Анна Серпокрылова - Донецк, 29 мая. Эльза
До­нецк, 29 мая. Эль­за
Ан­на Сер­по­кры­ло­ва 2
Се­го­дня ста­ло из­вест­но, что сре­ди снай­пе­ров есть жен­щи­на. Зо­вут Эль­за, с ак­цен­том. Фа­шист­ка, при­е­ха­ла с Ев­ро­пы де­нег за­ра­бо­тать на кро­ви на­ше­го на­ро­да, то­ро­пит­ся, стре­ля­ет всех под­ряд, по­па­дись ре­бе­нок, ру­ка не дрогнет, пла­тят за ко­ли­че­ство уби­тых.
    В аэро­пор­ту ле­жат те­ла уби­тых, как граж­дан­ских, так и опол­чен­цев и к ним снай­пе­ры не под­пус­ка­ют, тре­тьи сут­ки, а еще в са­мом аэро­пор­ту со­жгли ве­ру­ю­щих, ко­то­рые при­шли с мо­лит­ва­ми о ми­ре. Они хо­те­ли по­ми­рить сто­ро­ны, не до­пу­стить кро­во­про­ли­тия. По всей ви­ди­мо­сти их там бы­ло не один де­ся­ток. Они обыч­но со­вер­ша­ли крест­ный ход, мо­лясь о при­ми­ре­нии во­круг об­ласт­ной адми­ни­стра­ции по ве­че­рам. С про­ез­жа­ю­ще­го ав­то­бу­са бы­ло вид­но, что их там че­ло­век сто. 
    Те­ла ле­жат на до­ро­ге у са­мо­го аэро­пор­та, ря­дом с бе­лой зеб­рой пе­ре­хо­да, бук­валь­но в несколь­ких мет­рах от цен­траль­но­го зда­ния. По­чти все граж­дан­ские. Одеж­да свет­ло-бе­лых то­нов, лет­няя. Ка­жет­ся, что они спят.
     Све­тит вы­со­кое яр­ко - зло­ве­щее  солн­це. Ти­ши­на. Мир за­мер, слов­но оста­но­ви­лась кар­ти­на сни­ма­е­мо­го ки­но, и все ждут, ко­гда под­ни­мут­ся ак­те­ры. Сколь­ко мож­но ле­жать в свет­лых пла­тьях, фут­бол­ках, джин­сах, ка­му­фля­же на ас­фаль­те, рас­ки­нув ру­ки, или про­сто на спине, "сол­да­ти­ком", вы­тя­нув ру­ки вдоль ту­ло­ви­ща?! Ни­кто не вста­ет! Свет­лая одеж­да впи­ва­ет­ся в мозг и хо­чет­ся за­кри­чать: " Да встань­те же, жен­щи­ны! Встань­те все! Ведь в ми­ре у вок­за­лов, лю­ди, мас­со­во не ле­жат на ас­фаль­те!" Ни­кто не встал.
    Мо­ло­дая жен­щи­на в джин­сах и свет­лой блу­зе с тем­ны­ми во­ло­са­ми ле­жит на спине с со­гну­ты­ми но­га­ми, а вся грудь за­ли­та кро­вью. Крас­ная кровь на бе­лой блу­зе, а ве­тер ше­ве­лит чер­ные, длин­ные во­ло­сы, сво­бод­но ско­ло­тые за­кол­кой. Ло­ко­ны кра­си­вых во­лос, со­всем жи­вые, ка­жет­ся, что это неправ­да, это не смерть, она та­кая вся жи­вая, сей­час под­ни­мет­ся и по­бе­жит, ведь она то­ро­пит­ся, ей сроч­но нуж­но уле­тать. 
    Со­всем близ­ко ле­жит муж­чи­на в ка­му­фляж­ных брю­ках, а ря­дом сто­ит его ма­ши­на с от­кры­той двер­цей. Она та­ко­го цве­та, как и чер­ная фут­бол­ка хо­зя­и­на. Он сде­лал толь­ко шаг с ма­ши­ны, а те­перь ле­жит на жи­во­те, ли­цом уткнув­шись, слов­но в по­душ­ку, на ас­фаль­те, с со­гну­той у го­ло­вы ру­кой. Ка­жет­ся, что он спит, а ма­ши­на про­дол­жа­ет тер­пе­ли­во ждать хо­зя­и­на с от­кры­той двер­цей. 
    На ули­це вес­на и буй­ство зе­ле­ни, а ря­дом  и в от­да­ле­нии вид­не­ют­ся те­ла, со­всем еще недав­но жи­вых, лю­би­мых и лю­бя­щих лю­дей. 
   Вы на­зы­ва­е­те нас ват­ни­ка­ми, се­па­ра­ти­ста­ми, мос­ка­ля­ми, гоп­ни­ка­ми, нар­ко­ма­на­ми, ра­ба­ми, ко­ло­ра­да­ми и раз­ны­ми злоб­ны­ми и оскор­би­тель­ны­ми сло­ва­ми. А как вы на­зы­ва­е­те се­бя? Щы­ры­мы, неза­леж­ны­мы, ве­лы­кы­мы, особ­лы­вой на­ци­ей... и мно­го раз­ных кра­си­вых слов, ко­то­рые долж­ны под­черк­нуть ва­ше си­я­ю­щее пре­вос­ход­ство над на­ми, а так­же утвер­дит­ся на­ве­ки в ва­ших моз­гах мантрой, не дай бог за­бу­де­те. А мы на­зы­ва­ем вас про­сто: "ФАШИСТЫ И УБИЙЦЫ!"
    Мы ни­ко­гда не бы­ли еди­ны с фа­ши­ста­ми и убий­ца­ми на­ро­да, и ни­ко­гда мы не бу­дем еди­ны с фа­ши­ста­ми и убий­ца­ми на­ро­да Юго-Во­сто­ка! За­пом­ни­те! И пусть вам каж­дый день слу­жит на­по­ми­на­ни­ем на­ше ВОЗМЕЗДИЕ! С каж­дым днем мы ста­но­вим­ся СИЛЬНЕЕ и СИЛЬНЕЕ! Вам нет ме­ста на НАШЕЙ ЗЕМЛЕ, фа­ши­сты и убий­цы! Вам нет ме­ста на ВСЕЙ ЗЕМЛЕ, фа­ши­сты и убий­цы!            
© Copyright: Ан­на Сер­по­кры­ло­ва 2, 2014
Сви­де­тель­ство о пуб­ли­ка­ции №214052902121