Сакен Халменов - свобода на крыльях мухи
Са­кен Хал­ме­нов
СВОБОДА НА КРЫЛЬЯХ МУХИ
Ал­ма-Ата, 2011 год
В ос­но­ве кни­ги, на­пи­сан­ной в жан­ре фило­соф­ско-ху­до­же­ствен­но­го эс­се, по­вест­во­ва­ние о воз­вра­ще­нии че­ло­ве­ка в мир При­ро­ды. И в этом ему по­мо­га­ют обык­но­вен­ные ком­нат­ные му­хи. С ни­ми он со­вер­ша­ет пу­те­ше­ствие к да­ле­ким пред­кам и обо­га­ща­ет­ся их фило­со­фи­ей Сво­бо­ды. Му­хи за­став­ля­ют его по-но­во­му взгля­нуть на окру­жа­ю­щий его мир.
Пре­ди­сло­вие
Ре­бе­нок, со­вер­шая свои пер­вые ша­ги по зем­ле, неосо­знан­но по­гру­жа­ет­ся в мир При­ро­ды. В этом воз­расте он с При­ро­дой со­став­ля­ет од­но це­лое. И толь­ко взрос­лея, че­ло­век все боль­ше от­да­ля­ет­ся от нее. При­чин то­му мно­го. Од­на­ко, глав­ную роль в этом нега­тив­ном про­цес­се я бы все же от­вел «го­су­дар­ству». С дет­ства, сам то­го не осо­зна­вая, че­ло­век на­чи­на­ет ощу­щать на се­бе ее вли­я­ние. Имен­но «го­су­дар­ству» вы­год­но, ка­кое он по­лу­чит вос­пи­та­ние и на­сколь­ко бу­дет об­ра­зо­ван. И ко­гда «го­су­дар­ство» со­чтет, что че­ло­век уже со­от­вет­ству­ет всем необ­хо­ди­мым для него кри­те­ри­ям, оно на­чи­на­ет ис­поль­зо­вать его в сво­их ко­рыст­ных ин­те­ре­сах, на­зы­вая их «го­судар­ствен­ны­ми».
Од­на­ко, в мо­мент на­ше­го рож­де­ния При­ро­да в каж­до­го из нас за­ло­жи­ло чув­ство «Сво­бо­ды». И из­ба­вить нас от это­го при­род­но­го чув­ства, ни ка­кое го­су­дар­ство не в си­лах.
Уди­ви­тель­но, что дух дет­ства воз­вра­ща­ет­ся к нам уже в зре­лом воз­расте. Ин­те­рес­но бы­ва­ет смот­реть на по­жи­ло­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый как ре­бе­нок удив­ля­ет­ся че­му-то обык­но­вен­но­му. А ес­ли это чув­ство вер­ну­лось к нему, зна­чит он сно­ва по­лю­бил При­ро­ду.
Что-то по­доб­ное ис­пы­тал на се­бе и ав­тор этой кни­ги. И в этом воз­вра­ще­нии к при­ро­де глав­ную для ме­ня роль сыг­ра­ли обык­но­вен­ные ком­нат­ные му­хи. Они от­кры­ли мне гла­за на окру­жа­ю­щий мир. С ни­ми я со­вер­шил пу­те­ше­ствие к да­ле­ким пред­кам. Обо­га­тил­ся их «фило­со­фи­ей Сво­бо­ды» и жиз­нен­ной муд­ро­стью. С му­ха­ми, я каж­дый день, стал от­кры­вать для се­бя что-то но­вое. Пу­те­ше­ствуя с ни­ми, я за­гля­нул в про­шлое, вер­нул­ся в на­сто­я­щее и по­смот­рел в бу­ду­щее мо­е­го на­ро­да.
На­сколь­ко это пу­те­ше­ствие бы­ло ин­те­рес­ным су­дить вам, чи­та­тель. На­де­юсь, что эта кни­га раз­бу­дит ва­шу ду­шу, так­же как му­хи раз­бу­ди­ли мою.
С ува­же­ни­ем, ав­тор.
«Я ду­маю, что ес­ли че­ло­век су­ме­ет глу­бо­ко проник­нуть в жизнь сво­е­го соб­ствен­но­го окру­же­ния и мир по­все­днев­ных за­бот, в ко­то­ром он жи­вет, то ему от­кро­ет­ся ве­ли­чай­ший из ми­ров».
Ма­сан­обу Фу­ку­ока (Ре­во­лю­ция од­ной со­ло­мин­ки)
Воз­вра­ще­ние в дет­ство
Каж­дый раз, ко­гда я смот­рю на го­ры, они за­во­ра­жи­ва­ют ме­ня и при­тя­ги­ва­ют к се­бе сво­им ве­ли­чи­ем. Все в них гран­ди­оз­но: и за­сне­жен­ные вер­ши­ны и устрем­лен­ные в высь го­лу­бые ели и строй­ные сос­ны на скло­нах хол­мов и стре­ми­тель­ный по­ток бур­ля­щей ре­ки.
Осо­бен­но они мне нра­вят­ся зи­мой, в сол­неч­ный день. Ко­гда ели и сос­ны сто­ят укры­тые сне­гом. Сол­неч­ный свет по­всю­ду. Со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в каж­дой сне­жин­ке ви­дишь от­ра­же­ние солн­ца. И толь­ко в те­ни де­ре­вьев мо­жешь взгля­нуть на эту кра­со­ту ши­ро­ко от­кры­ты­ми гла­за­ми. А чтобы ощу­тить ее, я вхо­жу в этот ска­зоч­ный зим­ний гор­ный лес и вслу­ши­ва­юсь в ти­ши­ну При­ро­ды.
Очу­тив­шись в та­ком ме­сте, че­ло­век слов­но сбра­сы­ва­ет с се­бя груз про­жи­тых лет, и ка­ко­го бы воз­рас­та он к это­му вре­ме­ни ни до­стиг, сно­ва ста­но­вить­ся ре­бен­ком.
Го­ры, как ма­ши­на вре­ме­ни, пе­ре­но­сят ме­ня в дет­ство.
В кон­це 50-х го­дов про­шло­го сто­ле­тия на­ша се­мья пе­ре­еха­ла в но­вый дом, ко­то­рый и сей­час на­хо­дит­ся в г. Ал­ма-Ате на пе­ре­се­че­нии улиц Абая и Ту­ле­ба­е­ва. В то вре­мя, это бы­ла окра­и­на го­ро­да. За ули­цей Кар­ла Марк­са (ныне Д. А. Ку­на­е­ва), с ко­то­рой так­же гра­ни­чил наш дом, на­чи­нал­ся пу­стырь. И я, то­гда ше­сти­лет­ний маль­чиш­ка, по­чти каж­дый сол­неч­ный день, ра­но утром с па­ца­на­ми хо­дил в го­ры. Слу­ча­лось, что про­па­да­ли мы там на це­лый день. Од­на­жды, ко­гда нас дол­го не бы­ло до­ма, ро­ди­те­ли, встре­во­жен­ные на­шим ис­чез­но­ве­ни­ем, под­клю­чи­ли на по­ис­ки ми­ли­цию. Мы же вер­нув­шись позд­но ве­че­ром, без­за­бот­но ку­па­лись в го­лов­ном ары­ке, про­те­кав­шем воз­ле на­ше­го до­ма. Там нас и об­на­ру­жи­ли. В то вре­мя ули­ца Абая, по ко­то­рой и сей­час жур­чит во­да в го­лов­ном ары­ке, на­зы­ва­лась Арыч­ной.
Ве­ли­ча­вые снеж­ные вер­ши­ны гор на­хо­ди­лись, как нам то­гда ка­за­лось, со­всем близ­ко от на­ше­го до­ма. В этом воз­расте мы вос­при­ни­ма­ли при­ро­ду гор как ска­зоч­ную стра­ну. Вос­хи­ща­лись ги­гант­ски­ми еля­ми, яб­ло­не­вы­ми ле­са­ми и раз­но­об­раз­ной рас­ти­тель­но­стью. Нас за­во­ра­жи­вал бур­ный по­ток во­ды в реч­ке Ма­лая - Ал­ма­а­тин­ка и мно­го­го­ло­сье птиц. С каж­дой вы­лаз­кой в го­ры мы от­кры­ва­ли для се­бя что-то но­вое и уди­ви­тель­ное. Го­ры ма­ни­ли нас, как стра­на чу­дес. Уди­ви­тель­но, что при­ро­да гор нас, де­тей Ал­ма-Аты тех лет, при­тя­ги­ва­ла боль­ше, чем сам го­род. Мы бы­ли счаст­ли­вы.
С тех пор про­шло 50 лет. Обре­ме­нен­ный зна­ни­я­ми я все боль­ше от­да­лял­ся от при­ро­ды. Па­ра­докс, но это так.
И вот по про­ше­ствии мно­гих лет, со­вер­шая оче­ред­ную про­гул­ку по уро­чи­щу «Бу­та­ков­ка» узнаю, что здесь есть ме­сто под на­зва­ни­ем «Шы­бын сай». В пе­ре­во­де с ка­зах­ско­го язы­ка озна­ча­ет – овраг мух. С дет­ства ме­ня все­гда при­вле­ка­ла при­ро­да это­го уро­чи­ща.
А об­ра­тил я на это вни­ма­ние по­то­му, что со­всем недав­но на­чал за­ни­мать­ся обык­но­вен­ны­ми ком­нат­ны­ми му­ха­ми.
Этих на­зой­ли­вых су­ществ, со­про­вож­да­ю­щих че­ло­ве­ка с мо­мен­та его по­яв­ле­ния на Зем­ле на­зы­ва­ют по ла­ты­ни – musca domestica или до­маш­ние му­хи. Од­на­ко, ес­ли мно­гих жи­вот­ных че­ло­век с тру­дом, но сде­лал дав­но уже до­маш­ни­ми и из­вле­ка­ет из это­го опре­де­лен­ную поль­зу для се­бя, то до­маш­ние му­хи по­ка не на­шли сво­е­го до­стой­но­го ме­ста ря­дом с ним. Оче­вид­но му­хи слиш­ком мел­кие су­ще­ства, чтобы об­ра­щать на них вни­ма­ние. Не уди­ви­тель­но, что че­ло­век к му­хам до сих пор от­но­сит­ся толь­ко с брезг­ли­во­стью, как к ис­точ­ни­ку за­ра­зы. Ви­ди­мо за гло­баль­ны­ми сво­и­ми тво­ре­ни­я­ми, до мух ему не до­суг. Воз­мож­но, это объ­яс­ня­ет­ся еще и тем, что че­ло­век все даль­ше от­да­ля­ет­ся от жи­вой при­ро­ды и не мо­жет по­нять сво­е­го ис­тин­но­го ме­ста в нем.
Через несколь­ко дней по­сле про­гул­ки по уро­чи­щу «Бу­та­ков­ка» мне при­шлось вы­ехать в ко­ман­ди­ров­ку в се­ве­ро-во­сточ­ные рай­о­ны Ал­ма-Атин­ской об­ла­сти. Бы­ла зи­ма, ян­варь ме­сяц. До­ро­га бы­ла снеж­ная. Од­на­ко до Тал­ды-Кур­га­на моя ма­лень­кая суб­ару-им­пре­за до­е­ха­ла без ка­ких-ли­бо про­блем. Про­ехав Сар­канд, и подъ­ез­жая к по­сел­ку Леп­синск, при­шлось под­клю­чить зад­ний мост ав­то­мо­би­ля, чтобы под­нять­ся на неболь­шой пе­ре­вал. С вы­со­ты это­го пе­ре­ва­ла мо­е­му взо­ру пред­ста­ла изу­ми­тель­ная па­но­ра­ма гор Джун­гар­ско­го Ала­тау: за­сне­жен­ные, по­кры­тые еля­ми и яб­ло­не­вы­ми ле­са­ми ве­ли­ча­вые го­ры, по скло­нам ко­то­рых мед­лен­но сколь­зи­ли бе­ло­снеж­ные об­ла­ка. Чуть ни­же про­смат­ри­ва­лись из­бы жи­те­лей по­сел­ка Леп­синск. Пря­мо по­до мной, меж­ду пе­ре­ва­лом и по­сел­ком бур­ли­ла гор­ная ре­ка Леп­сы.
Оста­но­вил­ся я в быв­шем до­ме куп­ца и про­мыш­лен­ни­ка Пу­га­со­ва. Дом сде­лан из доб­рот­но­го жже­но­го кир­пи­ча, на ко­то­рых бы­ло лич­ное клей­мо Пу­га­со­ва в ви­де бук­вы «П». В нем име­лись жи­лые по­ме­ще­ния и цо­коль­ный этаж, ко­то­рый слу­жил для хра­не­ния ово­щей, фрук­тов и раз­лич­ных со­ле­ний. Впер­вые в сво­ей жиз­ни я уви­дел неболь­шие по раз­ме­рам ок­на, очень близ­ко рас­по­ло­жен­ные к по­лу. Сде­ла­но это бы­ло ока­зы­ва­ет­ся для то­го, чтобы во вре­мя тра­пезы, си­дя на по­лу за низ­ким сто­лом, гла­ва се­мьи мог про­смат­ри­вать все, что про­ис­хо­ди­ло на ули­це во­круг до­ма.
Ра­нее (в 19 ве­ке) Леп­синск был уезд­ным го­ро­дом, с на­се­ле­ни­ем око­ло 20 ты­сяч че­ло­век. Ра­бо­та­ли, по­стро­ен­ные Пу­га­со­вым, спир­то­во­доч­ный и кир­пич­ный за­во­ды. На­се­ле­ние за­ни­ма­лось ско­то­вод­ством, охо­той, со­би­ра­тель­ством ягод и гри­бов, пче­ло­вод­ством. Леп­син­ский мед, в то вре­мя, был од­ним из лю­би­мых яств на сто­ле рос­сий­ско­го ца­ря Ни­ко­лая II.
В на­сто­я­щее вре­мя в Леп­син­ске оста­лось око­ло ты­ся­чи че­ло­век. Это в ос­нов­ном по­том­ки си­бир­ских ка­за­ков и ка­зан­ских та­тар. При­ро­да это­го края бо­га­та ди­ки­ми жи­вот­ны­ми, яго­да­ми, гри­ба­ми и яб­ло­ня­ми Си­вер­са. Встре­тив­шись с лес­ни­ка­ми, я узнал, что пло­щадь ди­ких яб­ло­не­вых ле­сов в этих ме­стах со­став­ля­ет око­ло 12 тыс. гек­та­ров. Дан­ный сорт яб­лок счи­та­ют пра­ро­ди­тель­ни­цей всех дру­гих сор­тов яб­лок ми­ра. Это един­ствен­ное ме­сто на Зем­ле, где рас­тут яб­ло­ни Си­вер­са в пер­во­здан­ном, ди­ком ви­де. А ведь со­всем недав­но, еще в го­ды мо­е­го дет­ства, эти яб­ло­ни рос­ли и в пред­го­рьях го­ро­да Ал­ма-Аты. Имен­но яб­ло­ня Си­вер­са при скре­щи­ва­нии с яб­ло­ней при­ве­зен­ной из Фран­ции, по­да­ри­ла ми­ру зна­ме­ни­тый сорт – апорт. В дет­стве од­но­го это­го яб­ло­ка хва­та­ло мне, чтобы быть сы­тым це­лый день. В на­сто­я­щее вре­мя этот уди­ви­тель­ный сорт яб­лок, к со­жа­ле­нию, не без по­мо­щи че­ло­ве­ка, прак­ти­че­ски ис­чез. Обид­но, что мои де­ти и вну­ки не зна­ют изу­ми­тель­но­го аро­ма­та и вку­са апор­та.
Недав­но по­явил­ся фильм «Про­ис­хож­де­ние яб­лок, или Рай­ские са­ды Эде­ма». Ав­тор филь­ма фран­цуз­ский био­лог Ка­трин Пекс с боль­шой ду­шев­ной бо­лью при­зы­ва­ет к со­хра­не­нию ре­лик­то­вых ле­сов яб­лонь Си­вер­са. Ведь это до­сто­я­ние не толь­ко Ка­зах­ста­на, но и все­го че­ло­ве­че­ства.
Несколь­ко де­ся­ти­ле­тий то­му на­зад, ко­гда ка­за­хи еще ве­ли ко­че­вой об­раз жиз­ни и жи­ли в гар­мо­нии с при­ро­дой, этот при­зыв был бы яв­но неак­туа­лен. Но ока­зы­ва­ет­ся не так мно­го вре­ме­ни необ­хо­ди­мо на­ро­ду, чтобы из­ме­нить его цен­но­сти.
Осе­нью то­го же го­да я вновь по­бы­вал в Леп­син­ске. Под­нял­ся к жи­во­пис­но­му гор­но­му озе­ру. Пе­ре­до мной от­кры­лась фан­та­сти­че­ская по сво­ей кра­со­те кар­ти­на: го­лу­бое озе­ро на фоне за­сне­жен­ных вер­шин гор, чуть ни­же яб­ло­не­вые ле­са, усы­пан­ные зо­ло­ти­сто-крас­ны­ми пло­да­ми и бес­край­няя гор­ная до­ли­на. На­вер­ное, не зря уче­ные Окс­форд­ско­го уни­вер­си­те­та уви­дев эту кра­со­ту, со­вер­шен­но опре­де­лен­но за­яви­ли, что ес­ли и был ко­гда-то на Зем­ле Эдем, то он был в Ка­зах­стане. По­то­му как пер­вая съе­доб­ная яб­ло­ня на на­шей пла­не­те по­яви­лась имен­но здесь - в гор­ных рай­о­нах Ка­зах­ста­на. Воз­мож­но, Адам и Ева, свои пер­вые ша­ги сде­ла­ли имен­но в Ала­тау. Со­гла­ша­ясь с ни­ми, хо­тел бы до­ба­вить, что толь­ко в ка­зах­ском язы­ке сло­во Адам – че­ло­век, а ал­ма - яб­ло­ко. В пе­ре­во­де с ка­зах­ско­го язы­ка ал­ма – не бе­ри, т.е. за­прет­ный плод.
Не слу­чай­но го­род мо­е­го дет­ства по­лу­чил ко­гда-то та­кое кра­си­вое, со­звуч­ное с жи­вой при­ро­дой на­зва­ние – Ал­ма-Ата. В пе­ре­во­де с ка­зах­ско­го язы­ка Ал­ма-Ата – отец яб­лок. Ока­зы­ва­ет­ся это дей­стви­тель­но так.
В Джун­гар­ском Ала­тау, боль­ше все­го ме­ня уди­ви­ло то, что неда­ле­ко от Леп­син­ска есть го­ра под на­зва­ни­ем «Шы­бын­ды – тау», т.е. му­ши­ная го­ра.
Воз­мож­но, на­зва­ния «Шы­бын сай» и «Шы­бын­ды – тау» не слу­чай­ны и по­яви­лись они в те да­ле­кие вре­ме­на, ко­гда че­ло­век жил в со­гла­сии с са­мим со­бой и окру­жа­ю­щей его при­ро­дой.
Мои дав­ние пред­ки бы­ли ско­то­во­да­ми и ве­ли ко­че­вой об­раз жиз­ни. Они жи­ли, ува­жая при­ро­ду. И при­ро­да от­ве­ча­ла им сво­ей бла­го­да­тью.
Оче­вид­но, на­зы­вая ту или дру­гую мест­ность име­нем му­хи, пред­ки, про­яв­ляя на­блю­да­тель­ность, от­да­ва­ли дань сво­е­го ува­же­ния этим на­се­ко­мым. Это ли не до­ка­за­тель­ство гар­мо­нич­но­го со­су­ще­ство­ва­ния че­ло­ве­ка с при­ро­дой.
На этом зна­ки, по­да­ва­е­мые мне при­ро­дой, не за­кон­чи­лись. На под­окон­ни­ке мо­ей квар­ти­ры, в неболь­шой ем­ко­сти, я при­стро­ил рост­ки гор­ной тол­стян­ки, ко­то­рые преж­де рос­ли на ка­ме­ни­стой ска­ле в уро­чи­ще Бу­та­ков­ка. Ко­гда сте­бель­ки это­го рас­те­ния ста­ли осла­бе­вать, я под­сы­пал под их кор­ни немно­го пше­нич­ных от­ру­бей пе­ре­ра­бо­тан­ных ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух. Эф­фек­тив­ность та­кой под­корм­ки про­яви­лась в бур­ном ро­сте тол­стян­ки и в бо­лее на­сы­щен­ном зе­ле­ном цве­те их ли­стьев. Но уди­ви­ло ме­ня не это, а то, что я чуть поз­же узнал об этом рас­те­нии. Ока­зы­ва­ет­ся, тол­стян­ка раз­мно­жа­ет­ся кор­ня­ми, а ее цве­ты опы­ля­ют­ся толь­ко му­ха­ми. Та­ким об­ра­зом, про­яв­ля­ет­ся связь меж­ду гор­ным рас­те­ни­ем и му­ха­ми. И ста­но­вят­ся по­нят­ны­ми та­кие на­зва­ния гор­ной мест­но­сти как «Шы­бын сай» или «Шы­бын­ды тау».
Про­шло не так уж мно­го вре­ме­ни мо­е­го об­ще­ния с му­ха­ми, как я стал за­ме­чать про­ис­хо­дя­щие из­ме­не­ния в мо­ем ми­ро­ощу­ще­нии окру­жа­ю­щей при­ро­ды. Ме­ня вновь, как в дет­стве, ста­ли ма­нить го­ры. Каж­дую неде­лю я вы­ез­жал из за­га­зо­ван­но­го и сум­бур­но­го го­ро­да в уро­чи­ще «Бу­та­ков­ка». И толь­ко в го­рах, на­едине с ди­кой при­ро­дой чув­ство­вал се­бя Че­ло­ве­ком.
Вер­нув­шись в Ал­ма-Ату, я неко­то­рое вре­мя на­хо­дил­ся под впе­чат­ле­ни­ем от уви­ден­но­го в Леп­син­ске. По­сле этой по­езд­ки об­ще­ние с го­ра­ми и окру­жа­ю­щей при­ро­дой ста­ло мо­ей еже­днев­ной пи­щей. В оче­ред­ной раз, про­гу­ли­ва­ясь в го­рах меж­ду ве­ли­ча­вы­ми сос­на­ми, я сно­ва по­гру­зил­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми в свое дет­ство.
Ал­ма-Ата мо­е­го дет­ства был неболь­шим, по сво­е­му кра­си­вым го­ро­дом, зда­ния и со­ору­же­ния ко­то­ро­го ор­га­нич­но впи­сы­ва­лись в окру­жа­ю­щую его при­ро­ду пред­го­рий За­илий­ско­го Ала­тау. Чи­стый гор­ный воз­дух, жур­ча­щая по ары­кам во­да, до­ма уто­па­ю­щие в зе­ле­ни де­ре­вьев, яб­ло­не­вые ле­са, при­мы­кав­шие с гор к го­ро­ду, все это ра­до­ва­ло гла­за и под­ни­ма­ло на­стро­е­ние. Лю­ди, жив­шие в нем, бы­ли доб­ры­ми, ду­шев­ны­ми, стре­ми­лись к зна­ни­ям, куль­тур­ным цен­но­стям, од­ним сло­вом че­ло­веч­ны­ми. Для них не бы­ли глав­ным ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти. Они спе­ши­ли жить, по­зна­вать все но­вое, по­зна­вать этот мир. Слов­но то­ро­пи­лись на­пить­ся чи­стой во­ды по­сле дли­тель­ной жаж­ды.
В неболь­шой трех ком­нат­ной квар­ти­ре, где по­чти не бы­ло ме­бе­ли, нас про­жи­ва­ло 14 че­ло­век. Ба­буш­ка (мать от­ца) – Биби­са­ра, отец – Ку­ла­х­мет, ма­ма – Ку­ми­сжан, я и три мо­их млад­ших бра­та – Ах­мет, Сар­дар и Ай­дар; брат от­ца Ис­лам­бек, его же­на Фиру­за, их де­ти – Бу­лат и Аде­ля; де­ти стар­ше­го бра­та от­ца Рах­ме­та – Сул­тан­бек и Ра­и­са, а так­же Аб­лай – оси­ро­тев­ший сын на­ше­го близ­ко­го род­ствен­ни­ка. Удив­ля­юсь, как мы все уме­ща­лись? Несмот­ря на тес­но­ту, жи­ли как од­на друж­ная се­мья. Не пом­ню, чтобы в се­мье кто-то ру­гал­ся или ссо­ри­лись. Стар­шие по воз­рас­ту де­ти опе­ка­ли млад­ших. Каж­дый имел свои обя­зан­но­сти.
Пом­ню, что в на­шем подъ­ез­де теле­ви­зор был толь­ко в од­ной квар­ти­ре. Од­на­ко, во вре­мя транс­ля­ции ин­те­рес­ной пе­ре­да­чи, в этой квар­ти­ре по при­гла­ше­нию хо­зя­ев со­би­ра­лись для про­смот­ра по­чти все со­се­ди. В то за­ме­ча­тель­ное вре­мя друж­но жи­ли не толь­ко от­дель­ные се­мьи, но и весь 100 квар­тир­ный наш дом жил как од­на боль­шая се­мья.
Вспо­ми­ная то вре­мя, я по­ду­мал: неуже­ли, для то­го чтобы прий­ти к это­му, необ­хо­ди­мо бы­ло пе­ре­жить же­сто­кую вой­ну?
Мое воз­вра­ще­ние в го­род дет­ства со­сто­я­лось в 2005 го­ду. В мое от­сут­ствие, Ал­ма–Ата пре­вра­тив­шись в огром­ный ме­га­по­лис, по­те­ря­ла не толь­ко свою бы­лую кра­со­ту, но и ду­хов­ность. Как че­ло­век, про­ме­няв­ший свою ду­шу на звон брен­но­го ме­тал­ла. Огром­ный го­род обез­об­ра­зил ду­ши лю­дей, по­ме­нял цен­но­сти их жиз­ни. А они в свою оче­редь про­дол­жа­ют уро­до­вать его. Ви­дя это, ста­но­ви­лось по­нят­ным, по­че­му мои пред­ки – ко­чев­ни­ки так пре­зи­ра­ли го­ро­да и осед­лый об­раз жиз­ни.
Го­род, по­кры­тый смо­гом, съе­да­ет не толь­ко ду­ши го­ро­жан, но и их здо­ро­вье. Спа­са­ясь от смо­га те, кто по­бо­га­че по­стро­и­ли свои до­ма в неко­гда за­по­вед­ных ме­стах, по­бли­же к го­рам. Та­ким об­ра­зом, го­род раз­де­лил­ся на две ча­сти: верх­нюю эко­ло­ги­че­ски чи­стую – для бо­га­тых и ниж­нюю – для всех осталь­ных.
Ес­ли рань­ше го­ры спус­ка­лись к че­ло­ве­ку, то те­перь че­ло­век бе­жит к го­рам. Од­на­ко, преж­де ему сле­до­ва­ло бы по­ду­мать, а при­мут ли его без­нрав­ствен­но­го, от­да­лив­ше­го­ся от при­ро­ды го­ры. Жут­ко ста­но­вит­ся, ко­гда ви­дишь в жи­во­пис­ных уще­льях гор двор­цы но­вых ну­во­ри­шей, ого­ро­жен­ные вы­со­ки­ми ка­мен­ны­ми за­бо­ра­ми. Это по­хо­же на тюрь­му, ко­то­рую че­ло­век по­стро­ил се­бе в раю.
Ко­гда-то ки­тай­ский ли­те­ра­тор Е Цзы­ци пи­сал: «где зем­ля кра­си­ва, там и лю­ди кра­си­вы, а где зем­ля дур­на, там дур­ны и лю­ди». Ес­ли бы лю­ди сле­до­ва­ли при­ро­де, то бы­ли бы бла­го­род­ны их нра­вы и чи­сты по­мыс­лы. Те­перь же мой го­род но­сит непо­нят­ное на­зва­ние Ал­ма­ты. По­ме­ня­лось имя, по­ме­ня­лась и ду­ша го­ро­да, да не в луч­шую сто­ро­ну.
Как-то раз, вгля­ды­ва­ясь с вы­со­ты гор на го­род, я вспом­нил за­ме­ча­тель­но­го фран­цуз­ско­го пи­са­те­ля Аль­бе­ра Ка­мю, ко­то­рый в сво­ем про­из­ве­де­нии «Чу­ма», на при­ме­ре жи­те­лей од­но­го про­вин­ци­аль­но­го го­ро­да, на­гляд­но опи­сал жизнь ме­га­по­ли­сов.
На­ши обы­ва­те­ли – пи­сал Ка­мю - ра­бо­та­ют мно­го, но лишь ра­ди то­го, чтобы раз­бо­га­теть. Все их ин­те­ре­сы вра­ща­ют­ся глав­ным об­ра­зом во­круг ком­мер­ции, и преж­де все­го они за­ня­ты, по их соб­ствен­но­му вы­ра­же­нию, тем, что «де­ла­ют де­ла». Про­ще го­во­ря, ста­ра­ют­ся за­ра­бо­тать по­боль­ше де­нег.
А ко­гда го­род был по­ра­жен чу­мой, его жи­те­ли вдруг ста­ли за­ме­чать крас­ки неба, за­па­хи зем­ли, воз­ве­щав­шие сме­ну вре­мен го­да. Цен­но­сти их жиз­ни рез­ко из­ме­ни­лись.
Ак­ту­аль­ность это­го про­из­ве­де­ния тем бо­лее оче­вид­на в на­сто­я­щее вре­мя, ко­гда в ми­ре лю­дей на­чал­ся гло­баль­ный эко­но­ми­че­ский кри­зис. Че­ло­век дол­жен по­ме­нять свои цен­но­сти и вспом­нить свое ис­тин­ное пред­на­зна­че­ние в этом ми­ре.
Каж­дое рас­те­ние или жи­вот­ное вы­пол­ня­ет свою по­лез­ную для при­ро­ды роль. В их ми­ре нет кри­зи­сов. Огром­ный мир рас­те­ний и жи­вот­ных со­су­ще­ству­ют и до­пол­ня­ют друг дру­га. И толь­ко в че­ло­ве­че­ском об­ще­стве мы ви­дим за­висть и нена­висть, жад­ность и стрем­ле­ние к на­жи­ве, воз­ве­ли­чи­ва­ние од­ной на­ции и ущем­ле­ние прав дру­гой. Ес­ли те, кто на­хо­дит­ся на бо­лее вы­со­ком уровне сво­е­го раз­ви­тия во все­лен­ной, смот­рят на нас со сто­ро­ны, то ве­ро­ят­нее все­го при­ни­ма­ют че­ло­ве­че­ское об­ще­ство в его ны­неш­нем со­сто­я­нии за вар­ва­ров.
«Пре­уве­ли­чен­ность же­ла­ний - это ос­нов­ная при­чи­на, ко­то­рая при­ве­ла мир к кри­зис­но­му со­сто­я­нию. Быст­ро луч­ше, чем мед­лен­но; боль­ше луч­ше, чем мень­ше - это внеш­ние чер­ты так на­зы­ва­е­мо­го "раз­ви­тия". Они непо­сред­ствен­но свя­за­ны с на­дви­га­ю­щей­ся ка­та­ст­рофой на­ше­го об­ще­ства. Че­ло­ве­че­ство долж­но пре­кра­тить удо­вле­творять свое же­ла­ние ма­те­ри­аль­но­го об­ла­да­ния и лич­ной вы­го­ды и вместо это­го на­чать дви­гать­ся по пу­ти ду­хов­но­го зна­ния». Это сло­ва про­сто­го япон­ско­го фер­ме­ра Ма­сан­обу Фу­ку­ока, ко­то­рый при­шел к та­ко­му вы­во­ду, на­блю­дая и изу­чая окру­жа­ю­щую его при­ро­ду. За­ня­тие на­ту­раль­ным зем­ле­де­ли­ем по прин­ци­пу "ни­че­го-не-де­ла­ния", неволь­но при­ве­ло его к по­ни­ма­нию фило­со­фии дао­сиз­ма. Эта фило­со­фия поз­во­ли­ла ему при вы­ра­щи­ва­нии зла­ко­вых рас­те­ний от­ка­зать­ся от вспаш­ки зем­ли, удоб­ре­ний, гер­би­ци­дов и пе­сти­ци­дов.
Я не осо­бен­но люб­лю сло­во "ра­бо­та" – го­во­рил он. Че­ло­ве­че­ские су­ще­ства - един­ствен­ные жи­вот­ные, ко­то­рые долж­ны ра­бо­тать. Я ду­маю, что это наи­бо­лее бес­смыс­лен­ная вещь в ми­ре. Че­ло­век дол­жен сле­до­вать при­ро­де, а не бо­роть­ся с ней.
Со­всем ско­ро я смог убе­дить­ся в право­те этой фило­со­фии.
В г. Шым­кен­те, где ле­том жа­ра под 40 оС, у ме­ня есть дом с неболь­шим фрук­то­вым са­дом. Рас­тут в нем яб­ло­ни, аб­ри­кос, урюк, че­реш­ни, виш­ни, ай­ва и смо­ро­ди­на. С са­мо­го на­ча­ла са­дом ни­кто не за­ни­мал­ся. Де­ре­вья рос­ли не зная что та­кое об­рез­ка вет­вей или удоб­ре­ния. Сор­ная тра­ва не про­па­лы­ва­лась. А по­сле мо­е­го зна­ком­ства с ме­то­дом на­ту­раль­но­го зем­ле­де­лия Ма­сан­обу Фу­ку­ока, я во­об­ще за­пре­тил не толь­ко про­пол­ку сор­ня­ков, но и по­ли­вать де­ре­вья. На­блю­дать за са­дом по­ру­чил 11 лет­не­му вну­ку Али­ше­ру. Каж­дую неде­лю мы пе­ре­зва­ни­ва­лись и об­суж­да­ли по­ве­де­ние де­ре­вьев. Как-то раз, в июле ме­ся­це, ко­гда сто­я­ла невы­но­си­мая жа­ра, зво­нит внук и взвол­но­ван­ным го­ло­сом го­во­рит: «Аташ­ка, се­го­дня по­шел дождь, а вче­ра пе­ред этим при жар­кой сол­неч­ной и яс­ной по­го­де и от­сут­ствии ма­лей­ше­го ве­тер­ка ли­стья де­ре­вьев в са­ду стран­но за­ше­ве­ли­лись». По­хва­лив вну­ка за его на­блю­да­тель­ность, лиш­ний раз убеж­да­юсь, что де­ти бли­же к при­ро­де.
Через неде­лю я при­е­хал в г. Шым­кент, чтобы взгля­нуть на свой сад. Мо­е­му взо­ру пред­ста­ли зе­ле­не­ю­щие, здо­ро­вые фрук­то­вые де­ре­вья и гу­стые за­рос­ли тра­вы. Несмот­ря на низ­ко­рос­лость этих де­ре­вьев, они еже­год­но да­ют обиль­ный уро­жай пло­дов. Оче­вид­но, фрук­то­вые де­ре­вья и сор­ная тра­ва в са­ду об­ра­зу­ют по­лез­ный друг для дру­га сим­би­оз. Де­ре­вья да­ют тень тра­ве, а она в свою оче­редь поз­во­ля­ет поч­ве на­кап­ли­вать из воз­ду­ха вла­гу, так необ­хо­ди­мую для под­дер­жи­ва­ния жиз­не­де­я­тель­но­сти фрук­то­вых де­ре­вьев в жар­кую и сухую по­го­ду. Они по­мо­га­ют друг дру­гу, осу­ществ­ляя вза­и­мо­по­мощь. Поз­же я на­шел под­твер­жде­ние сво­им вы­во­дам в ра­бо­тах рус­ско­го аг­ро­но­ма Ива­на Ев­ге­нье­ви­ча Ов­син­ско­го. Его тру­ды бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны в кон­це 19 –го ве­ка.
Од­на­ко, не зе­ле­не­ю­ще­му са­ду ра­до­ва­лась моя ду­ша, а вну­ку, ко­то­рый вы­рос в мо­их гла­зах. Дей­стви­тель­но, един­ствен­ная ис­тин­ная цель зем­ле­де­лия - не вы­ра­щи­ва­ние рас­те­ний, а куль­ти­ви­ро­ва­ние и со­вер­шен­ство­ва­ние че­ло­ве­ка.
До­ро­га к пред­кам
С тех пор, как му­хи через на­зва­ния мест­но­стей при­ве­ли ме­ня к да­ле­ким пред­кам, не по­ки­да­ла мысль: еще бли­же при­бли­зить­ся к ним. По­нять их фило­со­фию жиз­ни. Но где ис­кать по­сла­ния мо­их пред­ков?
В Ал­ма-Ате, на пло­ща­ди Рес­пуб­ли­ки, за мо­ну­мен­том «Зо­ло­то­му че­ло­ве­ку» на­ри­со­ва­ны фраг­мен­ты древ­них пет­ро­гли­фов из уро­чи­ща Там­га­лы. Рас­смат­ри­вая их, я по­ду­мал, что с по­мо­щью пет­ро­гли­фов пред­ки хо­те­ли пе­ре­дать бу­ду­щим по­том­кам на­коп­лен­ные ими зна­ния, свою фило­со­фию жиз­ни. Это, в сво­ем ро­де, ка­мен­ная кни­га. По­яви­лось же­ла­ние уви­деть эти на­скаль­ные ри­сун­ки в пер­во­здан­ном ви­де.
С этой це­лью я ре­шил по­ехать в уро­чи­ще Там­га­лы, ко­то­рый рас­по­ло­жен в 170 км к се­ве­ро-за­па­ду от г. Ал­ма-Аты в юго-во­сточ­ной ча­сти невы­со­ких Чу-Илий­ских гор.
Ра­но утром вы­ехал из го­ро­да в на­прав­ле­нии сто­ли­цы Кир­ги­зии г. Биш­кек. Про­ехал по­се­лок Сам­сы, за­тем Тар­гап и по­вер­нул на­пра­во в сто­ро­ну же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Ко­па. И здесь ме­ня жда­ло пер­вое разо­ча­ро­ва­ние в ви­де по­чти пол­но­го без­до­ро­жья. Про­би­ра­ясь через кол­до­би­ны ме­ня не по­ки­да­ло чув­ство ви­ны за сво­их со­оте­че­ствен­ни­ков, за­быв­ших до­ро­гу к сво­им пред­кам. И это несмот­ря на то, что ка­за­хи все­гда по­чи­та­ли ду­хов пред­ков. А ведь пет­ро­гли­фы Там­га­лы вне­сен­ные в Спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия ЮНЕСКО до­сто­я­ние не толь­ко ка­зах­стан­цев, но и все­го че­ло­ве­че­ства. До­ро­га к кни­ге пред­ков ока­за­лась не та­кой лег­кой, как ка­за­лось вна­ча­ле.
По при­ез­ду на ме­сто ме­ня жда­ло вто­рое разо­ча­ро­ва­ние. У вхо­да в уро­чи­ще сто­я­ли два ав­то­бу­са, на ко­то­рых при­е­ха­ли ту­ри­сты из Гер­ма­нии и Япо­нии. Я же сре­ди них был в «гор­дом» оди­но­че­стве. В со­про­вож­де­нии ма­ло­об­ра­зо­ван­но­го мест­но­го жи­те­ля, пред­ста­вив­ше­го­ся нам экс­кур­со­во­дом, за опре­де­лен­ную им пла­ту мы со­вер­ши­ли осмотр га­ле­реи пет­ро­гли­фов.
При ви­де мно­же­ства на­скаль­ных ри­сун­ков со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что на­хо­дишь­ся в боль­шой кар­тин­ной га­ле­рее. Но ко­гда осо­зна­ешь, что ав­то­ры этих ри­сун­ков жи­ли 2-3 ты­ся­чи лет до на­шей эры, охва­ты­ва­ет чув­ство при­кос­но­ве­ния к че­му-то кос­ми­че­ско­му, не зем­но­му. Окру­жа­ю­щая при­ро­да уро­чи­ща Там­га­лы при­ни­ма­ет непо­сред­ствен­ное уча­стие в вос­при­я­тии ри­сун­ков. Га­ле­рея пет­ро­гли­фов рас­по­ло­же­на на ка­ме­ни­стых скло­нах невы­со­ких гор под огром­ным го­лу­бым небом. В воз­ду­хе слы­шит­ся за­пах степ­ных трав, сре­ди ко­то­рых осо­бо вы­де­ля­ет­ся горь­ко­ва­тый за­пах степ­ной по­лы­ни. Рус­ло неболь­шой реч­ки, те­ку­щей с юга на се­вер де­лит га­ле­рею на две ча­сти: во­сточ­ную и за­пад­ную. Боль­шая часть пет­ро­гли­фов на­хо­дит­ся на во­сточ­ной сто­роне. На за­пад­ной – мо­ну­мен­таль­ный ал­тарь и жерт­вен­ник. На вы­хо­де из уще­лья с се­вер­ной сто­ро­ны воз­вы­ша­ет­ся круг­лый холм. Ря­дом груп­пи­ру­ют­ся некро­по­ли. Оче­вид­но, ре­ки те­ку­щие на Се­вер по­чи­та­лись пред­ка­ми как ре­ки те­ку­щие в Стра­ну Мерт­вых. На Юге Ки­тая и в Ко­рее до сих пор со­хра­нил­ся обы­чай класть на дно гро­ба дос­ку с се­мью от­вер­сти­я­ми, сим­во­ли­зи­ро­вав­ши­ми По­ляр­ное со­звез­дие, ко­то­рое слы­ло небес­ным па­тро­ном ми­ра мерт­вых.
На ал­та­ре изоб­ра­же­ны Солн­це­го­ло­вые бо­же­ства и ри­ту­аль­ный об­ряд с 12 че­ло­веч­ка­ми. Вось­мо­го, из ко­то­рых мож­но рас­смат­ри­вать как «ро­же­ни­цу». Вни­зу сле­ва от этих тан­цу­ю­щих изоб­ра­же­на па­ра со­во­куп­ля­ю­щих­ся и умер­ший че­ло­век.
В га­ле­рее на­скаль­ных ри­сун­ков пред­став­ле­ны са­мые раз­ные сю­же­ты. Кро­ме солн­це­го­ло­вых су­ществ мож­но уви­деть ком­по­зи­ции с изоб­ра­же­ни­ем мно­же­ства лю­дей и раз­лич­ных жи­вот­ных, сце­ны охо­ты и жерт­во­при­но­ше­ний. Па­но­ра­ма ри­сун­ков ме­ня­ет­ся в за­ви­си­мо­сти от вре­ме­ни су­ток.
Со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что на­хо­дишь­ся в хра­ме. В хра­ме под от­кры­тым небом впе­чат­ля­ю­щим сво­и­ми раз­ме­ра­ми и един­ством с кос­мо­сом. На­до мной го­лу­бое Небо, по­до мной цве­ту­щая Зем­ля и Я в цен­тре это­го ми­ро­зда­ния. Во мне вдруг воз­ник­ло чув­ство еди­не­ния с окру­жа­ю­щей ме­ня при­ро­дой и ощу­ще­ние се­бя неотъ­ем­ле­мой его ча­стью. Ока­зав­шись в этом са­краль­ном ме­сте, я как - бы слил­ся с этой Зем­лей и Небом и вновь ощу­тил се­бя ре­бен­ком.
Ал­тарь в на­скаль­ных ри­сун­ках уро­чи­ща Там­га­лы
Оче­вид­но эти же чув­ства пе­ре­пол­ня­ли и мо­их да­ле­ких пред­ков, ко­гда они жи­ли об­щи­на­ми и ве­ри­ли в Тен­гри – дух Неба. Тен­гри­ан­ство бы­ло по­рож­де­но обо­жеств­ле­ни­ем при­ро­ды и по­чи­та­ни­ем ду­хов пред­ков. Свое­об­раз­ной и ха­рак­тер­ной чер­той этой ре­ли­гии яв­ля­ет­ся род­ствен­ная связь че­ло­ве­ка с окру­жа­ю­щим его ми­ром и при­ро­дой. Имен­но Тен­гри­ан­ская ре­ли­гия поз­во­ля­ла че­ло­ве­ку то­го вре­ме­ни ощу­щать се­бя ча­стич­кой ми­ро­зда­ния. Жить по за­ко­нам При­ро­ды. Об­ще­ние с небом и зем­лей бы­ло его еже­днев­ной пи­щей. Мож­но ска­зать, что мои древ­ние пред­ки бы­ли детьми при­ро­ды и со­став­ля­ли с ней од­но це­лое. И ес­ли пред­по­ло­жить, что мы - ро­ди­те­ли, а пред­ки – на­ши де­ти, то ста­но­вит­ся яс­но на­ше от­да­ле­ние от при­ро­ды. Как муд­ро ска­зал один фило­соф: «Вся че­ло­ве­че­ская ис­то­рия – путь уда­ле­ния от есте­ства». Здесь я вспом­нил за­ме­ча­тель­ные сло­ва Ол­жа­са Су­лей­ме­но­ва: «Древ­ние бы­ли бли­же к по­э­зии при­ро­ды».
В дет­стве мы спе­ши­ли стать взрос­лы­ми, но вре­мя для нас в этом воз­расте вро­де бы за­мед­ля­ло свой бег. По­взрослев же, мы хо­тим за­дер­жать­ся в мо­ло­до­сти, но вре­мя неумо­ли­мо и быст­ро­теч­но. Ве­ро­ят­но по­это­му, так про­дол­жи­тель­но бы­ло вре­мя дет­ства че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ства (несколь­ко ты­сяч лет) и так ско­ро­теч­но вре­мя, в ко­то­ром мы жи­вем.
Стоя у Ал­та­ря, я вдруг стал осо­зна­вать, что на­хо­жусь на том же са­мом ме­сте, где 4-5 ты­сяч лет на­зад, со­вер­ша­ли свой ри­ту­ал мои пред­ки. Те же ска­лы, то же небо, то же солн­це, та же реч­ка, толь­ко вре­мя дру­гое. Про­стран­ство не из­ме­ни­лось, из­ме­ни­лось вре­мя. А мо­жет быть, оно сде­ла­ло кру­го­во­рот? Ведь вре­мя в пред­став­ле­нии ко­чев­ни­ков не век­тор­ное, как у осед­лых на­ро­дов, те­ку­щее из про­шло­го в бу­ду­щее, а цик­лич­ное, вра­ща­ю­ще­е­ся по кру­гу.
Цик­лич­ность вре­ме­ни и все­го жи­во­го в при­ро­де пред­став­ле­на на ска­лах уро­чи­ща Там­га­лы в ви­де изоб­ра­же­ния жи­вот­ных, ря­жен­ных и пля­шу­щих че­ло­веч­ков с на­ро­чи­то за­кру­чен­ны­ми в ви­де спи­ра­ли ро­га­ми, хво­ста­ми и ко­неч­но­стя­ми.
Для то­го чтобы про­чи­тать эту на­скаль­ную кни­гу я стал ис­кать со­хра­нив­ши­е­ся в на­шем вре­ме­ни оскол­ки Тен­ри­ан­ства у дру­гих на­ро­дов. Ведь мой на­род с при­хо­дом Ис­ла­ма ото­шел от сво­ей древ­ней ре­ли­гии. И тут я вспом­нил как япон­ские ту­ри­сты, при ви­де Ал­та­ря в уро­чи­ще Там­га­лы, при­к­ло­ни­ли свои ко­ле­ни и ста­ли мо­лить­ся. Ви­ди­мо меж­ду на­ши­ми пред­ка­ми бы­ло мно­го об­ще­го, - по­ду­мал я. И не ошиб­ся. Бли­же все­го к Тен­гри­ан­ству япон­ская ре­ли­гия – Син­то­изм. Мно­го об­ще­го с Тен­гри­ан­ством и у ки­тай­ской ре­ли­гии Дао­сизм. Но ес­ли ре­ли­гия ко­чев­ни­ков Сте­пи дав­но ка­ну­ло в ле­ту, то Син­то­изм и Дао­сизм здрав­ству­ют и по­ныне. Что об­ще­го меж­ду эти­ми тре­мя ре­ли­ги­я­ми? Все они об­щин­ные. Обо­жеств­ля­ют При­ро­ду и ду­хов Пред­ков.
В ос­но­ве этих ре­ли­гий ле­жит пред­став­ле­ние о том, что по­ту­сто­рон­ний мир есть не про­сто по­до­бие или «от­ра­же­ние» это­го ми­ра, но ско­рее непо­сред­ствен­ное его про­дол­же­ние. Цен­траль­ное ме­сто в них за­ни­ма­ет культ усоп­ших пред­ков.
Од­на­ко, ес­ли Тен­гри­ан­ство за­ро­ди­лось око­ло 6 ты­сяч лет то­му на­зад, то Дао­сизм и Син­то­изм офор­ми­лись как фило­соф­ские уче­ния все­го 600 – 700 лет до рож­де­ства Хри­сто­ва. Ин­те­ре­сен смысл слов Дао и Син­то. Дао в пе­ре­во­де с ки­тай­ско­го озна­ча­ет «Путь». Син­то – «Путь бо­гов». Это сло­во бы­ло за­им­ство­ва­но япон­ца­ми из Ки­тая. В Ки­тае же по­ня­тие Син­то с древ­них вре­мен озна­ча­ло «до­ро­гу к усы­паль­ни­це душ пред­ков».
В Ки­тае и в Япо­нии до сих пор су­ще­ству­ют дей­ству­ю­щие даос­ские и син­то­ист­ские Хра­мы под от­кры­тым небом, где и в на­сто­я­щее вре­мя со­вер­ша­ют­ся ри­ту­аль­ные об­ря­ды. Во всех слу­ча­ях иде­аль­ным ме­стом для свя­ти­лищ счи­та­лось за­кры­тое про­стран­ство, в ко­то­ром мог­ла скап­ли­вать­ся жи­во­твор­ная энер­гия. Обыч­но та­ко­вым ока­зы­ва­лось укры­тое де­ре­вья­ми углуб­ле­ние в склоне хол­ма по со­сед­ству с про­точ­ной во­дой.
В по­верх­но­сти Зем­ли, этой «пар­че гор и рек», на­шим пред­кам ви­де­лось смут­ное от­ра­же­ние небес­но­го «узо­ра»; при­хот­ли­вые из­ги­бы хол­мов, за­тей­ли­во пет­ля­ю­щие ру­чьи, кур­ча­вая по­росль на скло­нах гор, при­чуд­ли­во скру­чен­ные кам­ни – все это пред­ста­ва­ло их взо­ру как сле­ды кос­ми­че­ско­го вих­ря энер­гии, зна­ки жиз­нен­ной си­лы при­ро­ды.
Ри­ту­ал же со­вер­ша­е­мый в этих ме­стах был, преж­де все­го, об­ря­дом жерт­во­при­но­ше­ния, спо­со­бом непо­сред­ствен­но­го об­ще­ния с пред­ка­ми.
В Син­то есть празд­ник Ма­цу­ри – это ри­ту­аль­ное со­тво­ре­ние ми­ра за­но­во, ко­то­рое в пер­вой сво­ей фа­зе тре­бу­ет воз­вра­та к из­на­чаль­но­му со­сто­я­нию ха­о­са и по­сле­ду­ю­ще­го вос­ста­нов­ле­ния при­выч­но­го упо­ря­до­чен­но­го хо­да жиз­ни, но уже об­нов­лен­но­го, за­ря­жен­но­го ис­хо­дя­щей из бо­же­ства (ка­ми) энер­ги­ей.
В этот празд­ник со­вер­ша­ли ри­ту­аль­ные пляс­ки (ка­гу­ра), ко­то­рые пред­на­зна­ча­лись для уве­се­ле­ния бо­гов и по­то­му про­во­ди­лись на от­кры­том воз­ду­хе пе­ред Ал­та­рем глав­но­го свя­ти­ли­ща. Тра­ди­ци­он­но про­ис­хож­де­ние ка­гу­ра воз­во­дят к то­му спе­ци­фи­че­ско­му тан­цу, ко­то­рым, со­глас­но ми­фу, раз­вле­ка­ла со­брав­ших­ся бо­гов де­ва по име­ни Амэ-но-удзумэ при по­пыт­ке из­влечь бо­га солн­ца – Амат­эра­су из гро­та.
Са­мо сло­во ка­гу­ра про­ис­хо­дит, как счи­та­ет­ся из со­че­та­ния слов ка­ми – бо­же­ство и ку­ра – вре­мен­ное оби­та­ли­ще бо­га. Та­ким вре­мен­ным ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем бо­же­ства и долж­но бы­ло слу­жить те­ло ша­ман­ки (ми­ко), а пляс­ка ка­гу­ра долж­на бы­ла по­бу­дить бо­же­ство, со­блаз­ня­е­мое, оче­вид­но, и де­мон­стри­ру­е­мы­ми жен­ски­ми пре­ле­стя­ми, по­ско­рее спу­стить­ся из «со­кры­то­го ми­ра». Вхо­дя в со­сто­я­ние тран­са, лю­ди в ри­ту­аль­ном тан­це ста­ра­лись пе­ре­дать свои ощу­ще­ния от об­ще­ния с бо­га­ми. И в этом со­сто­я­нии узна­ва­ли, че­го хо­тят от лю­дей их бо­же­ствен­ные пред­ки.
Оче­вид­но, этот ри­ту­ал на­чи­нал­ся пе­ред вос­хо­дом Солн­ца и за­кан­чи­вал­ся по­сле его за­хо­да с по­яв­ле­ни­ем на ноч­ном небе Лу­ны.
Со­гла­си­тесь, очень по­хо­жая на опи­сан­ный вы­ше ри­ту­ал ка­гу­ра кар­ти­на на­ри­со­ван­ная на Ал­та­ре свя­ти­ли­ща Там­га­лы. Пред­став­лен­ная на ри­сун­ке «ро­же­ни­ца» - ша­ман­ка (ми­ко), через ко­то­рую про­ис­хо­дит за­рож­де­ние но­во­го, уже за­ря­жен­но­го энер­ги­ей бо­жеств ми­ра.
В мо­ей па­мя­ти воз­ник ри­ту­аль­ный та­нец, ко­то­рый я ви­дел в 2000 го­ду в древ­нем Сай­ра­ме, что неда­ле­ко от г. Шым­кент. То­гда его ис­пол­ня­ли жен­щи­ны – су­фист­ки.
Здесь умест­но, на­вер­ное, до­ба­вить, что у тюр­ков сло­вом кам на­зы­ва­ли жен­щин – ша­ма­нок, а их ма­ги­че­ские дей­ствия – кам­ла­ни­ем.
Рас­по­ло­жен­ные вы­ше «солн­це­го­ло­вые» - бо­же­ства Солн­ца и Лу­ны очень на­по­ми­на­ют де­ре­вья, кро­ны ко­то­рых упи­ра­ют­ся в Небо, а кор­ни ухо­дят в глубь Зем­ли. У ка­за­хов до сих пор ми­ро­вым де­ре­вом счи­та­ет­ся бай­те­рек (то­поль) – сим­вол един­ства трех ми­ров: неба, зем­ли и под­зе­ме­лья. Он – дверь, во­ро­та меж­ду ми­ра­ми, и обыч­но под та­ким де­ре­вом про­ис­хо­дят са­краль­ные дей­ствия.
Об­раз ми­ро­во­го де­ре­ва сим­во­ли­зи­ру­ет брач­ные от­но­ше­ния, пре­ем­ствен­ную связь по­ко­ле­ний. У тюрк­ских на­ро­дов бы­ли ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны по­ве­рья, что лю­ди бе­рут мла­ден­цев из-под де­ре­вьев, или что ду­ши пред­ков жи­вут на де­ре­ве, вет­вях, ли­стьях. На вет­вях ша­ман­ско­го де­ре­ва, со­глас­но пред­став­ле­ни­ям тюрк­ских на­ро­дов, оби­та­ют птен­цы-ду­ши, ко­то­рые, спус­ка­ясь ни­же, вхо­дят в утро­бу жен­щи­ны.
На Ал­та­ре, ду­ши пред­ков на «солн­це­го­ло­вых» бо­же­ствах изоб­ра­же­ны в ви­де пя­тен, рас­по­ло­жен­ные во­круг кру­га. На во­сточ­ной сто­роне свя­ти­ли­ща Там­га­лы есть изоб­ра­же­ние «солн­це­го­ло­во­го» бо­же­ства, где пят­на на­хо­дят­ся внут­ри кру­га.
В кни­ге Ол­жа­са Су­лей­ме­но­ва «Аз и Я» есть раз­дел, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся «Пят­но на Солн­це». В нем, при рас­смот­ре­нии еги­пет­ско-ки­тай­ско­го иеро­гли­фа солн­ца (круг с точ­кой в цен­тре), де­ла­ет­ся пред­по­ло­же­ние, что точ­ка в кру­ге – сим­вол сы­на Солн­ца, т.е. пра­пред­ка, от ко­то­ро­го про­изо­шло пле­мя. А круг – сим­вол се­мьи, ро­да.
Вла­ди­мир Ма­ля­вин в кни­ге «Ки­тай­ская ци­ви­ли­за­ция», ука­зы­ва­ет, что в ки­тай­ском по­ни­ма­нии знак тянь (вер­хов­ное бо­же­ство – Небо) в пер­во­на­чаль­ном на­чер­та­нии яв­лял изоб­ра­же­ние боль­шо­го че­ло­ве­ка с осо­бо вы­де­лен­ной го­ло­вой и слу­жил, ве­ро­ят­но, обо­зна­че­ни­ем обо­жеств­лен­но­го вер­хов­но­го пред­ка. В зна­ме­ни­тых ки­тай­ских три­грам­мах, вос­ста­нов­ле­ние пер­во­здан­ной чи­сто­ты инь и ян осу­ществ­ля­лось в даос­ской прак­ти­ке по­сред­ством осво­бож­де­ния си­лы инь из пле­на ян в три­грам­ме Ог­ня и си­лы ян из пле­на инь в три­грам­ме Во­ды. В даос­ской ли­те­ра­ту­ре этот про­цесс опи­сы­ва­ет­ся как со­и­тие де­вуш­ки и юно­ши или вза­и­мо­дей­ствие солн­ца и лу­ны. Оба этих про­цес­са по­ка­за­ны на ри­сун­ке Ал­та­ря.
В ки­тай­ской кос­мо­ло­гии си­лу ян со­от­но­си­ли с небом, солн­цем, теп­лом, све­том, жиз­нью, ак­тив­ным и муж­ским на­ча­лом, ле­вой сто­ро­ной, а инь – с ее по­ляр­ны­ми про­ти­во­по­лож­но­стя­ми. Че­ло­век же, как мик­ро­косм, рас­смат­ри­вал­ся в ки­тай­ской тра­ди­ции как ма­лень­кое «Небо и Зем­ля».
Ес­ли пред­по­ло­жить: что го­ло­ва че­ло­ве­ка это небес­ное све­ти­ло, а по­зво­ноч­ник – ми­ро­вое де­ре­во (бай­те­рек), то со­глас­но ки­тай­ской кос­мо­ло­гии, муж­чине со­от­вет­ству­ет бо­же­ство Солн­ца, а жен­щине – Лу­ны. И ес­ли со­и­тие муж­чи­ны и жен­щи­ны при­во­дит к за­рож­де­нию но­вой че­ло­ве­че­ской жиз­ни, то вза­и­мо­дей­ствие Солн­ца и Лу­ны – есть пер­во­при­чи­на все­го жи­во­го на Зем­ле. На Ал­та­ре «солн­це­го­ло­вое» бо­же­ство Солн­ца рас­по­ло­же­но сле­ва, а бо­же­ство Лу­ны – спра­ва.
При этом са­ми «солн­це­го­ло­вые» бо­же­ства, с пят­на­ми на кроне, на­по­ми­на­ют ге­не­а­ло­ги­че­ское де­ре­во. Сде­лав для се­бя это от­кры­тие, я вдруг по­нял смысл совре­мен­ных «ше­жи­ре» (ро­до­слов­ная) ка­за­хов. В нем нераз­рыв­ная пре­ем­ствен­ность свя­зи «пред­ки – ны­неш­нее по­ко­ле­ние – по­том­ки». Оче­вид­но, что су­ще­ство­ва­ние в за­гроб­ном ми­ре, на­ши­ми пред­ка­ми, рас­смат­ри­ва­лось как про­дол­же­ние су­ще­ство­ва­ния в ми­ре жи­вых, бла­го­да­ря че­му ныне жи­ву­щие пре­вра­ща­ют­ся в свя­зу­ю­щее зве­но меж­ду усоп­ши­ми пред­ка­ми и всту­па­ю­щи­ми в жизнь детьми, под­рост­ка­ми и мо­ло­де­жью.
Че­ло­век на Зем­ле – гость, счи­та­ли ка­за­хи. И гость, ко­гда-то при­шед­ший на зем­лю, обя­за­тель­но вер­нет­ся сю­да еще раз. Это слу­чит­ся в со­от­вет­ствии с кос­ми­че­ским За­ко­ном, ко­гда Вре­мя со­вер­шит свой огром­ный круг и вновь при­ве­дет его на Зем­лю. Ка­за­хи и в на­сто­я­щее вре­мя не упо­треб­ля­ют сло­во «умер» в от­но­ше­нии усоп­ше­го, а го­во­рят «?ай­тыс бол­ды» - «вер­нул­ся». Но вер­нув­ший­ся из Это­го ми­ра в Тот мир. С но­вым кру­гом вре­ме­ни он сно­ва вер­нет­ся, но уже из То­го ми­ра в Этот, в сле­ду­ю­щую жизнь. Ду­ша бес­смерт­на, по­это­му она не уми­ра­ет, а воз­вра­ща­ет­ся через но­вые по­ко­ле­ния.
Со­хра­нил­ся у ка­за­хов и об­ряд «т?сау ке­су» (об­ре­за­ние пут). Ко­гда ре­бе­нок на­чи­нал хо­дить, стар­ший из ро­да пе­ре­ре­зал но­жом ве­рев­ку, свя­зы­вав­шую его но­ги. Со­глас­но по­ве­рью, он пе­ре­ре­зал ве­рев­ку, ко­то­рой свя­за­ли по­сле смер­ти то­го, кем ре­бе­нок был в преды­ду­щем рож­де­нии. Счи­та­лось, что это убе­ре­жет ре­бен­ка от мно­гих па­де­ний. По­доб­ный об­ряд су­ще­ству­ет и у ки­тай­цев.
Оче­вид­но, что и сва­деб­ный об­ряд – про­во­ды неве­сты, со­хра­ни­ли ка­за­хи от сво­их древ­них пред­ков. За­му­же­ство с дав­них пор счи­та­лось вто­рым рож­де­ни­ем че­ло­ве­ка. Ин­те­рес­но, что в ос­но­ве это­го об­ря­да ле­жит по­гре­баль­ный ри­ту­ал. Здесь и при­чи­та­ния ма­те­ри по вы­хо­дя­щей за­муж до­че­ри и за­кры­тое ли­цо неве­сты. Вы­со­кий сва­деб­ный го­лов­ной убор ка­зах­ской неве­сты са­у­ке­ле – из ри­ту­аль­ной одеж­ды древ­них для по­гре­бе­ния.
В про­шлом пе­ред за­му­же­ством в до­ме неве­сты со­вер­ша­ли мни­мый по­гре­баль­ный ри­ту­ал: оде­ва­ли ее в ри­ту­аль­ную одеж­ду, при­чи­та­ли по «умер­шей», ша­ма­ны со­вер­ша­ли со­от­вет­ству­ю­щие об­ря­ды. За­тем уво­зи­ли «по­кой­ную» с за­кры­тым ли­цом к же­ни­ху. Так «об­ма­ны­ва­ли» ду­хов неве­сты, ее се­мьи и до­ма, чтобы она бы­ла сво­бод­ной от них в но­вом до­ме и при­об­щи­лась к ду­хам, энер­ге­ти­ке се­мьи и ро­да бу­ду­ще­го му­жа. Для это­го про­во­ди­ли очи­ща­ю­щие об­ря­ды (ша­шу), а ша­ман под му­зы­ку со­вер­шал ри­ту­ал «вос­кре­ше­ния» неве­сты – бе­та­шар (от­кры­ва­ние ли­ца). Он зна­ко­мил «при­шед­шую с ино­го ми­ра» неве­сту (келін) с по­чи­та­е­мы­ми пред­ка­ми и род­ствен­ни­ка­ми му­жа, его се­мей­ны­ми и ро­до­вы­ми пре­да­ни­я­ми и ри­ту­аль­ной кам­чой от­кры­вал ей ли­цо, скры­тое под по­кры­ва­лом.
Та­ким об­ра­зом, неве­ста в но­вом об­ли­ке при­хо­ди­ла в дом же­ни­ха. На Ал­та­ре мож­но уви­деть, как че­ло­ве­ко­по­доб­ная Лу­на идет к бо­же­ству Солн­ца.
Гля­дя на эти «солн­це­го­ло­вые» бо­же­ства, я вдруг по­ду­мал: как они по­хо­жи на там­гу (бо­же­ствен­ную пе­чать) пред­ков мо­е­го от­ца и ма­те­ри. По от­цу я из пле­ме­ни кып­чак. А моя ма­ма – из пле­ме­ни канглы.
Там­га кып­ча­ков – два стол­ба, сим­вол Бай­те­ре­ка. Они же сим­во­ли­зи­ру­ют Млеч­ный путь. По­это­му кып­ча­ков на­зы­ва­ли млеч­но­пут­ни­ка­ми, а их ура­ном - кли­чем был "Ай­бас" (лун­но­го­ло­вый). Од­ной из тамг пле­ме­ни канглы, жив­ше­го ря­дом с кып­ча­ка­ми, был тот же столб с изоб­ра­же­ни­ем об­рам­лен­ной лу­ча­ми пол­ной лу­ны. Их ура­ном был «Бай­те­рек». На­вер­ное, сим­во­лич­но и то, что, со­еди­нив свои судь­бы, мои ро­ди­те­ли жи­вут в люб­ви дол­гой и счаст­ли­вой жиз­нью.
Воз­мож­но ри­су­нок на Ал­та­ре уро­чи­ща Там­га­лы это кар­ти­на Все­лен­ской Люб­ви? – по­ду­мал я. Лу­на (жен­щи­на) иду­щая к Солн­цу (муж­чине) – кос­ми­че­ская лю­бовь, а муж­чи­на, со­во­куп­ля­ю­щий­ся с жен­щи­ной – зем­ная лю­бовь. По­лу­ча­ет­ся, что мы жи­вем в ми­ре, со­здан­ном Лю­бо­вью. Че­ло­век же плод тво­ре­ния этой Люб­ви. Та­ким об­ра­зом, пред­ки, ве­ро­ят­но, хо­те­ли ска­зать сво­им по­том­кам: жи­ви­те в люб­ви и бу­де­те счаст­ли­вы.
Фан­та­зи­руя на эту те­му, я об­ра­тил вни­ма­ние на неболь­шое де­ре­во, на вет­вях ко­то­ро­го ви­се­ли при­вя­зан­ные бе­лые лос­кут­ки ма­те­рии. Ско­рее все­го, Ал­тарь Там­га­лы - объ­ект по­кло­не­ния ка­ко­му–то куль­ту. Но ка­ко­му? От­вет на этот во­прос мне под­ска­за­ла од­на из мно­го­чис­лен­ных мо­их по­ез­док в Ки­тай. В сто­ли­це этой стра­ны Пе­кине, я по­бы­вал в «За­прет­ном го­ро­де» - оби­те­ли им­пе­ра­то­ров. Цен­траль­ное ме­сто в си­сте­ме им­пе­ра­тор­ских куль­тов за­ни­ма­ло по­кло­не­ние Небу. Су­ще­ство­ва­ли куль­ты и дру­гих сил при­ро­ды – Зем­ли, Солн­ца, Лу­ны. В це­лом они со­став­ля­ли сим­мет­рич­ную струк­ту­ру, как во вре­мен­ном, так и в про­стран­ствен­ном от­но­ше­нии. В юж­ном пред­ме­стье это­го го­ро­да рас­по­ла­гал­ся Храм Неба, в се­вер­ном – Зем­ли, в во­сточ­ном – Солн­ца, а в за­пад­ном – Лу­ны. Небу при­но­си­ли жерт­ву в день зим­не­го солн­це­сто­я­ния, Зем­ле – в день лет­не­го солн­це­сто­я­ния, Солн­цу – в день ве­сен­не­го рав­но­ден­ствия, а Луне – в день осен­не­го рав­но­ден­ствия.
У ме­ня воз­ник­ло пред­по­ло­же­ние, что ес­ли взять за ана­ло­гию струк­ту­ру рас­по­ло­же­ния ки­тай­ских куль­то­вых Хра­мов, то кро­ме Хра­ма уро­чи­ща Там­га­лы в этом ре­ги­оне долж­ны быть еще три Хра­ма. Дей­стви­тель­но, несмот­ря на то, что на тер­ри­то­рии Цен­траль­ной Азии око­ло 50 боль­ших и ма­лых свя­ти­лищ, пет­ро­гли­фы с «солн­це­го­ло­вы­ми» бо­же­ства­ми по­доб­ные Там­га­лы, мож­но уви­деть еще в трех свя­ти­ли­щах: Сай­ма­лы – Таш (в Кир­ги­зии), Еш­ки­ол­мес и Ар­па­у­зен. Оче­вид­но, эти свя­ти­ли­ща од­но­го вре­ме­ни.
Уро­чи­ще Сай­ма­лы-Таш рас­по­ло­же­но юж­нее свя­ти­ли­ща Там­га­лы, в го­рах Фер­ган­ско­го хреб­та, на вы­со­те 3000-3450 м над уров­нем мо­ря, в 120 км к се­ве­ро-во­сто­ку от го­ро­да Джа­лал-Абад. Сай­ма­лы-Таш - од­но из круп­ней­ших скоп­ле­ний на­скаль­ных ри­сун­ков в ми­ре и яв­ля­ет­ся уни­каль­ным яв­ле­ни­ем сре­ди па­мят­ни­ков ми­ро­во­го зна­че­ния. Мои кир­гиз­ские дру­зья при­гла­ша­ли ме­ня по­се­тить это ме­сто в ав­гу­сте ме­ся­це. Толь­ко в это вре­мя го­да ту­да мож­но прой­ти, пре­одолев пе­ре­вал. Од­на­ко мои пла­ны бы­ли на­ру­ше­ны мас­со­вы­ми бес­по­ряд­ка­ми в Кир­ги­зии.
Свя­ти­ли­ще Еш­ки­ол­мес на­хо­дит­ся во­сточ­нее Там­га­лы в 30 км. юж­нее г. Тал­ды–Кур­ган. А рас­по­ло­жен­ное в от­ро­гах гор Ка­ра­тау свя­ти­ли­ще Ар­па­у­зен – за­пад­нее Там­га­лы.
Ве­ро­ят­но, для пред­ков свя­ти­ли­ще Сай­ма­лы-Таш бы­ло Хра­мом Неба, Там­га­лы – Зем­ли, Еш­ки­ол­мес – Солн­ца, а Ар­па­у­зен – Лу­ны.
Чи­тать на­скаль­ную кни­гу пред­ков бы­ло бы лег­че, по­ду­мал я, ес­ли бы ка­кие – ли­бо ве­щи до­шли бы от них в пер­во­здан­ном ви­де и до на­ших дней. Но есть ли та­кие ве­щи? Со­хра­ни­лись ли они? Ко­неч­но же – это юр­та (дом но­ма­дов), дом­б­ра (му­зы­каль­ный ин­стру­мент ка­за­хов), бе­сык (ко­лы­бель) и сед­ло.
Но­чью, под ку­по­лом звезд­но­го неба, ком­по­зи­ция свя­ти­ли­ща Там­га­лы и ее на­скаль­ные ри­сун­ки смот­рят­ся как зер­каль­ное от­ра­же­ние Все­лен­ной. Со­здан­ная при­ро­дой кар­ти­на в этом уро­чи­ще на­во­дит на мысль: ес­ли Храм под от­кры­тым небом – это дом бо­га (или бо­гов), то лю­ди, жив­шие в то вре­мя, на­вер­ное, долж­ны бы­ли стро­ить и свои до­ма по­хо­жи­ми на этот Храм. В Ки­тае, на­при­мер, счи­та­ли, что бо­ги преж­де бы­ли людь­ми.
Оче­вид­но, по­это­му юр­та так по­хо­жа по сво­ей кон­струк­ции на Храм в Там­га­лы. Ес­ли свя­ти­ли­ще Там­га­лы оли­це­тво­ря­ет со­бой Храм под от­кры­тым небом, то юр­та – мо­дель ми­ро­зда­ния но­ма­дов. Юр­та все­гда пред­ста­ет впи­сан­ным в при­род­ную сре­ду и, бо­лее то­го, в еди­ный все­лен­ский по­ря­док, где су­ще­ству­ет пол­ная пре­ем­ствен­ность меж­ду че­ло­ве­ком, се­мьей и кос­мо­сом.
Она по­хо­жа на небес­ный свод, опро­ки­ну­тый на че­ло­ве­ка и за­клю­ча­ю­щий его в се­бе. Юр­ту мож­но упо­до­бить и древ­не­гре­че­ско­му кос­мо­су, ко­то­рый по­ст­роен по за­ко­нам кра­со­ты, а по­то­му име­ет боль­шое чис­ло при­виле­ги­ро­ван­ных то­чек про­стран­ства.
Об осо­бом по­чи­та­нии ко­чев­ни­ка­ми куль­та Солн­ца  сви­де­тель­ству­ет об­ра­ще­ние две­ри юр­ты стро­го на во­сток – в сто­ро­ну вос­хо­дя­ще­го солн­ца.
На се­вер­ной сто­роне – жен­ская по­ло­ви­на, на юж­ной – муж­ская. Не прав­да ли по­хо­же на ки­тай­ские инь и ян. По­лу­ча­ет­ся, что ко­чев­ни­ки в сво­ем пред­став­ле­нии ми­ро­зда­ния, рань­ше ки­тай­цев ста­ли де­лить все­лен­скую энер­гию на жен­ское и муж­ское на­ча­ла.
На за­пад­ной сто­роне юр­ты бы­ло по­чет­ное ме­сто (т?р) ста­рей­ши­ны се­мьи, его хо­зя­и­на или ува­жа­е­мо­го го­стя. Чем стар­ше воз­раст че­ло­ве­ка, тем бли­же к за­пад­ной сто­роне юр­ты он рас­по­ла­гал­ся за до­стар­ха­ном. И на­обо­рот, млад­шие по воз­рас­ту за­ни­ма­ли ме­нее по­чет­ное ме­сто - на во­сточ­ной сто­роне, т.е. бли­же к вхо­ду юр­ты. Та­ким об­ра­зом, во­сток или вос­ход солн­ца пред­по­ла­гал за­рож­де­ние но­вой жиз­ни и мо­ло­дость, а за­пад – ста­рость или за­кат все­го жи­во­го. Очаг в цен­тре юр­ты был ме­стом при­тя­же­ния и по­чи­тал­ся у всех ко­че­вых на­ро­дов. Не слу­чай­но по­ги­бель се­мьи и ее ис­чез­но­вение из-за от­сут­ствия сы­но­вей ква­ли­фи­ци­ро­ва­лось как уга­са­ние оча­га.
По сво­ей внеш­ней фор­ме юр­та на­по­ми­на­ет мо­дель го­ры, вер­ши­на ко­то­рой ша­ны­рак устрем­ле­на к небу, к Тен­гри. Ша­ны­рак – круг­лое от­вер­стие в ку­по­ле юр­ты. Через него вид­но небо – пред­мет по­кло­не­ния тюр­ков. Че­ло­век же жи­ву­щий в юр­те был свя­зу­ю­щим зве­ном меж­ду небом и зем­лей. Вы­хо­дит, что у но­ма­дов, че­ло­век рас­смат­ри­вал­ся как «са­мое оду­хо­тво­рен­ное из всех су­ществ», «се­мя ми­ро­вых сти­хий», «по­сред­ник меж­ду Небом и Зем­лей» и, сле­до­ва­тель­но, сре­до­то­чие ми­ро­во­го кру­го­во­ро­та, «серд­це ми­ро­зда­ния».
До сих пор од­но из луч­ших по­же­ла­ний у ка­за­хов хо­зя­и­ну до­ма: «Ша­ны­ра?ын биік бол­сын» (пусть бу­дет вы­ше твой ша­ны­рак). То есть бли­же к Небу, к Тен­гри.
Дверь в юр­ту, обыч­но не боль­шой вы­со­ты, за­став­ля­ла вхо­дя­ще­го и вы­хо­дя­ще­го со­вер­шать непро­из­воль­ный по­клон. Та­ким об­ра­зом, вхо­дя­щие в юр­ту от­да­ва­ли дань ува­же­ния се­мье это­го до­ма, а вы­хо­дя­щие – Солн­цу. При этом нель­зя бы­ло на­сту­пать на по­рог юр­ты. В пред­став­ле­нии тюр­ков за по­ро­гом юр­ты рас­по­ла­га­лись ду­хи пред­ков, по­кро­ви­те­ли се­мьи. Ха­рак­тер­но, что боль­шин­ство пет­ро­гли­фов с изоб­ра­же­ни­я­ми «солн­це­го­ло­вых» бо­жеств рас­по­ло­же­ны на во­сточ­ной сто­роне Хра­ма Там­га­лы.
Те­ло, умер­ше­го чле­на се­мьи, вы­но­си­ли, при­под­ни­мая или раз­би­рая часть юр­ты с се­вер­ной сто­ро­ны, но не через дверь. По - ви­ди­мо­му пред­по­ла­гая, что на се­ве­ре – стра­на мерт­вых.
Тюр­ки ве­ри­ли, что по­ря­док сме­ня­ет­ся ха­о­сом и на­обо­рот. Пе­ред ко­чев­кой они раз­би­ра­ли юр­ты (Ха­ос), а до­сти­гая но­во­го ме­ста вновь со­би­ра­ли их (По­ря­док).
Са­ма при­ро­да под­ска­за­ла мо­им древним пред­кам кон­струк­цию юр­ты, вполне со­от­вет­ству­ю­ще­му их пред­став­ле­нию ми­ро­зда­ния. Юр­та – это по­сла­ние на­ших пред­ков сво­им по­том­кам. Всем сво­им ви­дом она на­по­ми­на­ет нам, что че­ло­век не хо­зя­ин на этой Зем­ле, а все­го лишь гость. Пусть да­же ува­жа­е­мый.
При­ро­да да­рит ему не толь­ко ма­те­ри­аль­ные бла­га, но и сим­фо­нию сво­их зву­ков, убла­жая слух и оду­хо­тво­ряя его. Ме­ло­дия Неба бы­ла услы­ша­на че­ло­ве­ком в неж­ном ше­ле­сте лист­вы бай­те­ре­ка и пе­ре­ло­же­на на му­зы­ку. Свя­зы­вая Небо и Зем­лю, бай­те­рек вби­ра­ет в се­бя ме­ло­дию при­ро­ды и за­тем в об­ра­зе дом­б­ры пе­ре­да­ет ее лю­дям. Та­ким об­ра­зом, бай­те­рек за­зву­чал, став дом­брой. Дом­б­ра, со­здан­ная ру­ка­ми че­ло­ве­ка шесть ты­сяч лет на­зад – сим­вол ду­хов­но­сти ка­зах­ско­го на­ро­да, ключ к его ду­ше.
Дом­б­ра, как и юр­та, несет в се­бе муж­ское и жен­ское на­ча­ла. Ниж­няя стру­на, слов­но жен­щи­на, из­да­ет тон­кий, вы­со­кий звук «соль», а верх­няя стру­на «ре» зву­чит бар­хат­ным ба­ри­то­ном, что со­от­вет­ству­ет муж­ско­му ха­рак­те­ру. В со­зву­чии двух струн слы­шит­ся гар­мо­ния.
Дом­б­ра со­сто­ит из трех ос­нов­ных ча­стей: ша­на­ка (кор­пу­са), гри­фа и го­лов­ки. Ша­нак оли­це­тво­ря­ет нед­ра зем­ли. Это кла­дезь муд­ро­сти дав­но ушед­ших пред­ков. Го­лов­ка дом­б­ры – Небо, гриф – Бай­те­рек, а ша­нак – Зем­ля. Му­зы­ка Неба через Бай­те­рек (в дан­ном слу­чае При­ро­ду) пе­ре­да­ет­ся лю­дям и вы­ры­ва­ет­ся на­ру­жу из Зем­ли.
Есть в этом древ­нем му­зы­каль­ном ин­стру­мен­те боль­шой фило­соф­ский смысл: ес­ли че­ло­век при­слу­ши­ва­ясь к Небу, на­стро­ит свою жизнь в со­от­вет­ствии с При­ро­дой, то услы­шит как по­ет Зем­ля. Од­на­ко это воз­мож­но, при усло­вии, что в че­ло­ве­че­ском об­ще­стве во­ца­рит­ся Лю­бовь. Толь­ко ко­гда стру­ны че­ло­ве­че­ских душ бу­дут зву­чать в со­гла­сии друг с дру­гом, за­цве­тет Зем­ля.
Через дом­б­ру, ис­пол­няя кюй (ин­стру­мен­таль­ная пье­са), ко­чев­ник пе­ре­да­вал свое ми­ро­ощу­ще­ние. Та­кой му­зы­каль­ный жанр не встре­ча­ет­ся ни у ко­го, кро­ме ка­за­хов. Эти­мо­ло­ги­че­ски сло­во «кюй» про­ис­хо­дит от сло­ва «к?к» (небо), по­это­му есть ос­но­ва­ние утвер­ждать, что меж­ду кю­ем и небе­са­ми есть непо­сред­ствен­ная связь.
Му­зы­ка Неба со­про­вож­да­ла ко­чев­ни­ка с са­мо­го его рож­де­ния. Ро­див­ше­го­ся ре­бен­ка мать укла­ды­ва­ла в бе­сык (ко­лы­бель) и пе­ла ему ко­лы­бель­ные пес­ни. Ко­леб­лю­щий­ся ритм ко­лы­бель­ных пе­сен — это один из тех ви­дов виб­ра­ций, ко­то­рые, про­ни­зы­вая Кос­мос, под­дер­жи­ва­ют в ре­бен­ке жизнь. Сло­во бе­сык мож­но пе­ре­ве­сти с ка­зах­ско­го язы­ка как пять плеч. Воз­мож­но, это два пле­ча ма­те­ри ре­бен­ка, два – от­ца и со­еди­ня­ю­щее их меж­ду со­бой – пле­чо Неба. Эти пять плеч под­дер­жи­ва­ют ре­бен­ка в под­ве­шен­ном со­сто­я­нии меж­ду Небом и Зем­лей. Кон­струк­ция та­кой ко­лы­бе­ли со­гла­су­ет­ся с утвер­жде­ни­ем ка­за­хов: ре­бе­нок до трех лет су­ще­ство не зем­ное.
В мо­ем во­об­ра­же­нии воз­ник­ло и дру­гое объ­яс­не­ние кон­струк­ции бе­сык, как ко­лы­бе­ли все­го че­ло­ве­че­ства. Ес­ли Солн­це и Лу­на «ро­ди­те­ли» все­го жи­во­го на Зем­ле, в том чис­ле и че­ло­ве­ка, то в кон­струк­ции бе­сык два пле­ча – Солн­ца, два – Лу­ны, а со­еди­ня­ет их меж­ду со­бой пле­чо Все­лен­ной. Вы­хо­дит, что Че­ло­век, рож­ден­ный Солн­цем и Лу­ной – ди­тя При­ро­ды. И та­ки­ми детьми бы­ли на­ши да­ле­кие пред­ки. Мы же – совре­мен­ные их по­том­ки все даль­ше от­да­ля­ем­ся от нее.
Неко­то­рые совре­мен­ни­ки счи­та­ют на­ших да­ле­ких пред­ков вар­ва­ра­ми и ди­ка­ря­ми. Хо­чу их спро­сить: раз­ве вар­ва­ры мог­ли при­ду­мать и со­здать та­кие фан­та­сти­че­ски со­вер­шен­ные ве­щи, ко­то­рые до­шли до на­ших вре­мен прак­ти­че­ски без из­ме­не­ний, как юр­та, дом­б­ра, бе­сык и сед­ло? Та­кие ве­щи спо­соб­ны со­здать толь­ко лю­ди боль­шо­го ума, стро­ив­шие свою жизнь по фило­со­фии При­ро­ды. Уве­рен, они бы­ли счаст­ли­вы.
По­сле при­кос­но­ве­ния к на­скаль­ным ри­сун­кам да­ле­ких пред­ков, я еще дол­гое вре­мя хо­дил под впе­чат­ле­ни­ем от уви­ден­но­го. Из­ме­ни­лось мое вос­при­я­тие жиз­ни. Я стал боль­ше до­ве­рять му­хам. Ведь бла­го­да­ря им я за­гля­нул в про­шлое и со­при­кос­нул­ся с пред­ка­ми. По-но­во­му про­чув­ство­вал фило­со­фию их жиз­ни. Му­хи, эти ма­лень­кие на­се­ко­мые, раз­ру­ши­ли сте­ну дол­гие го­ды сто­яв­шую меж­ду мной и мо­и­ми пред­ка­ми.
Каж­дый день я стал про­сы­пать­ся в ожи­да­нии но­вых для се­бя от­кры­тий, ко­то­рые по­мо­гут мне сде­лать эти уди­ви­тель­ные на­се­ко­мые.
Мои по­мощ­ни­ки му­хи
Му­хи при­влек­ли мое вни­ма­ние со­вер­шен­но слу­чай­но. А мо­жет быть, и нет. Воз­мож­но, они про­сто долж­ны бы­ли по­встре­чать­ся мне на мо­ем Пу­ти, как и те лю­ди, с ко­то­ры­ми в по­сле­ду­ю­щем све­ла ме­ня судь­ба, чтобы с их по­мо­щью я смог при­об­щить­ся к При­ро­де.
Встре­ча с ни­ми бы­ла со­всем обы­ден­ной. Как-то на ра­бо­те, про­дол­жая за­ни­мать­ся над про­бле­мой пе­ре­ра­бот­ки раз­лич­ной рас­ти­тель­но­сти на био­топ­ли­во, мое вни­ма­ние при­влек­ли ли­чин­ки мух, ко­по­шив­ши­е­ся в лот­ке с пти­чьим по­ме­том. «Хо­зяй­кой» ли­чи­нок бы­ла Ири­на Хе­гай. Об­ра­тил­ся к ней с во­про­сом: а мо­гут ли эти ли­чин­ки пе­ре­ра­бо­тать спир­то­вую бар­ду (от­хо­ды, спир­то­во­го про­из­вод­ства, со­сто­я­щие в ос­нов­ном из от­ру­бей зла­ко­вых рас­те­ний и мерт­вых дрож­жей)? По­лу­чив от­вет, что это­го еще ни­кто не де­лал, пред­ло­жил ей по­про­бо­вать. На сле­ду­ю­щий день я при­вез бар­ду, и мы на­ча­ли экс­пе­ри­мент, ко­то­рый про­дол­жал­ся 6 дней. Осо­бен­ность спир­то­вой бар­ды – ее вы­со­кая кис­лот­ность. В та­кой сре­де ма­ло кто из жи­вых ор­га­низ­мов вы­жи­ва­ет. Од­на­ко, ре­зуль­тат пре­взо­шел все на­ши ожи­да­ния. Ли­чин­ки мух не толь­ко вы­жи­ли, но и пе­ре­ра­бо­та­ли всю бар­ду. По окон­ча­нии экс­пе­ри­мен­та суб­страт, в ко­то­ром ра­бо­та­ли ли­чин­ки, стал ней­траль­ный и при­год­ный для корм­ле­ния птиц и жи­вот­ных. По­сколь­ку бар­да в ос­нов­ном со­сто­я­ла из пше­нич­ных от­ру­бей, у ме­ня воз­ник­ла мысль ис­поль­зо­вать ли­чи­нок мух и для их пе­ре­ра­бот­ки. Ре­зуль­тат был не столь эф­фек­тив­ным, как хо­те­лось. При­чи­на - боль­шое со­дер­жа­ние клет­чат­ки в пше­нич­ных от­ру­бях.
В ком­па­нии, где я ра­бо­тал, бы­ло несколь­ко на­прав­ле­ний: кто-то за­ни­мал­ся био­топ­ли­вом, кто-то – пе­ре­ра­бот­кой пти­чье­го по­ме­та, а неко­то­рые – по­ис­ком мик­ро­ор­га­низ­мов для рас­щеп­ле­ния цел­лю­ло­зы. По­это­му по­до­брать мик­ро­ор­га­низ­мы для раз­ру­ше­ния клет­чат­ки в от­ру­бях бы­ло не слож­но. На­до же та­ко­му слу­чить­ся, что все, что нам бы­ло необ­хо­ди­мо для ре­ше­ния про­бле­мы, ока­за­лось под ру­кой. В та­кой мо­мент на­чи­на­ешь ве­рить в сло­ва Па­у­ло Ко­э­льо, что ес­ли ты че­го-ни­будь силь­но хо­чешь, то вся Все­лен­ная бу­дет со­дей­ство­вать то­му, чтобы же­ла­ние твое сбы­лось. К на­ше­му удив­ле­нию, най­ден­ные на­ми мик­ро­ор­га­низ­мы спо­соб­ство­ва­ли не толь­ко пол­ной пе­ре­ра­бот­ке пше­нич­ных от­ру­бей ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух, но и по­мо­га­ли им в их жиз­не­де­я­тель­но­сти. Мик­ро­ор­га­низ­мы вме­сте с ли­чин­ка­ми мух по су­ще­ству со­зда­ли сим­би­оз, ока­зы­вая друг дру­гу вза­и­мо­по­мощь. Они раз­мно­жа­лись, пи­та­ясь ам­ми­а­ком, ко­то­рый вы­де­ля­ли ли­чин­ки и тем са­мым, со­зда­ва­ли бла­го­при­ят­ные усло­вия для их жиз­ни. То­гда мы по­ня­ли, что на­шли но­вое при­ме­не­ние ли­чин­кам ком­нат­ных мух.
По­яви­лось же­ла­ние с кем-ни­будь по­де­лить­ся на­шей но­во­стью. И тут я вспом­нил о сво­ем обе­ща­нии, ака­де­ми­ку, ви­це – пре­зи­ден­ту Рос­сий­ской Ака­де­мии Сель­ско­хо­зяй­ствен­ных На­ук, Льву Кон­стан­ти­но­ви­чу Эрн­сту. Его счи­та­ют глав­ным му­хо­во­дом Рос­сии. А обе­щал я ему рас­ска­зать о по­лу­чен­ных ре­зуль­та­тах при ра­бо­те с по­пуля­ци­ей мух, ко­то­рых он, по мо­ей прось­бе, ко­гда-то лю­без­но предо­ста­вил нам. При­шлось вы­ле­теть в Моск­ву и вы­пол­нить свое обе­ща­ние. Встре­ча с ин­те­рес­ным че­ло­ве­ком все­гда по­лез­ней лю­бых те­ле­фон­ных раз­го­во­ров.
Вы­слу­шав ре­зуль­та­ты на­шей ра­бо­ты, че­ло­век за­ни­мав­ший­ся му­ха­ми око­ло 40 лет, при­знал в них но­вое на­прав­ле­ние в му­хо­вод­стве. Од­на­ко, боль­ше все­го его уди­ви­ло то, что му­ха­ми я за­ни­ма­юсь око­ло го­да и моя ба­зо­вая спе­ци­а­ли­за­ция ме­тал­лур­гия. Удив­ле­ние на его ли­це сме­ни­лось улыб­кой, и по­сле непро­дол­жи­тель­но­го мол­ча­ния он ска­зал: «Мой сын, Кон­стан­тин, био­лог, но это ему, од­на­ко, не по­ме­ша­ло стать хо­ро­шим теле­ви­зи­он­щи­ком и воз­гла­вить пер­вый ка­нал теле­ви­де­ния Рос­сии».
Со дня этой встре­чи про­шло несколь­ко лет. В Рос­сии нам вы­да­ли па­тент на изоб­ре­те­ние. А Эрнст, несмот­ря на свой пре­клон­ный воз­раст, про­дол­жа­ет про­яв­лять ин­те­рес к на­шей ра­бо­те.
Су­е­та ре­аль­но­сти за­ста­ви­ла ме­ня по­ме­нять на­прав­ле­ние в ра­бо­те и за­нять­ся про­бле­ма­ми пе­ре­ра­бот­ки сель­хоз­про­дук­ции. В ос­нов­ном эти про­бле­мы бы­ли свя­за­ны с пе­ре­ра­бот­кой зла­ко­вых рас­те­ний и ово­щей. Ос­нов­ная ра­бо­та не ме­ша­ла мо­им за­ня­ти­ям му­ха­ми. На­обо­рот, она до­пол­ня­ла их. При этом ме­ня не по­ки­да­ла мысль, что му­хи по­ве­да­ют еще мно­го ин­те­рес­но­го.
По­сле опы­та с тол­стян­кой я ре­шил, что пше­нич­ные от­ру­би, пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми мух, мо­гут слу­жить хо­ро­шим удоб­ре­ни­ем и для зла­ко­вых рас­те­ний. Од­на­ко, удоб­рен­ная та­ки­ми от­ру­бя­ми поч­ва, не спо­соб­ство­ва­ла про­рас­та­нию зе­рен пше­ни­цы. Всхо­жесть их бы­ла по­чти нуле­вой. По­лу­ча­ет­ся, что для рас­те­ний с раз­ви­той кор­не­вой си­сте­мой пше­нич­ные от­ру­би, пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми мух, яв­ля­ют­ся хо­ро­шим пи­та­ни­ем, а для зе­рен зла­ко­вых – нет.
До это­го, в ин­сти­ту­те пи­та­ния Ка­зах­ста­на бы­ли сде­ла­ны ана­ли­зы этих от­ру­бей на их кор­мо­вую цен­ность. Ока­за­лось, что по со­дер­жа­нию бел­ка и энер­ге­ти­ке от­ру­би пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми мух со­от­вет­ство­ва­ли ком­би­кор­мам, ис­поль­зу­е­мым для от­кор­ма брой­лер­ных кур и сви­ней. При этом они, в от­ли­чие от тра­ди­ци­он­но­го ком­би­кор­ма, не бы­ли ток­сич­ны­ми и об­ла­да­ли ан­ти­мик­роб­ной ак­тив­но­стью.
Осо­бая цен­ность та­ко­го кор­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что его при­ме­не­ние поз­во­лит сэко­но­мить боль­шое ко­ли­че­ство зер­на зла­ко­вых рас­те­ний, и тем са­мым зна­чи­тель­но сни­зить по­сев­ные пло­ща­ди под ни­ми.
Из­вест­но, что ли­чин­ки мух пе­ре­ра­ба­ты­вая лю­бой суб­страт, вы­де­ля­ют слю­ну, в ко­то­рой со­дер­жат­ся ве­ще­ства по­дав­ля­ю­щие раз­ви­тие па­то­ген­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. И ес­ли для этих мик­ро­ор­га­низ­мов, чер­вей, нема­тод и на­се­ко­мых пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми мух пше­нич­ные от­ру­би не при­год­ны для пи­та­ния, то для птиц и жи­вот­ных, сто­я­щих на бо­лее вы­со­кой сту­пе­ни раз­ви­тия они иде­аль­ный корм.
Осо­знав это и при­ме­нив та­кой под­ход к рас­те­ни­ям, я при­шел к вы­во­ду, что пше­нич­ные от­ру­би, пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми мух, бу­дут хо­ро­шим пи­та­ни­ем для рас­те­ний, име­ю­щих сфор­ми­ро­вав­шу­ю­ся кор­не­вую си­сте­му.
Аме­ри­кан­ский рас­те­ние­вод, аг­ро­ном и фер­мер Дже­вонс как-то ска­зал, что чтобы узнать ка­кие усло­вия нуж­ны се­ме­ни, чтобы нор­маль­но про­рас­тать, рас­ти и раз­ви­вать­ся, нуж­но са­мо­го се­бя пред­ста­вить этим се­ме­нем, ко­то­рое по­ме­сти­ли в поч­ву. Рас­те­ния в сво­ей жиз­ни име­ют те же пе­ри­о­ды раз­ви­тия, ко­то­рые есть у че­ло­ве­ка: эм­брио­наль­но­го раз­ви­тия в лоне ма­те­ри (в те­ле зер­на), рож­де­ния, дет­ства, юно­сти, зре­ло­сти и ста­ре­ния. И в эти пе­ри­о­ды рас­те­нию, как и че­ло­ве­ку, нуж­но раз­ное пи­та­ние: сна­ча­ла со­ки са­мо­го зер­на, по­том ща­дя­щие рас­тво­ры хи­ми­че­ских эле­мен­тов ми­не­ра­лов поч­вы, по­том бо­лее слож­ная пи­ща, по­сту­па­ю­щая к рост­кам с воз­ду­хом ат­мо­сфе­ры, по­том ещё бо­лее слож­ная пи­ща, необ­хо­ди­мая для фор­ми­ро­ва­ния взрос­ло­го те­ла и ор­га­нов пло­до­но­ше­ния. И, на­ко­нец, опять ща­дя­щая в пе­ри­од взрос­ле­ния и пло­до­но­ше­ния.
Как бы­ли пра­вы древ­ние мыс­ли­те­ли (Ари­сто­тель и др.), ко­гда ста­ви­ли знак ра­вен­ства меж­ду рас­те­ни­я­ми и жи­вот­ны­ми. Ведь они ма­ло чем от­ли­ча­ют­ся друг от дру­га.
Вес­ной я ре­шил про­ве­рить свои вы­во­ды. С этой це­лью на не боль­шом участ­ке вы­са­дил рас­са­ду по­ми­до­ров. Од­ну часть рас­са­ды по­са­дил с до­бав­ле­ни­ем в каж­дую лун­ку по гор­сти пше­нич­ных от­ру­бей, пе­ре­ра­бо­тан­ных ли­чин­ка­ми мух, а дру­гую тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом - с ком­по­стом. Обыч­но по­сле по­сад­ки рас­са­да сра­зу же сни­ка­ет, и пер­вое вре­мя на­чи­на­ет бо­леть. Так и слу­чи­лось с той рас­са­дой, ко­то­рая бы­ла вы­са­же­на тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом. Дру­гая же часть - сто­я­ла вер­ти­каль­но, без ка­ких – ли­бо при­зна­ков сла­бо­сти и стрес­са. Их ли­стья не из­ме­ня­ли сво­е­го на­сы­щен­но зе­ле­но­го цве­та, а по­явив­ши­е­ся со вре­ме­нем пло­ды бы­ли мя­си­сты­ми и «бо­га­ты­ми» на вкус.
В на­сто­я­щее вре­мя мно­го го­во­рят о здо­ро­вой, эко­ло­ги­че­ски чи­стой пи­ще. То, что мы сей­час едим, по­ку­пая в ма­га­зи­нах ово­щи и фрук­ты, вы­ра­щен­ные с при­ме­не­ни­ем хи­ми­че­ских удоб­ре­ний или ку­ри­ное мя­со, по­лу­чен­ное из ку­риц, для ро­ста ко­то­рых ис­поль­зу­ют гор­мо­наль­ные пре­па­ра­ты и ан­ти­био­ти­ки, нель­зя на­звать здо­ро­вой пи­щей. По­сто­ян­ное упо­треб­ле­ние в пи­щу та­ких про­дук­тов, несо­мнен­но, при­во­дит к сни­же­нию им­му­ни­те­та че­ло­ве­ка, а сле­до­ва­тель­но и к раз­лич­ным за­боле­ва­ни­ям. Все это след­ствие по­го­ни че­ло­ве­ка за боль­шей ма­те­ри­аль­ной вы­го­дой.
Од­на­ко не на­до за­бы­вать, что бо­лез­ни на­чи­на­ют­ся то­гда, ко­гда че­ло­век от­да­ля­ет­ся от при­ро­ды. При этом се­рьез­ность за­боле­ва­ния опре­де­ля­ет­ся сте­пе­нью это­го от­да­ле­ния.
Что го­во­рить о че­ло­ве­ке, ес­ли пи­ща вли­я­ет и на здо­ро­вье мух. Я с тру­дом на­шел для них эко­ло­ги­че­ски чи­стое су­хое мо­ло­ко, ко­то­рое про­из­во­ди­лось как ни стран­но не в Ка­зах­стане, а в Кир­ги­зии. Толь­ко с упо­треб­ле­ни­ем в пи­щу это­го мо­ло­ка они ста­ли хо­ро­шо раз­мно­жать­ся. Раз­лич­ные дру­гие су­хие мо­лоч­ные сме­си, пред­на­зна­чен­ные для груд­ных де­тей и про­да­ва­е­мые в на­ших ма­га­зи­нах, умень­ша­ли пло­до­ви­тость мух. Не труд­но пред­ста­вить, как в бу­ду­щем это мо­жет от­ра­зить­ся на потом­стве этих де­тей.
По­это­му пи­ща долж­на быть есте­ствен­ной и эко­ло­ги­че­ски чи­стой. Ис­поль­зо­ва­ние пше­нич­ных от­ру­бей, пе­ре­ра­бо­тан­ных ли­чин­ка­ми мух, при вы­ра­щи­ва­нии ово­щей и до­маш­ней пти­цы, поз­во­ля­ет обес­пе­чить их сба­лан­си­ро­ван­ным на­ту­раль­ным пи­та­ни­ем, а че­ло­ве­ку иметь на сто­ле здо­ро­вую пи­щу. При этом при вы­ра­щи­ва­нии ово­щей не тре­бу­ют­ся удоб­ре­ния, гер­би­ци­ды и пе­сти­ци­ды, а при раз­ве­де­нии до­маш­ней пти­цы – зер­но и ан­ти­био­ти­ки. Мень­ше за­трат – мень­ше ра­бо­ты. За­то боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни и здо­ро­вой пи­щи.
Ко­гда-то фило­соф Фран­цис­ко Пу­хольс го­во­рил: «Ве­ли­чай­шая меч­та че­ло­ве­ка в плане со­ци­аль­ном есть свя­щен­ная сво­бо­да жить, не имея необ­хо­ди­мо­сти ра­бо­тать». И ес­ли для че­ло­ве­ка это все­го лишь меч­та, то для мух – об­раз их жиз­ни. Воз­мож­но, по­сто­ян­но на­хо­дясь ря­дом с людь­ми, они хо­тят ска­зать им: об­ра­ти­те на нас вни­ма­ние и мы по­де­лим­ся с ва­ми на­шей Сво­бо­дой?
Для мел­ко­го се­мей­но­го фер­мер­ско­го хо­зяй­ства вполне до­ста­точ­но ор­га­ни­зо­вать пе­ре­ра­бот­ку 40 кг в сут­ки пше­нич­ных от­ру­бей ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух, чтобы по­лу­чать та­кое же их ко­ли­че­ство, но уже при­год­но­го для вы­ра­щи­ва­ния ово­щей и корм­ле­ния до­маш­них птиц. По­лу­чен­ный та­ким об­ра­зом из пше­нич­ных от­ру­бей про­дукт поз­во­лит про­кор­мить око­ло 250 го­лов кур в сут­ки. Пе­ре­ра­бот­ку та­ко­го ко­ли­че­ства пше­нич­ных от­ру­бей ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух мож­но ор­га­ни­зо­вать в утеп­лен­ном мор­ском кон­тей­не­ре, пло­ща­дью в 30 квад­рат­ных мет­ров.
Все­го ты­ся­ча мел­ких фер­мер­ских хо­зяйств, ис­поль­зуя мух как сво­их по­мощ­ни­ков, мог­ли бы про­из­во­дить та­кое же ко­ли­че­ство яиц и мя­са пти­цы, как од­на круп­ная про­мыш­лен­ная пти­це­фер­ма, име­ю­щая 300 ты­сяч го­лов кур. Ты­ся­чи лю­дей бы­ли бы за­ня­ты не уто­ми­тель­ной для них ра­бо­той и обес­пе­чи­ва­ли здо­ро­вой на­ту­раль­ной пи­щей не толь­ко свои се­мьи, но и дру­гих. А са­мое глав­ное, с по­мо­щью мух, че­ло­век при­об­рел бы боль­ше сво­бо­ды. Я со­гла­сен с Ма­сан­обу Фу­ку­ока счи­та­ю­щим, что сель­ское хо­зяй­ство долж­но пе­рей­ти от боль­ших ме­ха­ни­зи­ро­ванных хо­зяйств к ма­лень­ким фер­мам. В этом слу­чае ра­бо­та бу­дет при­но­сить удо­воль­ствие, и обо­га­щать ду­хов­ную жизнь че­ло­ве­ка. Чем бо­лее фер­мер раз­во­ра­чи­ва­ет мас­шта­бы сво­их опе­ра­ций, тем боль­ше его те­ло и ду­ша рас­тра­чи­ва­ют­ся зря и тем даль­ше он ухо­дит от ду­хов­но удо­вле­тво­ря­ю­щей жиз­ни. Жизнь ма­лень­кой фер­мы мо­жет по­ка­зать­ся при­ми­тив­ной, утвер­жда­ет Фу­ку­ока, но та­кая жизнь де­ла­ет воз­мож­ным со­зер­цание Ве­ли­ко­го Пу­ти (пу­ти ду­хов­но­го осо­зна­ния, ко­то­рый вклю­ча­ет вни­ма­ние и за­бо­ту об обыч­ной по­все­днев­ной де­я­тель­но­сти).
В од­ной из сво­их ко­ман­ди­ро­вок в Ки­тай, я по­бы­вал в неболь­шой де­ревне, рас­по­ло­жен­ной в при­го­ро­де г. Урум­чи. Ин­те­ре­су­ясь му­ха­ми, я узнал от од­но­го ки­тай­ско­го со­пле­мен­ни­ка, что в этой де­ревне жи­вет де­вуш­ка, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся пе­ре­ра­бот­кой пти­чье­го по­ме­та ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух. За­да­ние ко­ман­ди­ров­ки бы­ло вы­пол­не­но. В за­па­се оста­ва­лось немно­го сво­бод­но­го вре­ме­ни. Ре­шил обя­за­тель­но встре­тить­ся с ней. По хо­ро­шо ас­фаль­ти­ро­ван­ной до­ро­ге мы быст­ро до­бра­лись до ме­ста. С де­вуш­кой мы встре­ти­лись в цен­тре де­рев­ни. Она вы­еха­ла к нам на встре­чу на сво­ем ве­ло­си­пе­де. Ее зва­ли Чен Ксиао Линг. Со­про­во­див нас к се­бе до­мой, уго­сти­ла ча­ем и по­сле непро­дол­жи­тель­ной бе­се­ды по­ка­за­ла неболь­шое по­ме­ще­ние, в ко­то­ром про­из­во­ди­ла пе­ре­ра­бот­ку пти­чье­го по­ме­та. По­мет она по­лу­ча­ла с мест­ной пти­це­фер­мы. Вы­ра­щен­ные ли­чин­ки мух и био­гу­мус, по­лу­чен­ные по­сле пе­ре­ра­бот­ки по­ме­та сда­ва­ла об­рат­но на фер­му. За что и по­лу­ча­ла свои день­ги. Все, что она по­ка­за­ла, бы­ло мне зна­ко­мо. Ин­те­рес же вы­звал ее рас­сказ о том, как в Ки­тае раз­ви­ва­ют му­хо­вод­ство. Ока­зы­ва­ет­ся, в этой стране му­ха­ми за­ни­ма­ют­ся на го­судар­ствен­ном уровне. Это уже це­лая от­расль. Чен Ксиао Линг про­шла обу­че­ние в цен­тре по куль­ти­ви­ро­ва­нию мух в Пе­кине. В этом цен­тре про­хо­дят обу­че­ние жи­те­ли из сель­ской мест­но­сти со всех ре­ги­о­нов Ки­тая. Там же они по­лу­ча­ют необ­хо­ди­мые для куль­ти­ви­ро­ва­ния мух ме­то­ди­че­ские по­со­бия и весь ис­ход­ный ма­те­ри­ал для то­го, чтобы на­чать свое де­ло. В даль­ней­шем, каж­дый про­шед­ший обу­че­ние в этом цен­тре, на­чав в сво­ем се­ле свой ма­лень­кий му­ши­ный биз­нес, дол­жен обу­чить это­му де­лу не ме­нее 5 од­но­сель­чан. А те, в свою оче­редь, та­кое же ко­ли­че­ство дру­гих и т.д.
Узнав эту неслож­ную си­сте­му во­вле­че­ния лю­дей в ра­бо­ту с му­ха­ми, мне ста­ло по­нят­ным, как круп­ные пти­це­фер­мы Ки­тая мо­гут справ­лять­ся с пе­ре­ра­бот­кой боль­шо­го ко­ли­че­ства пти­чье­го по­ме­та.
По­доб­ный центр по куль­ти­ви­ро­ва­нию ком­нат­ных мух и обу­че­нию лю­дей ра­бо­те с ни­ми непло­хо бы ор­га­ни­зо­вать и в Ка­зах­стане, - по­ду­мал я. Это бы­ло бы хо­ро­шим под­спо­рьем для на­ших фер­ме­ров в со­зда­нии му­ши­ных ферм и ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ства на­ту­раль­ных ово­щей и мя­са пти­цы. При этом, не ко­пи­руя ки­тай­цев, мы со­зда­ли бы свой Путь в раз­ви­тии се­мей­ных фер­мер­ских хо­зяйств. А ведь для это­го фер­ме­ру не тре­бу­ют­ся боль­шие за­тра­ты. Ему необ­хо­ди­мо лишь сле­до­вать при­ро­де.
Ско­ро я от­крыл для се­бя, что по­лез­ны­ми свой­ства­ми об­ла­да­ют не толь­ко пше­нич­ные от­ру­би, пе­ре­ра­бо­тан­ные ли­чин­ка­ми ком­нат­ных мух, но и са­ми ли­чин­ки. В та­ких слу­ча­ях неволь­но на­чи­на­ешь ве­рить в право­ту слов: что как толь­ко ты под­чи­нишь свою жизнь чи­стой идее, за­ро­див­шей­ся в тво­ей ду­ше, по­след­няя рас­кро­ет свои ве­ли­кие воз­мож­но­сти.
Спе­ци­фи­ка мо­ей ра­бо­ты бы­ла свя­за­на с мно­го­чис­лен­ны­ми по­езд­ка­ми. В те­че­ние го­да мне при­шлось по­бы­вать в Ки­тае, Гер­ма­нии, Тур­ции, Рос­сии, США, Ис­па­нии, Уз­бе­ки­стане и Кир­ги­зии. Мои ча­стые даль­ние по­езд­ки за ру­беж, сме­на био­ло­ги­че­ско­го рит­ма жиз­ни и пи­щи, нега­тив­но от­ра­зи­лись на мо­ем здо­ро­вье. Я стал ча­сто бо­леть. Вра­чи уста­но­ви­ли ди­а­гноз: хро­ни­че­ский хо­ле­ци­стит, на­чаль­ная ста­дия пан­кре­а­ти­та и все это на фоне ослаб­лен­но­го им­му­ни­те­та. Стал при­ни­мать ле­кар­ства, ре­ко­мен­до­ван­ные док­то­ра­ми. Од­на­ко, они ма­ло чем мне по­мо­га­ли. Как-то утром, бре­ясь пе­ред зер­ка­лом, за­ме­тил на шее в рай­оне лим­фа­ти­че­ско­го уз­ла неболь­шую опу­холь. Бо­ли она не при­чи­ня­ла. По­это­му не при­дал ей боль­шо­го зна­че­ния. Од­на­ко, уже через несколь­ко дней, опу­холь немно­го уве­ли­чи­лась и у ме­ня по­яви­лись непри­ят­ные ощу­ще­ния при гло­та­нии. С этой про­бле­мой я по­спе­шил в по­ли­кли­ни­ку. Услы­шав, что необ­хо­ди­мо уда­лить эту опу­холь, пред­ва­ри­тель­но сдав ана­лиз на биоп­сию, я в угне­тен­ном со­сто­я­нии вер­нул­ся до­мой. Сда­вать ана­лиз я так и не по­шел. На­стро­е­ния не бы­ло. Вся­кое пе­ре­ду­мал.
То­гда-то я и ре­шил­ся есть ли­чи­нок ком­нат­ных мух. По­че­му бы и не по­про­бо­вать, - по­ду­мал я. В этот мо­мент вновь на­пом­ни­ли о се­бе мои да­ле­кие пред­ки. Ведь ко­гда-то и они упо­треб­ля­ли их в пи­щу. Прав­да ели они про­дукт с ли­чин­ка­ми не ком­нат­ных мух, а мяс­ных и на­зы­вал­ся он «курт», что в пе­ре­во­де на рус­ский язык озна­ча­ет ли­чин­ка. Этот су­хой мо­лоч­ный про­дукт пред­ки го­то­ви­ли пе­ред даль­ни­ми ко­чев­ка­ми. В сте­пи, воз­ле юрт они вы­ве­ши­ва­ли сы­рое мя­со и за­тем, со­би­рая ли­чи­нок мух, за­ме­ши­ва­ли их в тво­рог и су­ши­ли. Ку­шая этот вы­со­ко­бел­ко­вый про­дукт они уто­ля­ли чув­ство го­ло­да и пре­одоле­ва­ли боль­шие рас­сто­я­ния не чув­ствуя уста­ло­сти. До сих пор у нас го­то­вят этот про­дукт, но толь­ко без ли­чи­нок мух. Од­на­ко на­зва­ние «курт» так и оста­лось. Кста­ти, в Кир­ги­зии в неко­то­рых ме­стах и сей­час го­то­вят «курт» по ста­рин­ке.
В от­ли­чие от ре­цеп­та пред­ков, вы­ра­щен­ных на пше­нич­ных от­ру­бях ли­чи­нок ком­нат­ных мух, я пред­ва­ри­тель­но об­ра­ба­ты­вал ки­пят­ком, а за­тем су­шил в ду­хов­ке. По вку­су и за­па­ху они на­по­ми­на­ли жа­ре­ные се­меч­ки. Ел их каж­дое утро пе­ред зав­тра­ком по пол чай­ной лож­ке. При­сту­пив, та­ким об­ра­зом, к са­мо­ле­че­нию, не на­де­ял­ся на сколь­ко-ни­будь зна­чи­тель­ный ре­зуль­тат.
Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда уже на вто­рой день у ме­ня нор­ма­ли­зо­ва­лась ра­бо­та ки­шеч­ни­ка. Через неде­лю – пе­ре­ста­ли бес­по­ко­ить бо­ли в рай­оне желч­но­го пу­зы­ря и пе­че­ни. По­вы­си­лись им­му­ни­тет и энер­ге­ти­ка ор­га­низ­ма. Через три неде­ли ис­чез­ла опу­холь. Во­ло­сы на го­ло­ве ста­ли тем­неть. Пе­ре­ста­ло бес­по­ко­ить серд­це. По­яви­лось ощу­ще­ние лег­ко­сти и бод­ро­сти в ор­га­низ­ме. За­мет­но сни­зи­лась тя­га к ку­ре­нию. Од­ним сло­вом – вы­ле­чил­ся. С тех пор я не при­ни­маю ни­ка­ких ле­карств, и пе­ре­стал бо­леть про­студ­ны­ми за­боле­ва­ни­я­ми и грип­пом.
О сво­ем вы­здо­ров­ле­нии и как я это­го до­бил­ся, по­спе­шил по­де­лить­ся с дру­зья­ми и род­ствен­ни­ка­ми. Сре­ди них по­яви­лись же­ла­ю­щие по­про­бо­вать этот про­дукт, ко­то­рый впо­след­ствии по­лу­чил на­зва­ние «ХЭЛСИ». Од­на­ко, для чи­сто­ты экс­пе­ри­мен­та, мой друг Га­ни – врач по про­фес­сии, пред­ло­жил мне по­со­ве­то­вать боль­ным, сда­вать на ана­лиз кровь по ше­сти по­ка­за­те­лям, до при­е­ма «ХЭЛСИ» и по за­вер­ше­нию его упо­треб­ле­ния. Я по­сле­до­вал его со­ве­ту. По­лу­чен­ные ре­зуль­та­ты го­во­ри­ли о зна­чи­тель­ном по­вы­ше­нии им­мун­ной си­сте­мы.
В те­че­ние 3-х лет око­ло 500 че­ло­век ис­поль­зо­ва­ли «ХЭЛСИ» для ле­че­ния раз­лич­ных за­боле­ва­ний:
ги­пер­то­ни­ки, в том чис­ле пе­ре­нес­шие ин­сульт,
боль­ные са­хар­ным диа­бе­том вто­рой груп­пы,
ауто­им­мун­ной си­сте­мы,
боль­ные с кож­ны­ми за­боле­ва­ни­я­ми и ге­ма­то­ма­ми,
с по­ни­жен­ным им­му­ни­те­том,
боль­ные ге­па­ти­том,
боль­ные ки­шеч­но-же­лу­доч­ны­ми за­боле­ва­ни­я­ми, в том чис­ле ге­мор­ро­ем,
и дру­гие.
Во всех слу­ча­ях на­блю­да­лось:
улуч­ше­ние ра­бо­ты ки­шеч­ни­ка. С 2-3 го дня при­ме­не­ния.
уда­ле­ние па­ра­зи­тов из ор­га­низ­ма че­ло­ве­ка. На­чи­ная со 2-го дня.
по­вы­ше­ние им­мун­ной си­сте­мы.
улуч­ше­ние ра­бо­ты пе­че­ни.
по­вы­ше­ние энер­ге­ти­че­ской ак­тив­но­сти че­ло­ве­ка и от­сут­ствие уста­ло­сти.
от­сут­ствие де­прес­сив­но­го со­сто­я­ния боль­ных и хо­ро­ший сон.
сни­же­ние са­ха­ра и хо­ле­сте­ри­на в кро­ви.
вос­ста­нов­ле­ние нор­маль­ной ра­бо­ты серд­ца.
Сре­ди боль­ных бы­ли как де­ти стар­ше 10 лет, так и взрос­лые – стар­ше 80 лет. Жен­щи­ны и муж­чи­ны. Бе­ре­мен­ные жен­щи­ны с ток­си­ко­зом. Ток­си­коз про­хо­дил уже на вто­рые сут­ки. Все эти жен­щи­ны ро­ди­ли здо­ро­вых де­тей.
В чем при­чи­на та­ко­го оздо­ро­ви­тель­но­го эф­фек­та ли­чи­нок ком­нат­ных мух?
Му­хи су­ще­ству­ют на Зем­ле мил­ли­о­ны лет. Про­грес­сив­ная эво­лю­ция их бы­ла свя­за­на с со­вер­шен­ство­ва­ни­ем мно­гих си­стем ор­га­нов, в том чис­ле им­мун­ной си­сте­мы. Они вы­ра­бо­та­ли про­стые, но от это­го не ме­нее дей­ствен­ные ме­ха­низ­мы рас­по­зна­ва­ния и уни­что­же­ния па­то­ген­ных мик­ро­ор­га­низ­мов. Их ли­чин­ки спо­соб­ны жить в сре­де, в ко­то­рой дру­гие ор­га­низ­мы не жиз­не­спо­соб­ны.
За счет че­го они та­кие жи­ву­чие? Де­ло в том, что им­мун­ная си­сте­ма ли­чи­нок во мно­гом от­ли­ча­ет­ся от че­ло­ве­че­ской, но не ме­нее, а в неко­то­рых слу­ча­ях и бо­лее эф­фек­тив­на. Ли­чин­ки мух быст­ро рас­по­зна­ют мик­роб­ные клет­ки с по­мо­щью ре­цеп­тор­ных мо­ле­кул и син­те­зи­ру­ют в от­вет за­щит­ные бел­ко­вые со­еди­не­ния - пеп­ти­ды. Оче­вид­но, по этой при­чине они пред­став­ля­ют со­бой бо­га­тей­ший ис­точ­ник ле­кар­ствен­ных ве­ществ бу­ду­ще­го.
У ли­чи­нок мух, в от­ли­чие от че­ло­ве­ка, от­сут­ству­ет при­об­ре­тен­ный им­му­ни­тет. За­то ме­ха­низ­мы есте­ствен­но­го, врож­ден­но­го им­му­ни­те­та от­шли­фо­ва­ны эво­лю­ци­ей с юве­лир­ной точ­но­стью: в от­вет на внеш­ний раз­дра­жи­тель в их ор­га­низ­ме воз­ни­ка­ет це­лый бу­кет раз­но­об­раз­ных ве­ществ, ко­то­рые немед­лен­но ней­тра­ли­зу­ют бак­те­рии, гриб­ки и ви­ру­сы.
В на­сто­я­щее вре­мя фар­ма­ко­ло­ги мно­гих стран ос­но­ва­тель­но изу­ча­ют им­мун­ную си­сте­му ли­чи­нок мух с це­лью по­сле­ду­ю­ще­го вы­де­ле­ния из них ком­по­нен­тов, по­лез­ных для ле­че­ния лю­дей. В этом на­прав­ле­нии ак­тив­но ра­бо­та­ют уче­ные Ки­тая, Рос­сии, США, Ве­ли­ко­бри­та­нии и Из­ра­и­ля.
Си­сте­ма­ти­че­ские ис­сле­до­ва­ния рос­сий­ских уче­ных (ла­бо­ра­то­рия эн­то­мо­ло­гии Санкт-Пе­тер­бург­ско­го го­судар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та) до­ка­за­ли, что ли­чин­ки мух об­ла­да­ют уни­каль­ны­ми ве­ще­ства­ми, спо­соб­ны­ми не про­сто уби­вать бак­те­рии и дру­гие гриб­ко­вые мик­ро­ор­га­низ­мы, но и на­стра­и­вать им­мун­ную си­сте­му на ра­бо­ту в нуж­ном на­прав­ле­нии, за­став­ляя ее эф­фек­тив­но справ­лять­ся с ви­рус­ны­ми ин­фек­ци­я­ми. На ос­но­ве вы­де­лен­ных из ли­чи­нок бел­ко­вых ком­по­нен­тов ими бы­ли раз­ра­бо­та­ны вак­ци­ны, об­ла­да­ю­щие ан­ти­бак­те­ри­аль­ны­ми, ан­ти­ви­рус­ны­ми и про­ти­во­опу­холе­вы­ми свой­ства­ми.
Ки­тай­ски­ми уче­ны­ми бы­ли вы­де­ле­ны из ли­чи­нок мух ве­ще­ства, ко­то­рые ис­поль­зу­ют для ле­че­ния ги­пер­то­нии и диа­бе­та.
Од­на­ко, я глу­бо­ко убеж­ден, что из­вле­чен­ные из ли­чи­нок ве­ще­ства не да­дут ком­плекс­но­го из­ле­че­ния все­го ор­га­низ­ма че­ло­ве­ка, кро­ме то­го та­кое ле­че­ние бу­дет слиш­ком до­ро­го­сто­я­щим. Ду­мать, что пу­тем ис­сле­до­ва­ний и от­кры­тий че­ло­ве­че­ство мо­жет со­здать что-то луч­шее, чем при­ро­да, - это иллю­зия.
Чтобы сде­лал совре­мен­ный уче­ный для объ­яс­не­ния оздо­ро­ви­тель­но­го эф­фек­та ли­чи­нок мух? Ко­неч­но же, про­вел бы ана­лиз этих ли­чи­нок на со­дер­жа­ние ами­но­кис­лот, ви­та­ми­нов, раз­лич­ных мик­ро­эле­мен­тов и нена­сы­щен­ных жир­ных кис­лот, ко­то­рые, несо­мнен­но, по­лез­ны при ле­че­нии раз­лич­ных за­боле­ва­ний. А за­тем, об­на­ру­жив, что ли­чин­ки мух со­дер­жат в се­бе эти эле­мен­ты в боль­шом ко­ли­че­стве, стал бы объ­яс­нять их по­лез­ность, каж­до­го в от­дель­но­сти, а воз­мож­но и в ком­плек­се. Но это под­ход на­ив­но­го на­уч­но­го зна­ния. При та­ком объ­яс­не­нии ка­ко­го-ли­бо яв­ле­ния я вспо­ми­наю Ма­сан­обу Фу­ку­ока, ко­то­рый го­во­рил, что ко­гда на­ив­ное на­уч­ное зна­ние ста­но­вит­ся ос­но­вой че­ло­ве­че­ской жизни, лю­ди на­чи­на­ют жить так, как буд­то они за­ви­сят толь­ко от крахма­ла, жи­ров и бел­ков, а рас­те­ния - от азо­та, фос­фо­ра и ка­лия.
Совре­мен­ная на­у­ка дав­но изу­чи­ла дей­ствие на че­ло­ве­че­ский ор­га­низм раз­лич­ных ви­та­ми­нов, ами­но­кис­лот и дру­гих нут­ри­ен­тов (пи­та­тель­ных ве­ществ). По­яви­лась це­лая ин­ду­стрия по их про­из­вод­ству и на их ос­но­ве сей­час со­зда­ют раз­лич­ные био­ло­ги­че­ски ак­тив­ные до­бав­ки.
Недав­но я про­чи­тал кни­гу из­вест­но­го аме­ри­кан­ско­го спе­ци­а­ли­ста по при­ме­не­нию био­до­ба­вок док­то­ра Ро­бер­та Ат­кин­са. Спра­вед­ли­во счи­тая, что пи­ще­вой про­дукт, про­шед­ший об­ра­бот­ку ра­фи­ни­ро­ва­ни­ем вре­ден для здо­ро­вья, он в то же вре­мя ре­ко­мен­ду­ет уте­рян­ные пи­та­тель­ные ве­ще­ства вос­пол­нять син­те­ти­че­ски со­здан­ны­ми че­ло­ве­ком ви­та­ми­на­ми, ами­но­кис­ло­та­ми и дру­ги­ми нут­ри­ен­та­ми. Че­го толь­ко не на­со­ве­ту­ют нам за­пад­ные уче­ные от ме­ди­ци­ны ра­ди де­ла­ния де­нег. Ко­гда ме­ди­ци­на от­да­ли­лась от при­ро­ды, она ста­ла со­зда­вать ис­кус­ствен­но по­лу­чен­ные (в боль­шин­стве слу­ча­ев хи­ми­че­ским пу­тем) ле­кар­ства и ста­ла ком­мер­че­ской. При этом на сме­ну од­них бо­лез­ней при­хо­дят дру­гие. А тем вре­ме­нем огром­ная ин­ду­стрия фар­ма­цев­ти­ки при­но­сит бас­но­слов­ные при­бы­ли.
Я не знаю при­ро­ду ле­чеб­но­го эф­фек­та ли­чи­нок ком­нат­ных мух. Од­на­ко их воз­дей­ствие на ор­га­низм боль­но­го че­ло­ве­ка чем-то на­по­ми­на­ет мне вос­ста­нов­ле­ние про­грам­мы ком­пью­те­ра по­лу­чив­ше­го сбой и за­ра­жен­но­го ви­ру­сом.
Воз­мож­но этот эф­фект свя­зан с рит­ма­ми при­ро­ды и рит­ма­ми жи­вых ор­га­низ­мов. В мо­мент рож­де­ния жи­вых су­ществ их ритм наи­бо­лее пол­но сов­па­да­ет с внеш­ни­ми рит­ма­ми при­ро­ды и кос­мо­са. В этот пе­ри­од (пе­ри­од за­рож­де­ния и ро­ста) че­ло­ве­че­ский ор­га­низм здо­ров и мо­лод. За­тем, по ис­те­че­нии неко­то­рых лет под воз­дей­стви­ем раз­лич­ных при­чин этот ритм сби­ва­ет­ся и гаснет. Умень­ша­ет­ся его ам­пли­ту­да. Че­ло­век ста­но­вит­ся под­вер­жен бо­лез­ням и ста­ре­нию. Ли­чин­ки же мух, как я ду­маю, вос­ста­нав­ли­ва­ют сбив­ший­ся ритм ор­га­низ­ма че­ло­ве­ка и уве­ли­чи­ва­ют его ам­пли­ту­ду. Та­ким об­ра­зом, че­ло­век из­бав­ля­ет­ся от бо­лез­ни и уве­ли­чи­ва­ет про­дол­жи­тель­ность сво­ей жиз­ни.
За­ни­ма­ясь му­ха­ми, ме­ня все вре­мя не по­ки­да­ла мысль: по­че­му мои пред­ки раз­де­ля­ли че­ло­ве­че­скую ду­шу на три со­став­ные ча­сти: тын – ду­ша – ды­ха­ние не от­де­ли­мое от че­ло­ве­ка, кут – ду­ша жиз­нен­ной си­лы, по­хи­ще­ние ко­то­рой вле­чет за со­бой смерть, сюр – ду­ша – при­зрак, аст­раль­ный двой­ник, ко­то­рый мо­жет от­де­лять­ся от те­ла. Но боль­ше все­го за­ин­те­ре­со­ва­ло то, что ду­ша – при­зрак или аст­раль­ный двой­ник че­ло­ве­ка име­ло еще од­но на­зва­ние – шы­бын жан, т.е. ду­ша – му­ха. У ка­за­хов эта тре­тья со­став­ля­ю­щая че­ло­ве­че­ской ду­ши со­от­вет­ству­ет жиз­нен­ной си­ле, со­про­тив­ля­е­мо­сти ор­га­низ­ма к бо­ли, стра­да­ни­ям, смер­ти. Ее ли­ше­ние, счи­та­ли пред­ки, при­во­дит к бо­лез­ням и смер­ти.
Мои раз­мыш­ле­ния при­ве­ли ме­ня к неве­ро­ят­ной мыс­ли: воз­мож­но, упо­треб­ляя в пи­щу ли­чи­нок мух, боль­ной че­ло­век вос­ста­нав­ли­ва­ет свою тре­тью со­став­ля­ю­щую ду­ши?
Стран­но, но му­хи вновь на­пом­ни­ли мне о мо­их да­ле­ких пред­ках. Но по­че­му пред­ки счи­та­ли мух, этих невзрач­ных на­се­ко­мых, сво­им аст­раль­ным двой­ни­ком?
Кста­ти в этом они бы­ли не оди­но­ки. Так, древ­ние ки­тай­цы счи­та­ли, что че­ло­ве­ку со­от­вет­ству­ет чис­ло 81. По их мне­нию, Небо рав­но еди­ни­це, Зем­ля – двой­ке, Че­ло­век – трой­ке. Три­жды три, взя­тое де­вять раз, рав­ня­ет­ся 81. На­се­ко­мым же со­от­вет­ству­ет чис­ло 18 (2х9). Чис­ло 18 – зер­каль­ное отоб­ра­же­ние чис­ла 81. А вот ко­рей­цы, во вре­мя по­хо­рон, в пра­вую ру­ку по­кой­ни­ка вкла­ды­ва­ют 81 мо­не­ту до­сто­ин­ством в 1 ко­пей­ку. Ма­гия чи­сел или под­сказ­ка при­ро­ды?
Я скло­нен боль­ше до­ве­рять мо­им да­ле­ким пред­кам, чем совре­мен­но­му на­ив­но­му на­уч­но­му зна­нию. Ведь они бы­ли детьми при­ро­ды.
Осо­знав ле­чеб­ные свой­ства ли­чи­нок ком­нат­ных мух, я вдруг по­нял всю щед­рость при­ро­ды. Ведь она через свое ма­лень­кое со­зда­ние как му­ха да­ет лю­дям и удоб­ре­ние для ово­щей и корм для птиц и воз­мож­ность со­хра­нить здо­ро­вье. А сколь­ко еще та­ких со­зда­ний при­ро­ды окру­жа­ет че­ло­ве­ка, но ко­то­рых он обо­шел сво­им вни­ма­ни­ем?
Те­перь я мо­гу до­ба­вить, что при пе­ре­ра­бот­ке все­го 40 кг пше­нич­ных от­ру­бей в день, кро­ме удоб­ре­ния для ово­щей и кор­ма для птиц, еже­ме­сяч­но мож­но по­лу­чать 30 кг су­хих ли­чи­нок мух. Та­ко­го ко­ли­че­ства ли­чи­нок вполне до­ста­точ­но чтобы еже­ме­сяч­но 300 че­ло­век мог­ли вос­ста­но­вить свое здо­ро­вье.
К это­му сле­ду­ет ска­зать, что ис­поль­зо­ва­ние сте­риль­ных ли­чи­нок ком­нат­ных мух поз­во­ля­ет из­бе­жать при­ме­не­ния ан­ти­био­ти­ков и дру­гих син­те­ти­че­ских ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов.
Я по­ни­маю, что глав­ным пре­пят­стви­ем на пу­ти со­зда­ния неболь­ших фер­мер­ских хо­зяйств, где му­хи бы­ли бы по­мощ­ни­ка­ми че­ло­ве­ка, бу­дут фар­ма­цев­ти­ки, а в их ли­це и са­мо го­су­дар­ство. Им есть, что те­рять. Фар­ма­цев­ти­че­ской ин­ду­стрии – огром­ные при­бы­ли, а го­су­дар­ству их на­ло­ги. В та­кой си­ту­а­ции ни то­му, ни дру­го­му не вы­год­но иметь здо­ро­во­го граж­да­ни­на. Хо­тя по­сто­ян­но мож­но слы­шать о том, что они «ра­де­ют» о здо­ро­вье на­ро­да.
Сво­бо­да на кры­льях му­хи
Ну, вот и при­ле­те­ли, - по­ду­мал я. Все это вре­мя я сле­до­вал за му­ха­ми от­кры­вая для се­бя мно­го ин­те­рес­но­го, а в кон­це кон­цов на­ткнул­ся на «го­су­дар­ство». Неуже­ли каж­дый, кто по­зна­ет при­ро­ду непре­мен­но при­хо­дит к во­про­су вза­и­мо­от­но­ше­ния че­ло­ве­ка с го­су­дар­ством?
Дей­стви­тель­но вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ства, с мо­мен­та об­ра­зо­ва­ния го­су­дарств го­во­рит, что это имен­но так. С тех пор, сре­ди мыс­ля­щих лю­дей, са­мы­ми яры­ми про­тив­ни­ка­ми го­су­дар­ства бы­ли анар­хи­сты. Имен­но они и их «фило­со­фия бун­та» в по­сле­ду­ю­щем пу­те­ше­ствии с му­ха­ми, ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ли боль­ше все­го.
Воз­мож­но, во мне го­во­рит го­лос мо­их пред­ков, ко­то­рые по сво­ей су­ти бы­ли пер­вы­ми анар­хи­ста­ми на Зем­ле и для ко­то­рых честь, до­сто­ин­ство и сво­бо­да сто­я­ли вы­ше вся­ких ма­те­ри­аль­ных благ.
Ка­за­хи до сих пор со­хра­ни­ли свои мо­раль­ные уста­нов­ки в та­ких вы­ра­же­ни­ях как: «ма­лым жа­ным­ны? са­да?асы, жа­ным арым­ны? са­да?асы» - со­хран­ность ду­ши цен­нее, чем со­хран­ность ско­та, а со­хран­ность че­сти цен­нее, чем со­хран­ность ду­ши. Или: «олімнен ар к?шті» - честь, до­стой­нее смер­ти. Мои пред­ки – ко­чев­ни­ки не име­ли го­су­дар­ства в его ны­неш­нем по­ни­ма­нии. У них не бы­ло по­ли­ции, тю­рем, чи­нов­ни­ков. Их глав­ным учи­те­лем бы­ла При­ро­да. Имен­но у нее пред­ки учи­лись нрав­ствен­но­сти, на­хо­ди­ли мо­раль­ные цен­но­сти и стро­и­ли свою жизнь не по при­ду­ман­ным ис­кус­ствен­ным за­ко­нам, а по за­ко­нам При­ро­ды. Жизнь ко­чев­ни­ка, как и мно­гих дру­гих жи­вых су­ществ при­ро­ды, бы­ла в по­сто­ян­ном дви­же­нии и не огра­ни­чи­ва­лась ис­кус­ствен­но со­здан­ны­ми в на­сто­я­щее вре­мя гра­ни­ца­ми го­су­дар­ства. Бес­ко­неч­ная степь бы­ла их до­мом. «При­ро­да слов­но хо­те­ла, чтобы все они мог­ли – и долж­ны бы­ли – стать та­ки­ми же, как эта степь, пу­сты­ми, бес­ко­неч­ны­ми и пол­ны­ми жиз­ни…», - пи­сал из­вест­ный бра­зиль­ский пи­са­тель Па­у­ло Ко­э­льо. Толь­ко в сте­пи он мог ска­зать: «Я смот­рел в си­нее небо, чтобы про­пи­тать­ся этим све­том и стран­ным ощу­ще­ни­ем: буд­то я – ни­где и по­всю­ду».
А ведь и му­ха, так­же, по­доб­но ко­чев­ни­кам, веч­но в стран­ствии, веч­но в по­ле­те. Она сво­бод­на, как ни од­но дру­гое жи­вое су­ще­ство на Зем­ле. В от­ли­чие от об­ще­ствен­ных на­се­ко­мых у мух нет во­жа­ков, нет ни­ка­кой иерар­хии. И эта го­ни­мая всем ми­ром му­ха, ко­то­рую Бог по­сто­ян­но са­жа­ет лю­дям пря­мо на нос, с на­зой­ли­вой на­стой­чи­во­стью ста­ра­ет­ся раз­бу­дить, за­ло­жен­ное в нас При­ро­дой са­мое со­кро­вен­ное чув­ство, чув­ство Сво­бо­ды.
«Анар­хизм есть сво­бод­ная жизнь и неза­ви­си­мое твор­че­ство че­ло­ве­ка, - пи­сал Нестор Мах­но. - … При­ро­да че­ло­ве­ка анар­хич­на: она про­ти­вит­ся все­му, что ее стес­ня­ет. Анар­хизм вно­сит­ся в че­ло­ве­че­скую жизнь при­ро­дой че­ло­ве­ка. Неиз­мен­ное в на­уч­ном анар­хиз­ме – это его есте­ствен­ная сущ­ность, ко­то­рая в сво­их ос­нов­ных чер­тах вы­ра­жа­ет­ся в от­ри­ца­нии вся­ких це­пей, вся­ко­го по­ра­бо­ще­ния че­ло­ве­ка. Вме­сто це­пей и раб­ства, ко­то­рые ца­рят над жиз­нью че­ло­ве­ка и ко­то­рых и со­ци­а­лизм не уни­что­жа­ет, анар­хизм се­ет сво­бо­ду и без­гра­нич­ное пра­во на нее че­ло­ве­ка». Так мог ска­зать че­ло­век глу­бо­ко лю­бя­щий и чув­ству­ю­щий при­ро­ду. В сущ­но­сти, эти­ми несколь­ки­ми фра­за­ми Н. Мах­но рас­кры­ва­ет при­ро­ду анар­хиз­ма.
Кор­ни анар­хиз­ма ухо­дят в глу­бо­кую древ­ность. В чис­ле пер­вых «анар­хи­стов» на­зы­ва­ют ки­тай­ских даосов, в част­но­сти Лао-цзы, древ­не­гре­че­ских фило­со­фов Со­кра­та, Дио­ге­на и дру­гих ан­тич­ных мыс­ли­те­лей. К это­му спис­ку я бы до­ба­вил и япон­ских син­то­и­стов. Ведь они, как и даоси­сты пре­ем­ни­ки тен­гри­ан­ства – ре­ли­гии мо­их пред­ков.
От­цом же анар­хии и «апо­сто­лом сво­бо­ды» до сих пор счи­та­ют Ми­ха­и­ла Ба­ку­ни­на. И это несмот­ря на то, что круп­ные тео­ре­ти­ки анар­хиз­ма (ан­гли­ча­нин Го­двин, фран­цуз Пру­дон и немец Штир­нер) бы­ли из­вест­ны и до него. Имен­но Ба­ку­нин стал пред­те­чей «фило­со­фии бун­та», рас­цвет ко­то­рой при­шел­ся на ХХ сто­ле­тие. А в на­сто­я­щее вре­мя его идеи пи­та­ют «ан­ти­г­ло­ба­ли­стов» во всем ми­ре. Клю­че­вым по­ня­ти­ем фило­со­фии Ба­ку­ни­на бы­ло един­ствен­ное свя­щен­ное для него сло­во «СВОБОДА». По­это­му его фило­со­фию я бы на­звал «фило­со­фи­ей Сво­бо­ды».
Оче­вид­но, эта фило­со­фия пе­ре­да­лась ему с ге­на­ми его да­ле­ких пред­ков. Ведь пред­ки Ба­ку­ни­на бы­ли из древ­не­го вен­гер­ско­го ро­да Ба­то­ри­ев. Ко­то­рые в XVI ве­ке при­бы­ли в Рос­сию ко дво­ру ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ва­си­лия III – от­ца Иоан­на Гроз­но­го. У ме­ня воз­ник­ла до­гад­ка, что пред­ки Ба­ку­ни­на бы­ли кып­ча­ка­ми, ко­гда-то по­се­лив­ши­е­ся в да­ле­кой Вен­грии. Эта до­гад­ка еще бо­лее утвер­ди­лась, ко­гда я уви­дел дво­рян­ский герб се­мьи Ба­ку­ни­ных. На гер­бе изоб­ра­жен щит, на ко­то­ром – дуб и че­люсть вол­ка. Для кып­ча­ков дуб – сим­вол бай­те­ре­ка, а волк – бо­ри, все­гда по­чи­тал­ся степ­ны­ми тюрк­ски­ми на­ро­да­ми и вос­при­ни­мал­ся как ро­до­вой то­тем. От­сю­да зна­ме­на и штан­дар­ты с вол­чьей го­ло­вой. На­блю­да­тель­ные тюр­ки небез­осно­ва­тель­но счи­та­ли вол­ка - выс­шим сим­во­лом Сво­бо­ды в жи­вот­ном ми­ре, сим­во­лом са­мо­сто­я­тель­но­сти.
Ве­ро­ят­но, по­это­му Ба­ку­нин от­ста­и­вал при­о­ри­тет лич­но­сти, а не го­су­дар­ства. «Ибо го­су­дар­ство – все­гда на­си­лие над лич­но­стью, над сво­бо­дой, над здра­вым смыс­лом, - счи­тал он. У го­су­дар­ства ни­ко­гда не мо­жет быть мо­ра­ли. Его мо­раль и его един­ствен­ная спра­вед­ли­вость – это выс­ший ин­те­рес сво­е­го соб­ствен­но­го со­хра­не­ния и сво­е­го все­мо­гу­ще­ства, ин­те­рес, пе­ред ко­то­рым все, что есть че­ло­ве­че­ско­го, долж­но скло­нять­ся. Го­су­дар­ство – это са­мо от­ри­ца­ние че­ло­ве­че­ства. Оно яв­ля­ет­ся та­ко­вым вдвойне: и как про­ти­во­по­лож­ность че­ло­ве­че­ской сво­бо­де и че­ло­ве­че­ской спра­вед­ли­во­сти (внут­ри), и как на­силь­ствен­ное на­ру­ше­ние все­мир­ной со­ли­дар­но­сти че­ло­ве­че­ской ра­сы (за сво­и­ми пре­де­ла­ми)».
«Нет ни­че­го ужас­нее и страш­нее сло­ва: го­судар­ствен­ный ин­те­рес, - пи­шет Ба­ку­нин. Оно раз­вра­ти­ло и обес­че­сти­ло боль­шее чис­ло лиц в офи­ци­аль­ных сфе­рах и пра­вя­щих клас­сах об­ще­ства, чем са­мо Хри­сти­ан­ство. Как толь­ко это сло­во про­из­не­се­но, все за­мол­ка­ет, все ис­че­за­ет: доб­ро­со­вест­ность, честь, спра­вед­ли­вость, пра­во, са­мо со­стра­да­ние, и вме­сте с ним ло­ги­ка и здра­вый смысл; чер­ное ста­но­вит­ся бе­лым, а бе­лое чер­ным, от­вра­ти­тель­ное – че­ло­ве­че­ским, а са­мые под­лые об­ма­ны, са­мые ужас­ные пре­ступ­ле­ния ста­но­вят­ся до­стой­ны­ми по­ступ­ка­ми. В ко­неч­ном сче­те, так на­зы­ва­е­мый ин­те­рес го­су­дар­ства при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ока­зы­ва­ет­ся ин­те­ре­сом эли­ты и бю­ро­кра­тии, ко­им в выс­шей сте­пе­ни на­пле­вать на ин­те­ре­сы ши­ро­ких на­род­ных масс. Каж­дый от­дель­но взя­тый гос­слу­жа­щий – бю­ро­крат и бес­чис­лен­ная ор­да мздо­им­цев – есте­ствен­ный тор­моз со­ци­аль­но­го про­грес­са; от них сле­ду­ет из­ба­вить­ся как мож­но ско­рее. Чи­нов­ни­ки – без­душ­ные при­дат­ки «го­судар­ствен­но-бю­ро­кра­ти­че­ской ма­ши­ны» - не нуж­ны в прин­ци­пе, по­это­му их необ­хо­ди­мо гнать по­га­ной мет­лой, а со­сто­я­щее из них бю­ро­кра­ти­че­ское чу­до­ви­ще уни­что­жить. А кто глав­ный на­ру­ши­тель лич­ной сво­бо­ды? Опять же го­су­дар­ство в ли­це сво­их неис­чис­ли­мых «цер­бе­ров» - гос­слу­жа­щих раз­ных ран­гов!»
Ко­неч­но, Ба­ку­нин был во мно­гом ка­те­го­ри­чен. Что мож­но объ­яс­нить его бун­тар­ским ду­хом и ак­тив­ной жиз­нен­ной по­зи­ци­ей. Од­на­ко, на­до при­знать то, что он по­ста­вил точ­ный ди­а­гноз об­ще­ствен­но­му ор­га­низ­му под на­зва­ни­ем «го­су­дар­ство». И в этом с ним не по­спо­ришь. Вре­мя до­ка­за­ло его право­ту.
Всей сво­ей жиз­нью он хо­тел рас­ше­ве­лить че­ло­ве­че­ский род и ска­зать, что сво­бо­да в кро­ви у каж­до­го, толь­ко на­до за нее бо­роть­ся. СВОБОДА, - счи­тал Ба­ку­нин - это неис­ко­ре­ни­мая ни­ко­гда и ни­кем есте­ствен­ная че­ло­ве­че­ская по­треб­ность. А су­ще­ству­ю­щая и по­ныне «го­судар­ствен­ная ма­ши­на» не в по­след­нюю оче­редь бы­ла при­ду­ма­на для ее по­дав­ле­ния. И ни­ка­кие бла­гие по­же­ла­ния не при­ве­дут к по­зи­тив­ным сдви­гам в раз­ви­тии го­судар­ствен­но­го «ме­ха­низ­ма». Со вре­мен Ба­ку­ни­на про­шло бо­лее ста лет. За это вре­мя в раз­лич­ных стра­нах с пе­ре­мен­ным успе­хом пы­та­ют­ся осу­ще­ствить раз­лич­ные мо­де­ли со­ци­а­ли­сти­че­ско­го пре­об­ра­зо­ва­ния об­ще­ства. Од­на­ко, эти пре­об­ра­зо­ва­ния не ка­са­ют­ся са­мих ос­нов «го­су­дар­ства» и не да­ют же­ла­е­мой сво­бо­ды для че­ло­ве­ка. А вот бю­ро­кра­ти­че­ское жу­лье, по­рож­ден­ное го­су­дар­ством, вме­сте с так на­зы­ва­е­мы­ми ра­бо­то­да­те­ля­ми по-преж­не­му жи­ру­ют за счет ни­ще­го и бес­прав­но­го на­ро­да, ко­то­рый уба­ю­ки­ва­ют слад­ки­ми и ни­ко­гда не вы­пол­ня­е­мы­ми обе­ща­ни­я­ми раз­лич­ные по­ли­ти­ка­ны. Са­ми же об­во­ро­вы­вая на­род, при­ду­мы­ва­ют борь­бу с кор­руп­ци­ей. О ко­то­рой Ба­ку­нин ге­ни­аль­но ска­зал: по­ка су­ще­ству­ет го­су­дар­ство, бу­дет про­цве­тать и кор­руп­ция. «Кор­руп­ция… - пи­сал он, - воз­ник­ла с по­яв­ле­ни­ем пер­во­го в ис­то­рии по­ли­ти­че­ско­го го­су­дар­ства, но имен­но в на­ши дни ста­ла по­ли­ти­че­ским ин­сти­ту­том го­су­дар­ства. Впро­чем, ни­ко­гда не бы­ло го­су­дар­ства, ко­то­рое в той или иной ме­ре не при­бе­га­ло бы к кор­руп­ции как к сред­ству управ­ле­ния».
Вы­хо­дит, что кор­руп­ция - од­на из ос­нов го­су­дар­ства? А ре­аль­ная борь­ба с ней – под­рыв этих ос­нов. Зна­чит, гос­по­да го­судар­ствен­ни­ки, «бо­рясь» с кор­руп­ци­ей, вы со­вер­ша­е­те ни­что иное, как го­судар­ствен­ное пре­ступ­ле­ние. Не прав­да ли смеш­но.
На­ши пра­ви­те­ли, убла­жая свой на­род, вре­мя от вре­ме­ни обе­ща­ют сни­зить чис­лен­ность сво­е­го бю­ро­кра­ти­че­ско­го ап­па­ра­та. На де­ле же этот монстр по­сто­ян­но рас­тет. А сде­лать это, по-мо­е­му, очень про­сто: убе­ри­те на­ло­ги - и не бу­дет бю­ро­кра­тов. Но ведь то­гда ис­чезнет и са­мо го­су­дар­ство. Вот в чем ва­ша про­бле­ма. Од­на­ко, чтобы по­нять суть на­ло­гов, луч­ше об­ра­тить­ся к Пет­ру Кро­пот­ки­ну (кста­ти, так­же как и Ба­ку­нин, име­ю­ще­го тюрк­ские кор­ни).
Пет­ра Кро­пот­ки­на по пра­ву мож­но на­звать про­дол­жа­те­лем де­ла Ба­ку­ни­на, ко­то­рый всю свою дол­гую жизнь по­свя­тил обос­но­ва­нию про­стых и по­нят­ных каж­до­му «анар­хи­че­ских ис­тин»: анар­хия в при­ро­де нераз­рыв­но свя­за­на с вза­и­мо­по­мо­щью, она же яв­ля­ет­ся глав­ным фак­то­ром эво­лю­ции (во­пре­ки Ч. Дар­ви­ну, сво­див­ше­му пер­во­ос­но­вы жиз­ни к борь­бе за су­ще­ство­ва­ние).
В цен­траль­ной рес­пуб­ли­кан­ской биб­лио­те­ке в г. Ал­ма-Ате со­хра­ни­лась кни­га Кро­пот­ки­на «Вза­и­мо­по­мощь сре­ди жи­вот­ных и лю­дей как фак­тор эво­лю­ции», из­дан­ная в 1926 го­ду. В ней ав­тор, на ос­но­ва­нии сво­их на­блю­де­ний, де­ла­ет ос­но­во­по­ла­га­ю­щий вы­вод, что вза­и­мо­по­мощь есть де­я­тель­ная си­ла раз­ви­тия все­го жи­во­го на Зем­ле. Ме­ня не удив­ля­ет, что этот за­ме­ча­тель­ный труд Кро­пот­ки­на до сих пор оста­ет­ся неза­ме­чен­ным для чи­та­те­ля. При­чи­на ба­наль­на – анар­хизм (т.е. без­вла­стие) не в по­че­те у вла­сти.
В сво­ей кни­ге Кро­пот­кин при­во­дит мно­же­ство при­ме­ров вза­и­мо­по­мо­щи в со­об­ще­ствах птиц, жи­вот­ных и да­же на­се­ко­мых. Его вни­ма­ние при­влек­ли об­ще­ствен­ные на­се­ко­мые, та­кие как пче­лы и му­равьи. Но ведь и му­хи – эти необ­ще­ствен­ные на­се­ко­мые, в борь­бе за вы­жи­ва­ние, как ни стран­но, по­мо­га­ют друг дру­гу. На­блю­дая за по­ве­де­ни­ем мух, я за­ме­тил, что ко­гда в по­ме­ще­нии, где на­хо­дят­ся сад­ки с му­ха­ми, ста­но­вит­ся про­хлад­но, они со­би­ра­ют­ся в куч­ки, и сво­им теп­лом со­гре­ва­ют друг дру­га. По­ра­зи­тель­но, но это так.
А что же лю­ди? Ко­гда-то и они, как мои пред­ки, жи­ли об­щи­ми ин­те­ре­са­ми в об­ще­стве рав­но­пра­вия и вза­и­мо­по­мо­щи. В то вре­мя нрав­ствен­ность бы­ла в по­че­те. Но с об­ра­зо­ва­ни­ем го­су­дарств по­яви­лось нера­вен­ство сре­ди лю­дей, и ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти ста­ли важ­нее ду­хов­ных.
Го­су­дар­ство, про­по­ве­дуя ин­ди­ви­ду­а­лизм, раз­бу­ди­ло в че­ло­ве­ке его са­мые низ­мен­ные ин­стинк­ты: эго­изм, жад­ность, за­висть, гор­ды­ню. Од­на­ко, несмот­ря на все ста­ра­ния го­су­дар­ства, чув­ства вза­и­мо­по­мо­щи и со­стра­да­ния, за­ло­жен­ные в че­ло­ве­ка при­ро­дой, оста­ют­ся в каж­дом из нас.
Во вре­мя го­ло­да трид­ца­тых го­дов про­шло­го сто­ле­тия ты­ся­чи мо­их со­пле­мен­ни­ков бы­ли спа­се­ны брат­ским уз­бек­ским на­ро­дом, ко­то­рые де­ли­лись с ни­ми по­след­ним кус­ком хле­ба. В те же го­ды ка­за­хи, са­ми по­стра­дав­шие от го­ло­да, при­юти­ли на сво­ей зем­ле: че­че­нов, ин­гу­шей, ко­рей­цев, тур­ков, гре­ков, нем­цев и дру­гие ре­прес­си­ро­ван­ные ста­лин­ским ре­жи­мом на­ро­ды.
Вспом­ни­те о спа­сен­ных в 2010 го­ду шах­те­рах Чи­ли. Для ме­ня, как и для мно­гих лю­дей ми­ра, это со­бы­тие бы­ло не толь­ко зна­чи­мым, но и зна­ко­вым. Весь на­род Чи­ли, вклю­чая пре­зи­ден­та стра­ны, дни и но­чи бы­ли ря­дом с шах­те­ра­ми, ока­зав­ши­ми­ся под за­ва­лом. Ка­за­лось, что весь мир ока­зы­вал им по­мощь. А бла­го­да­ря теле­ви­де­нию, чув­ство со­пе­ре­жи­ва­ния и еди­не­ния с эти­ми шах­те­ра­ми и чи­лий­ским на­ро­дом, про­бу­ди­лось у все­го че­ло­ве­че­ства. Ко­гда же они бы­ли спа­се­ны, чув­ство ра­до­сти пе­ре­пол­ня­ло не толь­ко на­род Чи­ли, но и мно­гих лю­дей все­го ми­ра. Та­кой на­род – я уве­рен, - ждет пре­крас­ное бу­ду­щее.
То, что про­изо­шло в Чи­ли, за­став­ля­ет че­ло­ве­ка по­ни­мать, что сча­стье невоз­мож­но в оди­ноч­ку, что лич­но­го сча­стья на­до ис­кать в сча­стье всех – в сча­стье все­го че­ло­ве­че­ства.
Нель­зя сде­лать счаст­ли­вым свой на­род, ущем­ляя пра­ва дру­го­го.
В июле 2010 го­да я ока­зал­ся в цен­тре со­бы­тий про­изо­шед­ших в г. Урум­чи (сто­ли­ца Синьц­зян – Уй­гур­ско­го ав­то­ном­но­го рай­о­на Ки­тая). В го­ро­де на поч­ве меж­на­цио­наль­ной роз­ни меж­ду уй­гу­ра­ми и ки­тай­ца­ми на­ча­лись бес­по­ряд­ки. Уй­гу­ры, ко­то­рые жи­вут в этом рай­оне на зем­ле сво­их пред­ков, бы­ли недо­воль­ны уве­ли­чи­ва­ю­щим­ся по­то­ком ки­тай­цев из внут­рен­не­го Ки­тая. Го­су­дар­ство же оправ­ды­ва­ло эту ми­гра­цию необ­хо­ди­мо­стью подъ­ема эко­но­ми­ки это­го ре­ги­о­на.
В го­род бы­ли вве­де­ны вой­ска. В этой об­ста­нов­ке мы с то­ва­ри­щем бы­ли при­гла­ше­ны на­ши­ми ки­тай­ски­ми дру­зья­ми на ужин. Сре­ди них бы­ли как ки­тай­цы, так и уй­гу­ры. Несмот­ря на бес­по­ряд­ки, ко­то­рые тво­ри­лись на ули­цах го­ро­да, за круг­лым сто­лом они ве­ли мир­ную бе­се­ду. Ко­гда мне предо­ста­ви­ли сло­во, я под­нял тост за ки­тай­ский на­род, но­си­те­ля фило­со­фий Лао – Цзы и Кон­фу­ция. В со­от­вет­ствии с ко­то­ры­ми Че­ло­век, не взи­рая на на­цио­наль­ную при­над­леж­ность – ду­ша Все­лен­ной. На­пом­нил ки­тай­цам, что во вре­ме­на Чин­гис­ха­на, бла­го­да­ря уй­гур­ским уче­ным о ки­тай­ской куль­ту­ре узнал весь осталь­ной мир. По­это­му да­же ма­лень­кий на­род мо­жет быть по­ле­зен боль­шо­му. И не оби­жать его на­до, а бе­речь. С этим со­гла­си­лись и ки­тай­ские и уй­гур­ские мои дру­зья.
Сим­би­оз – по­ду­мал я, - дол­жен быть не толь­ко в ми­ре рас­те­ний и жи­вот­ных, но в первую оче­редь в ми­ре лю­дей.
«Вме­сто ве­ле­ний Бо­га – пи­сал Кро­пот­кин, - ко­то­рые все­гда поз­во­ля­лось на­ру­шать, лишь бы по­том ис­ку­пить грех по­ка­я­ни­ем, яв­ля­ет­ся про­стое, но несрав­нен­но бо­лее жи­во­твор­ное чув­ство един­ства, об­ще­ния, со­ли­дар­но­сти со все­ми и каж­дым. И это чув­ство под­ска­зы­ва­ет че­ло­ве­ку: ес­ли ты чув­ству­ешь в се­бе из­бы­ток сил, люб­ви, ра­зу­ма и энер­гии, то да­вай их всю­ду, не жа­лея, на сча­стье дру­гих. В этом ты най­дешь выс­шее лич­ное сча­стье». Ес­ли бы че­ло­ве­че­ство при­слу­ша­лось к этим сло­вам Кро­пот­ки­на, то пе­ред ним от­кры­лось бы са­мое ши­ро­кое по­ле для сво­е­го со­вер­шен­ство­ва­ния и даль­ней­ше­го раз­ви­тия.
Я ду­маю, что прой­дет со­всем немно­го вре­ме­ни, и чув­ства вза­и­мо­по­мо­щи и со­стра­да­ния ста­нут ос­но­во­по­ла­га­ю­щи­ми в жиз­ни все­го че­ло­ве­че­ства.
Так­же как и Ба­ку­нин Кро­пот­кин при­зы­вал к ре­во­лю­ции. «Ина­че – пи­сал он, - по­ку­да бу­дет оста­вать­ся ка­ста лю­дей, жи­ву­щих в празд­но­сти под тем пред­ло­гом, что они нуж­ны для управ­ле­ния на­ми, - эти празд­ные лю­ди все­гда бу­дут ис­точ­ни­ком нрав­ствен­ной за­ра­зы в об­ще­стве. Че­ло­век празд­ный, у ко­то­ро­го чув­ство со­ли­дар­но­сти с дру­ги­ми людь­ми уби­то са­ми­ми усло­ви­я­ми его жиз­ни – та­кой че­ло­век все­гда бу­дет скло­нен к са­мой гру­бой нрав­ствен­но­сти: он неиз­беж­но бу­дет опош­лять все, до че­го при­кос­нет­ся. Со сво­им ту­го на­би­тым ко­ше­лем и сво­и­ми гру­бы­ми ин­стинк­та­ми он бу­дет раз­вра­щать жен­щи­ну и ре­бен­ка; он раз­вра­тит ис­кус­ство, те­атр, пе­чать – он уже это сде­лал; он про­даст свою ро­ди­ну вра­гу, про­даст ее за­щит­ни­ков; и так как он слиш­ком тру­со­ват, чтобы из­би­вать ко­го-ли­бо, то в день, ко­гда бун­ту­ю­щий на­род за­ста­вит его дро­жать за ко­шель – един­ствен­ный ис­точ­ник его на­сла­жде­ний, - он по­шлет на­ем­ни­ков из­би­вать луч­ших лю­дей сво­ей ро­ди­ны».
Чи­тая эти стро­ки, ду­ма­ешь, что они на­пи­са­ны в на­ши дни. На­столь­ко они ак­ту­аль­ны. Хо­тя им око­ло ста лет. Со­гла­си­тесь, что с тех пор ма­ло что из­ме­ни­лось.
Право­ту Кро­пот­ки­на до­ка­зы­ва­ют и по­след­ние со­бы­тия в Егип­те, где об­ни­щав­ший и уни­жен­ный вла­стью на­род тре­бо­вал от­став­ки пре­зи­ден­та. Од­на­ко тот, ис­кус­ствен­но про­во­ци­руя в стране бес­по­ряд­ки и убий­ства, и не ду­мал ухо­дить. Ка­кая же долж­на быть нена­висть к сво­е­му на­ро­ду, чтобы так дер­жать­ся за власть. Толь­ко по­сле 18 дней на­род­но­го про­те­ста, он был вы­нуж­ден уй­ти. Во всей этой ис­то­рии все­ля­ет оп­ти­мизм то, что чем доль­ше про­дол­жа­лось это про­ти­во­сто­я­ние в Егип­те, тем боль­ше лю­дей во всем ми­ре, про­яв­ляя со­ли­дар­ность с на­ро­дом этой стра­ны, бы­ли во­вле­че­ны в борь­бу.
Од­на­ко, ес­ли эта борь­ба бу­дет све­де­на толь­ко к за­мене од­ной вла­сти дру­гой, то ни­че­го пут­но­го из это­го не вый­дет. Яр­мо вла­сти все рав­но оста­нет­ся. Оче­вид­но, это ре­зуль­тат на­ше­го ис­пор­чен­но­го го­су­дар­ством вос­пи­та­ния, ко­то­рое с ран­них лет уби­ва­ет в нас бун­тов­ской дух и раз­ви­ва­ет по­ви­но­ве­ние вла­стям. Как ска­зал бы Кро­пот­кин: «все мы так раз­вра­ще­ны на­шей жиз­нью из-под пал­ки за­ко­на, ко­то­рый все пред­ви­дит и все уза­ко­ня­ет: на­ше рож­де­ние, на­ше об­ра­зо­ва­ние, на­ше раз­ви­тие, на­шу лю­бовь, друж­бу и т.д., - что ес­ли так бу­дет про­дол­жать­ся, то че­ло­век ско­ро утра­тит вся­кую спо­соб­ность рас­суж­дать и вся­кую пред­при­им­чи­вость».
Толь­ко ко­гда че­ло­ве­че­ство осо­зна­ет, что лю­бая власть есть тор­моз для его раз­ви­тия, то­гда Сво­бо­да при­бли­зит­ся к нему. От вла­сти не убе­жишь и не спря­чешь­ся. При­ме­ча­тель­ный при­мер од­но­го та­ко­го бег­ства во­сем­на­дца­ти япон­ских кре­стьян от на­ло­гов и дол­гов опи­сал Ха­ру­ки Му­ра­ка­ми в кни­ге «Охо­та на овец». Убе­гая от вла­сти, они за­бре­ли в та­кие де­бри, где жизнь по­чти не воз­мож­на. Од­на­ко, ко­гда жизнь в со­здан­ной ими де­ревне бы­ла на­ла­же­на, их на­шел чи­нов­ник и всех и все пе­ре­счи­тал. Сво­бо­да этих кре­стьян ока­за­лась не дол­гой.
Вспо­ми­наю сло­ва М. Бул­га­ко­ва из ро­ма­на «Ма­стер и Мар­га­ри­та», ко­то­рые он вло­жил в уста Ие­шуа (Иису­са): «Вся­кая власть яв­ля­ет­ся на­си­ли­ем над людь­ми,… на­станет вре­мя, ко­гда не бу­дет ни ке­са­рей, ни ка­кой-ли­бо иной вла­сти. Че­ло­век пе­рей­дет в цар­ство ис­ти­ны и спра­вед­ли­во­сти, где во­об­ще не бу­дет на­доб­на ни­ка­кая власть».
Воз­мож­но «го­су­дар­ство» - это ис­кус­ствен­но со­здан­ное об­ра­зо­ва­ние бы­ло неиз­беж­ной необ­хо­ди­мо­стью в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства, через ко­то­рое на­до бы­ло прой­ти? Чтобы че­ло­ве­че­ство про­чув­ство­ва­ло всю мер­зость это­го со­зда­ния. И всем сво­им ор­га­низ­мом осо­зна­ло его бес­че­ло­веч­ность.
В мо­ем пред­став­ле­нии «го­су­дар­ство» - по­ря­док и ста­рость че­ло­ве­че­ства, а пред­ше­ству­ю­щее ему об­ще­ство – ха­ос и его мо­ло­дость. Ха­ос пер­ви­чен, по­ря­док же есть про­из­вод­ное от него и по­то­му вто­ри­чен. Без ис­ход­но­го ха­о­са по­ря­док по­про­сту не мог бы воз­ник­нуть и не смог бы су­ще­ство­вать. Кро­ме то­го, имен­но ха­о­ти­че­ское дви­же­ние обес­пе­чи­ва­ет жизнь, а по­ря­док – смерть. Ста­рость, как из­вест­но, ско­ро­теч­на и по­то­му век ее ко­ро­ток. Дей­стви­тель­но го­судар­ствен­но­му об­ра­зо­ва­нию, в его ны­неш­нем по­ни­ма­нии, все­го несколь­ко сот лет. В то вре­мя как че­ло­ве­че­ские об­ще­ства су­ще­ству­ют с са­мо­го на­ча­ла по­яв­ле­ния че­ло­ве­ка на зем­ле.
По­это­му рож­де­ние но­во­го Ха­о­са (Анар­хии) не за го­ра­ми. И чтобы эти ро­ды бы­ли не столь му­чи­тель­ны­ми, все здра­во­мыс­ля­щие лю­ди Зем­ли долж­ны объ­еди­нить свои уси­лия на пу­ти к СВОБОДЕ.
Че­ло­ве­че­ское ди­тя, по­ки­дая утро­бу ма­те­ри, кри­ком воз­ве­ща­ет о сво­ем осво­бож­де­нии и на­чи­на­ет но­вую жизнь. Му­ха, при­ла­га­ет неимо­вер­ные уси­лия, чтобы про­да­вить стен­ки ку­кол­ки и об­ре­сти кры­лья сво­бо­ды. Рост­ки, про­рас­тая из зе­рен рас­те­ний, ве­ро­ят­но, как и все жи­вое на Зем­ле, с тру­дом про­би­ва­ют­ся к сол­неч­но­му све­ту. Воз­мож­но, они так­же кри­ком воз­ве­ща­ют мир о сво­ем по­яв­ле­нии. Од­на­ко, их кри­ки че­ло­ве­че­ское ухо не вос­при­ни­ма­ет. А сколь­ко жи­вых су­ществ на зем­ле по­яви­лось в дан­ный мо­мент, ко­гда я пи­шу эти стро­ки? И ес­ли бы наш слух был вос­при­им­чив к этим зву­кам, то мы, не пе­ре­ста­вая, слы­ша­ли бы все­лен­ский крик При­ро­ды: я сво­бод­на, я сво­бо­ден!
Путь, за­ве­щан­ный пред­ка­ми
В ми­ре при­ро­ды сво­бод­ны все кро­ме че­ло­ве­ка. А ведь ко­гда-то этой сво­бо­дой об­ла­да­ли и мои пред­ки. Необо­зри­мые про­сто­ры сте­пи и за­пах по­лы­ни оли­це­тво­ря­ли их сво­бо­ду. Они до­ро­жи­ли ею. Обид­но, что не смог­ли они со­хра­нить ее для нас – сво­их по­том­ков. С по­те­рей Сво­бо­ды мы рас­те­ря­ли все ее нрав­ствен­ные цен­но­сти.
В 1911 го­ду ка­зах­ский про­све­ти­тель Ах­мет Бай­тур­сы­нов в сти­хо­твор­ной фор­ме спра­ши­вал:
Где степь сво­бод­ная, где во­ля?
Где та за­жи­точ­ная до­ля?
Ду­ши­стых где лу­гов раз­до­лье?
Где рек хру­сталь­ных пол­но­во­дье?
И бии где – стол­пы сво­бо­ды?
Где спра­вед­ли­вость для на­ро­да?
Где серд­це, ищу­щее дру­га?
Где со­весть – вер­ная по­дру­га?
Та­кие во­про­сы мог ста­вить че­ло­век, неудо­вле­тво­рен­ный су­ще­ству­ю­щим по­ло­же­ни­ем ве­щей и по­сто­ян­но жаж­ду­щий сво­бо­ды. Од­новре­мен­но он воз­ла­га­ет на­деж­ды на бу­ду­щее. И в то же вре­мя ду­ма­ет о да­ле­ком про­шлом, ме­сте сво­е­го ду­хов­но­го рож­де­ния.
«Каж­дый на­род име­ет свою ду­шу – пи­шет Мо­то­ори Но­ри­на­га, - но не каж­дый осо­зна­ет это, не каж­дый за­бо­тит­ся о ней, то­гда как, ду­ша на­ро­да и есть его судь­ба». На­род, по­те­ряв­ший ду­шу, не име­ет бу­ду­ще­го. Ду­хов­ность на­ции – ос­но­ва ее су­ще­ство­ва­ния.
Вспо­ми­наю, как од­на­жды по­зво­нил отец и по­про­сил ме­ня схо­дить к из­вест­но­му ка­зах­ско­му по­эту Мух­та­ру Ша­ха­но­ву за его но­вой кни­гой. Пред­ва­ри­тель­но со­зво­нив­шись с ним, мы вме­сте с бра­том Ах­ме­том при­е­ха­ли к нему в офис, ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся на ше­стом эта­же из­да­тель­ства «Жа­лын». Неда­ле­ко от это­го вы­сот­но­го зда­ния на­хо­дят­ся цен­траль­ная ме­четь Ал­ма-Аты и ба­зар. Спра­вив­шись о здо­ро­вье ро­ди­те­лей, Мух­тар а?а (ува­жи­тель­ное об­ра­ще­ние у ка­за­хов к стар­ше­му по воз­рас­ту) вру­чил нам несколь­ко эк­зем­пля­ров но­вой кни­ги с дар­ствен­ной над­пи­сью. Кни­га бы­ла о зна­чи­мо­сти род­но­го язы­ка для ка­зах­ско­го на­ро­да. По­бла­го­да­рив по­эта, мы вы­шли на ули­цу, где шла бой­кая тор­гов­ля раз­лич­ны­ми мел­ки­ми то­ва­ра­ми. Тор­гов­лей за­ни­ма­лись, в ос­нов­ном, ка­за­хи раз­ных воз­рас­тов, при­е­хав­шие в го­род с близ­ле­жа­щих сел. По­всю­ду слы­ша­лись кри­ки на ка­зах­ском язы­ке: мо­ло­дые оскорб­ля­ли жен­щин и ста­ри­ков, а те в свою оче­редь от­ве­ча­ли им бра­нью.
Ку­да де­лась на­ша на­цио­наль­ная куль­ту­ра? Где ува­же­ние мо­ло­дых к ста­ри­кам и жен­щи­нам? Раз­ве не на ка­зах­ском язы­ке оскорб­ля­ли они друг дру­га? Нет Мух­тар а?а, не со­хра­не­ние язы­ка опре­де­ля­ет воз­рож­де­ние на­ции, хо­тя и это очень важ­но, а его ду­хов­ность. Евреи ко­гда-то по­те­ря­ли не толь­ко зем­лю пред­ков, но и свой род­ной язык – иврит. Од­на­ко, со­хра­нив ре­ли­гию и ду­хов­ность на­ции, вос­ста­но­ви­ли и язык, и свою ро­ди­ну.
Ко­гда-то у ка­за­хов был свой Путь, ко­то­рый до­стал­ся им в на­след­ство от пред­ков и был ос­но­вой или «кор­нем» их куль­ту­ры. Этот Путь был рож­ден ду­хом Неба Тен­гри, по­чи­та­ни­ем ду­хов пред­ков и обо­жеств­ле­ни­ем При­ро­ды.
И где он сей­час? Его по­гло­тил Ис­лам.
На днях я смот­рел це­ре­мо­нию от­кры­тия 7 – ой зим­ней Ази­а­ды в г. Астане. Сце­на­ри­стом и ре­жис­се­ром этой по­ста­нов­ки был при­гла­шен­ный из Рос­сии спе­ци­а­лист. По­тра­тив два го­да на по­ис­ки то­го, что же оли­це­тво­ря­ет со­бой пер­во­на­чаль­ный дух ка­зах­ско­го на­ро­да, ни­че­го дру­го­го кро­ме фило­со­фии тен­гри­ан­ства он не на­шел. Имен­но эта фило­со­фия опре­де­ля­ла ко­гда-то жизнь мо­их пред­ков, а за­тем и ка­зах­ско­го на­ро­да. Со­хра­нив­ши­е­ся до на­ших дней ми­фы и пре­да­ния, тра­ди­ции и обы­чаи, пред­ме­ты бы­та и иг­ры, все го­во­рит об этом. Неуди­ви­тель­но, что ис­лам так пло­хо при­жи­ва­ет­ся в мо­ем на­ро­де. Сво­бо­до­лю­би­вый дух на­ро­да от­тор­га­ет, на­вя­зы­ва­е­мую ему го­су­дар­ством, чуж­дую ре­ли­гию и куль­ту­ру.
Тен­гри­ан­ство, я бы на­звал, ре­ли­ги­ей Сво­бо­ды или ре­ли­ги­ей Анар­хиз­ма. Все ми­ро­вые ре­ли­гии, воз­ник­шие по­сле Тен­гри­ан­ства: Хри­сти­ан­ство, Ис­лам и Буд­дизм, воз­ник­нув как об­ще­ствен­ные, по су­ти сво­ей ста­ли – со­юз­ни­ка­ми го­су­дар­ства. «Возь­ми­те хри­сти­ан­скую нрав­ствен­ность – пи­сал Кро­пот­кин, - ка­кая дру­гая нрав­ствен­ность мог­ла бы иметь та­кое силь­ное вли­я­ние на умы, как хри­сти­ан­ская, го­во­рив­шая от име­ни рас­пя­то­го Бо­га и дей­ство­вав­шая всею си­лою сво­ей та­ин­ствен­но­сти, всей по­э­зи­ей му­че­ни­че­ства, всем ве­ли­чи­ем про­ще­ния па­ла­чам? А меж­ду тем вли­я­ние го­судар­ствен­ных учре­жде­ний ока­за­лось силь­нее хри­сти­ан­ской ре­ли­гии. Хри­сти­ан­ство бы­ло, в сущ­но­сти, вос­ста­ни­ем иуде­ев про­тив им­пе­ра­тор­ско­го Ри­ма, но на де­ле оно бы­ло по­ко­ре­но этим Ри­мом, оно при­ня­ла его на­ча­ла, его обы­чаи, его язык. Хри­сти­ан­ская цер­ковь про­ник­ну­лась на­ча­ла­ми рим­ско­го го­судар­ствен­но­го пра­ва и, вслед­ствие это­го, яви­лась в ис­то­рии со­юз­ни­цей го­су­дар­ства, - са­мо­го от­ча­ян­но­го вра­га тех по­лу­ком­му­ни­сти­че­ских учре­жде­ний, к ко­то­рым взы­ва­ло хри­сти­ан­ство в на­ча­ле сво­е­го су­ще­ство­ва­ния».
Став при­дат­ком го­су­дар­ства, все эти ре­ли­гии ста­ли разъ­еди­нять лю­дей и про­па­ган­ди­ро­вать идео­ло­гию ра­бо­ле­пия, и при­зы­вать че­ло­ве­ка к по­кор­но­сти. Их про­по­ведь об­ра­ще­на к ин­ди­ви­ду. Они ста­ра­лись убе­дить его, что он раб бо­жий. Воз­ве­ли ему про­ро­ков. У тюр­ков – тен­гри­ан­цев ни­ко­гда не бы­ло ни­ка­ких про­ро­ков. Они бы­ли воль­ны в сво­их мыс­лях и убеж­де­ни­ях. Как сей­час бы ска­за­ли: «ре­за­ли прав­ду – мат­ку в гла­за». Вот, где бы­ла сво­бо­да сло­ва.
В Ве­ли­кой сте­пи ко­чев­ни­ки мо­раль­но и нрав­ствен­но пре­вос­хо­ди­ли осед­лые на­ро­ды. Их си­ла бы­ла в их фило­со­фии Сво­бо­ды. Они не на­кап­ли­ва­ли недви­жи­мое иму­ще­ство, а по­то­му не по­па­да­ли в со­блазн из-за его по­те­ри кри­вить со­ве­стью или из­ме­нять. Ко­чев­ник все, что бы­ло ему до­ро­го, но­сил в ду­ше. Жить про­сто, не кри­вя ду­шой – это то­же сча­стье. По­это­му идео­ло­гия ре­ли­гии «Тен­гри» ду­хов­но от­ли­ча­ет­ся от идео­ло­гии совре­мен­ных ми­ро­вых ре­ли­гий.
Тен­гри­ан­ство ис­чез­ло не столь­ко с при­ня­ти­ем Ис­ла­ма, сколь­ко с об­ра­зо­ва­ни­ем «го­су­дар­ства» и по­те­рей сво­бо­ды. Оно бы­ло от­торг­ну­то этим об­ра­зо­ва­ни­ем под на­зва­ни­ем «го­су­дар­ство».
Че­ло­век стал вос­при­ни­мать се­бя как от­дель­ной от при­ро­ды сущ­но­стью. В на­сто­я­щее вре­мя это в боль­шей ме­ре ха­рак­тер­но для за­пад­ных об­ществ. Где ос­нов­ную роль сыг­ра­ло вли­я­ние хри­сти­ан­ства. Во мно­гих же ази­ат­ских об­ще­ствах связь че­ло­ве­ка с при­ро­дой и по­ныне окон­ча­тель­но не разо­рва­на, что от­ча­сти и опре­де­ля­ет осо­бен­но­сти «за­га­доч­ной» во­сточ­ной ду­ши.
Взять, к при­ме­ру, Япо­нию, где до сих пор, на­ря­ду с Буд­диз­мом ужи­ва­ет­ся древ­няя об­щин­ная ре­ли­гия Син­то. По­че­му она из­бе­жа­ла уча­сти Тен­гри­ан­ства? Не по­то­му ли, что ве­ра в бо­гов – ка­ми ста­ла Пу­тем япон­цев? От­ка­зать­ся же на­ро­ду от сво­е­го Пу­ти, все рав­но, что от­ка­зать­ся от сво­е­го ли­ца, от сво­их пред­ков, от сво­е­го пред­на­зна­че­ния. И все же ка­ко­ва ме­ра сво­бо­ды ря­до­во­го япон­ца, то­го, кто сле­ду­ет Пу­ти бо­гов? И как она вли­я­ет на ду­шу че­ло­ве­ка?
Вся куль­ту­ра япон­цев сви­де­тель­ству­ет о непри­я­тии «ча­сти», чем и при­вле­ка­ет тех, кто ищет сво­бо­ду. Ко­гда япо­нец на­зы­ва­ет се­бя «дзи­бун» - «я», это еще не зна­чит, что он ощу­ща­ет се­бя ча­сти­цей че­го-то (об­ще­ства, фир­мы). Это зна­чит, что он не от­де­ля­ет се­бя от осталь­но­го ми­ра и в то же вре­мя от са­мо­го се­бя. Та­ким об­ра­зом, он со­хра­ня­ет при­част­ность к це­ло­му, но при этом не те­ря­ет сво­е­го до­сто­ин­ства.
Вот как об этом са­мо­ощу­ще­нии го­во­рит фило­соф Ни­си­да Ки­та­ро: «Ин­ди­вид есть непо­сред­ствен­ное от­ра­же­ние аб­со­лют­ной, уни­вер­саль­ной Твор­че­ской си­лы. Дру­ги­ми сло­ва­ми, тво­ря­щий хоть и от­ли­чен от еди­но­го Твор­ца, со­став­ля­ет с ним од­но це­лое. Это яв­ля­ет­ся ос­нов­ным за­ко­ном су­ще­го».
Од­на­ко, не воз­мож­но со­хра­нить в пер­во­здан­ном ви­де ни од­ну сво­бо­до­лю­би­вую ре­ли­гию в рам­ках «го­су­дар­ства», в том чис­ле и ре­ли­гию Син­то. Лю­бая об­щин­ная ре­ли­гия, в сво­ем пер­во­здан­ном ви­де, не сов­ме­сти­ма с го­су­дар­ством.
Что же пред­став­ля­ет со­бой эта ре­ли­гия в совре­мен­ной Япо­нии? В мо­ем по­ни­ма­нии – это пти­ца, у ко­то­рой под­ре­за­ли кры­лья. На­ро­ду же Япо­нии оста­ви­ли уре­зан­ную сво­бо­ду. Кол­лек­ти­визм и эс­те­ти­че­ское вос­при­я­тие дей­стви­тель­но­сти, свой­ствен­ное этой ре­ли­гии, го­су­дар­ство ис­поль­зо­ва­ло в сво­их це­лях: куль­ти­ви­руя кор­по­ра­тив­ное на­ча­ло в япон­ских ком­па­ни­ях для по­лу­че­ния боль­шей при­бы­ли. Та­ким об­ра­зом, Син­то ста­ла стро­го опре­де­лен­ной и ор­га­ни­зо­ван­ной ре­ли­ги­ей на уровне го­су­дар­ства. Но да­же та­кое, непол­но­цен­ное Син­то, смог­ло воз­ро­дить в на­ро­де «япон­ский дух» и са­мо­быт­ную на­цио­наль­ную куль­ту­ру. Все это не за­мед­ли­ло ска­зать­ся на эко­но­ми­че­ском подъ­еме стра­ны.
Од­на­ко, с до­сти­же­ни­ем эко­но­ми­че­ско­го про­цве­та­ния, к япон­цам при­шло ощу­ще­ние, что жить бо­га­то еще не зна­чит жить хо­ро­шо.
Пи­са­тель Ма­цу­мо­то Кэнъ­и­ти, рас­суж­дая по это­му по­во­ду, счи­та­ет: «Что пре­иму­ще­ством то­го или ино­го го­су­дар­ства яв­ля­ет­ся уже не эко­но­ми­че­ское про­цве­та­ние как та­ко­вое, а спо­соб­ность обес­пе­чить граж­да­нам до­стой­ную жизнь в са­мом пол­ном зна­че­нии это­го по­ня­тия, то есть га­ран­ти­ро­вать им со­блю­де­ние всех ка­те­го­рий прав че­ло­ве­ка. При этом цель - стать не са­мой силь­ной в ми­ре стра­ной, но та­кой, ко­то­рая мо­жет предо­ста­вить са­мое луч­шее ме­сто для лю­дей».
Ма­цу­мо­то за­бы­ва­ет, что быть счаст­ли­вым в окру­же­нии несчаст­ных не воз­мож­но.
И ес­ли Япо­ния стре­мит­ся к сво­е­му сча­стью, то нам бы не рас­те­рять его остат­ки. В стрем­ле­нии до­гнать в сво­ем эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии ве­ду­щие стра­ны За­па­да, Ка­зах­стан рис­ку­ет по­те­рять ис­точ­ник сво­ей на­цио­наль­ной ду­хов­но­сти.
По­ра оста­но­вить­ся и при­слу­шать­ся к соб­ствен­но­му серд­цу. Во­прос сто­ит о спа­се­нии ду­ши ка­зах­ско­го на­ро­да. Каж­дый на­род име­ет свою ду­шу, но не каж­дый осо­зна­ет это, не каж­дый за­бо­тить­ся о ней, то­гда как, пе­ре­фра­зи­руя Ге­рак­ли­та, - ду­ша на­ро­да и есть его судь­ба. Ли­шен­ное жи­вой ду­ши не мо­жет со­об­щать­ся со все­об­щим Ду­хом, де­ла­ю­щим ду­шу каж­до­го бес­смерт­ной. Вслед за раз­ру­ше­ни­ем ду­хов­ной ос­но­вы на­сту­па­ет все­об­щее раз­ру­ше­ние. В по­гоне за ма­те­ри­аль­ны­ми цен­но­стя­ми мы мо­жем по­лу­чить об­ще­ство «мерт­вых душ». Как, это про­ис­хо­дит - пре­крас­но по­ка­за­но у Го­го­ля, в по­э­ме «Мерт­вые ду­ши».
На­род на­чи­на­ет те­рять свою ду­шу с по­те­рей нераз­рыв­но­сти пре­ем­ствен­ной свя­зи: пред­ки – ны­неш­нее по­ко­ле­ние – по­том­ки. Бе­речь эту связь нам за­ве­ща­ли на­ши да­ле­кие пред­ки. Вспом­ни­те ри­су­нок на Ал­та­ре свя­ти­ли­ща Там­га­лы. В верх­ней ча­сти ко­то­ро­го – изоб­ра­же­ние ду­хов пред­ков, ни­же по­ко­ле­ние жи­ву­щих на зем­ле, и за­рож­да­ю­ща­я­ся но­вая жизнь – по­том­ки. Есть в этом свя­ти­ли­ще пет­ро­глиф в ви­де сле­да че­ло­ве­че­ской но­ги. Ви­ди­мо этим ри­сун­ком пред­ки хо­те­ли ска­зать сво­им по­том­кам: Сле­дуй­те по на­шим сто­пам или сле­дуй­те по на­ше­му Пу­ти.
Для ме­ня при­ме­ром в со­хра­не­нии этой свя­зи яв­ля­ют­ся мои ро­ди­те­ли. Они стер­жень на­шей се­мьи. Ее вер­ши­на. Мы - их де­ти, вну­ки и пра­вну­ки ча­сто со­би­ра­ем­ся вме­сте в ро­ди­тель­ском до­ме за боль­шим сто­лом. Де­лим­ся с ни­ми сво­и­ми ра­до­стя­ми и успе­ха­ми, рас­ска­зы­ва­ем о но­вых дру­зьях и встре­чах с ин­те­рес­ны­ми людь­ми, о по­езд­ках по род­ной зем­ле и за гра­ни­цей. В бе­се­де участ­ву­ют все чле­ны на­шей боль­шой се­мьи. В об­ще­нии за­ме­ча­ешь, как ду­хов­но рас­тут на­ши де­ти и вну­ки.
Дом, в ко­то­ром сей­час про­жи­ва­ют ро­ди­те­ли, мы на­чи­на­ли стро­ить са­ми. В 40 гра­дус­ную жа­ру под ру­ко­вод­ством не со­всем опра­вив­ше­го по­сле бо­лез­ни от­ца, мы, чет­ве­ро его сы­но­вей, сво­и­ми ру­ка­ми на­ча­ли воз­во­дить этот дом. В то вре­мя это был един­ствен­ный дом в том рай­оне. Про­шло несколь­ко лет, как во­круг от­цов­ско­го до­ма воз­ник це­лый мик­ро­рай­он. Со­се­ди, в ос­нов­ном ка­за­хи – лю­ди не бо­га­тые. И ко­гда в мик­ро­рай­оне ста­ли вы­ри­со­вы­вать­ся ули­цы, власть ре­ши­ла дать им свои на­зва­ния, в том чис­ле и ули­це на ко­то­рой жи­вут мои ро­ди­те­ли. Од­на­ко, для вла­сти ста­ло пол­ной неожи­дан­но­стью вме­ша­тель­ство в этот про­цесс жи­те­лей рай­о­на. Они тре­бо­ва­ли на­звать эту ули­цу име­нем ге­не­ра­ла Ку­ла­х­ме­та Хал­ме­но­ва. На вес­кий до­вод пред­ста­ви­те­лей вла­сти, что в Ка­зах­стане нет еще пре­це­ден­та, чтобы ули­ца бы­ла на­зва­на име­нем жи­во­го че­ло­ве­ка, на­род от­ве­тил: «наш ге­не­рал дол­жен жить на ули­це но­ся­щей его имя». На­стой­чи­вость на­ро­да взя­ла верх. Та­ким об­ра­зом, лю­ди про­яви­ли свое ува­же­ние и бла­го­дар­ность мо­е­му от­цу.
В на­сто­я­щее вре­мя в этом до­ме вме­сте с ро­ди­те­ля­ми про­жи­ва­ет мой млад­ший брат со сво­ей се­мьей. Од­на­ко, на этом отец не успо­ко­ил­ся и ря­дом по­стро­ил еще три до­ма. Два до­ма для мо­их млад­ших бра­тьев и один – для пле­мян­ни­ка. Сей­час, в воз­расте 85-и лет, за­кан­чи­ва­ет стро­и­тель­ство до­ма для сво­е­го млад­ше­го вну­ка. Ко­неч­но в этом за­слу­га и на­ших род­ствен­ни­ков и мо­их бра­тьев. Од­на­ко, отец - глав­ная дви­жу­щая си­ла всех на­чи­на­ний. Его оп­ти­мизм и ве­ра в успех пе­ре­да­ет­ся всем чле­нам се­мьи. Несмот­ря на свой пре­клон­ный воз­раст, он на­пи­сал и опуб­ли­ко­вал 7 книг. Ма­ма, ко­гда-то слу­шав­шая лек­ции Мух­та­ра Ауэ­зо­ва, вслед за от­цом так­же на­пи­са­ла свою кни­гу. На этих кни­гах, я уве­рен, бу­дут вос­пи­ты­вать­ся по­сле­ду­ю­щие по­том­ки на­шей се­мьи. Та­ким об­ра­зом, связь меж­ду по­ко­ле­ни­я­ми не бу­дет пре­рва­на. И по­ка в Ка­зах­стане су­ще­ству­ют та­кие се­мьи как на­ша, есть на­деж­да на воз­рож­де­ние «ка­зах­ско­го ду­ха».
Совре­мен­ные ка­за­хи не пой­мут дух сво­их пред­ков и Тен­гри, по­ка бу­дут оста­вать­ся под до­ми­ни­ру­ю­щим вли­я­ни­ем рус­ско­го ин­тел­лек­ту­а­лиз­ма, ис­лам­ской фило­со­фии и за­пад­но­го ма­те­ри­а­лиз­ма. Не сто­ит от­бра­сы­вать по­лез­ные эле­мен­ты этих ино­стран­ных куль­тур, но ка­зах­ский на­род дол­жен ис­кать ос­нов­ное вдох­но­ве­ние для сво­е­го бу­ду­ще­го раз­ви­тия в са­мо­сто­я­тель­ном твор­че­ском ана­ли­зе сво­ей куль­тур­ной эво­лю­ции, в са­мо­сто­я­тель­ном по­ни­ма­нии сво­ей жиз­нен­ной си­лы.
В на­сто­я­щее вре­мя ка­зах­ский на­род по­хож на че­ло­ве­ка, ко­то­рый те­ря­ет од­ну из сво­их ос­нов­ных со­став­ля­ю­щих ду­ши. Воз­мож­но это шы­бын жан – ду­ша му­ха, по­те­ря ко­то­рой при­во­дит к бо­лез­ням и смер­ти. В та­ком слу­чае, на­ша с ва­ми за­да­ча вер­нуть ее ка­зах­ско­му на­ро­ду.
И ес­ли му­хи рас­ши­ри­ли пе­ре­до мной го­ри­зон­ты ми­ро­зда­ния и обо­га­ти­ли мою ду­шу, то по­че­му бы не по­ка­зать эти про­сто­ры и мо­им со­оте­че­ствен­ни­кам?
С эти­ми мыс­ля­ми, неда­ле­ко от го­ро­да Ал­ма-Аты, я при­сту­пил к стро­и­тель­ству неболь­шой му­шин­ной фер­мы.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Пре­ди­сло­вие 3
Воз­вра­ще­ние в дет­ство 5
До­ро­га к пред­кам 16
Мои по­мощ­ни­ки му­хи 36
Сво­бо­да на кры­льях му­хи 53
Путь, за­ве­щан­ный пред­ка­ми 66