­тая и Ми­ли­ны. Ка­жет­ся, эта де­вуш­ка – до­воль­но ре­ши­тель­ная и од­но­знач­но бес­страш­ная осо­ба.
- Это уже ху­же, - ска­за­ла Скар­лет. – Ес­ли бы сы­но­чек ваш драл­ся за день­ги, он был бы про­сто жад­ным бес­прин­цип­ным мер­зав­цем. Тут же по­лу­ча­ет­ся, что он не про­сто по­до­нок, но еще и фа­на­тик сбрен­див­ший.
Ай­хе ро­жа­ла сво­е­го сред­не­го сы­на Ни­а­на очень тя­же­ло, и по­сле это­го дол­гие го­ды она не мог­ла за­бе­ре­ме­неть сно­ва. Она и ее муж очень хо­те­ли иметь еще де­тей, по­сколь­ку са­мо­сто­я­тель­ный и неза­ви­си­мый Ни­ан быст­ро вы­рос, же­нил­ся и по­ки­нул ро­ди­тель­ский дом, од­на­ко им при­шлось очень дол­го ждать, преж­де чем на свет по­явил­ся Эй­о­ми. Тем не ме­нее млад­ший сын не при­нес ра­до­сти ро­ди­те­лям: он вы­рос злым, же­сто­ким и без­жа­лост­ным, а ко­гда ко­ро­ле­ва Син­дел на­ча­ла кро­ва­вую граж­дан­скую вой­ну с соб­ствен­ной до­че­рью, доб­ро­воль­но по­шел во­е­вать на сто­роне быв­шей су­пру­ги Им­пе­ра­то­ра. Ай­хе и Сар­ган силь­но стра­да­ли из-за сде­лан­но­го их сы­ном вы­бо­ра, но ре­ши­ли не по­да­вать ви­ду, что им это не по ду­ше – го­ло­ва до­ро­же, ни­ко­му не хо­чет­ся ее ли­шить­ся или уми­рать в чу­до­вищ­ных му­ках на ко­лу с за­но­за­ми.
- Ха, а нам это на ру­ку, - сде­лал вы­вод Ру­тай. – Это же про­сто пре­крас­но: нуж­но вте­реть­ся к нему в до­ве­рие и вы­яс­нить, что Син­дел со­тво­ри­ла с Ки­та­ной. На­вер­ня­ка та­кой фа­на­тич­но пре­дан­ный мо­ей безум­ной род­ствен­ни­це во­ин что-то об этом зна­ет.
Ми­ли­на при­ня­лась что-то воз­ра­жать: она бо­я­лась, что ко­ро­ле­ва в слу­чае успе­ха опе­ра­ции непре­мен­но так или ина­че отыг­ра­ет­ся на ее се­мье. Скар­лет за­ду­ма­лась: ее сму­ти­ли та­кие рас­суж­де­ния.
- Пе­ре­стань, - мах­нул ру­кой пле­мян­ник Им­пе­ра­то­ра. – План у ме­ня та­кой: ес­ли вдруг все-та­ки мы бу­дем пы­тать­ся вы­та­щить от­сю­да Ки­та­ну, твои ба­буш­ка с де­дом к это­му мо­мен­ту уже долж­ны быть в Тар­ка­те у тво­их ро­ди­те­лей. Там им ни­что не гро­зит. Ес­ли же Син­дел взду­ма­ет по­ре­шить тво­е­го чок­ну­то­го дя­дюш­ку-ка­ра­те­ля… его не жал­ко.
Часть 21
Ко­гда Шэнг Цунг при­ка­зал каз­нить от­ца Ли Мей, она по­на­ча­лу силь­но ис­пу­га­лась и огор­чи­лась, как-ни­как при­го­во­рен­ный все-та­ки был ее ро­ди­те­лем и дол­гие го­ды она про­жи­ла с ним в од­ном до­ме, од­на­ко Ма­ва­до по­со­ве­то­вал ей не брать в го­ло­ву про­бле­мы это­го по­дон­ка и уж тем бо­лее не пор­тить се­бе из-за него на­стро­е­ние.
- Зна­ешь, Ли, - ска­зал он ей, - с од­ной сто­ро­ны, я те­бя, без­услов­но, по­ни­маю. С дру­гой – ко­гда че­ло­ве­ка дей­стви­тель­но лю­бят, его не счи­та­ют сво­ей соб­ствен­но­стью, и де­ти – не соб­ствен­ность сво­их ро­ди­те­лей. Ро­ди­те­лей же нуж­но ува­жать за то, что они хо­ро­шие и до­стой­ные лю­ди. Я не со­гла­сен с иде­ей о том, что их непре­мен­но сле­ду­ет по­чи­тать толь­ко за сам факт то­го, что они про­из­ве­ли те­бя на свет. Ма­ло ли кто в ко­го сво­им спер­ма­то­зо­и­дом по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве брыз­нул, это еще ни­ко­го ни к че­му не обя­зы­ва­ет. Так, как он с то­бой об­ра­щал­ся – так и со ско­ти­ной се­бя не ве­дут. По мне – так пусть че­ло­век сна­ча­ла до­ка­жет де­лом, что он мо­жет быть от­цом или ма­те­рью в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва, а по­том пусть и ува­же­ния от де­тей тре­бу­ет. А так – мне что, мо­их спив­ших­ся ро­ди­те­лей то­же ува­жать? За ка­кие та­кие за­слу­ги?
Ра­зу­мом Ли Мей по­ни­ма­ла, что ее друг прав, пусть в ду­ше в си­лу вос­пи­та­ния и про­ти­ви­лась это­му. Ее школь­ная по­дру­га Фе Айи, ко­то­рую внеш­не­мир­цы спас­ли от вер­ной смер­ти, недав­но ро­ди­ла здо­ро­вую де­воч­ку; в на­сто­я­щее вре­мя она жи­ла и про­дол­жа­ла учить­ся в спе­ци­аль­ном ин­тер­на­те на юге Эра­те­ры. Ее чуть не при­кон­чи­ли ее соб­ствен­ные ро­ди­те­ли; страш­ной уча­сти не смог из­бе­жать и ее ныне по­кой­ный лю­би­мый че­ло­век. Тут Ма­ва­до все-та­ки прав: как мо­жет че­ло­век, ока­зав­ший­ся в по­доб­ной си­ту­а­ции, про­дол­жать по­чи­тать стар­ших и во­об­ще хо­ро­шо к ним от­но­сить­ся? Вспом­нив о сво­ей од­но­класс­ни­це, Ли Мей ста­ла немно­го спо­кой­ней ду­мать о по­стиг­шей от­ца уча­сти, хо­тя вы­не­сен­ный Шэн­гом при­го­вор был очень же­сто­ким. Суть жут­кой ку­этан­ской каз­ни за­клю­ча­лась в том, что жерт­ву за­став­ля­ли вы­пить го­рю­чую жид­кость, а по­том про­гло­тить фитиль, ко­то­рый по­сле это­го под­жи­га­ли; пре­ступ­ник на несколь­ко се­кунд пре­вра­щал­ся в жи­вой ог­нен­ный фон­тан и взры­вал­ся. В ис­пол­не­ние все бы­ло при­ве­де­но в при­сут­ствии дру­гих вэй­наль­цев – по­дон­кам для остраст­ки, как вы­ра­зил­ся чер­ный маг.
По­яв­ле­ние во двор­це Она­ги и успеш­ное за­вер­ше­ние мис­сии Смер­то­нос­но­го Аль­ян­са как-то про­шло ми­мо Ли Мей: она ти­хо за­ни­ма­лась сво­и­ми де­ла­ми, ни­как не со­при­ка­са­ясь с власть иму­щи­ми. На днях она по­лу­чи­ла пись­мо от ма­мы: та со­об­ща­ла стар­шей до­че­ри, что жи­вут они хо­ро­шо, у них в де­ревне со­би­ра­ют­ся про­ве­сти газ и во­до­про­вод, и те­перь ни­ко­му не при­дет­ся бе­гать с вед­ра­ми на ре­ку или за дро­ва­ми в лес. Ли Мей вспом­ни­ла, как ее лю­без­ный ро­ди­тель ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­вал­ся ку­пить до­че­ри швей­ную ма­шин­ку, и про се­бя по­ду­ма­ла, что все сло­жи­лось не так уж пло­хо: мо­жет быть, дру­гие вэй­наль­ские от­цы, на­учен­ные при­ме­ром каз­нен­но­го со­оте­че­ствен­ни­ка, нач­нут по-че­ло­ве­че­ски об­ра­щать­ся со сво­и­ми детьми. Стар­ший брат де­вуш­ки имел на­ме­ре­ние же­нить­ся и при­смат­ри­вал се­бе неве­сту; мать, с ко­то­рой уже про­ве­ли лик­без от­но­си­тель­но пра­виль­но­го по­ве­де­ния и им­пер­ских за­ко­нов, в его де­ла ста­ра­лась не вме­ши­вать­ся, лишь из­ред­ка рас­спра­ши­вая о том, чем он за­ни­ма­ет­ся и ка­кие у него есть дру­зья и зна­ко­мые.
Ли Мей на­пи­са­ла ма­ме от­вет, рас­ска­за­ла, что у нее все хо­ро­шо, вкрат­це опи­са­ла, чем за­ни­ма­ет­ся каж­дый день, ста­ра­тель­но об­хо­дя те­му смер­ти от­ца. Ее мать, впро­чем, в сво­ем пись­ме то­же ни ра­зу не упо­мя­ну­ла о по­кой­ном су­пру­ге – как буд­то его и не бы­ло во­все. Хо­тя ес­ли учесть, как он по­вел се­бя с же­ной в при­сут­ствии Кэно – бы­ло бы о чем жа­леть. По­том она по­шла от­прав­лять пись­мо; день вы­дал­ся не слиш­ком хо­лод­ный, и де­вуш­ка ре­ши­ла немно­го по­гу­лять по го­ро­ду, на­сла­жда­ясь све­жим про­хлад­ным воз­ду­хом и тем, как сне­жин­ки мед­лен­но кру­жат­ся, осе­дая на зем­ле, одеж­де и фа­са­дах зда­ний.
Вер­нув­шись во дво­рец, она сня­ла курт­ку, об­трях­ну­ла ее, по­ве­си­ла на ве­шал­ку и, обер­нув­шись, вне­зап­но уви­де­ла, что по­за­ди сто­ит ка­кой-то внеш­не­ми­рец в бе­лой одеж­де. Это же сам Она­га, и он ее рас­смат­ри­ва­ет… или ей по­ка­за­лось?
- Здрав­ствуй­те, - на­ко­нец на­ру­шил ти­ши­ну Ко­роль-Дра­кон. – Вы Ли Мей, да? Мне Шэнг мно­го о вас рас­ска­зы­вал.
- Здрав­ствуй­те, - рас­те­рян­но от­ве­ти­ла де­вуш­ка, крас­нея до кор­ней во­лос и опус­кая гла­за – она и по­ду­мать не мог­ла, что с ней вдруг за­го­во­рит та­кая важ­ная пер­со­на.
- Он ведь учит вас бо­е­вым ис­кус­ствам, не так ли?
Ли Мей быст­ро кив­ну­ла.
- Гу­ля­ли по го­ро­ду?
Она сно­ва кив­ну­ла. Нет, на­до что-то от­ве­тить, ина­че по­лу­чит­ся неудоб­но.
- Да, гу­ля­ла, се­го­дня очень хо­ро­шая по­го­да, не хо­лод­но. Хо­тя я ро­дом из Вэй­на­лии, в мо­их кра­ях не бы­ва­ет сне­га и зи­мы.
- На­вер­ное, вы в го­ро­де пе­ре­ку­си­ли?
- Нет, хо­те­ла по­есть до­ма.
- А да­вай­те пой­дем вме­сте в ка­фе и там по­си­дим. Чест­но го­во­ря, мне дав­но хо­те­лось пой­ти про­гу­лять­ся, но все вре­мя от­ни­ма­ли неот­лож­ные де­ла, хо­тя ре­зуль­та­том я до­во­лен. В част­но­сти, за­по­лу­чил к се­бе на служ­бу не толь­ко хо­ро­ше­го во­и­на, но и хо­ро­ше­го ак­те­ра, ко­то­рый бу­дет по­ле­зен на­шей ки­но­ин­ду­стрии. Ко­гда Джон­ни, при­я­тель Со­ни, на­ко­нец при­шел в се­бя, нам вме­сте при­шлось дол­го с ним объ­яс­нять­ся, - от ду­ши рас­сме­ял­ся Она­га, - и он, го­во­ря по прав­де, был не очень при­ят­но удив­лен всей прав­де о Рей­дене. За­то я пред­ло­жил ему друж­бу, со­труд­ни­че­ство и ки­но безо вся­кой цен­зу­ры. У него-то на ро­дине со сво­бо­дой са­мо­вы­ра­же­ния не так хо­ро­шо, как здесь, а у нас – сни­май что хо­чешь, и те­бе ни­кто сло­ва не ска­жет.
Ли Мей опять кив­ну­ла, хо­тя в ду­ше ей хо­те­лось по­спо­рить с Она­гой о ку­этан­ском ки­не­ма­то­гра­фе, ко­то­рый сла­вил­ся сво­ей же­сто­ко­стью и на­ту­ра­ли­стич­но­стью. Кровь на экране хле­щет ре­кой чуть ли не в ка­ме­ру – и эти ре­бя­та еще хва­ста­ют­ся тем, как ши­кар­но у них по­ка­за­ны ба­таль­ные сце­ны. Сня­то, без­услов­но, пре­вос­ход­но, од­на­ко смот­реть внеш­не­мир­ское ки­но Ли Мей так и не смог­ла, хоть и пы­та­лась: уж слиш­ком мно­го зверств и изу­верств в кад­ре, не го­во­ря уже о непри­лич­ных сце­нах без цен­зу­ры. И в са­мом де­ле без цен­зу­ры, толь­ко непо­нят­но, как этот бед­ный ак­тер из Зем­но­го Ми­ра со­гла­сил­ся сни­мать что-то по­доб­ное или как он бу­дет с этим ра­бо­тать впо­след­ствии. Неуже­ли не страш­но? Вот уж дей­стви­тель­но от­важ­ный че­ло­век.
- Ну так что, как на­счет ка­фе? – пе­ре­спро­сил Она­га. – Я вас уго­щу, по­го­во­рим о чем-ни­будь ин­те­рес­ном и ве­се­лом, а то си­деть во двор­це вре­мя от вре­ме­ни на­до­еда­ет. Ко­неч­но, ме­ня ок­ру­жа­ют за­ме­ча­тель­ные лю­ди, но по­рой хо­чет­ся раз­ве­ять­ся.
- Хо­ро­шо, идем, - ре­ши­лась де­вуш­ка. Ин­те­рес­но, что бы сей­час ска­зал ее отец, уви­дев, как она жи­вет – на­вер­ня­ка за­явил бы, что она со­всем с ума со­шла и шля­ет­ся по го­ро­ду то од­на, то со вся­ки­ми чер­нуш­ни­ка­ми.
Они вы­шли из двор­ца, и Она­га взял ее под ру­ку. На ули­це на­ча­ло смер­кать­ся, за­жглись фо­на­ри. Ли Мей чув­ство­ва­ла силь­ное сму­ще­ние и не зна­ла, о чем раз­го­ва­ри­вать, че­го от нее хо­чет сам гла­ва Тем­ной Им­пе­рии и как те­перь быть.
- Шэнг рас­ска­зал мне о ва­шей се­мей­ке, - про­из­нес Ко­роль-Дра­кон. – На ред­кость мерз­кие лю­ди, но что с ни­ми по­де­ла­ешь – жерт­вы глу­пых тра­ди­ций. Мать Шао Ка­на бы­ла не луч­ше: фор­мен­ное чу­до­ви­ще в об­ли­ке пре­крас­ной жен­щи­ны. Я рад, что здесь вы бо­лее-ме­нее при­шли в се­бя. Кли­мат у нас, ко­неч­но, да­ле­ко не та­кой бла­го­дат­ный, как в Вэй­на­лии, но об­ще­ство на­мно­го при­ят­нее и лю­ди доб­рее.
- С од­ной сто­ро­ны, - неожи­дан­но для се­бя ре­ши­лась ска­зать Ли Мей, - я очень люб­лю свою ро­ди­ну и свою се­мью, по­то­му что это моя ро­ди­на и моя се­мья, с дру­гой – мне жаль, что мои со­оте­че­ствен­ни­ки та­кие неум­ные и за­пу­ган­ные. Ку­этан­цы со­всем дру­гие.
- А вы смог­ли бы вый­ти за­муж за ку­этан­ца?
- Чест­но го­во­ря, да­же и не знаю, - Ли Мей по­ду­ма­ла, что Она­га спро­сил это в свя­зи с пред­сто­я­щей свадь­бой его со­вет­ни­ка. – Ес­ли бы по­ня­ла, что че­ло­век дей­стви­тель­но хо­ро­ший, то од­но­знач­но да, а ес­ли бы ме­ня что-то сму­ща­ло… Вот за эде­ний­ца бы точ­но не ста­ла вы­хо­дить, очень стран­ные и же­сто­кие лю­ди. Шао Ка­ну, я счи­таю, по­вез­ло, что он лег­ко от­де­лал­ся от Син­дел, но за­то она те­перь без его же­лез­ной ру­ки из­де­ва­ет­ся над соб­ствен­ным на­ро­дом.
- Да, со­гла­сен, непри­ят­ная жен­щи­на, - ска­зал Она­га. – А бе­да в том, что она те­перь свя­за­лась с мо­им ста­рым дру­гом Шин­но­ком. Он, ко­неч­но, дав­но уже не тот, что рань­ше, и я не уве­рен, что смо­гу с ним так же об­щать­ся, од­на­ко в про­изо­шед­шем ви­но­ва­ты не толь­ко его сы­но­вья, но и его но­вая су­пру­га. Как бы вам это объ­яс­нить? Ко­гда че­ло­век пе­ре­жил что-то ужас­ное, его нуж­но ок­ру­жить чем-то хо­ро­шим, при­ят­ным, что по­мог­ло бы сте­реть пло­хие вос­по­ми­на­ния. Что сей­час тво­рит­ся в Эде­нии… ду­маю, в ком­мен­та­ри­ях не нуж­да­ет­ся, но­во­сти вы на­вер­ня­ка смот­ри­те. А он на­хо­дит­ся с этим ря­дом круг­лые сут­ки и как след­ствие – еще боль­ше за­мы­ка­ет­ся в се­бе.
Ли Мей в свою оче­редь рас­ска­за­ла Ко­ро­лю-Дра­ко­ну, как са­ма ста­ла сви­де­тель­ни­цей не са­мо­го адек­ват­но­го по­ве­де­ния Киу Ка­на. Как-то раз утром она си­де­ла на кухне и зав­тра­ка­ла, Шэнг Цунг на­хо­дил­ся там же, и вне­зап­но у него за­зво­нил те­ле­фон. Чер­ный маг был уве­рен, что это Кэно, и, не по­смот­рев на экран, на­жал на кноп­ку гром­кой свя­зи – од­нов­ре­мен­но с раз­го­во­ром он хо­тел на­лить се­бе чаю. В этот мо­мент из ди­на­ми­ка до­нес­лась от­бор­ная непе­чат­ная брань по адре­су са­мо­го Шэн­га и его при­я­те­ля Ку­ан Чи, со­про­вож­да­е­мая от­кро­вен­но бре­до­вы­ми об­ви­не­ни­я­ми; по неко­то­рым фра­зам Ли Мей успе­ла по­нять, что это Шин­нок. Шэнг, не до­слу­шав ру­га­тель­ную ти­ра­ду, тут же сбро­сил зво­нок, в ис­пу­ге ко­сясь на млад­шую доч­ку – та­кая лек­си­ка од­но­знач­но не для ушей ре­бен­ка. К сча­стью, та ма­ло что по­ня­ла и про­дол­жа­ла есть бу­тер­брод. Про по­след­ние но­во­сти из Эде­нии она да­же и ду­мать не хо­те­ла: не так дав­но, вк­лю­чив один из глав­ных им­пер­ских ка­на­лов, она уви­де­ла, как один из гвар­дей­цев ко­ро­ле­вы Син­дел с вос­тор­гом ты­чет в ка­ме­ру чьей-то от­ре­зан­ной го­ло­вой, с вос­тор­гом из­ла­гая ре­пор­те­ру по­дроб­но­сти оче­ред­ной за­чист­ки. Тот в свою оче­редь с тру­дом скры­вал омер­зе­ние, раз­го­ва­ри­вая с ка­ра­те­лем.
- Ага, а Со­ня по­том при­зна­лась, что это она сду­ру да­ла Шин­но­ку но­мер Шэн­га, - сме­ял­ся Она­га. – И до­ду­мал­ся же по­зво­нить. Что он хо­тел ко­му до­ка­зать? Вот по­это­му я и го­во­рю: Киу уже дав­но не тот, что рань­ше, ма­ло ему бы­ло Тье­на с Рей­де­ном, так еще и эта ми­лая жен­щи­на до­ба­ви­ла.
- И Шэнг с Ку­ан Чи нехо­ро­шо над ним по­шу­ти­ли с этой сво­ей ин­сце­ни­ров­кой, - вста­ви­ла Ли Мей, в ду­ше не ду­мая, что Она­га с ней со­гла­сит­ся.
Они про­шли ми­мо боль­шо­го ма­га­зи­на, на вит­ри­нах ко­то­ро­го бы­ли вы­став­ле­ны кра­си­вые ков­ры и по­кры­ва­ла с узо­ра­ми цве­тов осен­ней лист­вы: крас­ны­ми, ко­рич­не­вы­ми, зо­ло­ты­ми, жел­ты­ми… Де­вуш­ка неволь­но за­смот­ре­лась.
- На­вер­ное, рас­про­да­ют осен­нюю кол­лек­цию, - Ко­роль-Дра­кон пой­мал ее взгляд. – Кра­си­во, прав­да? Во двор­це у Шэн­га то­же бы­ло мно­го вся­ких ин­те­рес­ных ве­щей, но при­шел Рей­ден и все ис­па­ко­стил. Обид­но.
Ли Мей рас­слаб­лен­но трях­ну­ла во­ло­са­ми. Хо­ро­шо, что се­го­дня и в са­мом де­ле не так хо­лод­но, мож­но не на­де­вать шап­ку.
- Мне там нра­ви­лось.
- Ка­жет­ся, мы при­шли, - они очу­ти­лись пе­ред вы­со­ким зда­ни­ем из оран­же­во­го кир­пи­ча, на фа­са­де ко­то­ро­го ви­се­ла под­све­чен­ная вы­вес­ка с изоб­ра­же­ни­ем ды­мя­ще­го­ся чай­ни­ка, а в ок­нах го­рел свет. – Про­шу, вы­би­рай­те все, что по­же­ла­е­те, чай, ко­фе, пи­рож­ные, лю­бой сто­лик, ка­кой по­нра­вит­ся, - Она­га при­от­крыл пе­ред ней дверь.
Де­вуш­ка во­шла внутрь. Об­ста­нов­ка в ка­фе бы­ла до­воль­но уют­ной, сте­ны вы­кра­ше­ны в мяг­кий свет­ло-ко­рич­не­вый цвет, на де­ре­вян­ных сто­ли­ках сто­я­ли за­жжен­ные све­чи. Ли Мей вы­бра­ла ме­сто у ок­на, про се­бя ду­мая, что в прин­ци­пе все в ее жиз­ни сло­жи­лось от­нюдь не так пло­хо, как она ду­ма­ла: си­де­ла бы она сей­час у се­бя в Вэй­на­лии, и да­же ес­ли бы ее не вы­да­ли за­муж, ус­ло­вия ее жиз­ни труд­но бы­ло бы на­звать нор­маль­ны­ми че­ло­ве­че­ски­ми. Вот по­пьет она чаю, по­ест пи­рож­ных, и по­том лю­ди, ко­то­рые ра­бо­та­ют в этом ка­фе, бу­дут мыть по­су­ду в го­ря­чей во­де совре­мен­ны­ми мо­ю­щи­ми сред­ства­ми, а то и во­об­ще за­пих­нут ее в по­су­до­мо­еч­ную ма­ши­ну, а вэй­наль­цы что де­ла­ют? Трут гряз­ные ка­стрюли и ско­во­род­ки пес­ком, во­ду тас­ка­ют вед­ра­ми из реч­ки, спят на со­ло­ме и мо­ют­ся в ко­ры­те. Мож­но ведь все из­ме­нить и жить го­раз­до луч­ше. Ей сно­ва вспом­ни­лось, как отец да­же не хо­тел слы­шать о по­куп­ке швей­ной ма­ши­ны.
Офи­ци­ант по­ло­жил пе­ред ни­ми ме­ню.
- Вы­би­рай­те, по­жа­луй­ста, я к вам по­дой­ду через ми­ну­ту.
- Вы­би­рай­те, - по­вто­рил Она­га. – Что вам боль­ше по ду­ше, юная ле­ди: чай, ко­фе, мо­жет быть, го­ря­чий мо­лоч­ный кок­тейль?
- На­вер­ное, чай, - Ли Мей все еще не по­ни­ма­ла, че­го он от нее хо­чет и за­чем при­гла­сил ее сю­да, но ре­ши­ла ве­сти се­бя спо­кой­но и есте­ствен­но; на­вер­ное, про­сто ре­шил по­зна­ко­мить­ся по­бли­же со все­ми, с кем ему при­дет­ся вме­сте ра­бо­тать, по­сколь­ку кру­гом ку­ча но­вых лю­дей и ни­ко­го он еще тол­ком не зна­ет. – Ко­фе на ночь – это как-то не очень хо­ро­шо.
- Чай так чай. Мо­жет быть, рас­ска­же­те о се­бе?
- Да рас­ска­зы­вать-то осо­бо нече­го, - сму­ти­лась Ли Мей.
Тут по­до­шел офи­ци­ант, чтобы при­нять за­каз. Де­вуш­ка хо­те­ла бы­ло взять толь­ко чай, но Она­га на­сто­ял, чтобы она вы­бра­ла так­же и ка­кое-ни­будь пи­рож­ное.
- Мо­жет быть, чуть поз­же на­ду­ма­е­те и что-то по­су­ще­ствен­ней, - ска­зал он. – Так что, вы мне о се­бе рас­ска­же­те?
- Как я уже ска­за­ла, рас­ска­зы­вать осо­бо нече­го, - она окон­ча­тель­но убе­ди­лась в том, что Она­га спе­ци­аль­но при­гла­сил ее в ка­фе, чтобы по­зна­ко­мить­ся по­бли­же с оче­ред­ным че­ло­ве­ком из тех, с кем при­дет­ся вме­сте ра­бо­тать. – Жи­ла в Вэй­на­лии со сво­и­ми род­ствен­ни­ка­ми, там я еще в дет­стве учи­лась у Ло­ра­на…
- Да, знаю его, - вста­вил Она­га. – От­лич­ный ма­стер и пре­крас­ный че­ло­век, вам очень по­вез­ло у него учить­ся.
- По­том он уехал до­мой, - про­дол­жа­ла Ли Мей, опу­стив взгляд. С дет­ства ей вну­ша­ли, что смот­реть ко­му-то в гла­за, ес­ли он по ста­ту­су силь­но вы­ше те­бя, крайне непри­лич­но, и мень­ше все­го она хо­те­ла по­ка­зать­ся невос­пи­тан­ной, пусть ей . – Я окон­чи­ла шко­лу, и мой ныне по­кой­ный отец хо­тел вы­дать ме­ня за­муж, но вско­ре в на­ше се­ле­ние явил­ся ге­не­рал Кэно с от­ря­дом. С ним был и Ло­ран, ко­то­рый рас­ска­зал ему обо мне, и ме­ня за­бра­ли от­ту­да – Шэнг Цун­гу бы­ли нуж­ны лю­ди, уме­ю­щие хо­ро­шо сра­жать­ся. А так – как я уже ска­за­ла, рас­ска­зы­вать мне про се­бя осо­бо нече­го, я не так дол­го на све­те про­жи­ла. Се­мья у ме­ня са­мая что ни на есть обык­но­вен­ная, про­стые лю­ди из де­рев­ни. О про­дол­же­нии об­ра­зо­ва­ния я ду­маю, но по­ка еще не вы­бра­ла спе­ци­аль­ность, чест­но го­во­ря, да­же не знаю, что мне ин­те­рес­но. Я в шко­ле по всем пред­ме­там от­лич­но успе­ва­ла, и мне все ка­за­лось за­ни­ма­тель­ным, но я счи­та­ла, что тех­ни­кум или ин­сти­тут мне не све­тят, по­это­му и не ре­ши­ла, на ко­го пой­ду учить­ся.
- По­че­му вы на ме­ня не смот­ри­те? – вне­зап­но по­ин­те­ре­со­вал­ся ее со­бе­сед­ник. – Я вас чем-то оби­дел или вас пу­га­ет внеш­ность лю­дей из на­ше­го на­ро­да? По­ни­маю, при­ме­ни­тель­но к ва­шим стан­дар­там кра­со­ты я вы­гля­жу несколь­ко необыч­но. Нуж­но ка­кое-то вре­мя, чтобы к это­му при­тер­петь­ся и пе­ре­стать пу­гать­ся. Шэнг недав­но рас­ска­зы­вал мне про ка­ко­го-то зна­ко­мо­го сво­их зна­ко­мых ро­дом из дру­гой все­лен­ной, ко­то­рый же­нил­ся на внеш­не­мир­ке. Зна­е­те, это зву­чит очень за­бав­но – с од­ной сто­ро­ны, там бы­ла очень силь­ная лю­бовь, а ко­гда лю­бишь, то по­сто­ян­но хо­чешь смот­реть на нра­вя­ще­го­ся те­бе че­ло­ве­ка, с дру­гой – он на эту жен­щи­ну до­воль­но дол­го на пол­ном се­рье­зе гля­деть бо­ял­ся. Уж не знаю, как они там в су­пру­же­ской спальне из по­ло­же­ния вы­хо­ди­ли. Из­ви­ни­те за по­дроб­ность, я по­ни­маю, что у ва­ше­го на­ро­да о та­ком го­во­рить не при­ня­то.
- Нет, вы ме­ня ни­чем не оби­де­ли, - по­жа­ла пле­ча­ми Ли Мей. – Про­сто тут опять же это все свя­за­но с на­ши­ми обы­ча­я­ми: у нас не при­ня­то смот­реть в ли­цо или тем бо­лее в гла­за че­ло­ве­ку бо­лее вы­со­ко­го ран­га. Я мо­гу смот­реть на свою сест­ру, ес­ли с ней раз­го­ва­ри­ваю, но уж ни­как не на сво­е­го ко­ман­ди­ра или тем бо­лее… Вы со­чли это невеж­ли­вым?
- Да лад­но, за­будь­те, - спо­кой­но мах­нул ру­кой Она­га. – Луч­ше ешь­те пи­рож­ное, пей­те чай и от­ды­хай­те в свое удо­воль­ствие. Во­об­ще-то я, ко­гда про­сил вас рас­ска­зать о се­бе, хо­тел, чтобы вы мне не свою био­гра­фию пе­ре­ска­зы­ва­ли, я ее и так знаю. Я хо­чу узнать нечто дру­гое. Что вы за че­ло­век, чем вы жи­ве­те, о чем ду­ма­е­те и меч­та­е­те, что вам ин­те­рес­но, а че­го, на­про­тив, не хо­ти­те ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах? Хо­тя, на­вер­ное, я непра­виль­но се­бя по­вел: ес­ли за­да­вать та­кие во­про­сы в лоб, ни один че­ло­век на них про­сто так вот с хо­ду не от­ве­тит. Да­вай­те я спро­шу ина­че. Вы вот, на­при­мер, го­во­ри­ли, что ро­ди­те­ли хо­те­ли вы­дать вас за­муж, и этот че­ло­век, су­дя по все­му, вам од­но­знач­но не нра­вил­ся.
- Бо­лее чем, - Ли Мей под­ня­ла гла­за на сво­е­го со­бе­сед­ни­ка, са­ма ис­пу­гав­шись то­го, что сде­ла­ла. У него был до­воль­но власт­ный вид и несколь­ко тя­же­лый взгляд – та­ким и по­ла­га­ет­ся быть вла­ды­ке Тем­ной Им­пе­рии, од­на­ко во внеш­но­сти его не бы­ло ни­че­го от­тал­ки­ва­ю­ще­го, бо­лее то­го, он да­же по­ка­зал­ся ей вполне кра­си­вым. – Как бы это по­при­лич­нее ска­зать – че­ло­век со­вер­шен­но не со­блю­дал лич­ную ги­ги­е­ну, к то­му же был гру­бым, же­сто­ким и ма­ло­гра­мот­ным.
- А как вы от­но­си­тесь к то­му, чтобы в обо­зри­мом бу­ду­щем со­здать се­мью с ка­ким-ни­будь вполне вме­ня­е­мым муж­чи­ной, ко­то­рый бы вам по­нра­вил­ся? – вне­зап­но по­ин­те­ре­со­вал­ся Она­га.
- Я к это­му хо­ро­шо от­но­шусь, но, по прав­де го­во­ря, я сла­бо се­бе пред­став­ляю, что и как для это­го нуж­но де­лать, - сно­ва опу­сти­ла гла­за де­вуш­ка. – Про­сто, на­при­мер, во Внеш­нем Ми­ре со­вер­шен­но дру­гие по­ряд­ки и нра­вы, и де­ти здесь с дет­ства учат­ся то­му, что им при­дет­ся са­мим ис­кать се­бе па­ру, а у нас му­жа или же­ну че­ло­ве­ку под­би­ра­ют ро­ди­те­ли. Я при­е­ха­ла сю­да и да­же не уме­ла об­ра­щать­ся с зуб­ной щет­кой, не го­во­ря уже о ка­ких-то дру­гих жиз­нен­ных на­вы­ках. Вот и с муж­чи­на­ми я не умею зна­ко­мить­ся. И не знаю, как се­бя с ни­ми ве­сти, как и о чем раз­го­ва­ри­вать. Ес­ли же кто-то за­хо­чет ме­ня по­це­ло­вать… я же и це­ло­вать­ся не умею.
- Ну как ска­зать… Вот вы сей­час со мной раз­го­ва­ри­ва­е­те, не так ли? И с Шэн­гом вы то­же ча­сто раз­го­ва­ри­ва­е­те, и с Ма­ва­до. А чем, соб­ствен­но го­во­ря, бе­се­да с ва­шим лю­би­мым че­ло­ве­ком долж­на от­ли­чать­ся от бе­се­ды со мной или с ни­ми? Ведь вы с ним мо­же­те го­во­рить о том же са­мом, и это от­нюдь не слож­но. А це­ло­вать­ся – это то­же не на­у­ка, все пой­ме­те в про­цес­се.
Ли Мей по­крас­не­ла и от­ло­ми­ла ло­жеч­кой еще неболь­шой ку­сок тор­та.
- Я по­ни­маю, о чем вы ду­ма­е­те.
Она­га боль­ше ни о чем не спра­ши­вал де­вуш­ку, толь­ко смот­рел на нее, о чем-то раз­мыш­ляя.
Часть 22
По­го­стив три дня у род­ствен­ни­ков Ми­ли­ны, по­слан­ни­ки Им­пе­ра­то­ра от­пра­ви­лись в ко­ролев­ский дво­рец Эде­нии, где тор­же­ству­ю­щая Син­дел про­дол­жа­ла празд­но­вать по­бе­ду и чи­нить рас­пра­ву. Там их при­ня­ли вполне ра­душ­но и по­обе­ща­ли в ско­ром вре­ме­ни обес­пе­чить им ауди­ен­цию у гла­вы го­су­дар­ства, но от Ру­тая и его спут­ни­ков не укры­лось, что зда­ние ста­ло по­хо­же на во­ен­ный ла­герь – та­ко­го не бы­ло да­же при Шао Кане. По­всю­ду сно­ва­ли во­ору­жен­ные до зу­бов во­и­ны ко­ро­ле­вы с на­ги­на­та­ми, ме­ча­ми и плаз­мен­ны­ми ру­жья­ми, ка­за­лось, что тут во­об­ще нет ни од­но­го граж­дан­ско­го ли­ца, ко­то­рое го­то­ви­ло бы еду, мы­ло по­лы или за­ни­ма­лось ре­мон­том.
Пле­мян­ник Им­пе­ра­то­ра не удер­жал­ся от ехид­но­го ком­мен­та­рия, с ин­те­ре­сом раз­гля­ды­вая двор­цо­вый ин­те­рьер.
- Ми­ли­на, ты уж про­сти ме­ня, не в оби­ду те­бе и тво­им эде­ний­ским ро­ди­чам бу­дет ска­за­но, но я со­вер­шен­но не по­ни­маю ва­ше­го ис­кус­ства. Вон по­смот­ри на этот вит­раж. Ри­су­нок на нем на­по­ми­на­ет не то за­сох­шие плев­ки, не то мик­ро­бов-му­тан­тов с фал­ло­са­ми немыс­ли­мо­го раз­ме­ра.
- Нече­го из­ви­нять­ся, - ти­хо от­ве­ти­ла де­вуш­ка. – Я са­ма его не по­ни­маю. А эде­ний­цам же нра­вит­ся, у них при ви­де по­доб­ных ше­дев­ров сра­зу те­ля­чий вос­торг и ля­гу­ша­чья улыб­ка.
Они еще немно­го по­из­де­ва­лись над осо­бен­но­стя­ми эде­ний­ско­го ис­кус­ства, по­ка сто­я­ли в ко­ри­до­ре и ни­кто их не ви­дел, а по­том за ни­ми при­шел ка­кой-то при­служ­ник ко­ро­ле­вы, чтобы про­во­дить го­стей в при­го­тов­лен­ные для них ком­на­ты. По­слан­ни­ки Шао Ка­на ис­кренне ду­ма­ли, что здесь ни на что осо­бен­ное не на­ткнут­ся, но же­сто­ко оши­ба­лись. Во внут­рен­нем дво­ри­ке к од­но­му из стол­бов был при­ко­ван за шею под па­ля­щим солн­цем ка­кой-то раз­де­тый до­на­га че­ло­век; ря­дом сто­я­ла мис­ка с объ­ед­ка­ми и плош­ка с гряз­ной во­дой. Ру­тай и его спут­ни­ки от­вер­ну­лись, чтобы не ви­деть по­доб­ной мер­зо­сти, но не тут-то бы­ло: их про­во­жа­тый по­до­шел к плен­ни­ку и вы­спренне-ма­нер­но пнул его но­гой под зад.
- Эй, псин­ка, а ну-ка, по­гав­кай!
Бро­див­шим здесь же во­и­нам ко­ро­ле­вы вы­ход­ка их то­ва­ри­ща по­ка­за­лась весь­ма ост­ро­ум­ной: они глум­ли­во за­ржа­ли и при­ня­лись по­ка­зы­вать при­я­те­лю одоб­ри­тель­ные же­сты. По­са­жен­ный на цепь че­ло­век, ви­ди­мо, был уже на­столь­ко за­пу­ган при­служ­ни­ка­ми Син­дел, что тут же при­нял­ся под­пры­ги­вать на чет­ве­рень­ках и ла­ять. Скар­лет с тру­дом сдер­жа­лась, чтобы не скри­вить­ся от омер­зе­ния и со­хра­нить бес­страст­ный вид.
- За что его так? – на­ро­чи­то рав­но­душ­но по­ин­те­ре­со­вал­ся Ру­тай. – Де­зер­тир, что ли, аль дис­ци­пли­ну на­ру­шал?
- Да нет, - мах­нул ру­кой их про­во­жа­тый. – Это один из друж­ков Ки­та­ны. За то и огреб. Кста­ти, мы очень лю­бим дер­жать па­ри. Се­го­дня ве­че­ром у нас бу­дет та­кое раз­вле­че­ние. Не же­ла­е­те ли к нам при­со­еди­нить­ся?
- И о чем же вы спо­ри­те… или из-за че­го со­стя­за­е­тесь? – сде­ла­ла за­ин­те­ре­со­ван­ное ли­цо Ми­ли­на, по­ни­мая, что ни­че­го хо­ро­ше­го не услы­шит.
- Зав­тра ве­чер­ком, как солн­це бу­дет са­дить­ся, мы вы­ве­дем на­шу псин­ку в по­ле. А по­том спу­стим на нее на­сто­я­щих бо­е­вых со­бак, - эде­ни­ец ве­щал о пред­сто­я­щем изу­вер­стве с та­ким вос­тор­гом, что со сто­ро­ны мог­ло по­ка­зать­ся, что этот че­ло­век пред­вку­ша­ет сви­да­ние с воз­люб­лен­ной или ис­пол­не­ние сво­ей дав­ней меч­ты. – Вот мы с дру­зья­ми и по­спо­рим, сколь­ко он про­дер­жит­ся, как да­ле­ко смо­жет убе­жать и ка­кая имен­но из на­ших со­бак его при­кон­чит. Прав­да, мы это очень здо­ро­во при­ду­ма­ли?
- Чест­но го­во­ря, не люб­лю па­ри и азарт­ные иг­ры, - с преж­ней рав­но­душ­ной ин­то­на­ци­ей про­из­нес Ру­тай. – Мои дя­дя с от­цом крайне это­го не одоб­ря­ют, они счи­та­ют, что куль­тур­ные лю­ди не иг­ра­ют на день­ги.
- Ну так мы и не иг­ра­ем, мы про­сто де­ла­ем казнь ин­те­рес­нее! – при­нял­ся оправ­ды­вать­ся при­служ­ник Син­дел, оби­жен­ный тем, что пле­мян­ник Шао Ка­на счел его некуль­тур­ным че­ло­ве­ком. – Мы мог­ли бы про­сто по­ве­сить вра­га, но это же скуч­но!
- Ну, де­ло ва­ше, - ска­зал Ру­тай, про се­бя ду­мая, что жерт­ва на це­пи, на­вер­ня­ка ослаб­лен­ная го­ло­дом, жаж­дой, из­де­ва­тель­ства­ми и си­де­ни­ем на жа­ре безо вся­кой одеж­ды и воз­мож­но­сти спря­тать­ся в тень, од­но­знач­но дол­го не про­дер­жит­ся. Его пу­га­ла од­на мысль о том, что ко­ро­ле­ва и ее слу­ги мог­ли сде­лать с Ки­та­ной, но за­да­ние есть за­да­ние, и при­каз дя­ди нуж­но вы­пол­нить, да­же ес­ли те­бе очень страш­но.
По­сле то­го, как по­слан­ни­ки Шао Ка­на уст­ро­и­лись в сво­их ком­на­тах, к Ми­лине при­шел ее дя­дя Эй­о­ми, ко­то­рый услы­шал от со­слу­жив­цев о том, что в Эде­нию при­е­ха­ла его лю­би­мая пле­мян­ни­ца, и ре­шил с ней по­ви­дать­ся. Де­вуш­ка тя­же­ло вздох­ну­ла, по­ду­мав о том, что сей­час ей при­дет­ся изоб­ра­жать са­му лю­без­ность и ис­тин­ную ра­дость при ви­де род­ствен­нич­ка-ду­ше­гу­ба, но ни­че­го не по­де­ла­ешь.
- Ах, здрав­ствуй, до­ро­гая Ми­ли­на, как я рад те­бя ви­деть! – вос­клик­нул эде­ни­ец, об­ни­мая дочь сво­е­го стар­ше­го бра­та. – Как ты по­жи­ва­ешь, как твои ро­ди­те­ли? Ско­ро за­муж вы­хо­дишь? По­здрав­ляю, ге­не­рал Ба­ра­ка – очень до­стой­ный вы­бор!
Эй­о­ми был очень кра­си­вым вы­со­ким юно­шей изящ­но­го те­ло­сло­же­ния, и при ви­де это­го че­ло­ве­ка ма­ло кто мог бы по­ду­мать, что его тон­кие ру­ки с длин­ны­ми паль­ца­ми при­вык­ли сжи­мать ско­рее меч, а не пе­ро или ка­кой-ни­будь утон­чен­ный му­зы­каль­ный ин­стру­мент, и от­ня­ли жизнь не у од­но­го ни в чем не по­вин­но­го со­оте­че­ствен­ни­ка ко­ро­ле­вы Син­дел. От­ча­сти из-за это­го дис­со­нан­са Ру­тай при ви­де мо­ло­до­го эде­ний­ца ощу­тил непре­одо­ли­мое омер­зе­ние.
- Здрав­ствуй, дя­дя, - де­вуш­ка изоб­ра­зи­ла ис­крен­ний вос­торг от встре­чи с род­ствен­ни­ком. – Все за­ме­ча­тель­но, спа­си­бо! Ро­ди­те­ли мои жи­вут от­лич­но…
Она дол­го раз­го­ва­ри­ва­ла с Эй­о­ми обо вся­ких бы­то­вых се­мей­ных де­лах, про се­бя ду­мая о том, что из нее вы­шла бы от­лич­ная ар­тист­ка – у нее пре­вос­ход­но по­лу­чи­лось де­лать вид, что все в по­ряд­ке, ко­гда все со­вер­шен­но не так. Од­на­ко сей­час ей нуж­но бы­ло вы­пол­нить прось­бу Шао Ка­на и вы­тря­сти-та­ки из эде­ний­цев не мы­тьем, так ка­та­ньем ин­фор­ма­цию о том, что эти кро­во­жад­ные ти­пы со­тво­ри­ли с его при­ем­ной до­че­рью.
- По­зо­вешь ли ты ме­ня на свадь­бу? – спро­сил Эй­о­ми.
- Да, ра­зу­ме­ет­ся, - кив­ну­ла Ми­ли­на, про се­бя ду­мая, что дя­дюш­ка зав­тра на­вер­ня­ка пой­дет ве­се­лить­ся и дер­жать па­ри, гла­зея на казнь несчаст­но­го плен­ни­ка. – Мы ду­ма­ем от­ме­чать ее в ре­сто­ране «Кри­сталл» в цен­тре Цо­ру­а­на, там пре­вос­ход­ная кух­ня и жи­вая му­зы­ка, бу­дет очень ве­се­ло.
- О, я слы­шал об этом ме­сте, - ска­зал эде­ни­ец. – Вы­бра­ла ли ты се­бе уже сва­деб­ное пла­тье?
- Ко­неч­но, фио­ле­то­вое с на­ши­ты­ми ро­за­ми.
- Фу, фио­ле­то­вое как-то не под­хо­дит для свадь­бы, ско­рее для ве­че­ра. За­муж нуж­но вы­хо­дить в бе­лом!
- Мне не идет бе­лый. И я не люб­лю этот цвет. Очень уж три­ви­аль­но.
- Ну хо­ро­шо, как по­же­ла­ешь. О, ка­кая у вас тут кра­си­вая кар­ти­на в ком­на­те ви­сит! – Эй­о­ми вне­зап­но пе­ре­вел взгляд на сте­ну.
- Да, непло­хая, - по­пы­та­лась изоб­ра­зить веж­ли­вость Ми­ли­на, хо­тя на де­ле ду­ма­ла, что оче­ред­ной «ше­девр» эде­ний­ской жи­во­пи­си пред­став­ля­ет со­бой не то цик­ло­па в мит­ре, не то бел­ку с от­руб­лен­ной го­ло­вой.
«Су­кин сын, - злил­ся про се­бя Ру­тай, - ты небось че­ло­век де­вять­сот мир­ных жи­те­лей грох­нул, вк­лю­чая де­тей, а те­перь тут про свадь­бу и ис­кус­ство ве­ща­ешь как ни в чем не бы­ва­ло?»
По­ка дя­дюш­ка раз­гла­голь­ство­вал о пла­тьях и кар­ти­нах, бла­го эде­ний­цы счи­та­ли, что бла­го­род­ный че­ло­век обя­зан раз­би­рать­ся в пре­крас­ном, Ми­ли­на ре­ши­ла, что по­ра пе­ре­хо­дить к де­лу.
- А как твоя во­ен­ная служ­ба? Кол­лек­тив-то хо­ро­ший по­пал­ся?
- От­лич­ный, - от­ве­тил Эй­о­ми. – Все ре­бя­та у нас в от­ря­де, как на под­бор, один луч­ше дру­го­го. Мы с ни­ми пре­крас­но сра­бо­та­лись.
- Да, по­вез­ло те­бе, не то, что мне в свое вре­мя с Ки­та­ной. Непри­ят­ная ис­то­рия. Кста­ти, ее, ка­жет­ся, при взя­тии по­след­не­го опло­та мя­теж­ни­ков грох­ну­ли?
- Нет, не грох­ну­ли, - ска­зал эде­ни­ец.
- А что ж? Неуже­ли ушла? – изоб­ра­зи­ла при­твор­ное удив­ле­ние его пле­мян­ни­ца.
- Не ушла, - Эй­о­ми об­ли­зал гу­бы, слов­но по­сле ла­ком­ства. – Она в пле­ну у ее вы­со­че­ства ко­ро­ле­вы, и эта дрянь уже по­лу­ча­ет свое!
- Что ж, она са­ма ви­но­ва­та, на­до бы­ло слу­шать мо­е­го дя­дю и не свое­воль­ни­чать, - осуж­да­ю­щим то­ном про­из­нес Ру­тай. – Ко­гда казнь?
- А с че­го вы ре­ши­ли, что гос­по­жа ко­ро­ле­ва хо­чет ее каз­нить? – уди­вил­ся Эй­о­ми. – Эта тварь са­ма по­дохнет. В под­ва­ле на це­пи.
Скар­лет и пле­мян­ник Шао Ка­на неза­мет­но пе­ре­гля­ну­лись. Те­перь нуж­но бы­ло вы­яс­нить, где имен­но Син­дел дер­жит дочь.
- Ко­гда ва­ша по­ве­ли­тель­ни­ца нас при­мет? – спро­сил Ру­тай, уса­жи­ва­ясь на край кро­ва­ти.
- Ее вы­со­че­ство ко­ро­ле­ва Син­дел, - по­до­бо­страст­но про­пел ее имя эде­ни­ец, - се­го­дня, к со­жа­ле­нию, очень за­ня­та. А вот зав­тра днем она вы­ра­зи­ла го­ря­чее же­ла­ние с ва­ми по­ви­дать­ся.
- Пе­ре­дай­те ва­шей гос­по­же, что мы бу­дем ра­ды с ней по­бе­се­до­вать. На­де­юсь, она не бу­дет воз­ра­жать, ес­ли мы по­гу­ля­ем тут по двор­цу, осмот­рим вся­кие пре­крас­ные кар­ти­ны, пред­ме­ты ин­те­рье­ра… - внеш­не­ми­рец за­мял­ся, не зная, что го­во­рить; ку­этан­цы, в об­щем-то, то­же лю­би­ли кра­си­вые ве­щи и не ста­ли бы жить в до­ме с го­лы­ми сте­на­ми, но, в от­ли­чие от эде­ний­цев, не бы­ли по­ме­ша­ны на вся­кой эс­те­ти­ке – тем бо­лее от­кро­вен­но со­мни­тель­но­го ха­рак­те­ра.
- Ко­неч­но, не бу­дет, - ши­ро­ко улыб­нул­ся Эй­о­ми. – Мы очень на­де­ем­ся, что пре­бы­ва­ние здесь до­ста­вит вам удо­воль­ствие.
Рас­про­щав­шись с дя­дюш­кой Ми­ли­ны, по­слан­ни­ки Шао Ка­на ре­ши­ли, что при­шло вре­мя дей­ство­вать.
- Так, идем на раз­вед­ку, - ско­ман­до­вал Ру­тай. – Нам нуж­но вы­яс­нить, где Ки­та­на. Ес­ли что об­на­ру­жим – ви­ду не по­да­ем. Зав­тра идем к Син­дел. Ве­дем се­бя как обыч­но, по­до­зре­ний не на­вле­ка­ем. Будь­те осто­рож­ны. По хо­ду де­ла раз­ра­бо­та­ем даль­ней­ший план.
Часть 23
Тем вре­ме­нем Саб-Зи­ро и Кен­ши оста­лись вдво­ем – ес­ли не счи­тать за­мерз­шей Фрост – в за­га­доч­ной пе­ще­ре. Об­сле­до­вав стран­ное ме­сто, ле­дя­ной во­ин об­на­ру­жил в даль­нем кон­це боль­шую дверь, по­кры­тую ине­ем.
- Сда­ет­ся мне, друг мой, что это яв­но не про­стая пе­ще­ра, - ска­зал Гранд­ма­стер. – И она яв­но не со­зда­на при­ро­дой, это де­ло че­ло­ве­че­ских рук.
- Ты бы по­осто­рож­ней, - по­со­ве­то­вал ему Кен­ши, - кто его зна­ет, что здесь мо­жет скры­вать­ся, это же Внеш­ний Мир.
- Ра­зу­ме­ет­ся, - от­ве­тил Саб-Зи­ро. – Как ты се­бя чув­ству­ешь?
- Как ни стран­но, луч­ше, - тот си­дел на свер­ну­той курт­ке, при­ва­лив­шись к стене, ко­то­рая, как ни уди­ви­тель­но, не ка­за­лась хо­лод­ной. – Па­ра дней здесь, и на­вер­ня­ка при­ду в от­но­си­тель­но при­лич­ное со­сто­я­ние и смо­гу пе­ре­дви­гать­ся. Про­кля­тый су­чо­ныш Ма­ва­до, не по­вез­ло мне на­рвать­ся.
Гранд­ма­стер тем вре­ме­нем, по­дой­дя к две­ри, уви­дел ря­дом с ней ка­кую-то боль­шую таб­лич­ку; под сло­ем инея и пы­ли вид­не­лись ка­кие-то зна­ки.
- Ин­те­рес­ная шту­ка, - про­го­во­рил он. – По­про­бую по­чи­стить и про­чи­тать. Мо­жет быть, эту дверь мож­но как-то от­крыть?
- Ты ак­ку­рат­нее, - еще раз пре­ду­пре­дил его сле­пой во­ин, - а то пом­нишь, го­во­рил я те­бе, что со мной слу­чи­лось.
Саб-Зи­ро, до­став из кар­ма­на пла­ток, при­нял­ся очи­щать таб­лич­ку – она ока­за­лась зо­ло­той и бла­го­да­ря это­му не по­туск­не­ла и не по­чер­не­ла от вре­ме­ни.
- Это ста­ро­ку­этан­ский. По­про­бую разо­брать.
Он по­ло­жил ла­донь на руч­ку две­ри, и в этот мо­мент она вне­зап­но рас­пах­ну­лась, явив взо­ру Гранд­ма­сте­ра огром­ный про­стор­ный зал.
- Ого! По­че­му это она от­кры­лась? – Саб-Зи­ро не ре­шил­ся шаг­нуть внутрь и по­ду­мал, что сна­ча­ла бы­ло бы непло­хо про­чи­тать над­пись на зо­ло­той таб­лич­ке. – Ку­этан­ский я знаю, а вот со ста­ро­ку­этан­ским бу­дет ку­да слож­нее. Лю­ди, спо­соб­ные по­ве­ле­вать хо­ло­дом… дверь смо­жет от­крыть толь­ко один из них? Что за де­ла?
От за­ин­де­вев­шей две­ри под­ни­мал­ся лег­кий пар, его ри­су­нок был по­хож на вол­шеб­ные ту­ман­ные иеро­гли­фы, изоб­ра­жен­ные в воз­ду­хе неви­ди­мым ху­дож­ни­ком. Ле­дя­ной во­ин счи­тал се­бя че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го труд­но чем-ли­бо уди­вить, но, ока­зав­шись в этом стран­ном ме­сте, он с тру­дом скры­вал свое изум­ле­ние. Все это нуж­но бы­ло немед­лен­но про­яс­нить, при этом по воз­мож­но­сти ока­зав всю необ­хо­ди­мую по­мощь Кен­ши и Фрост, за жизнь и здо­ро­вье ко­то­рых Гранд­ма­стер Лин Ку­эй очень бес­по­ко­ил­ся, пусть и не по­ка­зы­вал бо­е­во­му то­ва­ри­щу сво­е­го вол­не­ния.
Бо­лее-ме­нее разо­брав над­пись, Саб-Зи­ро изу­мил­ся еще боль­ше.
- Смот­ри, Кен­ши, тут на­пи­са­но, что это на са­мом де­ле не пе­ще­ра, а тай­ный храм. Я так и по­ду­мал, ко­гда дверь от­кры­лась – не про храм, ко­неч­но, а про вы­се­чен­ное в камне зда­ние: за пе­ще­рой од­но­знач­но кры­лось нечто боль­шее. Так оно и вы­шло. Бо­лее то­го, здесь ска­за­но, что его по­стро­и­ли в древ­ние вре­ме­на лю­ди, вла­дев­шие ма­ги­ей льда… как я! И как Фрост и Би-Хань! Дверь от­кры­лась мне, как уме­ю­ще­му по­ве­ле­вать хо­ло­дом! Что-то тут и в са­мом де­ле бо­лее чем уди­ви­тель­ное тво­рит­ся!
- Мы пой­дем внутрь? – спро­сил Кен­ши, осто­рож­но под­ни­ма­ясь на но­ги.
- Э, ты по­си­ди по­ка, - по­пы­тал­ся оста­но­вить его Саб-Зи­ро.
- Не вол­нуй­ся так, мне и в са­мом де­ле уже на­мно­го луч­ше, - от­ве­тил его то­ва­рищ. – Ка­кая-то и в са­мом де­ле стран­ная пе­ще­ра… или храм… чу­до­дей­ствен­ная!
- Вот бы оно так и ока­за­лось, - с на­деж­дой про­из­нес ле­дя­ной нин­дзя; он ло­мал го­ло­ву над тем, как бы по­мочь сво­ей неза­дач­ли­вой уче­ни­це, ко­то­рая сду­ру на­це­пи­ла на се­бя ме­да­льон. – Да­вай-ка я сна­ча­ла сам ту­да вой­ду, пой­му, что там без­опас­но, а по­том и ты за мной.
Саб-Зи­ро шаг­нул за дверь и осмот­рел про­стор­ный зал. В нем бы­ло по­чти пу­сто, толь­ко в цен­тре сто­ял боль­шой то ли пье­де­стал, то ли ал­тарь; сте­ны бы­ли бле­стя­ще­го льди­сто-го­лу­бо­го цве­та, и в по­ме­ще­нии по­че­му-то бы­ло свет­ло, хо­тя све­тиль­ни­ков Гранд­ма­стер не за­ме­тил. Сколь­ко лет тут ни­ко­го не бы­ло? На­вер­ня­ка мно­го, од­на­ко вы­гля­де­ло все так, слов­но оби­та­те­ли хра­ма по­ки­ну­ли его со­всем недав­но и вот-вот долж­ны бы­ли вер­нуть­ся. Из за­ла в ка­кие-то дру­гие по­ме­ще­ния ве­ло еще пять или шесть две­рей. От­крыв од­ну из них, нин­дзя про­шел по длин­но­му ко­ри­до­ру с та­ки­ми же свет­лы­ми, как в глав­ном за­ле, сте­на­ми. Про­ход за­кан­чи­вал­ся ком­на­той, ко­то­рая, су­дя по ее убран­ству, бы­ла сто­ло­вой: в ней сто­я­ли низ­кие де­ре­вян­ные сто­ли­ки, ле­жа­ли чи­стые пле­те­ные ци­нов­ки и кра­со­ва­лась рас­пи­сан­ная го­лу­бы­ми пти­ца­ми шир­ма. Сбо­ку в стене ко­ри­до­ра бы­ла еще од­на дверь; ту­да нин­дзя ре­шил непре­мен­но за­гля­нуть чуть поз­же – кто зна­ет, мо­жет, и там есть что-то не ме­нее уди­ви­тель­ное.
Как сле­ду­ет все осмот­рев, Гранд­ма­стер вер­нул­ся к сво­е­му ра­не­но­му дру­гу – сей­час Кен­ши как раз не по­вре­ди­ли бы по­кой, от­дых и чаш­ка го­ря­че­го чая, бла­го за­вар­ку он на­шел на пол­ке в сто­ло­вой – вполне све­жую, аро­мат­ную и при­год­ную к упо­треб­ле­нию. Про­ве­дя то­ва­ри­ща в ком­на­ту, он по­мог ему удоб­но уст­ро­ить­ся за сто­ли­ком, раз­вел огонь в печ­ке, на­брал у вхо­да в пе­ще­ру сне­га и вски­пя­тил чай­ник. Рас­ста­вив на под­но­се го­лу­бые гли­ня­ные чаш­ки, он ре­шил об­су­дить с Кен­ши воз­мож­ность по­мочь Фрост, ко­то­рая по-преж­не­му оста­ва­лась ле­дя­ной ста­ту­ей.
- Зна­ешь, Саб-Зи­ро, как я лич­но ду­маю, на каж­дое за­кля­тье или воз­дей­ствие долж­но быть ка­кое-то кон­тр­за­кля­тье, так же, как для боль­шин­ства ядов, на­при­мер, есть про­ти­во­ядие, - сде­лал пред­по­ло­же­ние сле­пой меч­ник. – Ес­ли мы с то­бой сей­час на­хо­дим­ся в хра­ме, ко­то­рый по­стро­и­ли лю­ди, спо­соб­ные управ­лять сти­хи­ей хо­ло­да, на­вер­ня­ка где-то здесь долж­ны быть их кни­ги, ар­те­фак­ты… чай же со­хра­нил­ся, зна­чит, со­хра­ни­лись и они!
- Вполне воз­мож­но, - со­гла­сил­ся с то­ва­ри­щем Гранд­ма­стер. – Сна­ча­ла я по­ищу что-ни­будь, из че­го мож­но со­ору­дить те­бе по­стель, по­то­му что сей­час те­бе луч­ше бы­ло бы при­лечь, а то и по­спать, а по­том осмот­рю все зда­ние в по­ис­ках то­го, что, воз­мож­но, спа­сет мою уче­ни­цу. Чай у нас есть, спич­ки то­же, во­да – снег рас­то­пим, вся­кую дрянь быст­ро­го при­го­тов­ле­ния Джакс нам оста­вил, ес­ли по­тре­бу­ет­ся, дру­гую бо­лее по­лез­ную еду мож­но до­быть в ле­су, бла­го охо­тить­ся я умею, несколь­ко дней пе­ре­жи­вем, по­ка ты в се­бя не при­дешь, а там, гля­дишь, и вы­бе­рем­ся от­сю­да – на­де­юсь, что вме­сте с Фрост.
- Вот глу­пая дев­чон­ка, го­во­рил ты ей – не тро­гай ме­да­льон, нет же, лю­бо­пыт­ство ее разо­бра­ло, - по­со­чув­ство­вал при­я­те­лю Кен­ши, до­пи­вая чай.
- Она еще слиш­ком юна и неопыт­на, а я за ней, увы, недо­гля­дел, - со­кру­шен­но раз­вел ру­ка­ми Саб-Зи­ро.
- Я по юно­сти то­же был ду­ра­ком, толь­ко неко­му бы­ло ме­ня оста­но­вить, - ска­зал ему Кен­ши. – По­ве­рил сду­ру ка­ко­му-то неиз­вест­но­му ти­пу, а он взял да ока­зал­ся Шэнг Цун­гом. Пра­виль­но го­во­рят ум­ные лю­ди: до­вер­чи­вость – пре­ро­га­ти­ва иди­о­тов. На­до бы­ло сна­ча­ла два­дцать раз про­ве­рить, что за че­ло­век и че­го он хо­чет, а по­том уже за­во­дить с ним при­я­тель­ские от­но­ше­ния. Я же ре­шил, что все хо­ро­шо, за что и по­пла­тил­ся.
- Ну, так то­же нель­зя, - от­ве­тил ле­дя­ной нин­дзя. – Я по жиз­ни че­ло­век не слиш­ком-то об­щи­тель­ный, но иной раз с кем-то мно­го лет зна­ком, и все рав­но не уга­да­ешь, что он мо­жет сде­лать в один пре­крас­ный день. По­встре­чал­ся ты с ка­ким-то неиз­вест­ным, у него на ли­це же не на­пи­са­но, что это Шэнг Цунг. Мог бы ока­зать­ся кем-то со­вер­шен­но дру­гим. Да и Шэнг от­нюдь не для всех плох – мой брат вон на него не пер­вый год ра­бо­та­ет.
Кен­ши по­ду­ма­лось, что он, несмот­ря на ра­бо­ту в од­ной ко­ман­де с Из­бран­ны­ми, по­чти ни­че­го не зна­ет о Гранд­ма­сте­ре Лин Ку­эй. До него до­хо­ди­ли слу­хи о том, что Саб-Зи­ро и его стар­ший брат бы­ли вы­кра­де­ны от­цом у их ма­те­ри, ко­то­рая не хо­те­ла, чтобы её де­ти ста­но­ви­лись ра­бо­та­ю­щи­ми на Внеш­ний Мир убий­ца­ми, и по­сле это­го тай­но вы­ве­зе­ны в Ки­тай, где на­хо­ди­лась штаб-квар­ти­ра Лин Ку­эй. Он не знал, на­сколь­ко эти рас­ска­зы прав­ди­вы, и ему хо­те­лось бы по­бли­же по­зна­ко­мить­ся с По­свя­щен­ным Льда.
- Рас­ска­жи о се­бе, - по­про­сил он. – От­ку­да ты ро­дом? Как про­шло твое дет­ство? Как ты по­пал в свой клан? Об­ща­ешь­ся ли ты до сих пор со сво­им бра­том или уже нет?
- С удо­воль­стви­ем, - со­гла­сил­ся Саб-Зи­ро, - толь­ко сна­ча­ла я все-та­ки от­прав­люсь осмат­ри­вать храм. Мне нуж­но по­про­бо­вать вы­яс­нить, как я свя­зан с этим ме­стом, и по­ста­рать­ся по­мочь Фрост, она по соб­ствен­ной ду­ри вля­па­лась в непри­ят­но­сти, но как ее учи­тель я за нее от­ве­чаю и обя­зан ее из них вы­тас­ки­вать.
Он под­нял­ся с ци­нов­ки и по­шел в дру­гие ком­на­ты. Как он успел за­ме­тить еще рань­ше, вре­мя как буд­то не кос­ну­лось это­го ме­ста – обыч­но по­ки­ну­тые зда­ния до­воль­но быст­ро на­чи­на­ют при­об­ре­тать нежи­лой вид. Всю­ду осе­да­ет пыль, обои от­кле­и­ва­ют­ся, крас­ка сле­за­ет со стен, про­дук­ты, да­же те, что мо­гут хра­нить­ся го­да­ми, ра­но или позд­но пор­тят­ся. Это же зда­ние вы­гля­де­ло вполне чи­стым и ухо­жен­ным – пыль и па­у­ти­ну он за­ме­тил толь­ко на таб­лич­ке у вхо­да, чай, ко­то­рый они пи­ли с Кен­ши, имел при­ят­ный на­сы­щен­ный вкус и от­нюдь не на­по­ми­нал тру­ху или се­но, кто зна­ет, мо­жет, тут хра­нит­ся да­же нечто вполне при­год­ное для упо­треб­ле­ния в пи­щу? Или ему удаст­ся об­на­ру­жить це­леб­ные тра­вы и сна­до­бья, ко­то­рые бы ему сей­час очень при­го­ди­лись? Кни­ги, ар­те­фак­ты – его друг пред­по­ло­жил, что они на­вер­ня­ка ле­жат где-то в этом хра­ме?
Ле­дя­ной во­ин не ошиб­ся: в со­сед­ней ком­на­те он дей­стви­тель­но об­на­ру­жил боль­шой шкаф, бит­ком на­би­тый раз­ны­ми ле­кар­ства­ми. Здесь бы­ли и тем­но-ко­рич­не­вые ме­шоч­ки с тра­ва­ми, и чер­ные ба­ноч­ки с ма­зя­ми, и зе­ле­ные бу­тыл­ки с на­стой­ка­ми. Гранд­ма­сте­ру сно­ва силь­но при­го­ди­лось зна­ние ку­этан­ско­го язы­ка, по­то­му что все над­пи­си на скля­ноч­ках и ме­шоч­ках бы­ли сде­ла­ны имен­но на нем. Там же он на­шел и чи­стую ткань, ко­то­рая вполне сго­ди­лась бы Кен­ши на по­вяз­ки – Саб-Зи­ро по­ду­мал, что бы­ло бы непло­хо их сме­нить, пусть его то­ва­рищ и чув­ству­ет се­бя немно­го луч­ше. Ин­те­рес­но, есть ли тут еще и что-ни­будь, что сго­ди­лось бы в ка­че­стве по­сте­ли? Гранд­ма­сте­ру бы­ло к это­му не при­вы­кать – он же как-ни­как нин­дзя с ко­лос­саль­ным опы­том, спо­соб­ный вы­жить прак­ти­че­ски в лю­бых ус­ло­ви­ях, а вот ра­не­но­му Кен­ши од­но­знач­но не сто­ит спать на го­лом по­лу с ци­нов­кой вме­сто мат­ра­са, про­сты­ни и под­стил­ки.
Он вер­нул­ся по длин­но­му ко­ри­до­ру в зал, где от­крыл вто­рую дверь. Гла­зам ле­дя­но­го нин­дзя пред­стал еще один про­ход, толь­ко в его кон­це бы­ла вы­со­кая ар­ка, укра­шен­ная свер­ка­ю­щи­ми го­лу­бо­ва­то-бе­лы­ми кри­стал­ла­ми, по­хо­жи­ми на за­стыв­шие льдин­ки. Саб-Зи­ро по­шел ту­да и очу­тил­ся еще в од­ном за­ле – этот был за­мет­но мень­ше цен­траль­но­го, но укра­шен был ку­да бо­га­че. В цен­тре его сто­ял боль­шой сар­ко­фаг из си­не­го кам­ня со сдви­ну­той на­бок тя­же­лой крыш­кой; при­бли­зив­шись, нин­дзя уви­дел, что он пуст. На сте­нах ком­на­ты бы­ли за­креп­ле­ны пол­ки с кни­га­ми, ка­ки­ми-то неиз­вест­ны­ми Гранд­ма­сте­ру пред­ме­та­ми и го­лу­бы­ми склян­ка­ми; во­ин Лин Ку­эй ре­шил, что это уж точ­но не ле­кар­ства, как в пре­ды­ду­щей ком­на­те, а од­но­знач­но ка­кие-то ма­ги­че­ские зе­лья. Нуж­но бы­ло во всем разо­брать­ся и по­нять, как что дей­ству­ет и для че­го нуж­но – те­перь он од­но­знач­но убе­дил­ся в том, что судь­ба не зря при­ве­ла его в это стран­ное ме­сто.
За сле­ду­ю­щей две­рью Саб-Зи­ро все-та­ки об­на­ру­жил спаль­ню – до­воль­но боль­шую, в ко­то­рой сто­я­ло во­семь кро­ва­тей из крас­но­го де­ре­ва, за­стлан­ных бе­лы­ми, го­лу­бы­ми и си­ни­ми по­кры­ва­ла­ми. Как и вез­де, здесь бы­ло до­воль­но чи­сто. Это об­ра­до­ва­ло ле­дя­но­го нин­дзя, и он от­пра­вил­ся за Кен­ши: те­перь то­му бу­дет где от­дох­нуть и прий­ти в се­бя, креп­кий здо­ро­вый сон ему сей­час од­но­знач­но не по­вре­дит.
Сме­нив дру­гу по­вяз­ки и уло­жив его в по­стель, Гранд­ма­стер Лин Ку­эй вер­нул­ся в зал с сар­ко­фа­гом – «ма­ги­че­ский», как он на­звал его про се­бя. Со­сто­я­ние Кен­ши боль­ше не вну­ша­ло ему опа­се­ний – как ни стран­но, в хра­ме его ра­ны как буд­то уже на­ча­ли за­жи­вать, те­перь Саб-Зи­ро бы­ло нуж­но най­ти спо­соб по­мочь неосто­рож­ной Фрост. С ран­ней юно­сти бу­ду­ще­го гла­ву Лин Ку­эй учи­ли управ­лять сти­хи­ей льда, и он пре­крас­но знал, как мож­но ко­го-то за­мо­ро­зить, но вот о том, как сде­лать на­обо­рот и, на­про­тив, за­ста­вить ле­дя­ную ста­тую сно­ва стать жи­вым че­ло­ве­ком, он не имел по­ня­тия. Од­на­жды на тур­ни­ре в бою с Лю Кан­гом ма­ги­че­ская ата­ка Би-Ха­ня обер­ну­лась про­тив него са­мо­го, и стар­ший брат Гранд­ма­сте­ра сам стал глы­бой льда, но Шэнг Цун­гу ка­ким-то об­ра­зом уда­лось вер­нуть сво­е­го пре­дан­но­го слу­гу в обыч­ное со­сто­я­ние. Од­на­ко это был Шэнг Цунг, про­слав­лен­ный чер­ный маг, до ко­то­ро­го обо­им Саб-Зи­ро бы­ло как до звезд пеш­ком! Тем не ме­нее де­лать бы­ло нече­го – не бро­сать же Фрост в бе­де, на­до бы­ло рань­ше разъ­яс­нять ей, что нель­зя хва­тать ру­ка­ми ар­те­фак­ты, с ко­то­ры­ми не уме­ешь об­ра­щать­ся!
Всю ночь он про­си­дел над кни­га­ми в «ма­ги­че­ском» за­ле, а к утру, разо­брав­шись с за­кля­ти­я­ми и прин­ци­пом дей­ствия си­не­го сар­ко­фа­га, по­нял, что ему нуж­но де­лать. Он пе­ре­нес в храм из пе­ще­ры свою за­мо­ро­жен­ную уче­ни­цу и, бе­реж­но уло­жив ее в сар­ко­фаг, про­чи­тал все необ­хо­ди­мые за­кли­на­ния, изо всех сил ста­ра­ясь не оши­бить­ся. Те­перь де­ло бы­ло за вре­ме­нем: со­глас­но од­ной из книг, воз­вра­ще­ние ле­дя­ной ста­туи к жиз­ни мог­ло за­нять до двух недель. Оста­ва­лось на­де­ять­ся, что за это вре­мя ни­че­го не слу­чит­ся и в храм не на­ве­да­ют­ся вез­де­су­щие внеш­не­мир­цы, чтобы при­кон­чить нез­ва­ных го­стей.
Часть 24
По­сле то­го, как во­и­ны Зем­ли ушли сра­жать­ся с чер­ны­ми ма­га­ми, ма­стер Бо Рай Чо дол­го при­хо­дил в се­бя в даль­нем уг­лу ко­ри­до­ра, икая и сте­ная. Сна­ча­ла он встал на чет­ве­рень­ки, но по­том сно­ва рух­нул в на­бле­ван­ную им же лу­жу и ка­кое-то вре­мя там ва­лял­ся. Тем не ме­нее в его про­пи­том моз­гу все еще оста­ва­лись кро­шеч­ные ис­кор­ки ин­стинк­та са­мо­со­хра­не­ния, и он по­ду­мал, что нуж­но со­брать­ся с си­ла­ми и убрать­ся вон, ина­че Шэнг Цунг на­вер­ня­ка при­ка­жет ко­му-то из под­руч­ных за­гля­нуть сю­да и при­кон­чить и без то­го по­лу­дох­ло­го ма­сте­ра. Бо Рай Чо, од­на­ко, жить еще не на­до­е­ло, в за­па­се с со­бой немно­го ви­ниш­ка по­ка име­ет­ся, а это зна­чит, что его брен­ное су­ще­ство­ва­ние по­ка не кон­че­но.
Ма­стер встал на ко­ле­ни, по­скаль­зы­ва­ясь в зло­вон­ной жид­ко­сти, по­том кое-как, опи­ра­ясь на сте­ну, под­нял­ся на но­ги и гром­ко вы­пу­стил дур­ной воз­дух, по­том рыг­нул и по­чув­ство­вал, что ему все же по­лег­ча­ло. Не успел он окон­ча­тель­но очу­хать­ся, как в ко­ри­до­ре по­слы­ша­лись ша­ги и го­ло­са: к ужа­су Бо Рай Чо, это бы­ли внеш­не­мир­цы.
- Ба­ра­ка, где он? – про­из­нес ка­кой-то че­ло­век. – Хо­зя­ин ве­лел…
- Да вро­де в этом ко­ри­до­ре, - от­ве­тил дру­гой с ха­рак­тер­ным ку­этан­ским ак­цен­том. – Нуж­но как мож­но ско­рее вы­пи­нать от­сю­да эту ту­шу, а то он и сам убле­вал­ся, и ко­ри­дор нам весь убле­вал, по­том не от­мо­ешь.
Тар­ка­та­нец имел твер­дое на­ме­ре­ние вы­гнать Бо Рай Чо вон, а от­нюдь не убить, пусть Шэнг Цунг и не воз­ра­жал про­тив рас­пра­вы с ве­ли­ким ма­сте­ром, од­на­ко быв­ший учи­тель Лю Кан­га по­нял его сло­ва несколь­ко ина­че. От стра­ха он под­ско­чил в воз­дух, слов­но ги­гант­ский мя­чик, сно­ва из­дал ха­рак­тер­ный звук из пря­мой киш­ки, чуть бы­ло опять не по­скольз­нул­ся в рвот­ных мас­сах и на всех па­рах при­пу­стил к вы­хо­ду, вы­ши­бив дверь сво­и­ми га­ба­рит­ны­ми те­ле­са­ми. Ба­ра­ка и его то­ва­рищ, услы­шав все это, по­ня­ли, что Бо Рай Чо бла­го­по­луч­но по­ки­нул дво­рец и без их со­дей­ствия, и до уле­пе­ты­ва­ю­ще­го ма­сте­ра до­нес­лась толь­ко их ру­гань по по­во­ду ис­пор­чен­но­го иму­ще­ства.
Несмот­ря на все свои бо­лез­ни и не слиш­ком хо­ро­шую физи­че­скую фор­му, Бо Рай Чо нес­ся очень быст­ро; опом­нил­ся и от­ды­шал­ся он уже очень да­ле­ко от двор­ца. Во­круг сте­ной сто­ял глу­хой лес. Ма­стер ог­ля­дел­ся, кое-как по­пра­вил по­рван­ную одеж­ду и по­плел­ся даль­ше; он на­де­ял­ся най­ти Саб-Зи­ро, Кен­ши, Джак­са или еще ко­го-ни­будь из Из­бран­ных, но да­же не пред­став­лял се­бе, ку­да нуж­но ид­ти и что де­лать.
Тут в его про­пи­том моз­гу, по­чти раз­ло­жив­шем­ся от ал­ко­го­ля, мельк­ну­ла страш­ная мысль. Он один, со­всем один, за­те­рял­ся в ужас­ном Внеш­нем Ми­ре, где хо­лод про­би­ра­ет до ко­стей, а на каж­дом ша­гу за все­ми ку­ста­ми пря­чут­ся опас­ные жи­вот­ные. Ма­стер ис­пу­гал­ся, но де­лать бы­ло нече­го: ли­бо про­дол­жать ид­ти в ни­ку­да, не имея с со­бой ни кар­ты, ни ком­па­са, ни ка­ких-то по­лез­ных ве­щей ти­па спи­чек и спаль­но­го меш­ка, поз­во­ля­ю­щих в те­че­ние неко­то­ро­го вре­ме­ни вы­жить в ди­кой при­ро­де.
Вне­зап­но ему сно­ва ста­ло нехо­ро­шо: ви­ди­мо, удар Ли Мей не про­шел да­ром. Од­на­ко Бо Рай Чо ни­че­го не ел, а по­то­му бле­вать ему бы­ло уже нечем. Он дол­го сто­ял на ко­ле­нях, со­дро­га­ясь от рвот­ных спаз­мов, но по­том по­чув­ство­вал, что его все же от­пу­сти­ло. Немно­го по­си­дев на мок­рой хо­лод­ной зем­ле, он сно­ва по­шел впе­ред – к со­жа­ле­нию, ему боль­ше ни­че­го не оста­ва­лось, кро­ме как на­де­ять­ся на чу­до, ведь он не умел ни охо­тить­ся, ни ори­ен­ти­ро­вать­ся на мест­но­сти. Бо­лее то­го, ма­стер ни­как не мог вспом­нить, что нуж­но сде­лать, чтобы от­крыть пор­тал, хо­тя рань­ше пре­крас­но это знал – мно­го­лет­нее пьян­ство весь­ма дур­но по­вли­я­ло на его здо­ро­вье, па­мять и ум­ствен­ные спо­соб­но­сти.
Бо Рай Чо дол­го та­щил­ся по за­сне­жен­но­му ле­су, по­ка на­ко­нец его не осе­ни­ло: у него же с со­бой есть еще немно­го ви­на, а это зна­чит, что не все так пло­хо!
Вздох­нув с об­лег­че­ни­ем, он стал ис­кать укром­ное ме­стеч­ко, чтобы там при­ту­лить­ся и про­пу­стить па­ру-дру­гую кру­же­чек. Пло­хо, ко­неч­но, что без за­кус­ки. В ле­су мож­но бы­ло бы со­брать немно­го гри­бов или ягод, но где най­дешь зи­мой гри­бы?
Вско­ре он до­брал­ся до боль­шо­го де­ре­ва; его на­зва­ния он не знал, но на глаз оп­ре­де­лил, что оно хвой­ных по­род. Усев­шись под раз­ла­пи­стой вет­кой, где бы­ло теп­ло и су­хо, он мель­ком вспом­нил сво­е­го неудач­ли­во­го уче­ни­ка Лю Кан­га, тра­ги­че­ски по­гиб­ше­го от рук кро­во­жад­ных внеш­не­мир­цев, дру­гих Из­бран­ных, ко­то­рые ушли сра­жать­ся с кол­ду­на­ми од­но­знач­но на вер­ную по­ги­бель, сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков, сто­ну­щих под гне­том им­пер­цев. Всех их нуж­но бы­ло по­мя­нуть, бла­го бы­ло чем. Бо Рай Чо снял со спи­ны боль­шой оп­ле­тен­ный кув­шин, от­це­пил от него круж­ку, с тру­дом вы­та­щил из нее проб­ку и, слег­ка об­те­рев круж­ку сне­гом, плес­нул в нее ви­на. Ру­ки у пьян­чу­ги тряс­лись, и он про­лил по­ло­ви­ну на зем­лю и на се­бя, но со­вер­шен­но это­го не за­ме­тил – он уже дав­но не об­ра­щал вни­ма­ния на та­кие ве­щи, как чи­сто­та одеж­ды, вкус и ка­че­ство за­кус­ки и то­му по­доб­ное.
- Ну, по­мя­нем всех дру­зей на­ших, - ска­зал он сам се­бе с тя­же­лым вздо­хом, по­сле че­го дол­го и нуд­но пе­ре­чис­лял име­на сво­их зна­ко­мых, пав­ших в бо­ях с внеш­не­мир­ца­ми, пусть его ни­кто и не слу­шал, по­сле че­го од­ним ма­хом оп­ро­ки­нул в се­бя круж­ку, но тут слу­чи­лась бе­да.
Ви­но по­па­ло пья­ни­це не в то гор­ло, и он, су­до­рож­но схва­тив­шись за грудь, не смог да­же за­каш­лять­ся и стал за­ды­хать­ся. Гла­за ма­сте­ра вы­ка­ти­лись из ор­бит, он по­си­нел, рух­нул на зем­лю, дер­гая но­га­ми, и вско­ре за­тих.
Те­ло Бо Рай Чо так и оста­лось ле­жать в ле­су под де­ре­вом; зи­мой в лю­тую сту­жу оно про­мерз­ло на­сквозь, по­сколь­ку зве­ри, по­дой­дя и по­ню­хав труп, по­брез­го­ва­ли про­спир­то­ван­ной па­да­лью, а вес­ной от­та­я­ло и на­ча­ло по­ти­хонь­ку раз­ла­гать­ся, по­сте­пен­но пре­вра­тив­шись в гру­ду жел­то-бе­лых ко­стей.
Часть 25
Тем вре­ме­нем Ноч­ной Волк, остав­шись в Зем­ном Ми­ре, очень тре­во­жил­ся за сво­их дру­зей-Из­бран­ных, по­то­му что про­шел день, дру­гой, тре­тий, а от них по-преж­не­му не бы­ло ни­ка­ких ве­стей. Он силь­но ис­пу­гал­ся и по­ду­мал, что все это од­но­знач­но не к доб­ру. Ша­ман быст­ро за­вел свой джип и по­ехал в свя­щен­ное ме­сто сво­их пред­ков, где обыч­но во­про­шал ду­хов обо всем, что его вол­ну­ет. Так он по­сту­пил и в этот раз, но все его уси­лия ока­за­лись тщет­ны: ду­хи не смог­ли дать ему ни­ка­ко­го от­ве­та о судь­бе его то­ва­ри­щей, ска­зав, что бес­силь­ны уви­деть тех, кто в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дит­ся в па­рал­лель­ном ми­ре – это бы­ло за пре­де­ла­ми их воз­мож­но­стей. Од­на­ко они по­со­ве­то­ва­ли Ноч­но­му Вол­ку от­пра­вить­ся в Ки­тай и по­се­тить Ака­де­мию Ву Ши, ска­зав, что там он на­вер­ня­ка смо­жет най­ти ка­кую-ни­будь за­цеп­ку.
Об Ака­де­мии ин­де­ец знал толь­ко то, что там по­хо­ро­нен его безв­ре­мен­но по­гиб­ший друг Лю Канг и что там учи­лись бо­е­вым ис­кус­ствам мно­гие про­слав­лен­ные ма­сте­ра, но ре­шил по­сле­до­вать со­ве­ту и как мож­но ско­рее от­пра­вил­ся в ука­зан­ное ме­сто. Го­во­ря по прав­де, ша­ман те­рял­ся в до­гад­ках от­но­си­тель­но то­го, что за за­цеп­ку он смо­жет там об­на­ру­жить, но уви­ден­ное пре­взо­шло все его са­мые сме­лые ожи­да­ния.
Ед­ва Ноч­ной Волк успел вой­ти в во­ро­та, как гла­зам его пред­ста­ла тол­па уче­ни­ков, во­и­нов и ма­сте­ров Ака­де­мии, ко­то­рые сто­я­ли во­круг мо­ги­лы Лю Кан­га и не то воз­му­щен­но, не то встре­во­жен­но пе­ре­го­ва­ри­ва­лись, вре­мя от вре­ме­ни ука­зы­вая на что-то паль­ца­ми. Ша­ман сра­зу по­нял, что что-то не так, и по­до­шел бли­же.
- При­вет­ствую вас, слав­ные доб­лест­ные бой­цы, - об­ра­тил­ся к ним ин­де­ец. – Я ищу мо­их дру­зей, Из­бран­ных, ко­то­рые ушли во Внеш­ний Мир сра­жать­ся с кол­ду­на­ми Шэнг Цун­гом и Ку­ан Чи. От них уже дав­но нет ни­ка­ких ве­стей, и я во­про­сил об их судь­бе ду­хов-по­кро­ви­те­лей сво­е­го на­ро­да, ко­то­рые да­ли мне со­вет прий­ти в это ме­сто.
Из тол­пы к нему вы­шел стар­ший учи­тель Ака­де­мии, ма­стер Ай­син.
- И мы те­бя при­вет­ству­ем, о Ноч­ной Волк, зна­ме­ни­тый муд­рец и во­и­тель, - по­кло­нил­ся он ин­дей­цу. – К на­ше­му ве­ли­чай­ше­му со­жа­ле­нию, мы то­же не зна­ем ни­че­го о судь­бе тво­их дру­зей, ко­то­рые до­ро­ги на­шим серд­цам так же, как и тво­е­му, но ду­хи при­ве­ли те­бя сю­да не слу­чай­но. Со­всем недав­но в на­шей Ака­де­мии про­изо­шло боль­шое несча­стье: ис­чез мой дав­ний то­ва­рищ – ма­стер Цинь.
- И что же про­изо­шло? – уди­вил­ся ин­де­ец.
- Да ни­че­го осо­бен­но­го, ма­стер Цинь про­сто по­шел ве­че­ром про­гу­лять­ся. Но он не вер­нул­ся! – го­рест­но вос­клик­нул ма­стер Ай­син. – Мы все ста­ли его ис­кать и вне­зап­но об­на­ру­жи­ли, что на мо­ги­ле ва­ше­го дру­га и на­ше­го вер­но­го со­рат­ни­ка Лю Кан­га кто-то был. Кру­гом бы­ли сле­ды, и нам по­ка­за­лось, буд­то зем­ля бы­ла раз­ры­та и сно­ва за­ры­та. Дол­гое вре­мя мы не ре­ша­лись ни­че­го пред­при­нять, по­то­му что тре­во­жить по­кой умер­ше­го – чу­до­вищ­ное свя­то­тат­ство, но по­том все же рас­ко­па­ли мо­ги­лу… и вот что мы уви­де­ли! Там был не Лю Канг!
Лю­ди рас­сту­пи­лись, и Ноч­ной Волк узрел пе­ред со­бой на зем­ле воз­ле боль­шой ямы те­ло по­жи­ло­го муж­чи­ны, оде­то­го лишь в се­мей­ные тру­сы с ве­се­лы­ми тан­цу­ю­щи­ми мыш­ка­ми, нос­ки и бе­лые тре­ни­ро­воч­ные та­поч­ки. Го­ло­ва у несчаст­но­го бы­ла раз­руб­ле­на чем-то ост­рым, на­вер­ня­ка ме­чом, то­по­ром или еще ка­ким-то тя­же­лым ору­жи­ем на­по­до­бие это­го, так что ли­цо по­чти невоз­мож­но бы­ло узнать.
- Это ма­стер Цинь, - по­яс­нил ма­стер Ай­син. – Я и узнал-то его толь­ко по этим тру­сам, ко­то­рые он при мне по­ку­пал в ма­га­зине. Кто-то при­шел сю­да, вы­ко­пал из мо­ги­лы те­ло Лю Кан­га и по­хи­тил его, а ма­стер Цинь, по всей ви­ди­мо­сти, по­пы­тал­ся по­ме­шать осквер­ни­те­лю пра­ха и был убит, по­сле че­го по­гре­бен в этой мо­ги­ле вме­сто Лю.
- Кто это сде­лал? – ужас­нул­ся Ноч­ной Волк.
- Мы не зна­ем, - раз­вел ру­ка­ми ма­стер Ай­син.
Ша­ман мыс­лен­но по­слал про­кля­тие в адрес неве­же­ствен­ных лю­дей, ко­то­рые не удо­су­жи­лись ни по­ста­вить в Ака­де­мии ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния, ни, столк­нув­шись с фак­том пре­ступ­ле­ния, вы­звать по­ли­цию и спец­служ­бы.
- У ме­ня есть план, - ска­зал он и по­до­звал свою вол­чи­цу. – Ес­ли по­хи­ти­тель ушел и унес с со­бой мерт­вое те­ло, он по-лю­бо­му ни­как не мог не оста­вить ни­ка­ких сле­дов. Я пу­щу по ним Ки­ву, а мы с кем-ни­будь из ва­ших лю­дей пой­дем за ней. Воз­мож­но, это был че­ло­век из Внеш­не­го Ми­ра, ко­то­рый сра­зу во­шел в пор­тал, но мы это пой­мем – Ки­ва про­сто не уй­дет от­сю­да. А мо­жет быть и по-дру­го­му: она вы­сле­дит, ку­да на­пра­вил­ся по­хи­ти­тель те­ла Лю и убий­ца ма­сте­ра Ци­ня.
Про се­бя ду­мая, что неда­ле­кие вос­пи­тан­ни­ки ма­сте­ра Ай­си­на на­вер­ня­ка за­топ­та­ли все сле­ды и Ки­ва, ве­ро­ят­но, да­же ни­че­го не смо­жет по­чу­ять, ша­ман на­кло­нил­ся к уху сво­ей вол­чи­цы и что-то ей про­шеп­тал, по­ка­зы­вая на яму. Она ста­ра­тель­но об­ню­ха­ла ее, по­том те­ло мерт­во­го ма­сте­ра Ци­ня, обе­жа­ла во­круг, за­вы­ла, под­няв мор­ду к небу, по­том по­ню­ха­ла зем­лю и по­бе­жа­ла к во­ро­там Ака­де­мии. Ноч­ной Волк, по­няв, что Ки­ва все-та­ки взя­ла след, бро­сил­ся за ней вме­сте с ма­сте­ром Ай­си­ном и тре­мя его уче­ни­ка­ми.
Так они до­воль­но дол­го сле­до­ва­ли за вол­чи­цей, по­ка на­ко­нец не до­бра­лись до ка­ко­го-то се­ле­ния. Там Ноч­ной Волк и его зна­ко­мые хо­те­ли немно­го пе­ре­дох­нуть и по­пить, но вдруг уви­де­ли на ули­це ка­кую-то за­пла­кан­ную немо­ло­дую кре­стьян­ку и дру­гих лю­дей, с ко­то­ры­ми раз­го­ва­ри­ва­ли трое по­ли­цей­ских. Ша­ман сно­ва на­сто­ро­жил­ся: вдруг это как-то свя­за­но с убий­ством ма­сте­ра Ци­ня? Как по­ка­за­ло даль­ней­шее, пред­чув­ствия его не об­ма­ну­ли.
- Доб­рый день, по­чтен­ней­шие, - по­кло­нил­ся по­ли­цей­ским ин­де­ец. – Что за несча­стье здесь про­изо­шло?
- Да что-то на­род со­всем сду­рел! – от­ве­тил ша­ма­ну один из них. – У нас та­кое ме­сто ти­хое, ни­че­го обыч­но не про­ис­хо­дит, а тут у этой бед­ной жен­щи­ны уби­ли му­жа! Уби­ли и огра­би­ли.
- На­вер­ня­ка зар­пла­ту по­лу­чил, за нее и уби­ли, - пред­по­ло­жил ин­де­ец.
- Да ес­ли бы! Он дей­стви­тель­но по­лу­чил зар­пла­ту, - раз­вел ру­ка­ми офи­цер, - и немно­го на­пил­ся. Же­на не пу­сти­ла его в дом, и он спал на ла­воч­ке. Так его уби­ли уда­ром че­го-то тя­же­ло­го по го­ло­ве и укра­ли шле­пан­цы, но день­ги да­же не тро­ну­ли! Мо­же­те се­бе пред­ста­вить, жен­щи­на ли­ши­лась му­жа из-за ка­кой-то ста­рой обу­ви, ко­то­рая тут про­да­ет­ся за жал­кие гро­ши в лю­бой лав­ке!
Ноч­ной Волк по­ду­мал, что на­вер­ня­ка здесь по­бы­вал тот же ми­лый че­ло­век, что не так дав­но убил ма­сте­ра Ци­ня, по­хи­тив всю его одеж­ду, и этот неиз­вест­ный од­но­знач­но не внеш­не­ми­рец – те бы­ли в боль­шин­стве сво­ем людь­ми до­воль­но бо­га­ты­ми, и им про­сто неза­чем бы­ло бы во­ро­вать но­ше­ные ве­щи. По­сле это­го он рас­ска­зал по­ли­цей­ским о том, что про­изо­шло в Ака­де­мии Ву Ши.
- Да, мне то­же сда­ет­ся, что тут по­ра­бо­тал один и тот же пре­ступ­ник, - со­гла­сил­ся с Ноч­ным Вол­ком по­ли­цей­ский и про­тя­нул ему свою ви­зит­ную кар­точ­ку. – Я бу­ду очень рад, ес­ли вы по­мо­же­те след­ствию, по­то­му что я, ес­ли чест­но, до ва­ше­го при­хо­да те­рял­ся в до­гад­ках – сколь­ко дел рас­крыл, но это чи­стый «ви­сяк»! Что мы толь­ко не пред­по­ла­га­ли – и пья­ную дра­ку, и бы­то­ву­ху, но все жи­те­ли де­рев­ни ска­за­ли, что дра­ки не бы­ло, а су­деб­ный ме­дик ска­зал, что по­тер­пев­ше­го убил яв­но кто-то очень силь­ный, да к то­му же с од­но­го уда­ра – же­на уби­то­го вон ка­кая хруп­кая жен­щи­на, мень­ше по­лу­то­ра мет­ров ро­стом, она бы его при всем же­ла­нии не то что ку­ла­ком, а да­же мо­лот­ком уло­жить не смог­ла!
Ноч­ной Волк по­бла­го­да­рил по­ли­цей­ских, пе­ре­ку­сил вме­сте с то­ва­ри­ща­ми и Ки­вой вся­кой нехит­рой пи­щей, ко­то­рую им под­нес­ли жи­те­ли де­рев­ни, и от­пра­вил­ся даль­ше. Через неко­то­рое вре­мя вол­чи­ца вы­ве­ла их к ка­ко­му-то вхо­ду в под­зе­ме­лье; здесь она се­ла на зем­лю и гром­ко за­вы­ла.
- Так, ка­жет­ся, мы при­шли, - ска­зал ин­де­ец.
- Вы ду­ма­е­те, нам сто­ит ту­да спус­кать­ся? – недо­вер­чи­во спро­сил ма­стер Ай­син.
- Я по­ла­гаю, что да, - от­важ­но от­ве­тил Ноч­ной Волк, хо­тя ему бы­ло слег­ка не по се­бе, и, по­до­звав Ки­ву, по­шел вме­сте с вол­чи­цей в под­зем­ный ход. Ма­стер Ай­син и его уче­ни­ки недо­вер­чи­во пе­ре­гля­ну­лись, но все же ре­ши­ли по­сле­до­вать за ша­ма­ном.
По­сте­пен­но ин­де­ец ощу­тил все бо­лее уси­ли­ва­ю­щий­ся труп­ный за­пах, ко­то­рый стал еще бо­лее невы­но­си­мым, ко­гда он и его спут­ни­ки очу­ти­лись в боль­шом за­ле с ал­та­рем. На ал­та­ре Ноч­ной Волк уви­дел раз­ла­га­ю­ще­е­ся мерт­вое те­ло с це­пя­ми на за­пя­стьях, в ко­то­ром с тру­дом узнал сво­е­го дру­га Лю Кан­га; во­круг ва­ля­лась пе­ре­пач­кан­ная одеж­да, сня­тая с уби­то­го ма­сте­ра Ци­ня.
- Ее, мне ка­жет­ся, не на­де­ва­ли, - ска­зал один из уче­ни­ков Ака­де­мии, - то­гда за­чем она? И ко­му по­на­до­би­лись шле­пан­цы то­го че­ло­ве­ка?
- Мне ка­жет­ся, в нее за­во­ра­чи­ва­ли по­хи­щен­но­го по­кой­ни­ка, - пред­по­ло­жил ша­ман, за­жи­мая ру­кой и нос, и рот. – И за­чем им по­на­до­бил­ся мерт­вый Лю? Я чув­ствую при­сут­ствие ка­кой-то злой ма­гии.
Не успел Ноч­ной Волк вы­ска­зать еще па­ру пред­по­ло­же­ний, как мерт­вец, вне­зап­но под­няв­шись на ал­та­ре и дей­ствуя це­пью, слов­но ар­ка­ном, под­та­щил к се­бе двух уче­ни­ков Ака­де­мии и го­лы­ми ру­ка­ми разо­рвал обо­их по­по­лам, буд­то ди­кий зверь. Ша­ман, схва­тив за ру­ку ста­ро­го ма­сте­ра Ай­си­на, оп­ро­ме­тью бро­сил­ся к вы­хо­ду, за ни­ми бе­жа­ли Ки­ва и по­след­ний из уче­ни­ков. Спа­се­ние бы­ло близ­ко, од­на­ко на лест­ни­це Ай­син вдруг осту­пил­ся, и его по­стиг­ла та же участь – кровь из разо­рван­но­го по­по­лам ту­ло­ви­ща хлы­ну­ла ру­чьем, слов­но из боч­ки, за­брыз­гав и пол, и сте­ны. Ноч­ной Волк, Ки­ва и тре­тий уче­ник успе­ли вы­бе­жать на­ру­жу. Ожив­ший труп пы­тал­ся сле­до­вать за ни­ми, но то­же спо­ткнул­ся на лест­ни­це и с про­тив­ным шле­па­ю­ще-чав­ка­ю­щим зву­ком рух­нул на­земь, рас­тя­нув­шись на за­ли­том кро­вью по­лу.
Часть 26
Несчаст­ный Лю Канг, ду­шу ко­то­ро­го неуме­лая чер­ная ма­гия Рей­де­на при­ко­ва­ла к его соб­ствен­но­му мерт­во­му те­лу, ныне пре­вра­щен­но­му в смер­то­нос­ное ору­дие убий­ства, пре­бы­вал в шо­ке и рас­те­рян­но­сти. Дол­гое вре­мя он на­хо­дил­ся в од­ной ком­на­те с тру­пом, а по­том уви­дел со сто­ро­ны, как ту­да во­шел Ноч­ной Волк в со­про­вож­де­нии ма­сте­ра и уче­ни­ков Ака­де­мии Ву Ши. Вне­зап­но те­ло под­ня­лось с ал­та­ря и на­бро­си­лось на них, в мгно­ве­ние ока разо­рвав на кус­ки трех че­ло­век. Ин­де­ец, его вол­чи­ца и по­след­ний из уче­ни­ков бро­си­лись бе­жать, но мерт­вец по­сле­до­вал за ни­ми; ду­шу бед­но­го Лю Кан­га то­же по­тя­ну­ло на­ру­жу, и несчаст­ный во­ин Зем­но­го Ми­ра неволь­но по­ду­мал, что те­перь по­ни­ма­ет, как чув­ству­ет се­бя жи­вот­ное, ко­то­рое всю­ду тас­ка­ет за со­бой на по­вод­ке же­сто­кий хо­зя­ин.
Быв­ший чем­пи­он Смер­тель­ной Бит­вы по­ни­мал, что ему нуж­но сроч­но что-то де­лать и про­сить у ко­го-то по­мо­щи, при­чем чем быст­рее, тем луч­ше, по­то­му что ина­че во­лей Рей­де­на его ду­ша так и бу­дет по­сто­ян­но тас­кать­ся за раз­ла­га­ю­щим­ся тру­пом, ко­то­рый к то­му же и уби­ва­ет ни в чем не по­вин­ных лю­дей. По­яв­ле­ние Ноч­но­го Вол­ка все­ли­ло в несчаст­но­го Лю Кан­га на­деж­ду, по­то­му что мо­гу­ще­ствен­ный ша­ман умел вхо­дить в мир ду­хов, и его друг мог бы по­го­во­рить с ним и по­про­сить по­мо­щи, но сей­час ин­дей­цу бы­ло от­нюдь не до об­ще­ния с выс­ши­ми си­ла­ми. Его боль­ше за­бо­ти­ло то, как спа­стись от жи­во­го тру­па, ко­то­рый толь­ко что лег­ко, слов­но ста­рую ды­ря­вую тряп­ку, разо­рвал на кус­ки да­ле­ко не сла­бых во­и­нов Ака­де­мии Ву Ши и про­дол­жа­ет пре­сле­до­вать его са­мо­го. Для Ноч­но­го Вол­ка как че­ло­ве­ка с ме­ди­цин­ским об­ра­зо­ва­ни­ем бы­ло очень стран­ным то, что по­лу­раз­ло­жив­ше­е­ся мерт­вое те­ло мо­жет так быст­ро пе­ре­дви­гать­ся и об­ла­дать на­столь­ко чу­до­вищ­ной си­лой, и он по­нял, что тут за­ме­ша­на не про­сто чер­ная ма­гия, но за­кля­тье, на­ло­жен­ное от­нюдь не обыч­ным че­ло­ве­ком, а кем-то на­мно­го бо­лее мо­гу­ще­ствен­ным. Ин­де­ец то­же ре­шил, что нуж­но най­ти ка­кой-ни­будь спо­соб снять страш­ные ча­ры, но для это­го ему нуж­но бы­ло най­ти спо­кой­ное ме­сто, со­сре­до­то­чить­ся и как сле­ду­ет по­ду­мать, а ес­ли по­на­до­бит­ся – то и по­го­во­рить с ду­ха­ми: ра­бо­та пред­сто­я­ла не из лег­ких. Ша­ман те­рял­ся в до­гад­ках, ду­мая о том, кто из вра­гов ре­шил­ся на столь чу­до­вищ­ное свя­то­тат­ство и ис­поль­зо­вал мерт­вое те­ло его то­ва­ри­ща в кол­дов­ских це­лях, но да­же и не по­до­зре­вал, что неиз­вест­ным него­дя­ем был не кто иной, как про­тек­тор Зем­но­го Ми­ра и бог гро­ма Рей­ден.
По­ка дух бед­но­го Лю Кан­га пре­да­вал­ся тя­гост­ным раз­мыш­ле­ни­ям о том, где ис­кать по­мощь и как спа­сти Ки­та­ну, его мерт­вое те­ло до­воль­но рез­во мча­лось за Ноч­ным Вол­ком и его спут­ни­ка­ми. Бед­ня­ги несколь­ко раз ме­ня­ли на­прав­ле­ние, но труп, да­же вре­мя от вре­ме­ни спо­ты­ка­ясь и па­дая на зем­лю со смач­ным шлеп­ком, про­дол­жал их пре­сле­до­вать. Так он гнал­ся за ни­ми по­чти до са­мо­го Хра­ма Веч­но­сти. Ноч­ной Волк здо­ро­во вы­дох­ся и по­ду­мал, что те­перь спа­сти их мо­жет толь­ко чу­до и на­вер­ня­ка на­стал их по­след­ний час, од­на­ко в это мгно­ве­ние про­изо­шло нечто со­всем уж неожи­дан­ное.
В ку­стах воз­ле Хра­ма Веч­но­сти си­дел Эр­мак из ку­этан­ско­го кла­на Алых, ко­то­ро­му Шэнг Цунг и Ку­ан Чи по­ру­чи­ли про­сле­дить за Рей­де­ном, Ар­гу­сом и их друж­ка­ми. Нин­дзя спо­кой­но за­ни­мал­ся сво­им де­лом – по­ка что ни­че­го осо­бен­но­го и до­стой­но­го вни­ма­ния во вра­жьем гнез­ди­ли­ще не про­ис­хо­ди­ло, и он мог сов­ме­стить при­ят­ное с по­лез­ным и по­ды­шать све­жим воз­ду­хом. Тут вне­зап­но ми­мо него на всех па­рах про­бе­жа­ло ка­кое-то жи­вот­ное, по­том про­нес­ся кто-то, в ком он с удив­ле­ни­ем узнал Ноч­но­го Вол­ка, а за ним сле­до­вал еще один незна­ко­мый ему че­ло­век.
Эр­мак по­ду­мал бы­ло, что они мог­ли его за­ме­тить, од­нов­ре­мен­но с тем недо­уме­вая по по­во­ду то­го, ку­да зем­ля­нин и его спут­ни­ки так спе­шат, но в сле­ду­ю­щее мгно­ве­ние ед­ва успел увер­нуть­ся от уда­ра тя­же­лой ме­тал­ли­че­ской це­пью по го­ло­ве. Внеш­не­ми­рец по­чув­ство­вал неве­ро­ят­ный смрад и тут узрел пе­ред со­бой весь­ма агрес­сив­но на­стро­ен­ный по­лу­раз­ло­жив­ший­ся труп. С омер­зе­ни­ем и зло­стью он пнул его но­гой в жи­вот; те­ло шмяк­ну­лось на­земь, гре­мя це­пя­ми, бол­та­ю­щи­ми­ся у него на за­пя­стьях. Эр­мак вы­ру­гал­ся и тут узнал в на­пав­шем на него мерт­ве­це не ко­го ино­го, как са­мо­го Лю Кан­га.
Ноч­ной Волк, уви­дев вы­ско­чив­ше­го из ку­стов внеш­не­мир­ца, оста­но­вил­ся.
- Эр­мак, осто­рож­нее, этот зом­би со­всем недав­но разо­рвал на кус­ки трех че­ло­век!
Тут труп Лю Кан­га под­нял­ся с зем­ли, и в сле­ду­ю­щую се­кун­ду обе тя­же­лые це­пи на его ру­ках со сви­стом про­шли над го­ло­вой пре­ду­смот­ри­тель­но при­гнув­ше­го­ся ша­ма­на. Не успел он опом­нить­ся, как монстр раз­моз­жил ими го­ло­ву по­след­не­му из уче­ни­ков Ака­де­мии. Эр­мак ждать не стал и сно­ва уда­рил мерт­ве­ца – те­перь уже но­гой в спи­ну; хо­дя­чий по­кой­ник, с ко­то­ро­го вре­мя от вре­ме­ни от­ва­ли­ва­лись кус­ки невы­но­си­мо смер­дя­щей гни­ю­щей пло­ти, сно­ва шлеп­нул­ся на зем­лю с от­вра­ти­тель­ным чав­ка­ю­щим зву­ком. Нин­дзя и Ноч­ной Волк, не до­жи­да­ясь, по­ка зом­би опять встанет и на­бро­сит­ся на них, на­нес­ли ему еще несколь­ко силь­ных уда­ров, чтобы хоть как-то ней­тра­ли­зо­вать ожив­ше­го мерт­ве­ца.
- Это Лю Канг, мой друг, ко­то­ро­го не так дав­но уби­ли Ку­ан Чи и Шэнг Цунг, - ска­зал ин­де­ец, пы­та­ясь от­ды­шать­ся. – Не мо­гу по­нять, что про­изо­шло! Его те­ло бы­ло по­гре­бе­но в Ака­де­мии Ву Ши, но ма­сте­ра вдруг уви­де­ли, что кто-то его вы­ко­пал и украл труп, а за­од­но убил че­ло­ве­ка, пы­тав­ше­го­ся по­ме­шать по­хи­ще­нию! По­том я об­на­ру­жил Лю в ка­ком-то под­зе­ме­лье, его на­шла моя вол­чи­ца, и он на­бро­сил­ся на нас, убил трех лю­дей из Ака­де­мии, они бы­ли со мной!
- В ка­ком под­зе­ме­лье? – вы­та­ра­щил гла­за Эр­мак, то­же ли­хо­ра­доч­но пы­тав­ший­ся со­об­ра­зить, что за стран­ные ве­щи тут тво­рят­ся. За­ме­тив, что труп на­чал ше­ве­лить­ся, он еще несколь­ко раз пнул его, с со­жа­ле­ни­ем по­ду­мав, что са­по­ги по­сле та­ко­го од­но­знач­но при­дет­ся вы­бро­сить – от­мыть вряд ли удаст­ся.
Ноч­ной Волк при­нял­ся сбив­чи­во что-то объ­яс­нять, и тут до нин­дзя до­шло, где ша­ман слу­чай­но об­на­ру­жил труп сво­е­го то­ва­ри­ща.
- Ты что, на­шел его в Хра­ме Хо­уан?! – вос­клик­нул Эр­мак.
- Где?! – тут Ноч­ной Волк по-на­сто­я­ще­му ис­пу­гал­ся.
Эр­мак не был обыч­ным че­ло­ве­ком, он об­ла­дал сверхъ­есте­ствен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, и про него хо­ди­ли слу­хи, буд­то он на са­мом де­ле пред­став­ля­ет со­бой су­ще­ство со мно­же­ством душ, ко­то­рые при­над­ле­жа­ли по­гиб­шим во­и­нам Внеш­не­го Ми­ра. Сей­час он по­чув­ство­вал, что ря­дом с мерт­вым те­лом Лю Кан­га на­хо­дит­ся и ду­ша быв­ше­го чем­пи­о­на, при­вя­зан­ная к нему ка­кой-то мощ­ной ма­ги­ей; от нее ис­хо­ди­ли пря­мо-та­ки вол­ны от­ча­я­ния и ужа­са, и да­же Эр­ма­ку ста­ло не по се­бе. Труп на­чал сно­ва ше­ве­лить­ся, и нин­дзя в оче­ред­ной раз ней­тра­ли­зо­вал его – те­перь уже мощ­ной энер­ге­ти­че­ской ата­кой, про се­бя ду­мая, на ка­кое вре­мя это по­мо­жет оста­но­вить зом­би-убий­цу.
- Ду­ша ва­ше­го дру­га здесь, - об­ра­тил­ся он к ин­дей­цу, - и мне ка­жет­ся, что он не слиш­ком-то до­во­лен тем, что вы­тво­ря­ет его те­ло без его со­гла­сия. Этим тру­пом кто-то управ­ля­ет без уча­стия са­мо­го Лю, я по­чув­ство­вал ка­кую-то стран­ную ма­гию. Вы уме­е­те всту­пать в кон­такт с бес­плот­ны­ми ду­ха­ми и ду­ша­ми умер­ших?
- Умею, - от­ве­тил ин­де­ец. – Пред­ла­га­е­те по­про­бо­вать с ним по­го­во­рить?
- Ко­неч­но, по­ка этот сгнив­ший труп не очу­хал­ся и сно­ва не на­бро­сил­ся на нас!
- Ки­ва, будь на­сто­ро­же, - при­ка­зал ша­ман сво­ей вол­чи­це. Сев на зем­лю, он со­сре­до­то­чил­ся и во­шел в транс, по­сле че­го уви­дел пря­мо пе­ред со­бой ду­шу Лю.
- Лю, ты нас ви­дишь? – мыс­лен­но об­ра­тил­ся к нему Эр­мак. – Ты нас по­ни­ма­ешь?
Лю Канг кив­нул.
- По­мо­ги­те, по­жа­луй­ста, - взмо­лил­ся он. – Спа­си­те. Эр­мак, я бо­юсь, здесь не спра­ви­тесь да­же вы с Ноч­ным Вол­ком вме­сте. Вам по­на­до­бит­ся по­мощь бо­лее мо­гу­ще­ствен­ных лю­дей, то­го же Шэнг Цун­га, он ведь обе­щал вер­нуть ме­ня к жиз­ни.
- Лю, что с то­бой про­изо­шло? – изу­мил­ся ша­ман. – Кто это сде­лал?
- Рей­ден! Он со­шел с ума. Раз­до­был где-то кни­гу по чер­ной ма­гии и вме­сте с ка­ким-то злоб­ным гряз­ным ста­ри­каш­кой чи­тал вся­кие зло­вред­ные за­кля­тья. Те­перь я не мо­гу управ­лять сво­им те­лом, я при­вя­зан к нему, как буд­то воз­душ­ный ша­рик на ве­ре­воч­ке, а оно хо­дит са­мо по се­бе и уби­ва­ет ни в чем не по­вин­ных лю­дей!
- На­вер­ня­ка Рей­ден убил и ма­сте­ра Ци­ня из Ака­де­мии Ву Ши, ко­гда тот хо­тел по­ме­шать ему украсть твое мерт­вое те­ло, - пред­по­ло­жил Ноч­ной Волк, ко­то­рый, да­же пре­бы­вая на­по­ло­ви­ну в ми­ре ду­хов, с опас­кой ко­сил­ся на рас­пла­стан­ный на зем­ле труп бед­но­го Лю.
- Мне очень нуж­на ва­ша по­мощь, - с нескры­ва­е­мым от­ча­я­ни­ем про­тя­нул к ним ру­ки Лю. – По­жа­луй­ста, ска­жи­те Шэнг Цун­гу о том, что со мной сде­лал Рей­ден, кро­ме него, ни­кто не смо­жет спра­вить­ся с этой злой ма­ги­ей, раз­ве что Ку­ан Чи. И еще… най­ди­те Им­пе­ра­то­ра, он не зна­ет о том, что его быв­шая же­на каж­дый день же­сто­ко ис­тя­за­ет свою род­ную дочь!
- Так Им­пе­ра­тор же мертв?! – уди­вил­ся Ноч­ной Волк.
- Нет, - по­яс­нил Эр­мак. – Они с Шэнг Цун­гом про­сто ин­сце­ни­ро­ва­ли его смерть по вза­им­но­му со­гла­сию, чтобы об­ма­нуть Рей­де­на.
- Шао Кан не зна­ет, что Ки­та­на еще жи­ва, - про­дол­жал Лю. – Она в пле­ну у Син­дел, и ес­ли он не вме­ша­ет­ся, ко­ро­ле­ва ее убьет. Я не мо­гу ни­че­го сде­лать, по­ка при­вя­зан к это­му тру­пу. По­жа­луй­ста, по­мо­ги­те. Ска­жи­те ему. Я знаю, что Ки­та­на ему очень до­ро­га. Я в нем ошиб­ся. И про Со­ню… мне очень стыд­но, но я зря об­ви­нял его в том, что он де­лал с ней ужас­ные ве­щи. Они дей­стви­тель­но друг дру­га лю­бят. По­мо­ги­те мне спа­сти Ки­та­ну и на­ко­нец из­ба­вить­ся от за­кля­тья Рей­де­на!
Ноч­ной Волк и Эр­мак пе­ре­гля­ну­лись. Труп сно­ва на­чал по­дер­ги­вать ко­неч­но­стя­ми.
- Бе­ги­те во Внеш­ний Мир, мое те­ло не смо­жет по­сле­до­вать ту­да за ва­ми, - по­про­сил Лю. – Рас­ска­жи­те Им­пе­ра­то­ру и Шэнг Цун­гу о том, что про­изо­шло. Вы не смо­же­те сло­мать за­кля­тье или одо­леть по­ло­ум­но­го Рей­де­на без их по­мо­щи. По­жа­луй­ста. Быст­рее. С каж­дым ча­сом про­мед­ле­ния шан­сы на то, что Син­дел убьет Ки­та­ну, то­же воз­рас­та­ют.
- Мы идем, - ко­рот­ко бро­сил Эр­мак и от­крыл пор­тал. – Дер­жись, Лю. Ку­да дел­ся этот чок­ну­тый бо­жок?
- Он по­шел в Храм Веч­но­сти, - от­ве­тил тот. – С ним был ка­кой-то гряз­ный пья­ный ста­рик, Рей­ден на­зы­вал его Шуд­жин­ко.
- По­ка, Лю. Мы к те­бе вер­нем­ся и при­ве­дем по­мощь, - по­обе­щал ему Ноч­ной Волк и шаг­нул в пор­тал вме­сте со сво­ей вол­чи­цей, не до­жи­да­ясь, по­ка но­ка­у­ти­ро­ван­ный Эр­ма­ком труп сно­ва на них на­ки­нет­ся.
Часть 27
По­слан­ни­ки Им­пе­ра­то­ра весь ве­чер бро­ди­ли по двор­цу, но най­ти то ме­сто, где Син­дел дер­жит Ки­та­ну, им так и не уда­лось – под­вал хо­ро­шо ох­ра­нял­ся, и они не ре­ши­лись ту­да лезть. В ито­ге Ру­тай пред­ло­жил им лечь спать несо­ло­но хле­бав­ши.
- Мо­жет, про­дол­жим? – нере­ши­тель­но воз­ра­зи­ла Ми­ли­на.
- Нет. Ло­жись и по­про­буй вы­спать­ся. Ки­тане ты все рав­но по­ка что ни­чем не по­мо­жешь, а при­вле­кать к се­бе ненуж­ное вни­ма­ние не сле­ду­ет, а то под­руч­ные ко­ро­ле­вы мо­гут что-то за­по­до­зрить, ко­гда уви­дят, что ты бро­дишь по двор­цу по но­чам.
На сле­ду­ю­щий день Син­дел уст­ро­и­ла тор­же­ствен­ный при­ем в двор­цо­вом са­ду под се­нью ста­рых де­ре­вьев, от ко­то­рых на солн­це шел силь­ный смо­ли­стый за­пах. Пе­ред го­стя­ми она по­яви­лась вме­сте со сво­ей те­ло­хра­ни­тель­ни­цей и бли­жай­шим до­ве­рен­ным ли­цом Та­ней. Обе эде­ний­ки бы­ли рос­кош­но оде­ты – ко­ро­ле­ва в фио­ле­то­вое пла­тье с цве­точ­ным узо­ром, а ее под­руч­ная в чер­но-жел­тое, их тем­ные во­ло­сы бы­ли ис­кус­но уло­же­ны в кра­си­вые при­чес­ки, но с лиц жен­щин не схо­ди­ло вы­ра­же­ние над­мен­но­го пре­вос­ход­ства.
- По­лю­буй­ся-ка на Та­ню, - Ру­тай слег­ка толк­нул лок­тем Скар­лет. – Со­всем офо­на­ре­ла.
Та слег­ка ужас­ну­лась. С це­лью вы­гля­деть бо­лее по­хо­жей на внеш­не­мир­ку Та­ня ста­ла но­сить спе­ци­аль­ные лин­зы, со­зда­вав­шие эф­фект све­тя­щих­ся глаз без зрач­ков, ма­ло то­го – схо­ди­ла к сто­ма­то­ло­гу и по­про­си­ла его вы­рвать ей че­ты­ре здо­ро­вых зу­ба и вста­вить вме­сто них ост­рые клы­ки из ме­тал­ло­ке­ра­ми­ки. Чер­ные эде­ний­цы счи­та­ли, что она вы­гля­дит кру­то, ку­этан­цы, ко­то­рым она столь страст­но пы­та­лась под­ра­жать, на­про­тив, хи­хи­ка­ли у нее за спи­ной, счи­тая но­вый вид Та­ни от­кро­вен­но неле­пым.
- О да. С лин­за­ми и встав­ны­ми клы­ка­ми она смот­рит­ся не как внеш­не­мир­ка, а как ду­ра, но тут уж ни­че­го не по­пи­шешь, - по­жа­ла пле­ча­ми она.
- Да я не про то. Серь­ги.
- Ох, у ме­ня ру­ки че­шут­ся на­бить ей мор­ду, - про­ком­мен­ти­ро­ва­ла Ми­ли­на.
- А что? Что с ней не так? – не по­ня­ла Скар­лет.
- А то, что эта наг­лая тварь кра­су­ет­ся тут пе­ред все­ми в дра­го­цен­но­стях Ки­та­ны, - по­яс­ни­ла ее спут­ни­ца. – Эх, Та­ня, ви­дел бы те­бя Им­пе­ра­тор, вко­ло­тил бы жи­вьем в зем­лю. Серь­ги с то­па­за­ми я са­ма пре­крас­но пом­ню, их Шао Кан в мо­ем при­сут­ствии Ки­тане на день рож­де­ния по­да­рил. Оже­ре­лье и брас­ле­ты она, по всей ви­ди­мо­сти, то­же сня­ла с по­беж­ден­но­го вра­га и те­перь тут по­хва­ля­ет­ся. А еще Рэй­ко жа­ло­вал­ся мне, что эта мерз­кая ба­ба со встав­ны­ми зу­ба­ми по­ло­жи­ла на него глаз и пы­та­лась его кле­ить, хо­тя сам он ша­ра­ха­ет­ся от Та­ни, как от стаи бе­ше­ных со­бак – что ме­ня, впро­чем, со­вер­шен­но не удив­ля­ет.
- Ме­ня то­же, - ше­по­том до­ба­ви­ла Скар­лет. – Зна­ешь, в чем раз­ни­ца меж­ду ку­этан­ца­ми и эде­ний­ца­ми? Пер­вых мож­но хоть как-то раз­жа­ло­бить, бо­лее то­го, они ред­ко пе­ре­хо­дят грань ра­зум­но­го. Вто­рые же… ес­ли ко­го-то бьют, не зна­ют, в ка­кой мо­мент нуж­но оста­но­вить­ся, а моль­бы о по­ща­де и плач, по-мо­е­му, толь­ко боль­ше их за­во­дят.
- Шэнг, за­чем ты ожи­вил Син­дел и вы­пу­стил зве­ря из клет­ки? – чуть слыш­но при­чи­тал Ру­тай. – Монстр вы­рвал­ся на сво­бо­ду, и те­перь его не оста­но­вить.
Ес­ли ко­ро­ле­ва Эде­нии бы­ла же­сто­кой, вы­со­ко­мер­ной и за­нос­чи­вой, то ее вер­ная при­служ­ни­ца и спут­ни­ца всех ее изу­верств Та­ня – к то­му же еще и за­вист­ли­вой. Она безо вся­ко­го за­зре­ния со­ве­сти при­кар­ма­ни­ла все укра­ше­ния и на­ря­ды Ки­та­ны, в ко­то­рых с мол­ча­ли­во­го со­гла­сия и да­же одоб­ре­ния Син­дел ста­ла по­яв­лять­ся на лю­дях. Са­ма же прин­цес­са бы­ла за­пер­та в тем­ном под­ва­ле и не име­ла да­же кро­шеч­но­го ку­соч­ка тка­ни, чтобы при­крыть на­го­ту и со­греть­ся. Впро­чем, ее кро­во­жад­ную мать это ни­ско­леч­ко не вол­но­ва­ло. Ни­кто из под­руч­ных ко­ро­ле­вы не со­мне­вал­ся в том, что ра­но или позд­но она за­му­ча­ет соб­ствен­ную дочь до смер­ти.
При­ем про­дол­жал­ся до са­мо­го ве­че­ра, ко­гда солн­це уже на­ча­ло кло­нить­ся к за­ка­ту; Ру­тай ждал, что ра­но или позд­но на пи­ру по­явит­ся Шин­нок, од­на­ко то­го по-преж­не­му ни­где не бы­ло вид­но. В ка­кое-то мгно­ве­ние Та­ня под­ня­лась из-за сто­ла, неук­лю­же на­сту­пив на длин­ный плащ Со­ре­на-Зарк­ха­на; она непра­виль­но по­до­бра­ла ди­оп­трии в сво­их уль­тра­мод­ных лин­зах и те­перь хо­ди­ла, как ежик в ту­мане. Быв­ший учи­тель Ки­та­ны нехо­ро­шо вы­ру­гал­ся се­бе под нос.
- Мне ка­жет­ся, здесь ста­ло немно­го скуч­но, - слег­ка зев­нув, про­тя­ну­ла эде­ний­ка. – До­го­во­рен­но­сти меж­ду на­ми и Тем­ной Им­пе­ри­ей – де­ло важ­ное и пре­крас­ное, но не ка­жет­ся ли вам, что нам бы­ло бы хо­ро­шо раз­влечь­ся?
- Да, со­гла­сен, - под­дер­жал ее Ру­тай, не по­до­зре­вая ни­че­го дур­но­го; по­сто­ян­но ду­мая о том, где ис­кать Ки­та­ну, он со­вер­шен­но вы­бро­сил из го­ло­вы то, что ви­дел вче­ра. – Бы­ло бы непло­хо, мо­жет, по­звать му­зы­кан­тов и немно­го по­тан­це­вать?
- Му­зы­ка – это хо­ро­шо, но у ме­ня есть идея по­луч­ше, - кро­во­жад­но оска­ли­ла ис­кус­ствен­ные клы­ки Та­ня. – При­ве­ди­те-ка сю­да на­шу псин­ку, и мы уст­ро­им на­сто­я­щее ве­се­лье! – об­ра­ти­лась она к охран­ни­кам.
Пле­мян­ник Шао Ка­на по­нял, что за «раз­вле­че­ние» хо­чет уст­ро­ить вер­ная по­мощ­ни­ца Син­дел, и мыс­лен­но три­ста раз про­клял се­бя за то, что сду­ру то­же ляп­нул про ве­се­лье. Од­на­ко де­вать­ся бы­ло уже неку­да: в чу­жой храм со сво­им уста­вом не хо­дят, и ес­ли сей­час он воз­му­тит­ся оче­ред­ной са­дист­ской вы­ход­кой эде­ний­цев, то, воз­мож­но, по­те­ря­ет един­ствен­ный шанс вы­та­щить Ки­та­ну из лап чу­до­ви­ща, ко­то­рое по злой иро­нии судь­бы ока­за­лось ее соб­ствен­ной ма­те­рью. По­это­му он про­мол­чал и осто­рож­но сжал под сто­лом ла­донь Ми­ли­ны, при­зы­вая ее то­же сде­лать вид, буд­то ни­че­го не про­ис­хо­дит, а то вдруг ляпнет сно­ва про на­цию убийц и про то, что ей стыд­но быть на­по­ло­ви­ну эде­ний­кой. Де­вуш­ка по­ни­ма­ю­ще кив­ну­ла: при­дет­ся им пе­ре­тер­петь кро­ва­вую ор­гию, ко­то­рую на­ме­ре­ва­ют­ся уст­ро­ить при­хле­ба­те­ли Син­дел.
Сол­да­ты ко­ро­ле­вы, по­кло­нив­шись Тане, от­пра­ви­лись за жерт­вой; ми­нут через де­сять они при­во­лок­ли на ве­рев­ке то­го несчаст­но­го, ко­то­ро­го Ру­тай ви­дел в са­ду. Плен­ник, вся пра­вая по­ло­ви­на ли­ца ко­то­ро­го за­плы­ла огром­ным жут­ким си­ня­ком с кро­во­под­те­ка­ми, да­же не пы­тал­ся со­про­тив­лять­ся, су­дя по все­му, его во­ля бы­ла уже окон­ча­тель­но слом­ле­на. Уви­дев, что все на него смот­рят, он по­пы­тал­ся хоть как-то при­крыть­ся ру­ка­ми – чер­ные эде­ний­цы зна­ли, как мож­но наи­бо­лее удач­но уни­зить вра­га, вы­ста­вив его в чем мать ро­ди­ла пе­ред тол­пой, тем бо­лее что их свет­лые непри­я­те­ли бы­ли от при­ро­ды до­воль­но за­стен­чи­вы­ми со­зда­ни­я­ми; ка­за­лось, по­зор вол­но­вал его ку­да боль­ше, чем неми­ну­е­мая смерть – или он до по­след­не­го счи­тал, что его все-та­ки по­ща­дят и от­пу­стят?
За­ме­тив его мо­ля­щий взгляд, Ру­тай от­вер­нул­ся и сде­лал вид, что ест. Он все­гда счи­тал се­бя до­ста­точ­но стой­ким че­ло­ве­ком, но смот­реть на по­доб­ное ока­за­лось вы­ше да­же его сил. В об­щем-то, внеш­не­мир­цы ни­ко­гда не бы­ли силь­но ми­ро­лю­би­вы­ми и доб­ро­сер­деч­ны­ми людь­ми, на сче­ту у са­мо­го им­пе­ра­тор­ско­го пле­мян­ни­ка бы­ла от­нюдь не од­на жизнь, но они, по край­ней ме­ре, не уби­ва­ли ни­ко­го за про­сто так или ра­ди за­ба­вы: это ка­за­лось им со­вер­шен­но бес­смыс­лен­ным. Убить вра­га в бою, пре­ступ­ни­ка за со­вер­шен­ное им зло­де­я­ние, то­го, кто так или ина­че по­ста­вил об­щее де­ло под уг­ро­зу – тут все по­нят­но, но безо вся­ко­го по­во­да, толь­ко за то, что че­ло­век сра­жал­ся не на тво­ей сто­роне или не раз­де­лял тво­их убеж­де­ний? Да, на­вер­ня­ка жи­те­ли Эде­нии те­перь вспо­ми­на­ют Шао Ка­на доб­рым сло­вом…
Тем вре­ме­нем охран­ни­ки ко­ро­ле­вы при­та­щи­ли на лу­жай­ку на проч­ных ко­жа­ных по­вод­ках со сталь­ны­ми за­клеп­ка­ми огром­ных бо­е­вых вол­ко­да­вов. Ру­тай по­ежил­ся, несмот­ря на то, что он сам был в без­опас­но­сти, он ощу­тил се­бя яв­но не в сво­ей та­рел­ке. Со­бак он не лю­бил, ес­ли не ска­зать – тер­петь не мог с ран­не­го дет­ства; по срав­не­нию с дру­ги­ми жи­вот­ны­ми они ка­за­лись ему слиш­ком агрес­сив­ны­ми и непред­ска­зу­е­мы­ми. В свое вре­мя у него жи­ли кош­ки, при­ру­чен­ные ли­сы и да­же енот, но они ни­ко­гда не бро­са­лись на лю­дей, ес­ли толь­ко их силь­но не разо­злить или не при­чи­нить им слу­чай­но боль, не го­во­ря уже о том, чтобы уку­сить ко­го-то про­сто так. Сей­час же эти злоб­ные тва­ри, спе­ци­аль­но на­тре­ни­ро­ван­ные сво­и­ми хо­зя­е­ва­ми на то, чтобы уби­вать, по­рвут это­го че­ло­ве­ка на кус­ки… а эде­ний­цев это, ка­жет­ся, толь­ко ве­се­лит. Те и в са­мом де­ле ра­дост­но об­суж­да­ли, чья имен­но со­ба­ка пер­вой при­кон­чит плен­ни­ка, и да­же де­ла­ли став­ки. Та­ня, ка­за­лось, пря­мо-та­ки на­сла­жда­лась этим зре­ли­щем, Син­дел вя­ло ко­вы­ря­лась в та­рел­ке, по­ми­нут­но по­гля­ды­вая через пле­чо.
- Кста­ти, а где Шин­нок? – ре­шил от­влечь ее Ру­тай. – Мне бы очень хо­те­лось его ви­деть.
- Ему те­бя, я ду­маю, то­же, - бро­си­ла та. – За­гля­ни к нему ве­че­ром, он до сих пор немно­го не в на­стро­е­нии по­сле той… глу­пой вы­ход­ки Ку­ан Чи с его при­я­те­лем.
Пле­мян­ник Шао Ка­на не стал вда­вать­ся в по­дроб­но­сти и объ­яс­нять Син­дел, что его дя­дя, в об­щем-то, сам был со­гла­сен на «глу­пую вы­ход­ку», про­сто по­обе­щал непре­мен­но зай­ти к Киу Ка­ну и пе­ре­вел раз­го­вор на дру­гую те­му. Сза­ди раз­да­лись со­ба­чий лай, ры­ча­ние и ис­тош­ные кри­ки, ко­то­рые через мгно­ве­ние смолк­ли, и по­слы­ша­лось омер­зи­тель­ное чав­ка­нье.
***
Ру­тай так и не вы­пол­нил свое обе­ща­ние за­гля­нуть к Шин­но­ку: во-пер­вых, у него бы­ло важ­ное за­да­ние от дя­ди, и от успе­ха это­го пред­при­я­тия, воз­мож­но, за­ви­се­ла жизнь дру­го­го че­ло­ве­ка, во-вто­рых, он пре­крас­но по­ни­мал, что ни­че­го хо­ро­ше­го от сво­е­го стар­ше­го род­ствен­ни­ка, оби­та­ю­ще­го те­перь толь­ко в ми­ре сво­их пе­ре­жи­ва­ний, по-лю­бо­му не услы­шит. По­это­му, ед­ва лишь солн­це скры­лось за го­ри­зон­том, он сно­ва от­пра­вил­ся ис­кать Ки­та­ну.
Несмот­ря ни на что, Ру­таю и его спут­ни­цам здо­ро­во по­вез­ло. В этот день на­чаль­ник двор­цо­вой стра­жи от­ме­чал свой день рож­де­ния и про­став­лял сво­им то­ва­ри­щам дар­мо­вую вы­пив­ку. Те силь­но об­ра­до­ва­лись и на­ли­за­лись в хлам, ре­шив, что Ки­та­на, тем бо­лее в ее ны­неш­нем со­сто­я­нии, все рав­но ни­ку­да не де­нет­ся из под­ва­ла. На­ход­чи­вый пле­мян­ник Шао Ка­на ак­ку­рат­но ста­щил у пья­ных в стель­ку эде­ний­цев клю­чи, по­сле че­го вме­сте со Скар­лет и Ми­ли­ной от­пра­вил­ся в под­зе­ме­лье ис­кать Ки­та­ну; мыс­лен­но он по­бла­го­да­рил Со­ню, ко­то­рая пе­ред их ухо­дом на опас­ное за­да­ние су­ну­ла ему в кар­ман ма­лень­кий элек­три­че­ский фо­на­рик.
Дол­гое вре­мя Ру­тай ду­мал, что ви­дел в жиз­ни уже все и те­перь его слож­но чем-ли­бо уди­вить или на­пу­гать. Он же­сто­ко оши­бал­ся.
В под­ва­ле двор­ца бы­ло очень гряз­но и пыль­но. В нос по­слан­ни­кам Шао Ка­на сра­зу уда­рил от­вра­ти­тель­ный слад­ко­ва­то-удуш­ли­вый тя­же­лый за­пах. Они не по­на­слыш­ке зна­ли, что это та­кое: на­вер­ня­ка в этом мерз­ком ме­сте ле­жит не один труп.
- Хо­ро­шо, ес­ли Ки­та­на во­об­ще еще не гни­ет где-ни­будь здесь в уг­лу, - опас­ли­во по­де­ли­лась со сво­и­ми спут­ни­ка­ми Ми­ли­на.
- Ес­ли бы она уже бы­ла мерт­ва, ду­маю, Син­дел бы об этом объ­яви­ла, - Скар­лет ре­ши­ла на­де­ять­ся на луч­шее. – Хо­тя… дру­гой во­прос, в ка­ком со­сто­я­нии мы ее най­дем и до­не­сем ли до до­ма жи­вой, а то еще…
- Скар­лет, за­ткнись, - взмо­лил­ся Ру­тай. – Эде­ний­цы, ко­неч­но, пья­ные, но кто их зна­ет, луч­ше не при­вле­кай к нам вни­ма­ния.
По­све­тив фо­на­ри­ком в ка­кой-то угол, он уви­дел то, от че­го его ед­ва не стош­ни­ло: там ва­ля­лась по­лу­об­гло­дан­ная кры­са­ми че­ло­ве­че­ская кисть, а еще чуть по­одаль – об­на­жен­ный муж­ской торс без рук, ног, го­ло­вы и ор­га­нов раз­мно­же­ния; су­дя по све­жим еще ра­нам, это­го несчаст­но­го чер­ные эде­ний­цы по­ре­ши­ли со­всем недав­но. Пле­мян­ник Шао Ка­на с омер­зе­ни­ем от­вер­нул­ся, Скар­лет же, несмот­ря на свой мно­го­лет­ний бо­е­вой опыт, то­же по­чув­ство­ва­ла, как к гор­лу под­ка­ты­ва­ет дур­но­та.
- Они тут все что, со­всем буй­но­по­ме­шан­ные при­дур­ки? – воз­му­ти­лась Ми­ли­на. – Хо­ро­шо, что мой отец уехал из это­го мерз­ко­го ме­ста. В свое вре­мя ба­буш­ка ва­ля­лась у него в но­гах, умо­ля­ла не по­ки­дать пре­крас­ную Эде­нию ра­ди пу­стынь Тар­ка­ты… - в ее устах сло­ва «пре­крас­ную Эде­нию» про­зву­ча­ли как от­вра­ти­тель­ное ру­га­тель­ство.
- Ну, ты пря­мо от­кры­тие сде­ла­ла, - сар­ка­сти­че­ски от­ве­тил Ру­тай и по­све­тил фо­на­ри­ком те­перь уже в дру­гую сто­ро­ну. Там он уви­дел в стене мас­сив­ную дверь, сде­лан­ную из необ­ра­бо­тан­ных тя­же­лых до­сок.
- Да­вай­те за­гля­нем? – неуве­рен­но пред­ло­жи­ла Скар­лет.
- Не «да­вай­те», а за­гля­нем, - ре­ши­тель­но ска­зал Ру­тай. – Впе­ред.
С эти­ми сло­ва­ми он вни­ма­тель­но рас­смот­рел в све­те фо­на­ри­ка укра­ден­ную связ­ку клю­чей. Вы­брав са­мый, на его взгляд, под­хо­дя­щий, он вста­вил его в за­моч­ную сква­жи­ну и по­вер­нул. Ко все­об­ще­му удив­ле­нию, ключ по­до­шел. Ру­тай по­тя­нул на се­бя дверь, ко­то­рая ока­за­лась на ред­кость тя­же­лой, и во­шел внутрь.
В ком­на­те не бы­ло ров­ным сче­том ни­ка­кой ме­бе­ли – ни ска­мьи, ни та­бу­рет­ки, ни сто­ла; на хо­лод­ном ка­мен­ном по­лу ле­жал жут­ко гряз­ный тю­фяк, на ко­то­ром, скор­чив­шись, слов­но пы­та­ясь со­греть­ся, ле­жа­ла неимо­вер­но ху­дая об­на­жен­ная де­вуш­ка со спу­тан­ны­ми тем­ны­ми во­ло­са­ми – как по­ка­за­лось Ру­таю, она ско­рее на­по­ми­на­ла ис­то­щен­но­го ре­бен­ка, а не взрос­ло­го че­ло­ве­ка, или ско­рее во­об­ще жи­вой труп. Все ее те­ло бы­ло по­кры­то рва­ны­ми ра­на­ми, при этом неко­то­рые из них, су­дя по все­му, бы­ли еще со­всем све­жи­ми и кро­во­то­чи­ли, дру­гие же, на­про­тив, успе­ли за­гно­ить­ся, и ожо­га­ми, на за­пя­стьях да­же в туск­лом све­те фо­на­ри­ка вид­не­лись си­ня­ки и кро­во­под­те­ки.
- Ки­та­на, - ти­хо по­звал он. – Ты ме­ня слы­шишь?
Та ни­че­го не от­ве­ти­ла, лишь негром­ко сто­на­ла в за­бы­тьи, не от­кры­вая об­ве­ден­ных чер­ны­ми кру­га­ми вва­лив­ших­ся глаз.
- За­би­ра­ем ее и сва­ли­ва­ем от­сю­да, - ска­за­ла Ми­ли­на, - по­ка эде­ний­цы не про­трез­ве­ли и не про­чу­ха­лись. Нена­ви­жу Эде­нию, но­ги мо­ей боль­ше здесь ни­ко­гда в жиз­ни не бу­дет, при­еду до­мой – рас­ска­жу от­цу, от об­ще­ния с кем и с чем он умуд­рил­ся счаст­ли­во из­ба­вить­ся!
Скар­лет на­кло­ни­лась, по­ло­жи­ла ру­ку на лоб Ки­та­ны.
- Ру­тай, я не уве­ре­на, что ее во­об­ще пе­ре­дви­гать-то мож­но, - рас­те­рян­но про­бор­мо­та­ла она. – У нее силь­ный жар, бо­лее то­го, я не ду­маю, что у нее це­лы все внут­рен­но­сти и ко­сти…
- Я то­же не уве­рен, - рез­ко от­ве­тил тот, как мож­но осто­рож­нее под­ни­мая плен­ни­цу на ру­ки. – Од­на­ко не бол­тай чушь, дру­го­го вы­хо­да у нас нет, сва­ли­ва­ем от­сю­да, счи­та­ем за­да­ние вы­пол­нен­ным и по­ста­ра­ем­ся за­быть все это, как страш­ный сон. Ни у ко­го у вас нет пла­ща или на­кид­ки, хоть за­вер­нуть ее во что-то?