Борис Рублев - Национал-сексуалка
Зна­ком­ство с На­та­шей слу­чи­лось очень дав­но, еще в на­ча­ле де­вя­но­стых. Я то­гда уже несколь­ко лет жил на чуж­бине и был при­гла­шен на день рож­де­ния к све­жим эми­гран­там. Име­нин­ни­ца бы­ла жен­щи­на ко­ло­рит­ная во всех от­но­ше­ни­ях. Круп­на фигу­рой и раз­ма­хом ре­чи, она недав­но пе­ре­се­ли­лась из Одес­сы в Гер­ма­нию и в дан­ный мо­мент ни­как не мог­ла со­об­ра­зить где же здесь при­воз и как на нем мож­но тор­го­вать. А ее муж все вре­мя хо­тел по ста­рой сво­ей при­выч­ке устро­ить­ся зав­скла­дом – ис­хо­дя из ста­рой со­вет­ской ис­ти­ны -«что охра­ня­ешь, то и име­ешь».
Празд­ник пре­взо­шел все мои ожи­да­ния. Го­сти си­де­ли в туск­ло осве­щен­ной ком­на­те с оран­же­вы­ми в цве­точ­ку обо­я­ми и на­сла­жда­лись ви­дом боль­шой мис­ки оли­вье. Хо­зяй­ка рас­ска­зы­ва­ла увле­ка­тель­ней­шую ис­то­рию о том, что кол­ба­су ей уда­лось ку­пить с боль­шой скид­кой, по­это­му оли­вье она на­ре­за­ла мно­го, и нам да­ет­ся воз­мож­ность на­сла­дить­ся еще неко­то­рым ко­ли­че­ством блюд, в ко­то­рых эта кол­ба­са име­ла честь участ­во­вать. Обыч­но, ко­гда речь шла о недав­но при­быв­ших эми­гран­тах, на та­ких по­си­дел­ках Жен­щи­ны об­суж­да­ли скид­ки в ма­га­зи­нах одеж­ды, при этом до­ста­точ­но силь­но углуб­ля­лись в ма­те­рию и на­чи­на­ли на­пе­ре­гон­ки пе­ре­чис­лять раз­ме­ры сво­их бюст­галь­те­ров, тру­сов и про­чих при­над­леж­но­стей. Эти раз­го­во­ры за­став­ля­ют муж­чин ча­ще на­ли­вать, чтобы по­быст­рее за­быть дей­стви­тель­ность. По­то­му что, узнав раз­мер бюст­галь­те­ра хо­зяй­ки квар­ти­ры как-то сра­зу хо­чет­ся вый­ти в аст­рал. Муж­чи­ны все боль­ше об­суж­да­ют биз­нес, це­ны на ав­то­мо­би­ли, на вод­ку и ес­ли же­ны не слы­шат, на услу­ги в пуб­лич­ных до­мах. Си­дя­щий неда­ле­ко по­жи­лой че­ло­век тря­су­щей­ся ру­кой про­тя­нул сво­е­му вну­ку пи­а­лу с про­зрач­ным, ко­леб­лю­щим­ся в такт ру­ке же­ле и ска­зал,
- ты по­смот­ри Ми­шень­ка, вот точ­но так же тря­сут­ся сись­ки у тво­ей ба­буш­ки.
Ми­шень­ка был в том неж­ном воз­расте, в ко­то­ром лю­ди еще не по­ни­ма­ют столь суб­тиль­ный юмор. Но ока­зав­шись маль­чи­ком с хо­ро­ши­ми на­вы­ка­ми об­ще­ния, сам то­го не по­до­зре­вая, дал де­душ­ке до­стой­ный от­вет
- а дя­дя Се­ня го­во­рит, что кам­ба­ла же­на ки­та- ска­зал он
все муж­чи­ны друж­но пе­ре­гля­ну­лись и сроч­но на­ли­ли.
Ря­дом со мной си­де­ла невы­со­кая, де­вуш­ка с уме­рен­ной строй­но­сти фигу­рой и боль­ши­ми ка­ри­ми гла­за­ми. Ко­рот­кая чер­ная юбоч­ка ели при­кры­ва­ла ее го­лые нож­ки. Я уж на­чал бы­ло по­ду­мы­вать, как се­го­дня ве­че­ром бу­ду сни­мать с нее эту часть гар­де­роба, но по­том об­на­ру­жил на ее паль­це об­ру­чаль­ное коль­цо. Муж, ока­зы­ва­ет­ся, опаз­ды­вал, дол­жен был прий­ти с ми­ну­ты на ми­ну­ту.
Раз­го­во­рив­шись с ней я узнал, что при­е­ха­ла она из Укра­и­ны. По об­ра­зо­ва­нию бы­ла мед­сест­рой, и со­всем недав­но раз­ве­лась. Кро­ме уко­лов и клизм сво­им под­опеч­ным увле­ка­лась укра­ин­ски­ми на­цио­наль­ны­ми тан­ца­ми, за что очень гля­ну­лась сво­е­му пер­во­му му­жу. Од­на­жды их кол­лек­тив при­гла­си­ли вы­сту­пать на сбо­ре ка­кой-то по­ли­ти­че­ской пар­тии, там при­сут­ство­вал Ни­ко­лай. Ему по­нра­ви­лась ча­рив­на див­чи­на в на­цио­наль­ном на­ря­де, и в тот же ве­чер он при­гла­сил ее до­мой. По­сле бу­тыл­ки ви­на, ко­гда ру­ки уже ак­тив­но изу­ча­ли гео­гра­фию ее те­ла, рас­ска­зал ей, что все­гда чув­ство­вал тя­гу к де­вуш­кам в на­цио­наль­ных укра­ин­ских на­ря­дах. И по­про­сил ее той но­чью не сни­мать с се­бя свою рас­ши­тую тра­ди­ци­он­ны­ми ар­на­мен­та­ми ру­баш­ку. На­та­шу этот неожи­дан­ный эпи­зод ее по­ло­вой жиз­ни то­же очень воз­бу­дил, и с тех пор они ста­ли па­рой. Спу­стя неко­то­рое вре­мя бы­ла свадь­ба. Жи­ли они вме­сте не дол­го, но бур­но. Ни­ко­лай каж­дый раз до­жи­дал­ся свою су­пру­гу, ко­гда та при­хо­ди­ла с оче­ред­но­го вы­ступ­ле­ния и на­ки­ды­вал­ся на нее пря­мо в ко­ри­до­ре, чтобы она не успе­ла дой­ти до пла­тя­но­го шка­фа и пе­ре­одеть­ся в обыч­ную до­маш­нюю одеж­ду. На­та­ша при­ни­ма­ла сла­бость сво­е­го су­пру­га, и все­гда при­бли­жа­лась к две­рям квар­ти­ры с неж­ным эро­ти­че­ским пред­чув­стви­ем. Через неко­то­рое вре­мя ока­за­лось, что кро­ме эро­ти­че­ских при­клю­че­ний Ни­ко­лая и На­та­шу ни­че­го не свя­зы­ва­ет. На­ча­лись буд­ни. На­та­ша бе­га­ла по сво­им боль­ным, Ни­ко­лай по­мо­гал сво­е­му на­чаль­ству при­об­ре­тать элек­то­рат, при этом на­чал ча­стень­ко на­хо­дить се­бе дру­гие сек­су­аль­ные при­клю­че­ния.
- ты где был, спра­ши­ва­ла На­та­ша сво­е­го су­пру­га, ко­гда тот, бы­ва­ло, воз­вра­щал­ся к утру в рас­тре­пан­ной одеж­де, и с силь­ным за­па­хом ал­ко­го­ля.
- до­ро­гая, от­ве­чал он ей чуть во­ро­чая язы­ком, ты же зна­ешь я люб­лю толь­ко те­бя, но нам нуж­но бо­роть­ся за на­ше по­ли­ти­че­ское бу­ду­щее.
- я на­де­юсь ты там всех по­бо­рол, на­ме­ка­ла она ему на то, что по­ни­ма­ет, как он там клал на ло­пат­ки сво­их из­би­ра­тель­ниц.
Но скан­да­лов не устра­и­ва­ла, по­то­му что пом­ни­ла еще, как ру­ки мо­ло­до­го хи­рур­га ре­гу­ляр­но про­ни­ка­ли под ко­рот­кую юб­ку и на­хо­ди­ли там ее округ­лые яго­ди­цы.
В мо­мен­ты бли­зо­сти с хи­рур­гом она ред­ко вспо­ми­на­ла о сво­ем за­му­же­стве. Ее при­вле­ка­ла некая за­ве­са за­прет­но­сти и ко­неч­но же тон­кие и чув­стви­тель­ные паль­цы мо­ло­до­го ме­ди­ка. Эти чуд­ные паль­чи­ки об­ра­ща­лись с ней как с му­зы­каль­ным ин­стру­мен­том и очень хо­ро­шо уме­ли из­вле­кать из нее чу­дес­ную му­зы­ку.
От­но­ше­ния меж­ду су­пру­га­ми по­ти­хонь­ку сник­ли, и бы­ло при­ня­то ре­ше­ние раз­ве­стись. Хо­дить неза­муж­ней бы­ло уже как-то непри­лич­но и На­та­ша на­ча­ла по­иск но­во­го су­пру­га. Ей бы­ло при­шло в го­ло­ву стать су­пру­гой сво­е­го ме­ди­цин­ско­го кол­ле­ги, все-та­ки хи­рург, а не ка­кой-ни­будь сле­сарь из ши­но­ре­монт­ной ма­стер­ской, но ее она от­ме­ла. Хи­рург, ко­неч­но, непло­хо смот­рел­ся го­лым на све­жей про­стыне в де­жур­ке, но, во пер­вых, он там так пре­крас­но вы­гля­дел не толь­ко с На­та­шей, а во вто­рых с его зар­пла­той на­чи­на­ю­ще­го спе­ци­а­ли­ста да­же бе­лую про­стынь мож­но бы­ло се­бе поз­во­лить да­ле­ко не все­гда.
Бы­ва­ло, что На­та­ше встре­ча­лись биз­нес­ме­ны. Ча­ще все­го, они на­ни­ма­ли ее де­лать сво­им по­жи­лым ро­ди­те­лям уко­лы и ста­вить клиз­мы, но от­ве­сти ее под ве­нец так ни­кто и не пред­ло­жил. Хо­тя бы­ли, ко­неч­но, ин­ди­ви­ду­у­мы, пы­тав­ши­е­ся по­мочь не толь­ко сво­им ро­ди­те­лям, но и по­пол­нить свою кол­лек­цию сек­су­аль­ных за­во­е­ва­ний. Ино­гда это бы­ло весь­ма за­бав­но, но се­мей­ное сча­стье из та­ких утех не по­лу­ча­лось.
По­сле несколь­ких разо­ча­ро­ва­ний На­та­ша ре­ши­ла от­дать свою судь­бу в ру­ки спе­ци­а­ли­стов. Объ­яв­ле­ние в га­зе­те рас­ска­за­ло ей, что в Ев­ро­пе еще не пе­ре­ве­лись прин­цы, ко­то­рые хо­те­ли бы взять ее в же­ны. Ну кто же от­ка­жет­ся от та­ко­го пред­ло­же­ния.
Жизнь это свое­об­раз­ная до­ро­га, обыч­но трех­по­лос­ная, по­то­му что ря­дом с ле­вой и с пра­вой сто­ро­ны все­гда кто-то едет. До сих пор с На­та­шей ря­дом еха­ли два ав­то­мо­би­ля, один был соб­ствен­ным му­жем, вто­рой был хи­рур­гом в де­жур­ке на бе­лых про­сты­нях. Оба вро­де бы еще мог­ли ехать, но с ни­ми на до­ро­ге бы­ло как-то неуют­но. На­та­ше за­хо­те­лось при­стро­ить­ся под бок к ка­ко­му-ни­будь трам­ваю.
Муж из Ев­ро­пы мог стать та­ким трам­ва­ем. Ехать ря­дом с трам­ва­ем бы­ва­ет очень при­ят­но, точ­но зна­ешь, что он не под­ре­жет - не свернет неожи­дан­но на твою по­ло­су, не бу­дет го­нять­ся с то­бой на пе­ре­гон­ки, за­щи­тит от по­ры­вов вет­ра и ес­ли кон­чит­ся бен­зин мож­но бу­дет в него пе­ре­сесть и по­ехать даль­ше.
Ев­ро­пей­ские муж­чи­ны пред­став­ля­лись бо­га­ты­ми и на­деж­ны­ми ге­ро­я­ми из ки­но­филь­мов. В дей­стви­тель­но­сти ей на­шли Фран­ка. Это был слу­жа­щий по­ли­ции, неболь­шо­го ро­ста, лет на 10 стар­ше На­та­ши, лы­со­ват и креп­ко лю­бил вы­пить.
Но На­та­ша смот­ре­ла на это снис­хо­ди­тель­но – му­жик все та­ки. За­то не из­ме­ня­ет, по­сле де­жур­ства до­мой воз­вра­ща­ет­ся и име­ет по­сто­ян­ную зар­пла­ту. Она пре­крас­но на­шла об­щий язык с его ро­ди­те­ля­ми и дру­зья­ми. По­сле сум­бур­ной жиз­ни у се­бя до­ма, бес­ко­неч­ных бе­гов меж­ду боль­ни­цей и част­ны­ми кли­ен­та­ми, по­сле гу­ля­ю­ще­го му­жа и ре­зуль­та­тив­но­го, но бед­но­го лю­бов­ни­ка, ев­ро­пей­ский быт по­ка­зал­ся ей удоб­ной и при­вле­ка­тель­ной ко­лы­бе­лью.
- Мне во­об­ще ино­гда ка­жет­ся, что я нем­ка- рас­ска­за­ла она мне- та­кое впе­чат­ле­ние, что я всю жизнь бы­ла нем­кой и ме­ня про­сто ро­ди­ли и вос­пи­ты­ва­ли не в той стране. И внеш­ность, мне ка­жет­ся, вполне немец­кая и мен­та­ли­тет. Вот я ча­сто за­ме­чаю, что ду­маю, как нем­цы и кста­ти пре­крас­но на­хо­жу с ими об­щий язык. Мне так нра­вят­ся нем­цы!!! Я да­же сра­зу на­учи­лась го­то­вить немец­кую кух­ню. Я про­сто уве­ре­на, что мои пред­ки бы­ли из немец­ких пе­ре­се­лен­цев. Нуж­но по­ко­пать­ся в сво­их пред­ках.
Через неко­то­рое вре­мя, по­сле то­го, как мы за­ве­ли с На­та­шей наш раз­го­вор, при­шел Франк. На сто­ле к то­му вре­ме­ни уже сто­ял пи­рог и в чаш­ках ды­мил чай. Ему по­ста­ви­ли та­рел­ку, по­ста­ви­ли боль­шую чаш­ку и за­вар­ник. Франк был че­ло­ве­ком по­ря­доч­ным, от уго­ще­ний не от­ка­зал­ся, на­лил се­бе пол чаш­ки го­ря­че­го чая, а остав­ший­ся объ­ем в чаш­ке за­пол­нил из сто­яв­шей на сто­ле бу­тыл­ки вод­ки. По­лу­чив­ший­ся кок­тейль Франк оси­лил за три глот­ка. По­сле че­го сно­ва на­пол­нил чаш­ку та­ким же со­ста­вом. Он ока­зал­ся вполне раз­го­вор­чи­вым че­ло­ве­ком, мно­го рас­ска­зы­вал о сво­ей служ­бе, свой со­ба­ке и пер­вой жене.
Вид­но бы­ло, что На­та­ша не в вос­тор­ге от ко­ли­че­ства ал­ко­го­ля, ко­то­рое был спо­со­бен влить в се­бя Франк. С од­ной сто­ро­ны она не име­ла ни­че­го про­тив, но ее взгляд по­ка­зы­вал все же неко­то­рый дис­ком­форт.
По­сле ве­че­рин­ки мы вме­сте вы­шли на ули­цу. Про­ща­ния и обе­ща­ния хо­дить друг к дру­гу в го­сти бы­ли не дол­ги­ми. Франк был при­лич­но вы­пив­ший, но уве­рен­но сто­ял на но­гах и речь его бы­ла на удив­ле­ние по­нят­на и чи­ста. Это бы­ло стран­но, по­то­му что влил он в се­бя за ве­чер до­ста­точ­но мно­го. На мой во­прос как же он со­брал­ся ехать, ес­ли, мяг­ко го­во­ря не со­всем трезв. Он от­ве­тил, что пе­ре­жи­вать не сто­ит и да­же ес­ли его оста­но­вят ему ни­че­го не бу­дет, по­то­му что по­ли­цей­ский по­ли­цей­ско­му глаз не вы­клю­ет.
Через неко­то­рое Вре­мя я сно­ва встре­тил­ся с На­та­шей на оче­ред­ной ве­че­рин­ке. Она сно­ва бы­ла без Фран­ка. В этот раз ее эн­ту­зи­азм по от­но­ше­нию к но­вой ро­дине несколь­ко по­утих. Она рас­ска­за­ла, что они с Фран­ком офор­ми­ли Ипо­те­ку и ку­пи­ли дом. Все ее рас­ска­зы о до­ме как-то стран­но сво­ди­лись к то­му, что она дол­го на­ста­и­ва­ла на том, чтобы уста­но­вить пи­су­ар для сво­е­го му­жа, а этот при­ду­рок при­хо­дит та­ким пья­ным, что ели сто­ит на но­гах и ре­гу­ляр­но га­дит ми­мо ее до­ро­го­го при­об­ре­те­ния.
В один пре­крас­ный день На­та­ша по­еха­ла по­ку­пать се­бе мо­биль­ный те­ле­фон. По­смот­рев на вит­рине все мо­де­ли, она за­шла в ма­га­зин, чтобы вы­яс­нить по­дроб­но­сти о та­ри­фах. Про­дав­цом в этом ма­га­зине был па­рень по име­ни Абиг. Абиг был чер­но­ко­жий вы­хо­дец из ка­кой то аф­ри­кан­ской стра­ны. Ко­гда-то он при­е­хал в Ев­ро­пу слил в аэро­пор­ту свой пас­порт в уни­таз и по­про­сил по­ли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. Рас­ска­зал на ко­мис­сии, что участ­во­вал в на­род­ных бес­по­ряд­ках, бо­рол­ся с ре­жи­мом и за это те­перь пре­сле­ду­ем вла­стя­ми. Он не смог на­звать ни од­но­го по­ли­ти­че­ско­го дви­же­ния или де­я­те­ля сво­ей стра­ны. Тол­ком объ­яс­нить, чем он там по­ли­ти­че­ским за­ни­мал­ся то­же не уда­лось. В убе­жи­ще ему ко­неч­но от­ка­за­ли. Но ото­слать на ро­ди­ну не смог­ли. По­то­му что пас­пор­та на ру­ках не бы­ло, и вы­яс­нить го­во­рит ли он прав­ду по по­во­ду стра­ны сво­е­го про­ис­хож­де­ния бы­ло прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го невоз­мож­но вы­слать, остав­ля­ют и да­ют вре­мен­ный вид на жи­тель­ство. Так и до­ве­лось им встре­тить­ся в ма­га­зине мо­биль­ных те­ле­фо­нов.
По­сле недол­гих вы­яс­не­ний, че­го же­ла­ет кли­ент­ка, раз­го­вор мед­лен­но пе­ре­шел к те­ме о том, что На­та­ша де­ла­ет се­го­дня ве­че­ром. Абиг был круп­ным пар­нем, го­ло­ва бы­ла вы­бри­та на лы­со и бле­сте­ла в све­те нео­но­вых ламп сво­ей шо­ко­лад­ной ко­рич­не­во­стью.
- Те­бя как зо­вут – спро­сил Абиг
- На­та­ша
- У нас се­го­дня дис­ко­те­ка на­ме­ча­ет­ся, мо­жет схо­дим при­тор­чим вме­сте, спро­сил Абиг
На­та­ша хо­те­ла бы­ло отоб­ра­зить воз­му­ще­ние на ли­це, но по­том вспом­ни­ла, что у му­жа се­го­дня де­жур­ство и по­ду­ма­ла, что со­всем не лиш­ним бы­ло бы от­тя­нуть­ся по­сле тру­до­во­го дня. Она ра­бо­та­ла по свей спе­ци­аль­но­сти в боль­ни­це.
- Что за дис­ко­те­ка спро­си­ла На­та­ша.
- Чер­ная му­зы­ка, трав­ка, все де­ла – ска­зал Абиг
Ве­че­ром На­та­ша впер­вые по­зна­ко­ми­лась с Бо­бом Мар­ли и с дей­стви­ем Ма­ри­ху­а­ны. Дис­ко­те­ка бы­ла толь­ко для чер­ных. Един­ствен­ны­ми бе­лы­ми ис­клю­че­ни­я­ми бы­ли де­вуш­ки. Ли­бо те, ко­то­рые при­шли с чер­ны­ми ка­ва­ле­ра­ми, ли­бо те, ко­то­рые на­де­я­лись та­ко­вых под­це­пить…
Ве­ли се­бя лю­ди на этой дис­ко­те­ке до­ста­точ­но рас­кре­по­щен­но. Тан­цы пред­по­ла­га­ют от­кро­вен­ные дви­же­ния бед­ра­ми и плот­ное со­при­кос­но­ве­ние те­ла­ми. В ка­кой-то мо­мент в су­е­те танц­по­ля На­та­ша по­чув­ство­ва­ла, что не са­ма при­жи­ма­ет­ся к сво­е­му ка­ва­ле­ру, ей кто-то по­мо­гал, тем что при­жи­мал­ся к ней сза­ди. По­том по­чув­ство­ва­ла на се­бе ми­ни­мум шесть рук, ко­то­рые аб­со­лют­но не за­да­ва­лись во­про­са­ми при­ли­чия и мо­ра­ли. Трав­ка, ал­ко­голь и му­зы­ка сде­ла­ли свое де­ло, На­та­ша не ста­ла все­му это­му про­ти­вить­ся и на ка­кое то вре­мя пу­сти­лась по те­че­нию. По­сле дис­ко­те­ки от­пра­ви­лись к Аби­гу до­мой. Там вы­пи­ли еще шам­пан­ско­го и Абиг до­ка­зал На­та­ше, что че­ло­век про­изо­шел от ди­ких обе­зьян. Ко­гда Абиг уснул, На­та­ша по­зво­ни­ла сво­ей по­дру­ге в 3 ча­са но­чи и по­де­ли­лась сво­и­ми при­клю­че­ни­я­ми.
Ты зна­ешь- ска­за­ла На­та­ша, ко­гда он при­жи­ма­ет­ся ко мне сво­им те­лом, мне ка­жет­ся, что мы ко­фе с мо­ло­ком. Он горь­кий и чер­ный как ко­фе, а я бе­лая и слад­кая как мо­ло­ко. И во­об­ще у ме­ня со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что я чем-то сма­хи­ваю на негри­тян­ку. Я вот смот­рю на се­бя в зер­ка­ло и мне ка­жет­ся, что мой ши­ро­кий нос име­ет негри­тян­ские кор­ни. Мо­жет у ме­ня в ро­ду негры бы­ли. И гла­за у ме­ня ка­рие. А как я се­го­дня с ни­ми тан­це­ва­ла!!! Я точ­но на по­ло­ви­ну негри­тян­ка. Ско­рее все­го кто-то в на­шей се­мье под­гу­лял с негром. По­то­му что я яв­но чув­ствую се­бя с Аби­гом в сво­ей та­рел­ке.
Раз­во­дить­ся со сво­им му­жем На­та­ша не ста­ла. Все та­ки сов­мест­ные дол­ги спла­чи­ва­ют по­креп­че лю­бых су­пру­же­ских обе­ща­ний. Но с дру­гой сто­ро­ны оста­вать­ся веч­ной нем­кой или негри­тян­кой ей то­же не хо­те­лось, ведь на све­те так мно­го раз­лич­ных стран и на­ро­дов со сво­и­ми ха­рак­тер­ны­ми от­ли­чи­я­ми.