Под редакцией Якова Шафрана - Ковчег - 5
ПРАВОСЛАВИЕ В НАШИХ ДУШАХ
КОВЧЕГ
ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЙ АЛЬМАНАХ
ОРДЕНА Г.Р. ДЕРЖАВИНА
ЖУРНАЛА
«ПРИОКСКИЕ ЗОРИ»
ВЫПУСК 5
ТУЛА
2015
ББК 84 Р7 (Рос.-Рус.)
К 25
Аль­ма­нах «Ков­чег»: по­э­зия, про­за, пуб­ли­ци­сти­ка, кри­ти­ка и ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние, про­из­ве­де­ния о де­тях и для де­тей, пес­ни.— Ту­ла: Изд-во «Па­пи­рус», 2015.— 328 с. (Биб­лио­те­ка жур­на­ла «При­ок­ские зо­ри»).
ISBN 978-5-7679-2336-6
В аль­ма­нах «Ков­чег» во­шли сти­хо­тво­ре­ния и рас­ска­зы, прит­чи, эс­се и ми-ни­а­тю­ры, ста­тьи и вос­по­ми­на­ния, ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ские ра­бо­ты, пес­ни, а так-же про­из­ве­де­ния о де­тях и для де­тей раз­но­го воз­рас­та для чте­ния им ро­ди­те­ля­ми. Участ­ни­ки аль­ма­на­ха — это и са­мо­де­я­тель­ные пи­са­те­ли, и про­фес­сио­на­лы — чле­ны Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии, Со­ю­за рос­сий­ских пи­са­те­лей и дру­гих. Ши­рок и воз­раст­ной диа­па­зон ав­то­ров, он охва­ты­ва­ет три по­ко­ле­ния. В аль­ма­на­хе пред­став­ле­ны ав­то­ры из Ту­лы, Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Ека­те­рин­бур­га, Са­ма­ры, То­льят­ти, Крас­но­яр­ска, Брат­ска, Алек­си­на, Ще­ки­но, Дон­ско­го, Сер­пу­хо­ва, Гор­но-Ал­тай­ска, Мон­че­гор­ска, Вол­го­град­ской об­ла­сти, Да­нии и Бол­га­рии. Объ­еди­ня­ет же всех — лю­бовь к Рос­сии, пра­во­сла­вию, рус­ской куль­ту­ре и обес­по­ко­ен­ность судь­ба­ми стра­ны и на­ро­да, бу­ду­щим на­ших де­тей.
© Ав­то­ры, 2015
© Ша­фран Яков На­у­мо­вич, идея,
со­став­ле­ние, ори­ги­нал-ма­кет,
оформ­ле­ние, 2015
© Жур­нал «При­ок­ские зо­ри», 2015
ISBN 978-5-7679-2336-6 © Из­да­тель­ство «Па­пи­рус», 2015
ДУХОВНАЯ СТРАНИЦА
Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ки­рилл
СЛОВО НА ОТКРЫТИИ
XVIII ВСЕМИРНОГО РУССКОГО НАРОДНОГО СОБОРА
В За­ле цер­ков­ных со­бо­ров Хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля
в Москве 11 но­яб­ря 2014 го­да
Ува­жа­е­мый Сер­гей Ев­ге­нье­вич, ува­жа­е­мый Алек­сандр Дмит­ри­е­вич, Ва­ши Вы­со­ко­прео­свя­щен­ства и Прео­свя­щен­ства, до­ро­гие от­цы, бра­тья и сест­ры!
Мы со­бра­лись в тре­вож­ное вре­мя, ко­гда в раз­ных ре­ги­о­нах пла­не­ты мир­ная жизнь по­став­ле­на под угро­зу, ко­гда лю­ди гиб­нут от рук экс­тре­ми­стов на Ближ­нем Во­сто­ке, а меж­до­усоб­ный кон­фликт по­лы­ха­ет в са­мом серд­це ис­то­ри­че­ской Ру­си — на Укра­ине. 2014 год от­крыл но­вую гла­ву во все­мир­ной ис­то­рии, гла­ву слож­ную, дра­ма­ти­че­скую, озна­ме­но­вав­шую окон­ча­ние то­го, что услов­но мож­но на­звать «пост­со­вет­ским ми­ром». Этот мир ока­зал­ся хруп­ким. В нем не сло­жи­лось устой­чи­во­го по­ряд­ка, ос­но­ван­но­го на вза­и­мо­по­ни­ма­нии и вза­им­ном ува­же­нии лю­дей, от­но­ся­щих­ся к раз­ным куль­ту­рам и ци­ви­ли­за­ци­ям. Те, кто счи­та­ет се­бя по­бе­ди­те­ля­ми в хо­лод­ной войне, вну­ша­ют всем, что опре­де­ля­е­мый ими путь раз­ви­тия — пра­виль­ный и бо­лее то­го, един­ствен­но воз­мож­ный для че­ло­ве­че­ства. До­ми­ни­руя в гло­баль­ном ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве, они на­вя­зы­ва­ют ми­ру свое по­ни­ма­ние эко­но­ми­ки и го­судар­ствен­но­го устрой­ства, стре­мят­ся по­да­вить ре­ши­мость от­ста­и­вать цен­но­сти и иде­а­лы, от­лич­ные от их цен­но­стей и иде­а­лов, свя­зан­ных, как мы зна­ем, с иде­ей по­тре­би­тель­ско­го об­ще­ства.
В этой ис­то­ри­че­ской си­ту­а­ции мы долж­ны как зе­ни­цу ока хра­нить един­ство на­шей стра­ны, со­здан­ной и за­ве­щан­ной нам пред­ка­ми. При этом нель­зя ни на ми­ну­ту за­бы­вать, что это един­ство не мо­жет быть обес­пе­че­но лишь си­лой. Его на­деж­ной ос­но­вой в первую оче­редь долж­на быть ду­хов­ная и нрав­ствен­ная общ­ность жи­ву­щих в стране лю­дей, общ­ность цен­но­стей.
Един­ство на­ро­да нераз­рыв­но свя­за­но с еди­ным по­ни­ма­ни­ем его ис­то­рии: с по­чи­та­ни­ем об­щих ге­ро­ев, с со­хра­не­ни­ем об­щих па­мят­ни­ков, с об­щим тор­же­ством в го­дов­щи­ны по­бед и с об­щей пе­ча­лью в го­дов­щи­ны тра­ге­дий. При этом мы так­же при­зна­ем необ­хо­ди­мость по­ис­ка и дис­кус­сий для до­сти­же­ния со­гла­сия в ин­тер­пре­та­ции тех или иных со­бы­тий про­шло­го, оцен­ки ис­то­ри­че­ских фигур.
На­род, раз­де­лив­ший­ся в по­ни­ма­нии сво­ей ис­то­рии, ста­но­вит­ся неспо­соб­ным со­хра­нить един­ство. Един­ство и тра­ди­ция как си­ла, пе­ре­да­ю­щая, в том чис­ле, цен­но­сти и куль­тур­ный код на­ции, яв­ля­ют­ся непре­мен­ным усло­ви­ем то­го, чтобы об­ще­ство в лю­бой ис­то­ри­че­ский пе­ри­од со­хра­ня­ло свою це­лост­ность и един­ство. Та­кое тра­ги­че­ское раз­де­ле­ние, про­ис­хо­дя­щее то­гда, ко­гда лю­ди те­ря­ют об­щее по­ни­ма­ние сво­ей ис­то­рии, ве­ду­щее к рас­ко­лу и про­во­ци­ру­ю­щее граж­дан­ский кон­фликт, мы на­блю­да­ем се­го­дня на Укра­ине. По­это­му во­прос еди­но­го под­хо­да к ис­то­рии, вы­не­сен­ный в на­зва­ние на­ше­го Со­бо­ра, на­до рас­смат­ри­вать не как част­ный во­прос, не как про­бле­му од­ной из на­уч­ных дис­ци­плин — как пре­по­да­вать ис­то­рию в шко­ле, но как чрез­вы­чай­но важ­ный во­прос го­судар­ствен­но­го и на­цио­наль­но­го бы­тия. Да­вай­те все об этом за­ду­ма­ем­ся. Это про­бле­ма, ко­то­рая долж­на ре­шать­ся не толь­ко в рам­ках Ми­ни­стер­ства об­ра­зо­ва­ния. Мы все долж­ны при­ни­мать уча­стие в об­суж­де­нии этих ре­ше­ний, чтобы не на­не­сти через си­сте­му об­ра­зо­ва­ния та­кой ущерб на­род­ной жиз­ни, ко­то­рый по­том бу­дет очень тя­же­ло и, мо­жет быть, да­же невоз­мож­но ис­це­лить.
Се­го­дня неред­ко слы­шат­ся го­ло­са, при­зы­ва­ю­щие при­нять как некий эта­лон ка­кой-ли­бо один пе­ри­од на­шей ис­то­рии, од­новре­мен­но при­ни­жая, ума­ляя и вся­че­ски кри­ти­куя зна­че­ние дру­гих пе­ри­о­дов. Кто-то иде­а­ли­зи­ру­ет до­ре­во­лю­ци­он­ное про­шлое, не ви­дя в со­вет­ской эпо­хе ни­че­го кро­ме го­не­ний на Цер­ковь и по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий. Дру­гие утвер­жда­ют, что имен­но со­вет­ский пе­ри­од был на­шим зо­ло­тым ве­ком, за пре­де­ла­ми ко­то­ро­го — лишь со­ци­аль­ное нера­вен­ство, кор­руп­ция и тех­но­ло­ги­че­ская от­ста­лость.
На са­мом де­ле опи­са­ние про­шло­го Рос­сии тре­бу­ет слож­ной, мно­го­цвет­ной па­лит­ры. Чер­но-бе­лой схе­мы здесь яв­но недо­ста­точ­но. Бо­лее то­го, упро­ще­ния со­зда­ют ис­ка­жен­ную и разо­рван­ную кар­ти­ну ис­то­рии, рас­па­да­ю­щей­ся на от­дель­ные кус­ки, по­доб­но раз­би­то­му зер­ка­лу. Нель­зя по­вто­рять ошиб­ки тех, кто по мет­ко­му вы­ра­же­нию Алек­сандра Зи­но­вье­ва, «це­лил­ся в ком­му­низм, а по­пал в Рос­сию».
В лю­бые вре­ме­на, несмот­ря на все ре­фор­мы, ре­во­лю­ции, контр­ре­во­лю­ции, Рос­сия со­хра­ня­ла свою ци­ви­ли­за­ци­он­ную ос­но­ву. Ме­ня­лись мо­де­ли го­судар­ствен­но­го устрой­ства, ти­ту­ла­ту­ра пра­ви­те­лей, при­выч­ки пра­вя­щих клас­сов, но рус­ское об­ще­ство, рус­ские лю­ди со­хра­ня­ли свою на­цио­наль­ную иден­тич­ность.
Лю­бовь к ро­дине, чув­ство брат­ства и чув­ство дол­га, го­тов­ность по­ло­жить «ду­шу свою за дру­ги своя» оди­на­ко­во ха­рак­тер­ны для ге­ро­ев Ку­ли­ко­ва по­ля, Бо­ро­ди­на и Ста­лин­гра­да. Эти же свой­ства на­ци-ональ­но­го ха­рак­те­ра от­ли­ча­ют боль­шин­ство рус­ских лю­дей се­го­дня. Имен­но бла­го­да­ря этим свой­ствам, как пи­сал со­цио­лог Пи­ти­рим Со­ро­кин, «рус­ская на­ция смог­ла за­щи­тить се­бя, свою неза­ви­си­мость, сво­бо­ду и дру­гие ве­ли­кие цен­но­сти».
Един­ство ис­то­ри­че­ско­го со­зна­ния долж­но под­дер­жи­вать стрем­ле­ние пре­одо­леть со­ци­аль­ные рас­при. На­все­гда долж­на остать­ся в про-
шлом иму­ще­ствен­ная про­пасть меж­ду «ба­ри­ном» и «му­жи­ком», как бы ба­рин и му­жик не на­зы­ва­лись се­го­дня. Это та про­пасть, ко­то­рая до на­ча­ла ХХ ве­ка от­ли­ча­ла до­ре­во­лю­ци­он­ную Рос­сию и ста­но­ви­лась ис­точ­ни­ком со­ци­аль­но­го на­пря­же­ния. Точ­но так­же недо­пу­сти­мо и по­вто­ре­ние ан­ти­ре­ли­ги­оз­ных го­не­ний, пре­сле­до­ва­ние лю­дей за мир­но вы­ра­жа­е­мые убеж­де­ния, по­дав­ле­ние граж­дан­ских сво­бод.
Од­на­ко нель­зя со­гла­шать­ся с те­ми, кто сво­дит на­шу ис­то­рию к од­ним лишь тя­же­лым и мрач­ным стра­ни­цам. По­доб­ные эпи­зо­ды бы­ли и в ис­то­рии со­сед­них ци­ви­ли­за­ций. Да­же та­кой ра­ди­каль­ный за­пад­ник как Петр Ча­а­да­ев, ви­дев­ший в на­шем про­шлом толь­ко «туск­лое и мрач­ное су­ще­ство­ва­ние», го­во­рил, что «у Рос­сии не од­ни толь­ко по­ро­ки, а сре­ди на­ро­дов Ев­ро­пы — не од­ни толь­ко доб­ро­де­те­ли».
Ве­ли­кий же рус­ский пи­са­тель и ре­ли­ги­оз­ный мыс­ли­тель Фе­дор Ми­хай­ло­вич До­сто­ев­ский пи­сал: «Чтоб су­дить о нрав­ствен­ной си­ле на­ро­да и о том, к че­му он спо­со­бен в бу­ду­щем, на­до брать в со­об­ра­же­ние не ту сте­пень без­об­ра­зия, до ко­то­ро­го он вре­мен­но и да­же хо­тя бы в боль­шин­стве сво­ем мо­жет уни­зить­ся, а на­до брать в со­об­ра­же­ние лишь ту вы­со­ту ду­ха, до ко­то­рой он мо­жет под­нять­ся, ко­гда при­дет к то­му срок».
Что же мо­жем сде­лать мы, чтобы под­нять­ся к этим ду­хов­ным вы­со­там? Ду­маю, что мы долж­ны взять из раз­лич­ных ис­то­ри­че­ских пе­ри­о­дов все по-на­сто­я­ще­му зна­чи­мое и цен­ное. Нам ну­жен ве­ли­кий син­тез вы­со­ких ду­хов­ных иде­а­лов древ­ней Ру­си, го­судар­ствен­ных и куль­тур­ных до­сти­же­ний Рос­сий­ской им­пе­рии, со­ци­аль­ных им­пе­ра­ти­вов со­ли­дар­но­сти и кол­лек­тив­ных уси­лий для до­сти­же­ния об­щих це­лей, опре­де­ляв­ших жизнь на­ше­го об­ще­ства боль­шую часть ве­ка ХХ-го, спра­вед­ли­вое стрем­ле­ние к осу­ществ­ле­нию прав и сво­бод граж­дан в пост­со­вет­ской Рос­сии. Син­тез, ко­то­рый ле­жит за пре­де­ла­ми при­выч­ной ди­хо­то­мии «пра­вые-ле­вые». Син­тез, ко­то­рый мож­но опи­сать фор­му­лой «ве­ра — спра­вед­ли­вость — со­ли­дар­ность — до­сто­ин­ство — дер­жав­ность».
Го­су­дар­ство, со­здан­ное на ба­зе та­ко­го син­те­за, в пол­ной ме­ре бу­дет от­ра­жать иде­а­лы биб­лей­ских за­по­ве­дей, ле­жа­щих в ос­но­ве всех ис­тин­ных пред­став­ле­ний об эти­ке, о долж­ном и не долж­ном. Опи­ра­ясь на за­по­ве­ди «не убий», «не укра­ди», «не лги», «не пре­лю­бо­дей­ствуй», оно смо­жет ре­ши­тель­но по­да­вить ор­га­ни­зо­ван­ную пре­ступ­ность, кор­руп­цию, ин­ду­стрию раз­вра­та и рас­тле­ние мо­ло­де­жи. Оно бу­дет спо­соб­ство­вать укреп­ле­нию свя­зи меж­ду сво­бо­дой лич­но­сти и от­вет­ствен­но­стью, граж­дан­ской са­мо­ор­га­ни­за­ции на­ро­да, по­стро­е­нию со­ли­дар­но­го об­ще­ства, о ко­то­ром мно­го го­во­ри­лось с три­бу­ны Все­мир­но­го рус­ско­го на­род­но­го со­бо­ра. Оно обес­пе­чит граж­да­нам мак­си­мум со­ци­аль­ных га­ран­тий, со­здаст про­стран­ство рав­ных воз­мож­но­стей для лю­дей из раз­ных ре­ги­о­нов, со­ци­аль­ных сло­ев и про­фес­сио­наль­ных
групп. До­бьет­ся стре­ми­тель­но­го раз­ви­тия на­у­ки, пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий даст вто­рое ды­ха­ние тем сфе­рам, где мы тра­ди­ци­он­но ли­ди­ро­ва­ли. На­ко­нец, та­кое го­су­дар­ство со­здаст оп­ти­маль­ные воз­мож­но­сти для жиз­ни тра­ди­ци­он­ных ре­ли­ги­оз­ных об­щин, для пе­ре­да­чи ду­хов­но­го на­сле­дия на­ших пред­ков бу­ду­щим по­ко­ле­ни­ям.
Плат­фор­мой для упо­мя­ну­то­го син­те­за долж­но стать един­ство куль­ту­ры, непре­рыв­но и пре­ем­ствен­но раз­ви­вав­шей­ся на про­тя­же­нии всей ты­ся­че­лет­ней рус­ской ис­то­рии. Впи­тан­ные рус­ской куль­ту­рой хри­сти­ан­ские иде­а­лы све­ти­ли на всех кру­тых по­во­ро­тах на­ше­го ис­то­ри­че­ско­го пу­ти, как пу­те­вод­ная звез­да пе­ред волх­ва­ми. Они не да­ют сбить­ся с до­ро­ги и се­го­дня. По­это­му важ­ней­шим за­ло­гом со­хра­не­ния един­ства на­шей стра­ны и на­ше­го на­ро­да необ­хо­ди­мо при­знать со­хра­не­ние ба­зо­вых и объ­еди­ня­ю­щих нас цен­но­стей клас­си­че­ской рус­ской куль­ту­ры и укреп­ле­ние ее ду­хов­но­го пер­во­ис­точ­ни­ка — пра­во­слав­ной ве­ры.
Го­во­ря о ду­хов­ных скре­пах на­ше­го един­ства, мы не име­ем пра­во за­бы­вать, что глав­ным твор­цом оте­че­ствен­ной куль­ту­ры яв­ля­ет­ся рус­ский на­род. При всей от­кры­то­сти на­шей куль­ту­ры, при всей ра­зум­ной го­тов­но­сти при­нять в на­ши ря­ды че­ло­ве­ка лю­бо­го про­ис­хож­де­ния, нам сле­ду­ет все­гда пом­нить, что без су­ще­ство­ва­ния рус­ско­го на­ро­да и без Пра­во­сла­вия на­ша оте­че­ствен­ная куль­ту­ра не мог­ла по­явить­ся на свет и не име­ет пер­спек­тив в бу­ду­щем. На осо­зна­нии это­го фак­та долж­на стро­ить­ся куль­тур­ная по­ли­ти­ка го­су­дар­ства, стре­мя­ще­го­ся к со­хра­не­нию сво­е­го един­ства.
Очень важ­ным так­же яв­ля­ет­ся под­держ­ка тра­ди­ци­он­ных ре­ли­гий Рос­сии и су­ще­ству­ю­щих в стране на­цио­наль­ных мень­шинств, пред­ста­ви­те­ли ко­то­рых вно­сят свой зна­чи­тель­ный вклад в об­ще­на­род­ное де­ло — укреп­ле­ния эко­но­ми­че­ско­го, по­ли­ти­че­ско­го и куль­тур­но­го про­цве­та­ния на­шей стра­ны. Для всех на­ро­дов Рос­сии их стра­на — это их род­ной дом, дру­го­го нет. А по­то­му каж­дый на­род дол­жен чув­ство­вать се­бя по-на­сто­я­ще­му до­ма, в без­опас­но­сти, в доб­ро­же­ла­тель­ном окру­же­нии мно­го­на­цио­наль­но­го об­ще­ства.
Судь­ба же рус­ско­го на­ро­да, его бла­го­по­лу­чия, его це­лост­ность, зре­лость его са­мо­со­зна­ния долж­ны быть при­зна­ны клю­че­вы­ми фак­то­ра­ми в со­хра­не­нии ду­хов­но­го и по­ли­ти­че­ско­го един­ства Рос­сии. Пре­не­бре­гать этим се­го­дня — зна­чит раз­ру­шать го­су­дар­ство, за­кла­ды­вать под него ми­ну за­мед­лен­но­го дей­ствия.
Меж­ду тем, имен­но это про­ис­хо­ди­ло в сфе­ре на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки в 1990-е го­ды, ко­гда груп­пой уче­ных и по­ли­ти­ков по­сту­ли­ро­ва­лось ис­кус­ствен­ное про­ти­во­по­став­ле­ние «рус­ско­го» и «рос­сий­ско­го». В то вре­мя чи­нов­ни­ки по­лу­ча­ли неа­фи­ши­ру­е­мые ука­за­ния не ис­поль­зо­вать в пуб­лич­ных вы­ступ­ле­ни­ях и офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тах сло­во «рус­ский», как яко­бы ослаб­ля­ю­щее един­ство на­ции.
И се­го­дня, к со­жа­ле­нию, мож­но слы­шать за­яв­ле­ния о том, что рус­ский на­род неод­но­ро­ден, что его един­ство яв­ля­ет­ся фик­ци­ей, а так­же о су­ще­ство­ва­нии но­вых, не из­вест­ных ра­нее на­ций, та­ких, к при­ме­ру, как «по­мор­ская», «ка­за­чья» или «си­бир­ская».
За по­пыт­ка­ми ис­клю­чить упо­треб­ле­ние сло­ва «рус­ский» про­смат­ри­ва­ют­ся идеи, ко­то­рые уже дав­но по­ка­за­ли свою без­жиз­нен­ность на За­па­де, где все силь­нее зву­чат го­ло­са, при­зы­ва­ю­щие от­ка­зать­ся от муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма и тео­рии «пла­виль­но­го кот­ла». На­про­тив, необ­хо­ди­мо утвер­ждать пра­во на­ро­дов и ре­ли­ги­оз­ных об­щин на свою иден­тич­ность. Та­ким пра­вом, без­услов­но, об­ла­да­ет и рус­ский на­род, во­круг ко­то­ро­го фор­ми­ру­ет­ся рос­сий­ская на­ция, рос­сий­ская ци­ви­ли­за­ци­он­ная общ­ность. При этом все на­ро­ды стра­ны долж­ны иметь воз­мож­ность рас­кры­вать свою са­мо­быт­ность и мир­но до­го­ва­ри­вать­ся о пра­ви­лах сов­мест­ной жиз­ни в рам­ках об­щей мно­го­на­цио­наль­ной рус­ской ци­ви­ли­за­ции.
Наш ве­ли­кий мыс­ли­тель Ни­ко­лай Яко­вле­вич Да­нилев­ский, ос­но­ва­тель ци­ви­ли­за­ци­он­но­го под­хо­да к изу­че­нию ис­то­рии, пи­сал: «На­род­но­сти, на­цио­наль­но­сти суть ор­га­ны че­ло­ве­че­ства, по­сред­ством ко­то­рых за­клю­ча­ю­ща­я­ся в нем идея до­сти­га­ет в про­стран­стве и во вре­ме­ни воз­мож­но­го раз­но­об­ра­зия, воз­мож­ной мно­го­сто­рон­но­сти су­ще­ство­ва­ния». Необ­хо­ди­мо еще раз яс­но и чет­ко обо­зна­чить прин­ци­пи­аль­ный мо­мент: для то­го, чтобы граж­дане Рос­сии жи­ли в ми­ре и со­гла­сии друг с дру­гом, они во­все не долж­ны от­ка­зы­вать­ся от сво­ей на­цио­наль­ной па­мя­ти.
Но и на пу­ти со­хра­не­ния этой па­мя­ти мо­гут воз­ни­кать и, к со­жа­ле­нию, воз­ни­ка­ют до­ста­точ­но бо­лез­нен­ные и опас­ные яв­ле­ния. К та­ко­вым от­но­сят­ся по­пыт­ки кон­стру­и­ро­вать псев­до­рус­ские язы­че­ские ве­ро­ва­ния. С од­ной сто­ро­ны, это крайне низ­кая оцен­ка ре­ли­ги­оз­но­го вы­бо­ра рус­ских лю­дей, ты­ся­чу лет жи­ву­щих в лоне Пра­во­слав­ной Церк­ви, а так­же ис­то­ри­че­ско­го пу­ти, прой­ден­но­го пра­во­слав­ной Русью. С дру­гой сто­ро­ны, это убеж­ден­ность в сво­ем лич­ном и уз­ко­груп­по­вом пре­вос­ход­стве над соб­ствен­ным на­ро­дом. Это очень опас­ное за­блуж­де­ние, по­то­му что че­ло­век, под­чи­нив­ший­ся гор­дыне, го­то­вит се­бе лич­ную тра­ге­дию. Вме­сте с тем мы долж­ны по­ни­мать, что кор­ни опи­сан­но­го яв­ле­ния про­из­рас­та­ют не толь­ко из внут­рен­них осо­бен­но­стей от­дель­ных лич­но­стей, но име­ют об­ще­ствен­ные при­чи­ны.
В этом слу­чае при­но­сит свои пе­чаль­ные пло­ды тен­ден­ция иг­но­ри­ро­ва­ния зна­че­ния рус­ско­го на­ро­да, ре­ви­зия рус­ской ис­то­рии, пик ко­то­рой при­шел­ся на те же са­мые 90-е го­ды про­шло­го ве­ка, и ко­то­рая су­ме­ла ес­ли не по­до­рвать окон­ча­тель­но, то се­рьез­но рас­ша­тать ве­ру в свой на­род и в свою стра­ну у мно­гих со­оте­че­ствен­ни­ков. Эти лю­ди бы­ли вы­нуж­де­ны ис­кать но­вое ми­ро­воз­зрен­че­ское при­ста­ни­ще: ли­бо
за гра­ни­цей, ли­бо в фан­та­сти­че­ских ми­рах, свя­зан­ной с за­но­во вы­ду­ман­ной на­цио­наль­ной или ре­ли­ги­оз­ной груп­пой. На­сколь­ко на­до­рва­но долж­но бы­ло быть на­цио­наль­ное со­зна­ние, в ка­ких пе­ще­рах мыс­ли и ду­ха оно долж­но бы­ло ока­зать­ся, чтобы кто-то, счи­тая се­бя но­си­те­лем рус­ской на­цио­наль­ной идеи, от­ка­зал­ся от свя­тых и ге­ро­ев род­ной ис­то­рии, от по­дви­га сво­их пред­ков, и сде­лал сво­и­ми ку­ми­ра­ми на­ци­стов и их при­спеш­ни­ков?
В свя­зи с этим оче­вид­но, что долж­ны из­ме­нить­ся под­хо­ды к мо­ло­деж­ной по­ли­ти­ке. Не сто­ит ис­клю­чать из нее рус­ско­го и пра­во­слав­но­го фак­то­ра. При этом нуж­но ра­бо­тать не толь­ко с бо­га­ты­ми и бла­го­по­луч­ны­ми юно­ша­ми и де­вуш­ка­ми, про­жи­ва­ю­щи­ми в ме­га­по­ли­сах и ори­ен­ти­ро­ван­ных на ка­рье­ру и успех. Нуж­но ис­кать ме­то­ды вза­и­мо­дей­ствия с так на­зы­ва­е­мой «улич­ной» мо­ло­де­жью. С те­ми, кто от­ли­ча­ет­ся юно­ше­ским мак­си­ма­лиз­мом, кто тя­го­те­ет к спло­чен­ным под­рост­ко­вым со­об­ще­ствам, кто ост­ро пе­ре­жи­ва­ет дис­ба­ланс в во­про­сах со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки и в меж­на­цио­наль­ных от­но­ше­ни­ях. От­ме­тим, что Все­мир­ный Рус­ский На­род­ный Со­бор пред­при­ни­ма­ет пра­виль­ные ша­ги в этом от­но­ше­нии. К при­ме­ру, ак­ции ис­то­ри­че­ской па­мя­ти «Быть рус­ским» на тер­ри­то­рии ис­то­ри­че­ско­го го­ро­ди­ща Ста­рая Ря­зань, про­ве­ден­ная сов­мест­но с ли­де­ра­ми фут­боль­ных бо­лель­щи­ков, по­лу­чи­ла по­зи­тив­ный ре­зо­нанс имен­но в нефор­маль­ных мо­ло­деж­ных кру­гах. Мо­ло­дые лю­ди, ко­то­рые за вер­сту рас­по­зна­ют ка­зен­щи­ну и фальшь, с от­кры­той ду­шой под­дер­жа­ли со­ци­аль­ный про­ект, ор­га­ни­за­то­ры ко­то­ро­го не по­бо­я­лись за­явить о сво­ей рус­ской пра­во­слав­ной иден­тич­но­сти.
Хо­те­лось бы, чтобы та­кие под­хо­ды во­шли в по­все­днев­ную прак­ти­ку цен­траль­ных ор­га­нов вла­сти, ре­гио­наль­ных и му­ни­ци­паль­ных адми­ни­стра­ций, ста­ли по­зи­ци­ей СМИ. Чтобы лю­ди, от­ве­ча­ю­щие за во­про­сы на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки, осо­зна­ли: рус­ский на­род яв­ля­ет­ся не то, что пол­но­прав­ным, но важ­ней­шим субъ­ек­том на­цио­наль­ных от­но­ше­ний в Рос­сии, и его на­цио­наль­ные ин­те­ре­сы долж­ны не иг­но­ри­ро­вать­ся, а с мак­си­маль­ным вни­ма­ни­ем учи­ты­вать­ся для до­сти­же­ния гар­мо­нии с ин­те­ре­са­ми дру­гих на­цио­наль­ных об­щин. Очень важ­но, чтобы в эли­тах воз­ник­ло по­ни­ма­ние то­го, что под­лин­ное рус­ское на­цио­наль­ное са­мо­со­зна­ние, ос­но­ван­ное на на­шей куль­тур­ной и ре­ли­ги­оз­ной тра­ди­ции, не угро­жа­ет це­лост­но­сти Рос­сии и меж­на­цио­наль­но­му ми­ру в ней, а на­обо­рот — вы­сту­па­ет глав­ным га­ран­том един­ства стра­ны и друж­бы меж­ду ее на­ро­да­ми.
Спра­вед­ли­во­сти ра­ди нуж­но от­ме­тить, что си­ту­а­ция в сфе­ре меж­на­цио­наль­ных от­но­ше­ний за по­след­ние го­ды зна­чи­тель­но улуч­ши­лась.
Важ­ные пе­ре­ме­ны, от­кры­ва­ю­щие воз­мож­ность рус­ско­го воз­рож­де­ния, вос­ста­нов­ле­ния на­цио­наль­но­го са­мо­со­зна­ния и до­сто­ин­ства, про­ис­хо­дят как бла­го­да­ря от­вет­ствен­ной по­зи­ции ру­ко­вод­ства стра­ны, так и бла­го­да­ря дол­гим уси­ли­ям мил­ли­о­нов лю­дей, хра­нив­ших вер­ность на­ше­му ис­то­ри­че­ско­му вы­бо­ру и от­ста­и­вав­ших пра­во на­сле­до­ва­ния ему.
Ска­зан­ное, од­на­ко, не озна­ча­ет, что про­бле­мы уже пре­одо­ле­ны. На­шей стране, всем ее на­ро­дам и, в первую оче­редь, рус­ско­му пред­сто­ит пред­при­нять нема­лые уси­лия, чтобы про­то­рить до­стой­ный путь в бу­ду­щее. И я на­де­юсь, что Все­мир­ный Рус­ский На­род­ный Со­бор вне­сет в это свой вклад, спо­соб­ствуя еди­не­нию всех рус­ских лю­дей и вы­ра­жая их под­лин­ные ча­я­ния и убеж­де­ния.
Бла­го­да­рю за вни­ма­ние.
Пресс-служ­ба Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си
ПОЭЗИЯ
ВИКТОР ПАХОМОВ
ТАМАРА БУЛЕВИЧ
ВИКТОРИЯ ТКАЧ
ОЛЬГА ПОНОМАРЕВА-ШАХОВСКАЯ
ВЯЧЕСЛАВ АЛТУНИН
АННА БАРСОВА
ИННОКЕНТИЙ МЕДВЕДЕВ
ЯКОВ ШАФРАН
ЛЮБОВЬ САМОЙЛЕНКО
ТАТЬЯНА ШЕЛЕПИНА
ВАЛЕРИЙ ДЕМИДОВ
СЕМЕН ГОНСАЛЕС
НАТАЛИЯ СИЛАЕВА
ИГОРЬ БОРОНИН
СЕРГЕЙ РЕЗВЯКОВ
СЕРГЕЙ НИКУЛОВ
ВЛАДИМИР ПАШУТИН
ОЛЕСЯ МАМАТКУЛОВА
ОЛЬГА ЕВСЮКОВА
СЕРГЕЙ РЕДКОВ
КИРИЛЛ ПРУДКИЙ
ВЛАДИЛЕНА СТАНИСЛАВСКАЯ
ЭЛИНА ИВАНОВА
СТАНИСЛАВ ВОРОНЦОВ
ВАЛЕРИЙ САВОСТЬЯНОВ
МАРК ДУБИНСКИЙ
ВАНЯ АНГЕЛОВА
ВАДИМИР ТРУСОВ
СЕМЕН КРАСНОВ
ЕЛИЗАВЕТА БАРАНОВА
ОЛЬГА ВАСИЛЕНКО-КРАСНИ
ИГОРЬ МЕЛЬНИКОВ
ГАЛИНА ЛЯЛИНА
СЕРГЕЙ ЛЕБЕДЕВ
ОЛЬГА БОРИСОВА
ВИКТОР ИВАНОВ
РУДОЛЬФ АРТАМОНОВ
СВЕТЛАНА ЛЮКШИНА
ЛЮДМИЛА ПЕНЬКОВА
ВАЛЕНТИНА ПИНАЕВСКАЯ
ЕКАТЕРИНА КАЮРОВА
ВАЛЕНТИНА БЕЛЕВСКАЯ
КИРА КРУПСКАЯ
ОЛЬГА ОСЕНСКАЯ
ВАЛЕНТИНА КАРПОВА
АЛЕКСАНДР КАРПОВ
ВАЛЕНТИНА ДИНЕСЮК
Вик­тор Па­хо­мов
(г. Ту­ла)
Вик­тор Фе­до­ро­вич Па­хо­мов – член СП Рос­сии, от­вет­ствен­ный сек­ре­тарь Туль­ской пи­са­тель­ской ор­га­ни­за­ции. Ав­тор 9-ти сти­хо­твор­ных сбор­ни­ков, кол­лек­тив­ных сбор­ни­ков, аль­ма­на­хов, ан­то­ло­гий, хре­сто­ма­тий. Со­ста­ви­тель и ре­дак­тор мно­гих из­да­ний. Засл. ра­бот­ник куль­ту­ры РФ, Ака­де­мик ПАНИ, По­чет­ный граж­да­нин го­ро­да-ге­роя Ту­лы.
ПОЭТЫ
Лю­бовь к мун­ди­ру свя­та.
К че­му здесь цар­ский Двор?
Но этот лоб Со­кра­та,
Но этот взгляд в упор?
Во всем на гра­ни рис­ка:
Ты смог, под­ста­вив грудь,
По­э­зии рос­сий­ской
До­сто­ин­ство вер­нуть!
Гор­дить­ся? Чем гор­дить­ся?
Нет! Это все — не то!
За Пуш­ки­на всту­пить­ся
Су­мел то­гда бы кто?
Из ба­буш­ки­ных ру­чек
Взмыл удив­лять ве­ка
Лейб-гвар­дии по­ру­чик
Тен­гин­ско­го пол­ка!
Немыс­ли­мая зре­лость,
Бес­стра­шие ума.
Вме­ша­лась — так хо­те­лось —
По­э­зия са­ма!
Гля­дишь ты неот­рыв­но
Из вре­мя сво­е­го,
Где го­ре неиз­быв­но:
Рос­сия без него!
То­го, с кем серд­цем слил­ся,
От­кры­то по­то­му,
То­го, ко­му мо­лил­ся,
Как Бо­гу са­мо­му.
Идут, су­деб на сты­ке,
В из­быт­ке но­вых сил,
И Алек­сандр Ве­ли­кий,
И Слав­ный Ми­ха­ил.
Спе­шат на зов про­грес­са
Как преж­де предъ­явить,
Что ни­ка­ким Дан­те­сам
Их не оста­но­вить.
Пусть к бе­дам и по­бе­дам
Не при­вы­кать нам стать.
И тот, иду­щий сле­дом,
Нас не за­ста­вит ждать!
Не то­ро­пись с от­ве­том,
Идя на абор­даж.
По­хо­же, был по­этом
И сам зи­жди­тель наш!
Где ог­нен­ная глас­ность
Свой рас­ши­ря­ет круг,
Там пуш­кин­ская яс­ность,
Там лер­мон­тов­ский дух!
Ва­ле­рий Са­во­стья­нов
(г. Ту­ла)
Са­во­стья­нов Ва­ле­рий Ни­ко­ла­е­вич (род. 2.09.1949, д. Сер­ги­ев­ское Бо­ло­хов­ско­го, ныне Ки­ре­ев­ско­го, рай­о­на Туль­ской об­ла­сти), по­эт, эс­се­ист, пуб­ли­цист, член Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии (1997), член Меж­ду­на­род­но­го Ли­те­ра­тур­но­го фон­да (2007), член Меж­ду­на­род­ной Гиль­дии пи­са­те­лей (2014). Ве­те­ран тру­да (2011). Ав­тор 10 книг. Ла­у­ре­ат мно­гих меж­ду­на­род­ных и все­рос­сий­ских пре­мий, кон­кур­сов и фо­ру­мов. На­граж­ден По­чет­ны­ми гра­мо­та­ми: Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (2010), Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии (2010), мно­ги­ми дру­ги­ми гра­мо­та­ми, ди­пло­ма­ми, бла­годар­ствен­ны­ми пись­ма­ми, юби­лей­ны­ми па­мят­ны­ми ме­да­ля­ми.
ДЕВУШКА СТОЯЛА
У ПРИЧАЛА
Де­вуш­ка сто­я­ла у при­ча­ла
В де­ре­вень­ке ма­лень­кой твер­ской.
По­смот­рел — и пес­ня за­зву­ча­ла:
Не встре­чал ни­где кра­сы та­кой.
Не встре­чал очей та­ких небес­ных,
Неж­но­го пре­лест­но­го ли­ца,
Не встре­чал во­лос та­ких
чу­дес­ных,
Что до­стой­ны цар­ско­го вен­ца.
Шел за­гар ей,
Шел ей си­тец пест­рый,
Шла ей се­ли­гер­ская во­да.
И с тос­кой прон­зи­тель­ной
и острой
По­нял: вновь не встре­чу ни­ко­гда.
Ни­ко­гда — очей та­ких небес­ных,
Неж­но­го пре­лест­но­го ли­ца,
Ни­ко­гда — во­лос та­ких чу­дес­ных,
Что до­стой­ны цар­ско­го вен­ца.
Не Москва — глу­хие де­ре­вуш­ки
Со­хра­нят, как тай­ные ски­ты,
Как свои за­вет­ные церк­вуш­ки,
На­шей Бо­го­ро­ди­цы чер­ты…
ПОЛЯ  ОЗИМЫХ
Из ран­них су­ме­рек,
Незри­мых
По­тем­ков дет­ства мо­е­го
По­ля осен­ние ози­мых
Яв­ля­ют­ся, как вол­шеб­ство,
Как слад­кой взрос­ло­сти за­гад­ка,
Од­на из тайн,
Од­на из вех,
Где неожи­дан­на и крат­ка
Жизнь, ухо­дя­щая под снег!
Что это:
Страш­ное ко­вар­ство,
Где, уби­вая, не убьют
И где, под­ме­шан­ный в ле­кар­ство,
Яд, как сно­твор­ное, да­ют? —
Или про­об­раз Вос­кре­ше­нья,
Где но­вый сте­бель
И жни­вье,
Где му­ки быв­шие,
Ли­ше­нья —
Во бла­го, все-та­ки, твое?..
САД
Люд­ми­ле
В ком­на­те, где на обо­ях
Май­ский яб­ло­не­вый сад,
Сы­но­вей тво­их обо­их
Фо­то­гра­фии ви­сят.
Сад немно­жеч­ко увяд­ший —
По­цве­ти-ка два­дцать лет!
Ди­ма — стар­ший,
Са­ша — млад­ший.
Са­ша — груст­ный,
Ди­ма — нет.
Де­ти ма­ме не кля­нут­ся,
Как из­бран­ни­цам сво­им,
И ко­гда они вер­нут­ся
В сад свой —
Знать лишь им дво­им
Да еще, на­вер­но, Бо­гу,
Что ве­сен­нею по­рой
Вы­брал каж­до­му до­ро­гу.
Каж­дый — пер­вый!
Не вто­рой!
Нет ни млад­ших и ни стар­ших —
Крест неси!
А нету сил —
Здесь не жа­лу­ют устав­ших,
Не бе­рут их на бук­сир.
И ни­кто не уди­вит­ся,
Коль, те­ряя ап­пе­тит,
Оп­ти­мист, что ве­се­лит­ся —
Вдруг од­на­жды за­гру­стит.
По­ло­са­той зеб­ры прин­цип
Бог вклю­ча­ет!
Раз­ре­шит —
Пес­си­мист ве­се­лым прин­цем
Несме­я­ну рас­сме­шит!..
Так, ра­бо­тая на Да­че,
На­зы­ва­е­мой Зем­лей,
Ста­вит Бог свои за­да­чи
Пе­ред каж­дою се­мьей.
И от­но­сит­ся, не скрою,
К нам, к Его уче­ни­кам —
Как са­дов­ни­ки к под­вою,
К но­вым са­жен­цам, к дич­кам.
Все мы — слав­ная рас­са­да:
Каж­дый уни­кум, ги­брид.
Но не зря — во имя Са­да —
Хлам в ко­ст­ре Его го­рит!
Коль ду­ша не станет хра­мом,
Не вку­сит небес­ных сот,
Те­ло Он счи­та­ет хла­мом —
Вы­кор­че­вы­ва­ет сорт!
Оби­жать ли, обо­жая? —
Но се­лек­ци­ей са­дов
По­вы­ша­ют уро­жаи
И изыс­кан­ность пло­дов...
ПОМОЩНИК
То­ро­пясь, по­вя­за­ла ко­сын­ку,
Нас при­жав на про­ща­нье к гру­ди:
«Оста­ешь­ся за стар­ше­го, сын­ку!
На те­бя я на­де­юсь, гля­ди!
Я — на сме­ну, а вам — по­обе­дать,
Не устра­и­вать глу­пой воз­ни,
И на реч­ку, смот­ри­те, не бе­гать!
По­ста­ра­юсь вер­нуть­ся к вось­ми…»
Мы обе­да­ем. Щи ее вкус­ны.
И сест­ра по­про­си­ла: «Под­лей!».
В пять отец воз­вра­тит­ся
из куз­ни —
Ждать спо­кой­нее с ним, ве­се­лей.
А по­ка что сест­ру-ка­при­зу­лю
На­корм­лю и сти­хом убла­жу,
И, как ма­ма ве­ле­ла, ра­зую,
И до ве­че­ра спать уло­жу.
И, за­те­яв убор­ку и стир­ку,
За­мо­чу я в ко­ры­те бе­лье…
«Оста­ешь­ся за стар­ше­го,
сын­ку!» —
За­це­пи­лось за серд­це мое!
МАТУШКА РОДИМАЯ
«Ма­туш­ка ро­ди­мая,
ма­туш­ка род­ная,
За ок­ном не све­тят звез­ды,
в по­ле — мгла ноч­ная.
Как пой­дешь ты на де­жур­ство
но­чью по про­сел­ку,
Что ты ска­жешь —
слы­шишь: во­ет! —
встре­тив­ше­му вол­ку?»
«Во­е­во­да вол­чьей ра­ти,
Впе­ре­ди вся ноч­ка —
А ме­ня пу­сти ты ра­ди
Ма­ло­го сы­ноч­ка!..»
«Ма­туш­ка ро­ди­мая,
ма­туш­ка род­ная,
Кое-где мер­ца­ют звез­ды,
в по­ле — тьма ноч­ная.
И мер­ца­ет лед про­сел­ка
крас­ной лун­ной ме­дью.
Что ты ска­жешь зло­му зве­рю,
Ша­ту­ну-мед­ве­дю?»
«О, дре­му­чих чащ хо­зя­ин,
Я про­шу от­сроч­ку —
Ско­ро вы­пуск­ной эк­за­мен
Пред­сто­ит сы­ноч­ку!..»
«Ма­туш­ка ро­ди­мая,
ма­туш­ка род­ная,
В об­ла­ках свер­ка­ют звез­ды,
в по­ле — жуть ноч­ная.
По про­сел­ку хо­дят в дым­ке
Лю­ди-неви­дим­ки.
Что ты ска­жешь джентль­ме­нам
ки­сте­ня и фин­ки?»
«Ата­ман Пив­ная Боч­ка,
Чем я вам ме­шаю?
Зав­тра свадь­ба у сы­ноч­ка —
В го­сти при­гла­шаю!..»
«Ма­туш­ка ро­ди­мая,
ма­туш­ка род­ная,
Празд­нич­но си­я­ют звез­ды,
та­ет мгла ноч­ная!
По про­сел­ку Бе­лый Ан­гел
мчит, вклю­чив си­ре­ну.
Не хо­ди, — не на­до, ма­ма, —
в эту "Тре­тью Сме­ну"» !
«Бе­лый Ан­гел, стой!
Ни зву­ка!!
Дай до­жить мне ноч­ку —
Окре­стить мне утром
Вну­ка
Дай по­мочь
Сы­ноч­ку!..»
РОДНОЙ ЗЕМЛЕ
Слу­жи­ла ты нам са­мо­бран­кою —
ска­тер­тью,
За во­лей и пес­нею шли мы в по­ля.
Я па­сын­ком не был — но звал
те­бя ма­те­рью
Ско­рей по при­выч­ке, род­ная
зем­ля.
В то вре­мя, ко­гда еще бе­гал
с ро­гат­кою,
С ду­шой небо­ля­щей, на­ив­ной,
свя­той,
Не ма­мой, не ба­буш­кой да­же —
пра­баб­кою
Бы­ла мне и всей пи­о­не­рии той...
О терн, о стер­ню мои но­ги
ис­ко­ло­ты,
Ду­ша тя­же­ле­ла и зре­ла, как плод,
И баб­кой, род­ная, мне ста­ла не
ско­ро ты:
Я пом­ню тот гроб,
тот сту­ден­че­ский год.
На дет­ство да­ле­кое, юность
ту­ман­ную
Сквозь сле­зы гля­жу, по­сти­гая
судь­бу:
Чем нуж­но пла­тить, чтобы ста­ла
ты ма­мою? —
Со­кро­ви­щем серд­ца
в хру­сталь­ном гро­бу!..
И с каж­дой по­те­рей все бли­же,
до­ро­же ты.
Ни­кто не оспо­рит се­го­дня: ты —
мать!..
Ко­гда бу­дут го­ды по­след­ние
про­жи­ты,
Род­ная, ска­жи, как те­бя на­зы­вать?
ЯБЛОНЬКА
Ко­гда те­бе ка­жет­ся:
Уж ни­что не об­ра­ду­ет —
Все ви­дел ты,
Все оце­нил,
Яб­ло­ки спе­лые съе­да­ют­ся —
И па­да­ют
Се­меч­ки из серд­це­вин.
Ты их с по­ла сме­та­ешь ве­ни­ком,
Уно­сишь с му­со­ром в бак.
Пти­цы го­лод­ные
Кру­жат над скве­ри­ком,
И ры­щет сво­ра со­бак.
И сра­зу же
Все до­кле­ва­но, до­гло­же­но:
Ни ко­сто­чек, ни зе­рен, ни крох.
Од­но лишь се­меч­ко
Кры­лом от­бро­ше­но
Под ка­мень —
Так хо­чет Бог!..
На жизнь бес­цель­ную,
На до­лю горь­кую
Ты роп­щешь: мол, нету сил.
Но зна­ет Он:
Яб­лонь­ке — цве­сти над по­мой­кою!
И ты — то вед­ро вы­но­сил.
Та­ма­ра Буле­вич
(г. Крас­но­ярск)
Буле­вич Та­ма­ра Ана­то­льев­на ро­ди­лась в Ка­зах­стане в ка­за­чьей ста­ни­це Прес­но­горь­ков­ской. Пи­са­тель, по­этес­са. Член СП Рос­сии, член МСП «Но­вый Совре­мен­ник». Два­жды ла­у­ре­ат лит­пре­мии с вру­че­ни­ем зо­ло­той ме­да­ли им. К. Си­мо­но­ва, ла­у­ре­ат «Мос­ков­ско­го Пар­на­са» («Про­за», 2007 г.), пре­мии жур­на­ла «Ла­у­ре­ат» («Про­за», 2008 г.), меж­ду­на­род­но­го лит­пор­та­ла «Что хо­чет ав­тор» («Про­за 2009 г.»), ла­у­ре­ат Неза­ви­си­мо­го ли­та­гент­ства «Мос­ков­ский Пар­нас» (Про­за, 2007 г.). За ро­ман "Го­ря­чие те­ни" и по­весть "Плач ря­би­ны удо­сто­е­на со­от­вет­ствен­но Зо­ло­то­го ди­пло­ма и ме­да­ли, Ди­пло­ма "Уни­кум" и ме­да­ли на Лейп­циг­ской книж­ной яр­мар­ке в 2015 г.
ДАЙ, БОЖЕ!
Дай, Бо­же, дай мо­ей стране
род­ной,
Ду­хом сво­бо­ды, пра­во­слав­ной
ве­рой
На­пол­нить­ся до гор­сточ­ки
зем­ной,
До зер­ныш­ка и до ро­син­ки
бе­лой.
Дай пло­до­но­сить всем ее лу­гам,
Всем хле­бо­род­ным ни­вам,
рыб­ным ре­кам.
Дай си­лы со­зи­да­ю­щим ру­кам
И незем­ной люб­ви для че­ло­ве­ка.
О, Бо­же! За­сту­пись за рос­си­ян!
Да нис­по­шли нам пре­муд­ро­сти щед­рот,
По­коя ду­шам дай, из­бавь от ран, –
И воз­ро­дит­ся Твой пра­вед­ный
на­род!
Дай, Бо­же, стра­да­ли­це Рос­сии
С ве­рой при­нять небес
Пред­на­зна­че­нье
И стать ве­ли­кой под небом
си­ним,
Да непри­ступ­ной Выс­шим по­ве­ле­ньем.
Дай, Бо­же, дай мо­ей стране
род­ной,
Ду­хом рос­сий­ским,
пра­во­слав­ной ве­рой
На­пол­нить­ся до гор­сточ­ки
зем­ной,
До зер­ныш­ка и до ро­син­ки
бе­лой.
«НЕ КАСАЙСЯ ДУШИ»
Не ка­сай­ся ду­ши ты ог­нем
за­поз­да­лым,
Чувств мо­их не тре­вожь
неж­ным, бе­лым кры­лом.
В зяб­кой вы­си небес, ты по­верь, я уста­ла,
А взле­теть в си­не­ву мы
не смо­жем вдво­ем.
Губ мо­их не бу­ди ве­тер­ком
по­це­луя
У иг­ри­вых бе­рез на кру­том
бе­ре­гу.
И в объ­я­тьях тво­их уто­нуть
не мо­гу я…
Ве­тер га­сит све­чу
на про­дрог­шем сне­гу.
Не ка­сай­ся ру­ки – она
в тре­пет­ной дро­жи,
Слов­но вет­ка оме­лы в рас­ка­тах
гро­зы.
И пле­нен­ное серд­це с то­бой
быть не мо­жет,
Серд­це пом­нит те­бя слад­ким
зво­ном ро­сы.
От­го­ни на­ши сны, пусть они
не вол­ну­ют
Ни безумьем но­чей, ни тос­кой
пыл­ких грез –
Об­ла­ка! Уне­си­те лю­бовь
незем­ную
И вер­ни­те то­му, кто ее мне при­нес.
Не ка­сай­ся люб­ви, по­ща­ди ее
па­мять,
Сказ­ку лас­ко­вых зорь
в свет­ло­ли­кой ти­ши...
От­бо­лит и угаснет осен­нее пла­мя,
Сты­лой кап­лей до­ждя ты к нему не спе­ши.
Не зо­ви, то­ро­пя, в за­не­бес­ное
сча­стье:
С тех вы­сот упа­ду в синь
тре­вож­ной ре­ки,
И на­станет по­ра на­все­гда
рас­про­щать­ся.
Твои ро­зы ро­ня­ют в ла­донь
ле­пест­ки…
Марк Ду­бин­ский
(г. Ту­ла)
Ро­дил­ся в г. Луб­ны Пол­тав­ской обл. Слу­жил офи­це­ром, ра­бо­тал ма­сте­ром и ин­же­не­ром. Член СПР, ру­ко­во­ди­тель ЛИТО «Пе­гас» при ТО СПР. Ав­тор 3-хтом­ни­ка сти­хов и рас­ска­зов, ро­ма­на «На­след­ни­ки «Бо­га вой­ны». За пат­ри­о­тизм в твор­че­стве на­граж­ден ме­да­лью «100 лет со дня рож­де­ния М. А. Шо­ло­хо­ва». На­граж­ден ме­да­ля­ми СССР.
ЛЮБОВЬ.
Блес­ну­ла яр­ко, слов­но
в сно­ви­де­нье, –
На бе­лом сне­ге ро­зо­вый от­свет...
Твоя улыб­ка мяг­кой по­лу­те­нью
Как буд­то бы да­ла уже от­вет;
И мой во­прос, уга­дан­ный во взо­ре,
По­вис в про­стран­стве,
не за­дев очей;
И яр­ких ра­дуг пла­мен­ные зо­ри
Мне вспых­ну­ли си­я­ни­ем лу­чей.
В от­све­тах этих яр­ких по­лы­ха­ний,
Что маг­не­тиз­мом со­гре­ва­ли нас,
Мы не су­ме­ли ута­ить же­ла­ний
И от­ве­сти свой взор от на­ших глаз.
И на­ши ру­ки, слов­но
в за­блуж­де­нье,
Пе­ре­пле­лись ма­ги­че­ским уз­лом;
И хлы­нув­шее в серд­це на­сла­жде­нье
Серд­ца скру­ти­ло слов­но на из­лом.
И, по­ви­ну­ясь это­му вле­че­нью,
При­пав гу­ба­ми к тре­пет­ным гу­бам,
От­да­лись мы люб­ви сво­ей
те­че­нью,
За­быв до­ро­гу к даль­ним бе­ре­гам.
Вик­то­рия Ткач
(г. Ту­ла)
За­ве­ду­ю­щая До­мом-му­зе­ем В.В. Ве­ре­са­е­ва. Член Со­ю­за рос­сий­ских пи­са­те­лей. Ав­тор се­ми по­э­ти­че­ских сбор­ни­ков. Име­ет пуб­ли­ка­ции в ли­те­ра­тур­ных жур­на­лах и аль­ма­на­хах Ту­лы, Туль­ской об­ла­сти, Моск­вы, Санкт-Пе­тер­бур­га, Люб­ли­на (Поль­ша). Ди­пло­мант ли­те­ра­тур­ной пре­мии «Зо­ло­тое пе­ро Ту­лы», ди­пло­мант Меж­ду­на­род­но­го по­э­ти­че­ско­го кон­кур­са «Цве­та­ев­ская осень». Ру­ко­во­ди­тель об­ласт­но­го му­зей­но-ли­те­ра­тур-но­го объ­еди­не­ния «Му­за» при До­ме-му­зее В.В. Ве­ре­са­е­ва.
***
Всмат­ри­ва­юсь при­сталь­но
и роб­ко,
Взрос­лым осо­зна­ни­ем гре­ша, –
Что в те­бе оста­лось от ре­бен­ка,
Груст­ная уста­лая ду­ша?
Мир при­выч­но мудр­ству­ет и
ста­рит,
Но, спа­сая жиз­нен­ную суть,
Солн­це, зо­ло­той воз­душ­ный
ша­рик,
Не поз­во­лит серд­це об­ма­нуть!
Улы­ба­юсь чу­ду, узна­вая,
И взле­та­ет вы­ше об­ла­ков
Не пте­нец, а свет­ло-пти­чья стая
Из по-дет­ски ис­крен­них сти­хов.
Глу­пое ре­бя­че­ство! Но все же
От­ри­цаю буд­ней кру­го­верть –
Строч­ка­ми, что мне все­го
до­ро­же,
Чтоб кры­ла­то небом мо­ло­деть!
***
Я ба­ю­каю ночь, слов­но
Бо­гом­ла­ден­ца,
И в до­ро­ге волх­вы, и звез­да
вы­со­ка,
И от тон­кой све­чи успе­ва­ет
со­греть­ся
Вся небес­ная, млеч­ная
без­дна-ре­ка.
Этот омут – без дна.
Это вре­мя рож­де­нья,
Ко­гда ше­пот и крик – из од­ной
ти­ши­ны.
Я ба­ю­каю ночь, и спле­та­ют­ся
зве­нья
Го­ло­сов и ша­гов, и де­я­ний
зем­ных.
Ты не пла­чешь по­ка.
Знать и ве­рить – два чу­да,
От ко­то­рых ду­ша непри­ка­ян­ным сном
От­прав­ля­ет­ся в путь, от­вер­гая
рас­су­док,
За су­ту­ля­щим пле­чи тя­же­лым
кре­стом.
Чер­но­та за спи­ной.
Мол­ча­ли­вей и стро­же
От­ме­ря­ют ча­сы вре­мен­ной
по­во­рот.
Я ба­ю­каю ночь,
Ост­ро чув­ствуя ко­жей,
Что рож­ден­ная боль
Ни­ко­гда не умрет.
***
Бо­лит, бо­лит… И ме­чет­ся в но­чи
Без­звуч­ная кры­ла­тая мо­лит­ва.
Как ма­ло слов! Пу­га­ю­ще мол­чит
И чер­но­ли­ким ому­том раз­ли­та
Моя пе­чаль – лю­бовь моя и боль,
По­след­няя из сот­ни ис­ку­ше­ний.
Я – ти­ши­на и чув­ствую со­бой
Ее не смерть –
ее пе­ре­рож­де­нье.
***
Мол­ча­ние.
Пред­чув­ствие се­бя.
Ло­ма­ют кры­лья то, что бы­ло
тес­ным,
И серд­це – неуем­ная швея –
Стеж­ка­ми про­ши­ва­ет свод
небес­ный.
Как тон­ка ткань!
На­стой­чи­вей – и вдруг:
Про­стран­ство, не скреп­лен­ное
за­пре­том,
И кры­лья за­вер­ша­ют по­лу­круг
Рож­де­ния, не знав­ше­го об этом.
Впе­ред, впе­ред!
Сту­де­но и лег­ко
Ды­ха­нию, при­вык­ше­му
к зем­но­му.
Но солн­це за­гу­стев­шим мо­ло­ком
По-ма­те­рин­ски теп­лое –
«ты до­ма!»
И ост­ро ощу­ще­ние се­бя!
И боль­но, и му­чи­тель­но,
и стран­но…
Так – сквозь стек­ло чу­жо­го бы­тия
При­хо­дит жизнь – сво­ей.
Мне Бо­гом дан­ной.
***
Мы все непри­ка­ян­ны. Стран­ны.
На­ив­ны.
За­быв про небес­ные сны,
Спу­сти­лись на зем­лю, и гор­бят­ся
спи­ны
Без кры­льев, что здесь не нуж­ны.
Мы хо­дим уста­ло, уже не ле­тая,
Две ты­ся­чи лет без теп­ла.
И да­же меч­та­ем, чтоб но­вая стая
Сме­нить ни­ко­гда не смог­ла.
Мы гор­ды. Упря­мы.
Непри­знан­но веч­ны.
Та­кие жи­вут и жи­вут.
Но толь­ко ли в этом наш
смысл че­ло­ве­чий?..
Ведь кры­лья та­ким не вер­нут…
Ва­ня Ан­ге­ло­ва
(г. Ве­ли­ко Тыр­но­во, Бол­га­рия)
Бол­гар­ская по­этес­са Ва­ня Хри­сто­ва Ге­ор­ги­е­ва-Ан­ге­ло­ва из го­ро­да Ве­ли­ко Тыр­но­во ро­ди­лась в го­ро­де Чер­вен бряг 15 де­каб­ря 1967 г. Ее ли­те­ра­тур­ный псев­до­ним Aда Мерoпе Никoпо­лис Ад И?струм. В 1985 го­ду она окон­чи­ла сред­нюю рус­скую шко­лу ”Ва­сил Ка­ра­ва­силев” в го­ро­де Пле­вен. В 1988 го­ду про­хо­ди­ла курс спе­ци­а­ли­за­ции в Мос­ков­ском ин­сти­ту­те "Алек­сандр Сер­ге­е­вич Пуш­кин". В 1992 го­ду по­лу­чи­ла ди­плом о выс­шем об­ра­зо­ва­нии в Ве­ли­ко­тыр­нов­ском уни­вер­си­те­те име­ни Свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия.
ИВАН-ЦАРЕВИЧ
Я жи­ву в кра­си­вой рус­ской сказ­ке.
Вол­шеб­ства мель­ка­ют за ок­ном.
Дни и но­чи ез­дят на ко­ляс­ке.
Нету зла в краю мо­ем род­ном.
Я то­бой при­ду­ма­на, прин­цес­са.
Ты, Иван-Ца­ре­вич, мой ге­рой.
Тай­ну за­кол­до­ван­но­го ле­са
вме­сте раз­га­да­ем мы с то­бой.
Да, судь­ба род­но­го го­су­дар­ства
нам не без­раз­лич­на ни­ко­гда,
и на фоне сказoчно­го цар­ства
вспых­ну­ла пре­крас­ная звез­да.
Трон твой знат­ный, ми­лый, не
по­те­рян.
Ты ведь лю­бишь доч­ку ко­ро­ля.
Ро­за­ми вез­де по­рог усе­ян.
Вот пред на­ми сон­ные по­ля...
Вы­рва­лось по­ры­ви­стое ржа­ние
из гру­ди кры­ла­то­го ко­ня.
Под­ни­ма­ем тост за воз­му­жа­ние.
Дай мне, жизнь, сво­бо­ды и ог­ня!
Дай мне по­це­луи, дай мне сча­стья,
мой Иван-Ца­ре­вич, до утра.
Па­да­ют ря­би­но­вые ли­стья.
Пес­ни льют­ся но­чью у ко­ст­ра...
Бу­дем петь, не ду­мая про зав­тра.
Смолк­нут зву­ки в груст­ной
ти­шине.
Чтобы ощу­тить ды­ха­нье вет­ра,
на­до с ним по­быть на­едине.
НОВЫЙ ВАВИЛОН
Су­мер­ки об­ни­мут ночь, как преж­де.
Смерть ту­да по­еха­ла вер­хом.
Будь со мной, уста­лая на­деж­да!
Встре­тит нас здесь Но­вый Ва­ви­лон.
Буй­ству­ют пред­чув­ствия за­ка­та.
Кто по­лу­чит власть, лю­бовь
и трон?
Сны мои – как горь­кая утра­та!
Мчит­ся се­реб­ри­сто-бе­лый конь,
в па­мять и во вре­мя оку­на­ясь.
Царь от­крыл стре­ми­тель­ный
огонь.
Миг раз­но­сит кри­ки, до­ве­ря­ясь
со­ве­сти всех. Но­вый Ва­ви­лон!
Груст­ные за­бы­тые объ­я­тья...
Дол­го им при­дет­ся еще ждать.
Де­ва мо­ло­дая в крас­ном пла­тье
прин­ца по­це­лу­ет. Ах, опять
стро­го смот­рят страш­ные ку­ми­ры!
День за­стыл... Язы­че­ский
по­клон...
Кру­жат­ся ви­де­нья по­лу­ми­ра,
Но­вый-Ста­рый, веч­ный Ва­ви­лон!
КОНЕК-ГОРБУНОК
Бу­дешь ты мо­им луч­шим
то­ва­ри­щем.
Там вда­ли вновь го­рит ого­нек.
Не хо­чу ста­но­вить­ся
по­сме­ши­щем.
Ты со мной, мой гор­ба­тый ко­нек.
На зем­ле при­та­и­лись чу­до­ви­ща.
При­хо­ди в мой ноч­ной ба­ла­ган!
Знай, дру­жок, не нуж­ны мне
со­кро­ви­ща,
и за них я те­бя не от­дам!
До­ста­ют ме­ня сплет­ни и сплет­ни­цы!
Уста­ва­ла от жиз­ни не раз.
И судь­ба – моя луч­шая крест­ни­ца...
По­да­рю ей сти­хи в доб­рый час.
В них при­снит­ся мне принц.
Царь-де­ви­ца я.
Мой Иван вдруг рас­кинет ша­тер.
Но­чью я уба­ю­каю ры­ца­ря
и люб­ви вспыхнет жар­кий ко­стер.
Во двор­це весь на­род нас
при­вет­ству­ет.
За­гре­мел рус­ский сва­деб­ный пир.
Пусть уда­ча вез­де нам со­пут­ству­ет
и все­гда бу­дет цар­ство­вать мир.
Будь мо­им са­мым луч­шим
то­ва­ри­щем.
Ве­те­рок раз­ве­ва­ет пла­ток.
В мо­ем вре­ме­ни не уми­ра­ю­щем
чу­до ты, мой ко­нек-гор­бу­нок.
БУДУ ПОМНИТЬ
„Ты крас­ки дал,
что ста­ли мне судь­бою!”
Марк Ша­гал.
Ве­ду борь­бу дав­но са­ма с со­бою
по­всю­ду, и не бу­ду раз­мыш­лять.
„Ты крас­ки дал, что ста­ли мне
судь­бою”,
и жизнь ни в чем не бу­ду
упре­кать.
В от­вет ска­жи, что все те­перь
в по­ряд­ке
и звез­ды сни­мешь ско­ро с вы­со­ты!
Гу­ля­ют на­ши де­ти на пло­щад­ке.
Так мно­го в мо­ем серд­це
доб­ро­ты...
И я хо­чу, и очень я на­де­юсь,
что на­ши дни про­длят­ся дол­го
здесь.
Хо­ро­шей и влюб­лен­ной в миг
яв­ля­юсь.
На све­те ма­ло зо­ло­тых чу­дес
и ими до­ро­жи­те под лу­ною,
не толь­ко раз, не про­сто ино­гда.
„Ты крас­ки дал, что ста­ли мне
судь­бою”!
За­пом­ню это, ми­лый, на­все­гда!
Оль­га По­но­ма­ре­ва-Ша­хов­ская
(г. Москва)
Моск­вич­ка, окон­чи­ла Мос­ков­ский элек­тро­тех­ни­че­ский ин-сти­тут свя­зи, ин­же­нер-элек­тро­ме­ха­ник. Ра­бо­та­ла в про­ект­ных ин­сти­ту­тах. Сти­хи и про­зу пи­шет с 1998 г. Пуб­ли­ко­ва­лась в аль­ма­на­хах: «Ис­то­ки», «Оза­ре­ние», «Ков­чег», «Сти­хо-свет», «Про­ту­бе­ран­цы», «Мос­ков­ский Пар­нас». Ав­тор пя­ти книг. Под­бор­ка сти­хо­тво­ре­ний во­шла в Ан­то­ло­гию совре­мен­ной по­э­зии «Со­зву­чья слов жи­вых» (т. 6, изд. «Мос­ков­ский Пар­нас», 2011 г.). Член Меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства пи­са­тель­ских со­ю­зов и Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии. Име­ет на­гра­ды.
ПОЭТЫ ИСПАНИИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
Хо­се Агу­стин
Гой­ти­со­ло (Ис­па­ния)
МАСТЕРСКАЯ ПОЭТА
Мне нра­вит­ся рас­смат­ри­вать сло­ва,
на­пи­сан­ные на ли­сте,
те­ла их из­ме­рять и взве­ши­вать:
силь­на ль ос­но­ва, иль сла­ба,
стро­ка в небес­ной вы­со­те.
Слов­но ре­мес­лен­ник,
при­дир­чи­во про­смат­ри­ваю я
тек­сту­ру тон­кую на свет,
та­ков про­цесс ра­бо­ты
в ста­рой ма­стер­ской,
там су­ще­ству­ет свой сек­рет.
Его на­ча­ло
в вы­ду­ва­нии идеи без­упреч­ной,
из бес­ко­неч­ной пы­ли па­мя­ти,
где опыт, скоп­лен­ный ве­ка­ми,
ис­то­рия, лю­бовь и стра­сти
че­ло­ве­чьи.
Ис­кус­ство пе­ния
мы взя­ли от на­ро­да,
да­вай­те от­да­вать хо­зя­и­ну сло­ва,
что льют­ся чест­но и сво­бод­но.
Кар­лос Фахар­до
Фахар­до (Ко­лум­бия)
СЛОВА ОРФЕЯ
По­эты,
мы бу­дем веч­ны­ми во­ра­ми но­чи
и рас­све­та,
гро­зы и без­мя­теж­но­го по­коя
на пла­не­те.
Нам ра­ны от­кры­вать в ду­ше
лю­бо­го,
и знать, кем бы­ли, и кем сде­ла­ет нас
сло­во.
По­эты,
мы чу­жую боль вме­ща­ем, вер­но,
как ста­ри­ки по­спеш­ность смер­ти.
Кар­лос Сан­чес
(Ар­ген­ти­на)
БАЛЕРИНА
Стыд­ли­во
под­би­рал сло­ва
к то­му пу­сто­му ме­сту,
где жи­ву:
со­ба­ки ла­ют,
на ого­ро­дах зе­ле­на тра­ва,
муж­чи­ны дви­га­ют­ся,
как плы­вут.
Нет осле­пи­тель­но­го све­та,
пу­сто­та,
скво­зя вдоль улиц,
опо­я­сы­ва­ет,
в ней сло­ва бес­цвет­ны.
За нею,
мир свя­той
и бо­го­хуль­ный,
тот мир, чей страх
за­быть мне не да­но.
А здесь не пло­хо,
воз­дух чист, дур­ман­ный,
по­э­зия за­хо­дит
в рас­тво­рен­ное ок­но,
по­доб­но
рус­ской ба­ле­рине
на пу­ан­тах.
Ху­лио Ира­эта Сан­тос (Саль­ва­дор)
МИКРОСКОПИЧЕСКИЙ ГЕН
Ты – эй­фо­ри­че­ский ра­дар
из древ­но­сти,
что хле­щут вол­ны
по­все­днев­но­сти,
пла­не­ты ми­лой, всей все­лен­ной
этой.
Коль так, то от­че­го бы Бо­гу
не по­ме­стить бо­же­ствен­ный
«ав­то­граф»
на ка­меш­ках тво­их фан­та­зий,
там на­пи­сать пер­стом по­э­мы
раз­ные?
А ес­ли су­ще­ству­ет злей­ший враг,
недоб­рое он се­ет в зер­ка­лах:
кош­ма­ры но­чи, кровь и ода­ли­сок,
ты пе­ред ни­ми оне­мел, па­су­ешь –
под­ро­сток несчаст­ли­вый
бес­ко­рыст­ный, –
им от­да­ешь свою сво­бо­ду всуе.
Но тон­ны Све­та льют­ся
на пла­не­ту,
листва, со­гре­тая, дро­жа, бле­стит,
те­бя вол­ну­ет, вдох­нов­ля­ет это.
Ду­ша из те­ла – вон, по­ет, ле­тит,
в ней ген мик­ро­ско­пич­ный
бо­же­ства,
есть вре­мя ха­ос при­ве­сти
в по­ря­док…
Хо­тя на­ут­ро раз­не­сет мол­ва,
что ко­ро­но­ван ты ши­па­ми с ядом.
Ан­гел Фе­ликс Го­мес
(Ве­не­су­э­ла)
ПОЭТ
По­э­зия та­ит в се­бе про­тест,
до ре­во­лю­ций мо­жет рас­ка­чать.
На­гра­да ждет по­эта или крест,
его ору­жие – сло­ва,
ка­либр, ка­ков – толь­ко ему
ре­шать.
Свет­ла по­эта го­ло­ва,
не сбит при­цел ору­дия стрел­ка,
лист бе­ло­снеж­но-дев­ствен­ный
ле­жит,
пе­ро сжи­ма­ет вер­ная ру­ка,
стре­ля­ет пря­мо в серд­це лжи.
Ро­лан­до Ре­ва­гли­ат­ти
(Ар­ген­ти­на)
ВЕЛИЧИНЫ
А БОГ,
не то,
чтобы ве­лик,
ОН – необъ­ятен.
Вез­де
ЕГО свя­щен­ный ЛИК,
спо­со­бен на та­кое лишь
СОЗДАТЕЛЬ.
Ве­ли­чи­ной Сво­ей пре­не­бре­гая,
во вся­ких крох
БОГ жизнь вды­ха­ет.
Ма­ну­эль Гар­сиа
Вер­де­сиа (Ку­ба)
СВЕТ
Где он бы­вал пе­ред рас­све­том?
Там, в по­ле, об­нов­лен­ном от ро­сы?
Роз аро­мат ту­да до­но­сит ве­тер?
Где мо­ря синь в рас­свет­ные ча­сы?
Где роб­ко крот­кая за­ря сту­па­ет?
Там бук­вы об­ре­та­ют дом,
а ру­ки си­лу ощу­ща­ют?
Где те­лу и ду­ше теп­ло вдво­ем?
Су­ро­вый мир из Све­та пла­тье
ткет,
от­ту­да лен­той па­мять воз­ни­ка­ет.
По рус­лу каж­дой жиз­ни Свет
идет,
в кон­це он че­ло­ве­ка об­ни­ма­ет.
Сантья­го Бао
(Ар­ген­ти­на)
ЗА ТОПОЛЯ…
За то­по­ля
цеп­ля­ет­ся глаз Бо­га.
Твой го­лос стро­гий, –
Он гар­мо­нию рож­да­ет
ре­ки жур­ча­щей, ко­раб­ля,
и ост­ро­вов, и об­ла­ков,
где ан­ге­лы ви­та­ют.
Мне Дла­ни Твои
ду­шу об­ни­ма­ют.
Ва­ди­мир Тру­сов
(г. Мон­че­горск Мур­ман­ской об­ла­сти)
По­эт, ав­тор-ис­пол­ни­тель, пуб­ли­цист, член Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии. Ро­дил­ся в 1965 г. в г. Вор­ку­те. В 1988 г. окон­чил Ле­нин­град­ский «Во­ен­мех». С 1993г. жи­вет в г. Мон­че­гор­ске, Мур­ман­ской об­ла­сти. При­зер и ди­пло­мант Меж­ду­на­род­но­го по­э­ти­че­ско­го кон­кур­са «Зо­ло­тая стро­фа» (2010 и 2011гг.). Ла­у­ре­ат Меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са по­ис­ко­вой и пат­ри­о­ти­че­ской пес­ни «На­род­ная па­мять о за­щит­ни­ках Оте­че­ства» (2013 г.).
ВРОЖДЕННАЯ ПАМЯТЬ Знать, за­вид­ная до­ля до­ста­лась мне,
Коль до сей по­ры еще
жив-здо­ров.
Жизнь, ко­неч­но, за­ну­да,
но не вполне,
Есть лю­би­мое де­ло, се­мья и кров,
И дру­зья, что бра­тьев иных род­ней.
Нас ве­ли­кая пе­сто­ва­ла стра­на,
И о том, что бы­ло и бу­дет с ней
Есть врож­ден­ная па­мять, на всех од­на.
Эта па­мять – со­ве­сти ипо­стась.
Об­ла­дая оной, по­про­буй струсь
Воз­ра­зить доб­ро­хо­там (чтоб им про­пасть!),
От­ри­ца­ю­щим на­глу­хо имя – Русь.
Де­скать, вся на­сквозь она – прах
и тлен,
А на­ро­дец – ка­бац­кая рвань да
пьянь,
Что и преж­де-то встать не мог­ла с ко­лен,
А сей­час тем бо­лее! Гуле­вань,
Да свя­ты­ни гни­лые пи­най-топ­чи,
Воз­ра­же­ния про­чих сме­сти