Юна Анами - Ангел-хранитель мой
Брат­ья, вы ме­ня слы­ши­те? Вы чув­ствуе­те, что я ря­дом? Что я, да­же нес­мот­ря на свою бес­по­л­ез­н­ость, обер­егаю вас?
Как, од­н­ако, все непр­ав­иль­но. Я пом­ню, как вы стоя­ли над мо­им те­лом, все еще не ве­ря, что ме­ня нет. Не ве­ря в то, что ме­ня не вер­н­уть. Я пом­ню твои, Раф, мок­рые дор­ож­ки на ще­к­ах, и твои, Лео, шир­око рас­пах­н­ут­ые гла­за. И да­же тв­ое, Дон­ни, нев­н­ят­н­ое бор­мот­а­ние о том, что это ложь, ил­л­ю­зия, непр­ав­да. Я пом­ню, ког­да, при­дя в ло­го­во, вы не сме­ли смот­реть сен­с­ею в гла­за, но, не за­мет­ив ме­ня, он все по­нял без слов. Я ви­дел, как горь­ко плак­а­ла Эй­прил, как сдер­жи­вал­ся Кей­си. Я все это ви­дел и слы­шал, а вы по­ня­ли, что я был ря­дом, брат­ья?
Я был ря­дом да­же тог­да, ког­да вы, уже вт­ро­ем, дра­л­ись со Шр­ед­д­ер­ом, на­д­еясь, что смо­же­те от­о­м­стить. Глу­по, брат­ья, на­д­еять­ся на это, ведь Шр­ед­д­ер – нам­н­ого силь­нее, нам­н­ого опыт­н­ее, нам­н­ого бес­по­щад­н­ее. Но вы вер­и­ли, а я был ря­дом, ста­р­аясь обер­егать вас.
И вот я сн­о­ва си­жу ря­дом с ва­ми, смот­рю, как Дон­ни ра­б­от­ает на очер­ед­н­ым из­об­ре­те­ни­ем, как Раф, хоть и уже без сил, но про­дол­жа­ет бить по гру­ше, и как Лео, рас­по­л­ожив­шись в дод­зе, ме­дит­ир­ует. Вр­о­де, в так­ие мо­мен­ты вы за­б­ы­вае­те, что ме­ня нет, но, ког­да что-то слу­ча­ет­ся, вы кри­ч­и­те «Мик­ки!» и ос­та­нав­л­и­вае­тесь. А я, стоя со­в­с­ем ря­дом, смот­рю на ва­ши тря­су­щие­ся ру­ки, на за­сле­зив­шие­ся гла­за и сн­о­ва слу­шаю «Про­с­ти, брат».
У ме­ня иног­да воз­н­и­к­ает чувс­тво, что вы по­ни­мае­те, что я до сих пор с ва­ми. Я пом­ню, как од­н­аж­ды, ког­да Дон­ни дол­го си­дел в ла­б­ор­ат­ор­ии, разр­а­б­ат­ы­вая нов­ую пор­цию ретр­ому­т­аге­на, я, по­дой­дя к нему сз­а­ди, по­л­ожил ру­ки ему на пле­чи и про­шепт­ал: «Дон­ни, ты устал. Хват­ит. От­д­ох­ни». И ты, про­шепт­ав «Спа­си­бо, Мик­ки», уш­ел в свою ком­н­ату, ос­тав­ив ме­ня шок­ир­о­в­а­но смот­реть на зак­ры­тую дв­ерь ла­б­ор­ат­ор­ии. Или Лео, ког­да он сн­о­ва ду­ма­ет, что вы его вс­е­рьез не вос­при­ни­мае­те, ся­дет в дод­зе и ме­дит­ир­ует, а я, при­са­жи­ва­ясь ря­дом, шеп­чу: «Брат, мы лю­б­им те­бя». Я ви­жу, как ты не­н­ар­ок­ом улы­ба­ешь­ся, смот­ря прям на ме­ня, хо­тя я знаю, что ты ме­ня не ви­дишь, но все же это ме­ня пу­га­ет. А Раф. Пом­ню, как он сн­о­ва за­ску­чал по Спай­ку, си­дя на кухне и вра­щая в паль­цах не­дое­ден­н­ый ка­пуст­н­ый лист. Я, при­сев ря­дом, ак­к­ур­ат­но кос­н­ул­ся его ру­ки и про­шепт­ал: «Раф, все бу­дет хор­ошо. Ты толь­ко верь». Я пом­ню тот нео­ж­и­дан­н­ый мо­мент, ког­да ты, подс­ко­чив и про­бор­мот­ав мое имя, на­ч­ал рыс­кать гла­за­ми по кухне, но пот­ом, сн­о­ва сев на ме­с­то, зап­ла­к­ал. Мне, прав­да, бе­зум­но вас жаль, брат­ья.
И вот, спус­тя год, вы празд­н­уе­те день мут­ан­та. Но, смот­ря на ва­ши груст­н­ые ли­ца, мне са­мо­му ста­нов­ит­ся не по се­бе. Нео­ж­и­дан­но ря­дом си­дя­щая Эй­прил, под­н­яв­шись, под­н­я­ла взор к пот­ол­ку, где, как раз, на­хо­дил­ся я.
- Мик­ки, ты слы­шишь нас? Я хо­чу по­дар­ить те­бе пес­ню.
И с эти­ми сло­в­ами, дос­тав ском­к­ан­н­ый лист бу­ма­ги из кар­ма­на, ты за­пе­ла.
Мой пер­вый шаг,
Мой пер­вый друг,
Всё это вспом­н­и­л­ось,
И светл­ей ста­ло вд­руг.
Бла­го­да­рю вс­ею ду­шой
Вс­ех, кто со мной про­шёл
Этот путь боль­шой.
В не­бе ноч­н­ом
На ис­х­о­де ле­та
Ярк­их жем­чу­жин рой.
Не пок­и­дай,
Со­т­кан­н­ый из све­та
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой,
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой.
Пос­ле до­ж­дя ра­д­уги след,
А пос­ле му­зы­ки
На ду­ше ти­хий свет.
Но нам пре­дать
Друг дру­га нель­зя,
Ведь ан­гел му­зы­ки
Смот­р­ит нам в гла­за.
В не­бе ноч­н­ом
На ис­х­о­де ле­та
Ярк­их жем­чу­жин рой.
Не пок­и­дай,
Со­т­кан­н­ый из све­та
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой.
В не­бе ноч­н­ом
На ис­х­о­де ле­та
Ярк­их жем­чу­жин рой.
Не пок­и­дай,
Со­т­кан­н­ый из све­та
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой,
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой.
В не­бе ноч­н­ом
На ис­х­о­де ле­та
Ярк­их жем­чу­жин рой.
Не пок­и­дай,
Со­т­кан­н­ый из све­та
Ан­гел-Хра­ни­т­ель мой.
Сей­час, спус­тя столь­ко вре­ме­ни, я ви­жу улыб­ки на ва­ших ли­цах. Улыб­ки, впер­емеш­ку о сле­за­ми. Я сам, не вы­дер­жав, раз­рев­ел­ся и пок­и­нул ло­го­во.
Сей­час, стоя на кры­ше и смот­ря на лу­ну, я по­ни­маю, что мое вре­мя выш­ло. Обер­н­ув­шись, я по­смот­рел на крыш­ку лю­ка, дв­ерь в на­ше тай­ное ло­го­во. Улыб­н­ув­шись и про­шепт­ав «Про­щай­те», уй­ду. На­в­с­ег­да.
Брат­ья, вы ме­ня слы­ши­те? Вы чув­ствуе­те, что я ря­дом? Что я, да­же нес­мот­ря на свою бес­по­л­ез­н­ость, обер­егаю вас.