Елена Гвозденко - Размышления Читалы
Ри­су­нок Ал­ек­санд­ра Тер­ен­т­ье­ва
Мо­л­о­дой са­мец ры­бы Чит­а­ло, сдел­ав нес­коль­ко вит­к­ов по прос­тран­ству ак­ва­р­иу­ма, прит­аил­ся под огром­н­ым ку­ст­ом непо­нят­ной во­до­р­ос­ли, чу­дом уцел­ев­шей в ми­ре хищ­н­и­к­ов. «Как-ник­ак я ры­ба су­мер­еч­н­ая, а попр­о­буй за­д­ре­мать. Нет, ко­неч­но же, я не Ак­ул­ка, со­в­с­ем не съе­дят, но рос­к­ош­н­ый хвост, моя гор­д­ость, пос­т­ра­д­ать мо­жет. Вот по­н­аб­лю­даю нем­нож­ко за жиз­н­ью пот­уст­ор­он­н­ей, и спать, спать, спать…
Ус­н­ешь тут. Что он о се­бе ду­ма­ет, то­же мне, от­ец-ге­рой. Ник­ак услы­шал из вн­еш­н­его ми­ра, что те­перь и от­цам ком­пен­с­ации да­вать бу­д­ут. Да успо­кой­ся, неу­го­мон­н­ый, это тем, без­в­од­н­ым, да и то не вс­ем, а тем, кот­ор­ые к дру­гим ви­дам пла­ва­ют для ик­ро­мет­а­ния. Нет, не уни­ма­ет­ся. Эй, Ак­а­ра, слы­шишь ме­ня, ну заг­нал свою сам­ку в единс­твен­н­ый, меж­ду про­чим, кор­абль на на­шей терр­ит­ор­ии, так уго­мо­нись уже. Си­ди ря­дом, жди ик­ри­нок. Что ты ей на каж­д­ом уг­лу по пер­и­нат­аль­но­му цент­ру вы­рыл? Или ду­ма­ешь, что му­жик, хо­зя­ин, силь­ный, раз так­ие кам­ни раз­б­ра­сы­ва­ешь? Я вот что те­бе ска­жу, не хо­чет твоя Ак­ар­уш­ка ик­ру мет­ать, так и не за­став­ишь. Сам ви­дел, она на По­пу­гая за­гля­ды­ва­ет­ся. А с то­го что взять, мут­ант он кит­ай­ский, к разм­но­же­нию не при­го­ден».
«Нет, ну на что он оби­дел­ся, в дра­ку бро­сил­ся? Об­з­ы­ва­ет­ся еще. Ви­но­в­ат я раз­ве, что пот­уст­ор­он­н­ее мне судь­бу бо­бы­ля угот­ов­и­ло? Все по па­ре, толь­ко я один. Хо­тя по­че­му все? Мут­ан­ты эти, По­пу­гаи кит­ай­ские, вт­ро­ем вс­ег­да. Эх, вре­ме­на пош­ли. И сет­о­в­ать нель­зя, все в во­ле пот­уст­ор­он­н­его, и корм дваж­ды в день, и эко­л­оги­ч­ес­кие про­це­ду­ры. Да и кли­мат, ска­жем сра­зу, все в его ру­к­ах. Пом­ню, как рас­с­ер­д­ил­ся на нас за Ак­ул­ку, во­да сра­зу ос­ты­вать ста­ла. Тут уж не до ик­ро­мет­а­ния. А ес­ли по со­в­е­с­ти, слаб ры­бий нар­о­дец, ох как слаб. Вот по­че­му тог­да Ак­ул­ку съе­ли, с го­л­о­да? Нет, нам сра­зу их ак­у­лье пле­мя не пон­рав­и­л­ось. Бес­к­о­неч­но ту­да-сю­да, ту­да-сю­да, ни дн­ем, ни но­чью пок­оя нет. Как­ая уж гар­мо­ния бы­тия? Ос­таль­ные хищ­н­ики нет­ор­оп­ли­вы, за­д­ум­чи­вы, но это, ко­неч­но, те, кот­о­р­ым есть чем ду­мать. Пом­ню, ча­сто раз­мыш­лял над брен­н­о­стью суе­ты, ук­ло­ня­ясь от ак­у­льих пи­ру­этов. А ес­ли бы у них маль­ки пош­ли? Пар­оч­ку еще вы­дер­жать мож­но, а вот стай­ка тор­пед не про­с­то ут­оми­т­ель­на, но и опас­на. Нет, ко­неч­но, сам бы не ре­шил­ся, это все чер­епа­хи, соз­д­а­ния вред­н­ые. Это они свои­ми когт­и­с­ты­ми лап­к­ами вон­з­и­л­ись в те­ло жерт­вы. Ну а даль­ше, ка­юсь, как все. Но мне изв­и­ни­т­ель­но, я и без то­го кру­гом один, как тут прот­ив об­щест­ва? Со­в­с­ем сон раз­гу­лял, мо­жет к кор­аб­лю спла­вать, по­мир­ит­ь­ся с Ак­арой. Он из вс­его на­ше­го колл­ект­и­ва са­мый тол­к­о­в­ый. И Ак­ул­ку не ел, я пом­ню. Пер­вы­ми из ры­бье­го пле­ме­ни на жерт­ву бро­си­л­ись Аст­ро­нот­у­сы, то­же мне хра­мо­в­ый эк­з­емп­ляр. Нет, ко­неч­но, ви­дит пот­уст­ор­он­н­ее эти гла­за-плош­ки, эти вы­к­ру­т­а­сы пер­ед стек­л­ом, озна­ч­аю­щие ра­д­ость, и ду­ма­ет, мол, как­ие лас­ко­в­ые соз­д­а­ния. Слы­шал бы он их вор­ч­а­ние, то во­да хо­л­од­н­ая, то корм од­н­оо­браз­н­ый. И крот­к­ие они толь­ко на пер­вый взгляд, ос­тр­ые зуб­ки толь­ко и жд­ут очер­ед­ной жерт­вы».
Ак­а­ра рыл очер­ед­н­ую ям­ку вб­л­и­зи кор­аб­ля и сле­дил за тем, что­бы его по­дру­га не от­влек­ал­ась от ик­ро­мет­а­ния. Чит­а­ло ви­но­в­ато пок­рут­ил­ся ря­дом, да так и уплыл под ли­с­ток во­до­р­ос­ли, до­сматр­и­вать свой дн­ев­ной сон о чу­дес­ной рыб­ке с удив­и­т­ель­ным хво­с­том с ше­стью пят­н­ыш­к­ами, за кот­ор­ый ее проз­в­а­ли Мил­л­ион долл­ар­ов.
Ры­ба-нож или Чит­а­ло, или Мил­л­ион долл­ар­ов, проз­ван­н­ая так за шесть пят­н­ышек на хво­с­те, од­на из са­мых боль­ших ак­ва­р­иум­н­ых ры­бок.
Ак­а­ра, аст­ро­нот­ус, по­пу­гай – ак­ва­р­иум­н­ые ры­бы се­мейст­ва цих­лид.