Creativeness - Цвет твоих глаз
1 гла­ва
2 ча­са но­чи. Опять не мо­гу уснуть.
Я вы­би­ра­юсь из-под оде­я­ла и не вк­лю­чая све­та на ощупь про­би­ра­юсь к шка­фу. На­тя­ги­ваю лю­би­мые джин­сы и теп­лый рас­тя­ну­тый сви­тер, вы­хо­жу из ком­на­ты. Я обу­ваю крос­сов­ки, на­бра­сы­ваю курт­ку и бес­шум­но за­кры­ваю вход­ную дверь, по­во­ра­чи­ваю ключ в зам­ке. Я вер­нусь через час. И так чуть ли не каж­дую ночь, все ча­ще. Эти ноч­ные про­гул­ки на­ча­ли вхо­дить в при­выч­ку. В по­след­нее вре­мя я не мо­гу спать по но­чам, хоть убей­те. Ме­ня тре­во­жат мои же мыс­ли, и ка­жет­ся, я смо­гу уснуть ко­гда-ни­будь, толь­ко ес­ли ра­зу­чусь ду­мать.
Тол­каю тя­же­лую дверь пле­чом, и ме­ня об­да­ет вол­на хо­лод­но­го воз­ду­ха. На ули­це тем­но, но ме­ня это ни кап­ли не стра­шит. Ко­гда мне впер­вые при­шло в го­ло­ву од­ной вый­ти но­чью на ули­цу, я ужас­но ис­пу­га­лась, уви­дев пе­ред со­бой толь­ко тем­но­ту. Те­перь мне не страш­но, все так при­выч­но. Уже несколь­ко дней под­ряд я гу­ляю по ноч­но­му го­ро­ду, и, хоть я обе­ща­ла се­бе оста­но­вить­ся, не мо­гу ни­че­го с со­бой по­де­лать и каж­дую ночь ухо­жу во тьму, на­сла­жда­ясь ти­ши­ной. Уж очень я люб­лю ночь и ти­ши­ну..
Я люб­лю но­чи за то, что в это вре­мя мож­но быть со­бой, ду­мать о сво­ем, не на­де­вая ма­сок без­раз­ли­чия. Ид­ти, по­гру­зив­шись в свои мыс­ли, ду­мать. Де­ло в том, что ко­гда я ле­жу в по­сте­ли, мои мыс­ли на­го­ня­ют страх, здесь же я не чув­ствую гра­ниц, не за­го­няю се­бя ни в ка­кие рам­ки. Здесь я сво­бод­на.
А ду­маю я в та­кие мо­мен­ты по­чти все­гда об од­ном: что бу­дет зав­тра. Сра­зу же за­став­ляю от­бро­сить се­бя эти мыс­ли, по­то­му что каж­дое но­вое утро не несет в се­бе для ме­ня ни­че­го хо­ро­ше­го. Сно­ва шко­ла, класс, в ко­то­ром ме­ня не лю­бят, по­сле шко­лы сно­ва од­на. Я не ви­ню в этом ни­ко­го. Это не страш­но. Страш­но то, что по­всю­ду тем­ные цве­та. В их гла­зах тем­но. Чер­ные цве­та, они све­дут ме­ня с ума.
Цве­та глаз лю­дей я ви­жу с рож­де­ния. Это, ко­неч­но же, не те цве­та, ко­то­рые вид­ны каж­до­му, хо­тя и их я ви­жу, как все. Но цве­та, о ко­то­рых я го­во­рю, вид­ны толь­ко мне. Я их не то чтобы ви­жу, ско­рее чув­ствую. Смот­ря в гла­за че­ло­ве­ку, я ви­жу его цвет. Это, на­при­мер, мо­жет быть си­ний, и гля­дя в эти гла­за, теп­ло рас­те­ка­ет­ся по мо­е­му те­лу. Или хо­лод­ный чер­ный цвет, от ко­то­ро­го сжи­ма­ет­ся все внут­ри. По­ни­ма­е­те, эти цве­та по­ка­зы­ва­ют ха­рак­тер че­ло­ве­ка. Ес­ли цвет теп­лый, свет­лый, зна­чит че­ло­век доб­рый и ис­крен­ний. Тем­ный цвет озна­ча­ет, что его об­ла­да­тель злой, же­сто­кий. Он пре­да­ет и об­ма­ны­ва­ет. В пер­вый раз я по­ня­ла, что озна­ча­ют тем­ные цве­та еще в дет­стве, ко­гда ме­ня пре­да­ли мои так на­зы­ва­е­мые по­дру­ги, и у них бы­ли чер­ные цве­та. То­гда мы бы­ли еще со­всем детьми, мы толь­ко гу­ля­ли вме­сте во дво­ре, да и «пре­да­тель­ство» бы­ло дет­ское, но оно ужас­но за­де­ло ме­ня. С тех пор про­шло шесть или семь лет, я успе­ла разо­брать­ся, что озна­ча­ют оп­ре­де­лен­ные цве­та. Я встре­ча­ла но­вых незна­ко­мых лю­дей, ви­де­ла их цве­та, узна­ва­ла их и де­ла­ла вы­во­ды о ка­ких-ли­бо цве­тах. На­при­мер, се­рый озна­ча­ет за­мкну­тость че­ло­ве­ка, фио­ле­то­вый го­во­рит о его ори­ги­наль­но­сти, бе­лый – об ис­крен­но­сти и до­вер­чи­во­сти, зе­ле­ный – о том, что че­ло­ве­ку с этим цве­том мож­но до­ве­рять. Но каж­дый че­ло­век непо­вто­рим и каж­дый день я ви­жу все но­вые от­тен­ки, и мне оста­ет­ся толь­ко до­га­ды­вать­ся об их зна­че­нии. Но вот что ме­ня пу­га­ет: я все ре­же встре­чаю лю­дей с хо­ро­ши­ми свет­лы­ми цве­та­ми, по­всю­ду тем­ные от­тен­ки.
Вез­де злые лю­ди.
Сто­ит ли при­вя­зы­вать­ся к ним, ес­ли в ито­ге они те­бя бро­сят, пре­да­дут, при­чи­нят те­бе невы­но­си­мую боль. Я чув­ство­ва­ла ее мно­го раз, еще не зная о зна­че­нии цве­тов, и я бо­юсь по­чув­ство­вать ее еще раз, хо­тя знаю, что жить без бо­ли невоз­мож­но. Мо­жет, ес­ли бы я не име­ла этой спо­соб­но­сти, я де­ла­ла бы хоть ка­кие-то по­пыт­ки об­щать­ся со сверст­ни­ка­ми. Это то же са­мое, ес­ли ты зна­ешь что ско­ро ты умрешь, и ты опус­ка­ешь ру­ки, ни­че­го не де­ла­ешь, про­сто ждешь сво­ей смер­ти. По­то­му что нет смыс­ла к че­му-то стре­мить­ся, ес­ли через несколь­ко дней все за­кон­чит­ся. Моя жизнь по­хо­жа на та­кое ожи­да­ние. Ведь я – это я, и я яс­но ви­жу лю­дей, их же­сто­кость. Все они же­сто­ки. Я не мо­гу опять по­чув­ство­вать се­бя бро­шен­ной, зная на­пе­ред, что это слу­чит­ся. По­это­му я са­ма по се­бе. И я нена­ви­жу се­бя за это.
Про­быв на ули­це чуть боль­ше ча­са, я на­чи­наю за­мер­зать. Ухо­дить не хо­чет­ся, но я по­ни­маю: через па­ру ча­сов проснут­ся ро­ди­те­ли и в это вре­мя я долж­на ле­жать в кро­ва­ти. Стран­но, что они еще ни ра­зу не узна­ли, что я гу­ляю но­ча­ми по ули­цам, и мне со­всем не хо­чет­ся, чтобы они узна­ли об этом се­го­дня. По­это­му я на­прав­ля­юсь в сто­ро­ну до­ма.
Вско­ре я ви­жу впе­ре­ди несколь­ко си­лу­этов, ко­то­рые идут пря­мо мне на­встре­чу. Тем­ные фигу­ры ока­зы­ва­ют­ся все бли­же, я на­чи­наю раз­ли­чать де­та­ли: чер­ные курт­ки, ко­рот­кие стриж­ки – пять пар­ней-под­рост­ков, стар­ше ме­ня на несколь­ко лет. Я ста­ра­юсь прой­ти ми­мо быст­рее, не гля­дя на них, но ко­гда они уже со­всем близ­ко, мой взгляд оста­нав­ли­ва­ет­ся на их ли­цах. Серд­це на­чи­на­ет бе­ше­но ко­ло­тить­ся. Да­же в тем­но­те я ви­жу цвет их глаз. Зна­е­те, я ни­ко­гда не об­ра­ща­ла вни­ма­ния на обыч­ные цве­та глаз лю­дей. У ме­ня са­мой се­рые гла­за, но кто зна­ет, ка­кой у ме­ня цвет ха­рак­те­ра. Вот еще од­на стран­ность: свой цвет я не ви­жу.
Я вздра­ги­ваю, ко­гда по­ни­маю, что у этих пар­ней цве­та чер­ные, как ночь. Я за­став­ляю се­бя ид­ти быст­рее, но но­ги слов­но ват­ные. Что-то ме­ша­ет мне, не пус­ка­ет. Я знаю, что имен­но.
По­след­ним идет па­рень, цвет ко­то­ро­го от­ли­ча­ет­ся от осталь­ных. Зе­ле­ный. На­сы­щен­ный, яр­кий зе­ле­ный, та­ко­го я не ви­де­ла ни у ко­го. Я вспо­ми­наю, что зна­чит этот цвет: вер­ность, на­деж­да. Лю­дям с этим цве­том мож­но до­ве­рять. Я за­гля­ды­ваю ему в гла­за и мгно­вен­но успо­ка­и­ва­юсь, шок от та­ко­го ко­ли­че­ства тем­ных цве­тов сра­зу про­хо­дит, и я мо­гу ид­ти даль­ше.
Но я и те­перь не дви­га­юсь с ме­ста, не в со­сто­я­нии от­ве­сти взгляд от его глаз.
2 гла­ва.
И тут он оста­нав­ли­ва­ет­ся.